Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

СПРАВКА

от 22 февраля 2011 г. N 01-07/26-120

 

СПРАВКА О ПРИЧИНАХ ОТМЕНЫ И ИЗМЕНЕНИЯ ПРИГОВОРОВ И ДРУГИХ

СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ, ПОСТАНОВЛЕННЫХ

РАЙОННЫМИ (ГОРОДСКИМИ) СУДАМИ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ

В 2010 ГОДУ

 

Качество, объем и стабильность работы районных

(городских) судов Кемеровской области в 2010 году

 

В 2010 году районными (городскими) судами Кемеровской области всего окончено 17 291 уголовное дело (в 2009 - 16 760), в том числе:

- рассмотрено по существу с вынесением приговора 14 889 дел: осуждено 17 586 лиц, оправдано 20 лиц (в 2009 - 14 079 дел (осуждено 16 728 лиц, оправдано 33 лица);

- с прекращением производства - 2 067 дел (в 2009 - 2 291 дело);

- с применением принудительных мер к невменяемым - 99 дел (в 2009 - 100 дел);

- возвращено прокурору для устранения недостатков 154 дела (в 2009 - 187 дел);

- передано по подсудности 82 дела (в 2009 - 103 дел).

С применением особого порядка судебного разбирательства рассмотрено 9 598 дел (в 2009 - 8 737 дел), что составляет 55,5% от общего числа оконченных судами дел (в 2009 - 52%).

С нарушением сроков, установленных ст. ст. 227, 233, 321 УПК РФ, всего окончено 238 дел (в 2009 - 195 дел), что составляет 1,4% от общего числа дел, оконченных производством в 2010 году. По сравнению с 2009 годом этот показатель немного ухудшился, по окончании 2009 года он составлял 1,2%.

В 2010 году районными (городскими) судами по апелляционной инстанции всего окончено 610 уголовных дел (в 2009 - 581 дело). При этом 11,6% дел окончены с нарушением срока, предусмотренного ст. 362 УПК РФ (в 2009 этот показатель - 8,9%).

Средняя стабильность приговоров по делам, рассмотренным районными (городскими) судами области по первой инстанции в 2010 году составила:

- от числа дел, рассмотренных с постановлением приговора (по числу лиц), 94,8%;

- от числа обжалованных приговоров (по числу лиц) - 71,9%.

По окончании 2009 года показатель стабильности от числа рассмотренных дел был чуть ниже - 94%.

Показатели стабильности приговоров в 2010 года по каждому из судов области представлены в таблице:

 

  наименование  
    районного   
(городского) суда

    всего    
рассмотрено с
постановлением
  приговора  

 результаты рассмотрения дел 
  в кассационной и надзорной 
          инстанциях         

 стабильность, %

 дел 

в     
отноше-
нии лиц

отме-
нено

изме-
нено

всего  
изме-  
нено,  
отменено

всего   
обжало- 
вано    
(опротес-
товано) 

от      
количес-
тва дел,
окончен-
ных     
постанов-
лением  
приго-  
вора (по
числу   
лиц)    

от    
количе-
ства  
обжало-
ванных
приго-
воров 
(по   
числу 
лиц)  

Анжеро-Судженский
городской       

 445 

  503 

 17 

 16 

   33  

   115  

  93,4  

 71,3 

Беловский       
городской       

 747 

  867 

 15 

 20 

   35  

   96   

  95,9  

 63,5 

Березовский     
городской       

 238 

  311 

  1 

 22 

   23  

   87   

  92,6  

 73,6 

Гурьевский      
городской       

 249 

  331 

  7 

  6 

   13  

   42   

   96   

  69  

Заводский       
районный Кемерово

 868 

  998 

  8 

 19 

   27  

   134  

  97,3  

 79,8 

Кировский       
районный Кемерово

 546 

  622 

 12 

 10 

   22  

   128  

  96,5  

 82,8 

Ленинский       
районный Кемерово

 649 

  739 

 37 

 31 

   68  

   187  

  90,8  

 63,6 

Рудничный       
районный Кемерово

 504 

  569 

  9 

 15 

   24  

   132  

  95,8  

 81,8 

Центральный     
районный Кемерово

 584 

  689 

 24 

 26 

   50  

   181  

  92,7  

 72,4 

Киселевский     
городской       

 695 

  819 

 11 

 27 

   38  

   129  

  95,4  

 70,5 

Ленинск-Кузнецкий
городской       

 777 

  889 

 18 

 27 

   45  

   136  

  94,9  

 66,9 

Мариинский      
городской       

 309 

  357 

 14 

 30 

   44  

   120  

  87,7  

 63,3 

Междуреченский  
городской       

 514 

  581 

  7 

 25 

   32  

   133  

  94,5  

 75,9 

Мысковский      
городской       

 318 

  361 

  5 

 14 

   19  

   50   

  94,7  

  62  

Заводский       
районный        
Новокузнецка    

 445 

  512 

 10 

  9 

   19  

   93   

  96,3  

 79,6 

Куйбышевский    
районный        
Новокузнецка    

 594 

  673 

  9 

 19 

   28  

   120  

  95,8  

 76,7 

Кузнецкий       
районный        
Новокузнецка    

 332 

  375 

  1 

  7 

   8   

   40   

  97,9  

  80  

Центральный     
районный        
Новокузнецка    

 727 

  855 

 13 

 26 

   39  

   183  

  95,4  

 78,7 

Орджоникидзевский
районный        
Новокузнецка    

 361 

  413 

  8 

 21 

   29  

   70   

   93   

 58,6 

Новоильинский   
районный        
Новокузнецка    

 212 

  252 

  1 

 11 

   12  

   35   

  95,2  

 65,7 

Осинниковский   
городской       

 333 

  391 

  6 

 10 

   16  

   44   

  95,9  

 63,6 

Зенковский      
районный        
Прокопьевска    

 153 

  193 

 10 

  7 

   17  

   32   

  91,2  

 46,9 

Рудничный       
районный        
Прокопьевска    

 378 

  472 

  6 

 19 

   25  

   137  

  94,7  

 81,7 

Центральный     
районный        
Прокопьевска    

 386 

  474 

  7 

 11 

   18  

   75   

  96,2  

  76  

Тайгинский      
городской       

 137 

  172 

  6 

  6 

   12  

   33   

93      

 63,6 

Таштагольский   
городской       

 216 

  251 

  4 

 12 

   16  

   51   

  93,6  

 68,6 

Топкинский      
городской       

 299 

  369 

  7 

  9 

   16  

   58   

  95,7  

 72,4 

Юргинский       
городской       

 585 

  698 

 29 

 36 

   65  

   209  

  90,7  

 68,9 

Беловский       
районный        

 171 

  218 

  - 

  2 

   2   

    5   

   99   

  60  

Ижморский       
районный        

  84 

  96  

  2 

  - 

   2   

    8   

  97,9  

  75  

Калтанский      
районный        

 120 

  151 

  7 

  2 

   9   

   15   

   94   

  40  

Кемеровский     
районный        

 267 

  339 

  3 

  5 

   8   

   42   

  97,6  

 80,9 

Крапивинский    
районный        

  86 

  105 

  3 

  3 

   6   

   18   

  94,3  

 66,7 

Ленинск-Кузнецкий
районный        

 237 

  288 

  5 

  4 

   9   

   25   

  96,9  

  64  

Новокузнецкий   
районный        

 281 

  362 

  1 

 14 

   15  

   44   

  95,8  

 65,9 

Промышленновский
районный        

 240 

  299 

  1 

 14 

   15  

   48   

   95   

 68,7 

Прокопьевский   
районный        

 186 

  259 

  2 

  4 

   6   

   31   

  97,7  

 80,6 

Тисульский      
районный        

  88 

  115 

  1 

  - 

   1   

   12   

   99   

 91,7 

Тяжинский       
районный        

 142 

  175 

  5 

  9 

   14  

   47   

   92   

 70,2 

Чебулинский     
районный        

  74 

  92  

  3 

  3 

   6   

   26   

  93,5  

 76,9 

Яшкинский       
районный        

 214 

  251 

  4 

 13 

   17  

   43   

  93,2  

 60,5 

Яйский районный 

  98 

  120 

  1 

  8 

   9   

   36   

  92,5  

  75  

ПО ОБЛАСТИ      

14 889

17 606

 340

 572

  912  

  3 250 

  94,8  

 71,9 

 

Из представленной таблицы видно, что в 2010 году самая низкая стабильность приговоров (от числа рассмотренных дел) в Мариинском городском суде (87,7%).

С высокими качественными показателями (99%) отработали Беловский районный суд и Тисульский районный суд.

Без отмены и изменений отработали следующие судьи (из числа судей, рассмотревших в 2010 году более 15 уголовных дел с постановлением приговора):

Гурьевский городской суд - Старченкова О.А.;

Беловский городской суд - Прощенко Г.А., Голубченко В.М.;

Беловский районный суд - Рындина Н.Н., Луцык И.А., Иванов В.И., Выдрина М.Н.;

Заводский районный суд г. Кемерово - Шандров Д.В.;

Заводский районный суд г. Новокузнецка -Косенко Д.А.;

Киселевский городской суд - Коваленко Г.В., Матусова Е.М., Симонова С.А., Смердин А.П.;

Куйбышевский районный суд г. Новокузнецка - Иванькова Е.Н., Нейцель О.А.;


Кузнецкий районный суд г. Новокузнецка - Пластинина О.В., Шмакова Е.С., Максименко Г.А.;

Ленинск-Кузнецкий городской суд - Медведева Л.В., Зеброва Л.А.;

Междуреченский городской суд - Смирнова Л.Л.;

Новоильинский районный суд г. Новокузнецка - Рублевская С.В.;

Новокузнецкий районный суд - Коптева А.Г., Горковенко М.Ю.;

Орджоникидзевский районный суд г. Новокузнецка - Зайцева Е.Н.;

Осинниковский городской суд - Третьяков С.В., Зверкова В.С.;

Прокопьевский районный суд - Байдаева Л.В., Конкина И.В.;

Промышленновский районный суд - Костеренко К.А.;

Рудничный районный суд г. Кемерово - Черкасова М.Л., Кузнецов А.А.;

Тисульский районный суд - Куницкая Н.В., Данилова С.А.;

Топкинский городской суд - Савченко Л.С.;

Центральный районный суд г. Новокузнецка - Чесик В.Н., Коптева Л.С.;

Яшкинский районный суд - Дударева Н.А.

Районными (городскими) судами области в 2010 году также было рассмотрено представлений, ходатайств и жалоб (в соответствии с нормами УПК РФ) в отношении 34 713 лиц (с удовлетворением требований - в отношении 26 041 лиц), из числа которых:

- об условно-досрочном освобождении - в отношении 7 617 лиц (удовлетворено 5 141);

- о продлении срока условного осуждения - в отношении 3 970 лиц (удовлетворено 3 588);

- об отмене условного осуждения в связи с неисполнением возложенных обязанностей или совершением нового преступления - в отношении лиц 1 569 лиц (удовлетворено 993);

- об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу - в отношении 3 762 лиц (удовлетворено 3 212);

- о продлении срока содержания под стражей - в отношении 3 432 лиц (удовлетворено 3 401);

- в порядке ст. 125 УПК РФ - в отношении 1 255 лиц (удовлетворено 171);

- о приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом - в отношении 2 472 лиц (удовлетворено 523);

- иные представления, жалобы и ходатайства - в отношении 10 636 лиц.

В сопоставлении с 2009 годом отмечается рост числа рассматриваемых судами представлений, ходатайств и жалоб, поданных в соответствии с нормами УПК РФ, почти на 16% (в 2009 - 29 939).

Обращаем внимание судей области, что Кемеровским областным судом по результатам обобщений судебной практики по уголовным делам в 2010 году подготовлены:

Справка о причинах отмены и изменения приговоров и других судебных решений, постановленных судами общей юрисдикции Кемеровской области в 2009 году;

Справка о причинах отмены и изменения приговоров и других судебных решений, постановленных судами общей юрисдикции Кемеровской области в 1 полугодии 2010 года;

Справка о судебной практике по делам, связанным с признанием права на реабилитацию лиц, необоснованно подвергнутых уголовному преследованию, возмещением причиненного им вреда;

Справка о судебной практике рассмотрения судами Кемеровской области уголовных дел в отношении несовершеннолетних.

 

Основания отмены и изменения приговоров

и других судебных решений районных (городских) судов

 

Раздел I. ОТМЕНА И ИЗМЕНЕНИЕ ПРИГОВОРОВ РАЙОННЫХ

(ГОРОДСКИХ) СУДОВ, ПОСТАНОВЛЕННЫХ ПО ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ,

В СВЯЗИ С НАРУШЕНИЕМ НОРМ МАТЕРИАЛЬНОГО ПРАВА,

НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬЮ ПРИГОВОРА

 

В 2010 году, как и ранее, значительную часть ошибок, допускаемых судьями при постановлении приговоров по первой инстанции, составили ошибки квалификации преступлений, а также ошибки в применении уголовного закона при назначении уголовного наказания.

 

1. Ошибки квалификации преступлений

 

Необоснованное вменение квалифицирующих

признаков преступления

 

Под незаконной перевозкой наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов следует понимать умышленные действия лица, которое перемещает без цели сбыта наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги из одного места в другое, в том числе в пределах одного и того же населенного пункта, совершенные с использованием любого вида транспорта или какого-либо объекта, применяемого в виде перевозочного средства, а также в нарушение общего порядка перевозки указанных средств и веществ, установленного статьей 21 Федерального закона "О наркотических средствах и психотропных веществах".

Вопрос о наличии в действиях лица состава преступления - незаконной перевозки без цели сбыта и об отграничении указанного состава преступления от незаконного хранения без цели сбыта наркотического средства или психотропного вещества или их аналогов во время поездки должен решаться судом в каждом конкретном случае с учетом направленности умысла, фактических обстоятельств перевозки, количества, размера, объема наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, места их нахождения, а также других обстоятельств дел (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами").

Кассационным определением судебной коллегии Кемеровского областного суда от 12.08.2010 г. изменен приговор Беловского городского суда от 11.05.2010 г. в отношении М.

Судом первой инстанции М. был признан виновным в незаконном приобретении, перевозке, хранении наркотических средств без цели сбыта в особо крупном размере.

Как следует из кассационного определения, судом первой инстанции было установлено, что М. после незаконного приобретения наркотического средства в особо крупном размере перевез и хранил его без цели сбыта в наружном кармане своей куртки до момента изъятия сотрудниками милиции. Суд также установил, что М. приобрел и хранил наркотическое средство для личного употребления, цели перемещения его куда-либо у осужденного не было.

При изложенных обстоятельствах дела, с учетом приведенных выше разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, судебная коллегия Кемеровского областного суда посчитала, что факт незаконной перевозки М. наркотических средств судом не установлен, и исключила из приговора указание суда на совершение осужденным незаконной перевозки наркотических средств без цели сбыта в особо крупном размере.

При квалификации действий лица, совершившего кражу, по признаку причинения гражданину значительного ущерба судам следует, руководствуясь примечанием 2 к статье 158 УК РФ, учитывать имущественное положение потерпевшего, стоимость похищенного имущества и его значимость для потерпевшего, размер заработной платы, пенсии, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство и др. (п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое").

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 24.08.2010 г. изменен приговор Междуреченского городского суда от 25.06.2010 г. в отношении К. и Р., действия последних переквалифицированы с п. "в" ч. 2 ст. 158 на ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Как указала судебная коллегия, в приговоре не приведены доказательства, подтверждающие вывод суда о причинении потерпевшей значительного ущерба хищением имущества на общую сумму 4 630 рублей. Из кассационного определения следует, что осужденные были признаны виновными в краже: 2-х электродвигателей от стиральных машинок (один из которых в неисправном состоянии), зонта, фотоаппарата, мясорубки, электрочайника, пуловера и сала.

Судебная коллегия отметила, что согласно протоколу судебного заседания суда первой инстанции потерпевшая не поясняла о том, что причиненный ущерб является для нее значительным, при этом ее материальное положение судом вообще не выяснялось.

По мнению коллегии, с учетом приведенных обстоятельств дела, вывод суда о том, что действиями осужденных потерпевшей был причинен значительный ущерб (так как похищено дорогое значимое имущество на большую сумму при невысоком доходе потерпевшей) является необоснованным.

В соответствии с примечанием к статье 158 УК РФ под помещением в статьях главы 21 УК РФ понимаются строения и сооружения независимо от форм собственности, предназначенные для временного нахождения людей или размещения материальных ценностей в производственных или иных служебных целях.

Без учета названных положений закона, по мнению коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда, приговором Мысковского городского суда от 12.05.2010 г. был осужден П.

П., в частности, был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ. Из кассационного определения следует, что П. совершил открытое хищение чужого имущества с прилавка "рабочей зоны" продавца в магазине.

По мнению коллегии, место совершения хищения в данном случае не подпадает под признаки, указанные в примечании к ст. 158 УК РФ. Судебная коллегия отметила, что "рабочая зона" продавца за прилавком, на которую суд первой инстанции указал как на помещение, специально не огорожена, является частью торгового зала, который в момент совершения хищения был открыт для посещения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 10.08.2010 г. действия П. по этому эпизоду переквалифицированы на ч. 1 ст. 161 УК РФ.

 

Излишняя квалификация по нескольким составам

 

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 07.10.2010 г. изменен приговор Новоильинского районного суда г. Новокузнецка от 28.07.2010 г. в отношении Г.

Согласно кассационному определению суд первой инстанции установил, что Г., действуя совместно с Л., нанес не менее 6 ударов руками и ногами в область головы и рук потерпевшему К., причинив ему совместными действиями повреждения, квалифицируемые как легкий вред здоровью по признаку кратковременного его расстройства. После этого, через непродолжительное время Г. с целью умышленного убийства, нанес потерпевшему не менее 9 ударов ножом, в том числе и в жизненно важные органы, причинив тяжкий вред здоровью, в результате чего от острой кровопотери наступила смерть потерпевшего.

Действия Г. судом первой инстанции квалифицированы по ч. 1 ст. 115 и ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Судебная коллегия, в свою очередь, пришла к выводу о том, что при установленных судом обстоятельствах, осуждение Г. по ч. 1 ст. 115 УК РФ является излишним, поскольку между избиением потерпевшего, вызвавшим причинение ему легкого вреда здоровью и нанесением ему многочисленных ударов ножом в жизненно важные органы (в результате чего наступила смерть потерпевшего) прошел непродолжительный промежуток времени, таким образом, действия осужденного, начатые как менее тяжкое преступление, переросли в более тяжкое преступление.

Действия Г., по мнению коллегии, полностью охватываются составом, предусмотренным диспозицией ч. 1 ст. 105 УК РФ и представляют собой убийство. В этой связи из приговора суда исключено осуждение Г. по ч. 1 ст. 115 УК РФ, а также указание на назначение наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 14.09.2010 г. изменен приговор Мариинского городского суда от 22.07.2010 г., которым Г. осуждена по ч. 1 ст. 318, ст. 319 УК РФ.

Органами предварительного расследования Г. обвинялась в том, что 14.04.2010 г. в период времени с 10 до 11 часов, действуя умышленно, с целью унижения чести и достоинства представителя власти - инспектора ДПС ОГИБДД по Мариинскому району лейтенанта милиции З. при исполнении им своих обязанностей по пресечению административного правонарушения, совершенного Г. (нарушения правил дорожного движения), заведомо зная о служебном положении З., публично, в присутствии посторонних лиц оскорбила его грубыми нецензурными словами. Тогда же Г., действуя с целью применения насилия, не опасного для здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, нанесла З. один удар кулаком в область груди, а также удар в лицо, причинив ему ссадину слизистой правой щеки, которая не расценивается как вред здоровью.

Согласившись с квалификацией действий Г. по двум составам преступлений - по ч. 1 ст. 318 и 319 УК РФ, суд первой инстанции, по мнению коллегии, не принял во внимание, что Г. совершены действия в отношении одного потерпевшего, действия эти были непрерывны и взаимосвязаны, происходили в течение небольшого промежутка времени и являются реализацией единого умысла. Фактически, указала коллегия, Г., начав конфликт с сотрудником ГИБДД, стала оскорблять его, выражаясь нецензурными и оскорбительными словами, и сразу применила к нему насилие.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу о том, что действия Г. в рамках предъявленного обвинения подлежат квалификации только по ч. 1 ст. 318 УК РФ, предусматривающей ответственность за наиболее тяжкий вид преступления в отношении представителя власти.

 

Установление в действиях лица состава преступления

при отсутствии его субъективной и (или) объективной сторон

 

Статьей 222 УК РФ не предусмотрена уголовная ответственность за незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение гражданского гладкоствольного оружия, его основных частей и боеприпасов к нему.

Несмотря на содержание диспозиции 222 УК РФ, Ч., в том числе, был осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ за незаконное хранение и ношение обреза, изготовленного самодельным способом из гладкоствольного охотничьего ружья и 10 патронов, предназначенных для производства выстрелов из такого ружья (приговор Беловского городского суда от 12.08.2010 г.).

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 21.10.2010 г. указание на осуждение Ч. по ч. 1 ст. 222 УК РФ за незаконное хранение и ношение боеприпасов из приговора суда исключено.

Покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.) (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)").

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 16.12.2010 г. изменен приговор Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка от 30.09.2010 г. в отношении Е.

Судом первой инстанции Е. был осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Судебная коллегия указала, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела, связанные с конфликтной ситуацией, возникшей между потерпевшим А. и осужденным Е., в ходе которой последний нанес потерпевшему ножевое ранение, квалифицированное как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Вместе с тем, по мнению коллегии, суд без достаточных на то оснований квалифицировал действия Е. как покушение на умышленное убийство.

Из кассационного определения следует, что, по мнению суда первой инстанции, о наличии у Е. умысла на убийство свидетельствуют: орудие преступления - нож; приложение осужденным достаточного усилия при нанесении ранения в жизненно важный орган человека; причинение тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни, а также то, что после нанесения удара Е. бежал за потерпевшим, высказывая угрозы убийством, и только то обстоятельство, что А. выбежал в людное место, остановило Е. от дальнейшего преследования потерпевшего и реализации умысла на убийство.

Между тем, как отметила судебная коллегия, доказательств, с достоверностью подтверждающих то, что Е. желал смерти А. в судебном заседании не установлено.

Согласно кассационному определению осужденный как в стадии следствия, так и в судебном заседании, умысел на убийство отрицал, как и факт преследования им А., а также высказывание каких-либо угроз в его адрес.

Из показаний потерпевшего, указала коллегия, следует, что удары в область живота и груди Е. наносил молча. То обстоятельство, что осужденный после нанесения ударов бежал за А. и высказывал угрозы убийством, в судебном заседании потерпевший не подтвердил, показав, что не может точно пояснить, бежал ли за ним именно подсудимый, так как в тот момент плохо себя чувствовал.

Таким образом, вывод суда о наличии у Е. прямого умысла на лишение жизни потерпевшего, по мнению коллегии, не подтвержден.

Более того, отметил суд кассационной инстанции, органами предварительного следствия Е. не предъявлялось обвинения в совершении (после нанесения ударов) действий, на которые суд сослался в обоснование умысла подсудимого на совершение убийства. Установив, что Е. после нанесения удара ножом, стал преследовать потерпевшего, угрожая ему убийством, суд первой инстанции, как указала коллегия, нарушил требование, предусмотренное в ст. 252 УПК РФ, о том, что судебное разбирательство в отношении обвиняемого проводится лишь по предъявленному ему обвинению.

Действия Е. переквалифицированы на ч. 1 ст. 111 УК РФ, по которой назначено наказание.

 

Иные ошибки, допускаемые при квалификации преступлений

 

В тех случаях, когда завладение имуществом соединено с угрозой применения насилия, носившей неопределенный характер, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела: места и времени совершения преступления, числа нападавших, характера предметов, которыми они угрожали потерпевшему, субъективного восприятия угрозы, совершения каких-либо конкретных демонстративных действий, свидетельствовавших о намерении нападавших применить физическое насилие, и т.п. (п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое").

Названные обстоятельства в недостаточной мере были учтены, по мнению судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда, по делу в отношении К., рассмотренному Рудничным районным судом г. Прокопьевска 06.08.2010 г.

Органами предварительного расследования К., помимо прочего, обвинялся в нападении в целях хищения чужого имущества на Ш., совершенном с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, т.е. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Как следует из кассационного определения, в судебном заседании при рассмотрении дела судом первой инстанции государственный обвинитель предложил исключить квалифицирующий признак "применение предмета, используемого в качестве оружия" и квалифицировать действия К. по ч. 1 ст. 162 УК РФ.

Между тем, согласно определению суда кассационной инстанции, суд первой инстанции признал К. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ, посчитав, что в судебном заседании не представлено достоверных доказательств того, что К., похищая сумку потерпевшей, совершил нападение с угрозой применения насилия, опасного для ее жизни и здоровья, поскольку потерпевшей он ничего не говорил, угроз применения насилия, опасного для ее жизни и здоровья, не высказывал.

В данном случае, по мнению коллегии, суд не дал должной оценки показаниям потерпевшей, у которой в ходе предварительного следствия и судебного заседания выяснялся вопрос о субъективном восприятии действий осужденного, и которая по этому поводу последовательно утверждала, что воспринимала демонстрацию К. ножа как реальную угрозу для своей жизни.

Суд кассационной инстанции отменил приговор суда в части осуждения К. по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ в отношении потерпевшей Ш. (кассационное определение от 12.10.2010 г).

Если лицо незаконно приобретает, хранит, перевозит, изготавливает или перерабатывает наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги в целях последующего сбыта этих средств или веществ, но умысел не доводит до конца по независящим от него обстоятельствам, содеянное при наличии к тому оснований подлежит квалификации по части 1 статьи 30 УК РФ и соответствующей части статьи 228.1 УК РФ как приготовление к незаконному сбыту наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами").

Приговором Мариинского городского суда от 05.08.2010 г. Л. была признана виновной в совершении пособничества в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере, Б. признан виновным в совершении покушения на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере лицом с использованием своего служебного положения.

Из кассационного определения следует, что суд первой инстанции, правильно установив обстоятельства, касающиеся совершенного Б. и Л., дал неверную юридическую квалификацию их действиям.

Учитывая, что согласно обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, Б. приобрел наркотическое средство с целью его последующего сбыта, однако, преступление не довел до конца по независящим от него обстоятельствам, его действия переквалифицированы судебной коллегией на ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, т.е. на приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере. С учетом этого, действия пособника Б. - Л. переквалифицированы на ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (пособничество в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере).

Кроме того, по данному делу суд первой инстанции не принял во внимание, что под использованием служебного положения (обвинение по п. "б" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ) понимаются действия любых лиц, которые по роду деятельности связаны с легальным оборотом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов.

Как отметила судебная коллегия, суд, соглашаясь с указанным выше обвинением, не учел, что Б. работал начальником гаража ФБУ ЛИУ-33, и его работа не была связана с наркотическими средствами, а потому считать, что он использовал свое служебное положение при совершении преступления, нет оснований.

При изложенных обстоятельствах, судебная коллегия исключила из осуждения Б. п. "б" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (кассационное определение от 12.10.2010 г.).

В соответствии с частью 2 статьи 33 УК РФ исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных настоящим Кодексом.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 16.09.2010 г. изменен приговор Киселевского городского суда от 29.06.2010 г., которым Ш. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ.

Как указано в кассационном определении, анализ доказательств свидетельствует о том, что Ш. и К. договорились о следующем: Ш. будет ждать К. за углом дома, в том время как она вызовет на улицу потерпевшую, попросит у нее телефон, якобы позвонить, после чего зайдет за угол дома, где ее будет ждать Ш., которому она передаст телефон, затем К. вернется к потерпевшей и сообщит, что телефон у нее отобрали. Мошенничество, согласно определению суда кассационной инстанции, было совершено в соответствии с разработанным осужденными планом.

Между тем, по мнению коллегии, из обстоятельств дела, изложенных в приговоре суда, следует, что Ш. исполнителем мошенничества не являлся, и его действия ошибочно квалифицированы по ч. 2 ст. 159 УК РФ без ссылки на ч. 5 ст. 33 УК РФ.

С учетом изложенного, судебной коллегией действия Ш. переквалифицированы на пособничество в мошенничестве с причинением значительного ущерба гражданину.

Умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам, признаются покушением на преступление (часть 3 статьи 30 УК РФ).

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 31.08.2010 г. изменен приговор Яйского районного суда от 24.06.2010 г. в отношении И. и В. В частности: действия осужденных по событию преступления от 30.05.2008 г. переквалифицированы с п. п. "б, в" ч. 3 ст. 158 УК РФ на ч. 3 ст. 30, п. п. "б, в" ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Как указала судебная коллегия, суд первой инстанции, квалифицируя действия осужденных как оконченный состав преступления, не учел, что из установленных в судебном заседании обстоятельств дела видно, что автомобиль, наполненный И. и В. похищенной ими нефтью, отъехав 100 метров от врезки в нефтепровод, застрял. Таким образом, по мнению коллегии, осужденные не имели реальной возможности распорядиться похищенной нефтью, а значит не довели свой преступный умысел до конца по не зависящим от них обстоятельствам.

 

2. Нарушения судами первой инстанции требований

материального права, касающихся назначения наказания

 

В 2010 году ошибки при применении норм общей части Уголовного кодекса РФ, касающихся назначения уголовного наказания, являлись наиболее распространенными среди общего числа ошибок, допущенных судами в указанный период. Ниже приведены примеры некоторых из них.

 

Нарушение требований ст. 60 УК РФ об общих правилах

назначения уголовного наказания

 

В соответствии с частью 3 статьи 60 УК РФ при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 11.11.2010 г. изменен приговор Юргинского городского суда от 09.09.2010 г. в отношении М.

Судебная коллегия указала, что в нарушение указанного выше требования закона, судом первой инстанции не в полной мере были учтены данные о личности М., в том числе, обстоятельства смягчающие наказание, что повлекло в свою очередь, несоразмерность назначенного наказания личности осужденного.

Как видно из материалов дела, отметила коллегия, М. имеет малолетнего ребенка 2008 года рождения, и данное обстоятельство было указано в обвинительном заключении в качестве смягчающего. Между тем, согласно кассационному определению, в приговоре наличие малолетнего ребенка смягчающим наказание обстоятельством признано не было.

Судебная коллегия исправила ошибку суда первой инстанции, учла наличие малолетнего ребенка в качестве смягчающего наказание обстоятельства и снизила назначенное М. наказание.

Установив наличие отягчающего обстоятельства - рецидива преступлений, суд при назначении наказания не вправе повторно учитывать судимости, которые он учел при определении рецидива.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 02.12.2010 г. изменен приговор Промышленновского районного суда от 14.10.2010 г. в отношении К.

В числе прочего судебная коллегия исключила из описательно-мотивировочной части приговора указание суда на учет характера и степени общественной опасности ранее совершенных преступлений, относящихся к тяжким и особо тяжким преступлениям, судимости за которые не погашены и не сняты, т.к. данные обстоятельства уже были учтены судом при определении рецидива преступлений.

Исходя из положений части 2 статьи 63 УК РФ обстоятельства, относящиеся к признакам состава преступления, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, должны учитываться при оценке судом характера и степени общественной опасности содеянного. Однако эти же обстоятельства не могут быть повторно учтены при назначении наказания ... (п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.10.2009 N 20 "О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания").

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 20.07.2010 г. изменен приговор Ленинск-Кузнецкого городского суда от 21.04.2010 г. в отношении П., М. и С.

Коллегия исключила из описательно-мотивировочной части приговора указание суда как на отягчающее наказание обстоятельство на совершение осужденными преступлений в составе группы.

Как отметил суд кассационной инстанции, суд, признав осужденных виновными в совершении преступления в составе группы лиц, необоснованно учел это обстоятельство в качестве отягчающего при назначении наказания.

Практика показала, что по-прежнему имеют место случаи, когда при назначении наказания судья в приговоре указывает на учет отягчающих наказание обстоятельств, хотя фактически в судебном заседании таких обстоятельств установлено не было.

По этой причине, в частности, был изменен с исключением указания суда на учет при назначении наказания отягчающих обстоятельств, приговор Чебулинского районного суда от 28.10.2010 г. в отношении К. (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 21.12.2010 г.).

 

Нарушение положений ст. 62 УК РФ

 

В соответствии с требованиями части 1 статьи 62 УК РФ при наличии смягчающего вину обстоятельства, предусмотренного пунктом "и" части 1 статьи 61 УК РФ (активное способствование раскрытию преступления) и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не может превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией статьи.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 14.09.2010 г. изменен приговор Мариинского городского суда от 22.07.2010 г. в отношении Ф., признанного виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, ему назначено наказание в виде 5 лет лишения свободы.

Снижая Ф. наказание до 3 лет 11 месяцев лишения свободы, коллегия указала, что суд первой инстанции назначил наказание без учета того, что в числе смягчающих обстоятельств по данному делу установлена явка с повинной, а отягчающие наказание обстоятельства отсутствуют.

Кроме того, как следует из кассационного определения, суд не принял во внимание то, что Ф. признан виновным в приготовлении к совершению преступления и в соответствии с ч. 2 ст. 66 УК РФ срок и размер наказания в этом случае не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого наказания, предусмотренного за оконченное преступление.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 08.07.2010 г. отменен приговор Междуреченского городского суда от 19.05.2010 г. в отношении С., осужденного с применением ст. 62 УК РФ.

Суд первой инстанции при назначении С. наказания учел в качестве смягчающих обстоятельств явку с повинной и активное способствование раскрытию преступления. Вместе с тем в качестве отягчающего обстоятельства, как отметила коллегия, суд признал рецидив преступлений.

Отменяя приговор суда, коллегия указала, что при изложенных обстоятельствах, вывод суда о возможности назначения С. наказания с применением правила, установленного ч. 1 ст. 62 УК РФ, является необоснованным.

 

Ошибки, допускаемые при установлении рецидива преступлений

 

В соответствии с частями 2 и 3 статьи 18 УК РФ рецидив преступлений признается опасным:

а) при совершении лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это лицо два или более раза было осуждено за умышленное преступление средней тяжести к лишению свободы;

б) при совершении лицом тяжкого преступления, если ранее оно было осуждено за тяжкое или особо тяжкое преступление к реальному лишению свободы;

особо опасным:

а) при совершении лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это лицо два раза было осуждено за тяжкое преступление к реальному лишению свободы;

б) при совершении лицом особо тяжкого преступления, если ранее оно два раза было осуждено за тяжкое преступление или ранее осуждалось за особо тяжкое преступление.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 20.07.2010 г. изменен приговор Киселевского городского суда от 21.05.2010 г. в отношении К., осужденного по ч. 1 ст. 161 УК РФ, из приговора, в частности, исключено указание на наличие в его действиях особо опасного рецидива преступлений.

Как указала коллегия, суд в нарушение положений ч. 1 ст. 18 УК РФ необоснованно установил в действиях К. особо опасный рецидив преступлений, тогда как имеет место простой рецидив преступлений, поскольку К., хотя и имеет не снятые и не погашенные в установленном порядке судимости, данным приговором осужден за преступление средней тяжести.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 18.11.2010 г. изменен приговор Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 23.09.2010 г. в отношении Д.

Приговором суда Д. был признан виновным по ч. 1 ст. 111 УК РФ и осужден к наказанию в виде 4 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима. Согласно кассационному определению, суд первой инстанции установил в действиях Д. особо опасный рецидив.

Между тем, как указала коллегия, Д. совершил тяжкое преступление, ранее судим за совершение особо тяжкого преступления, поэтому в соответствии с п. "б" ч. 2 ст. 18 УК РФ его действия образуют опасный рецидив преступлений.

По-прежнему некоторые судьи не учитывают то, что согласно части 4 статьи 18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются:

а) судимости за умышленные преступления небольшой тяжести;

б) судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет;

в) судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным либо по которым предоставлялась отсрочка исполнения приговора, если условное осуждение или отсрочка исполнения приговора не отменялись, и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы, а также судимости, снятые или погашенные в порядке, установленном статьей 86 УК РФ.

Названные положения уголовного закона не учел Топкинский городской суд в приговоре от 07.07.2010 г. при назначении наказания С.

Судебная коллегия указала, что суд первой инстанции признал в действиях осужденного рецидив преступлений, тогда как из материалов дела видно, что ранее он осуждался за совершение преступлений в несовершеннолетнем возрасте, а также за преступления, наказание за которые назначалось условно, при этом условное осуждение не отменялось, и он не направлялся для отбывания наказания в места лишения свободы.

В связи с этим, судебная коллегия исключила из приговора указание суда на рецидив преступлений, как на отягчающее обстоятельство, снизила назначенное наказание и изменила вид исправительного учреждения (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 07.09.2010 г.).

 

Ошибки при назначении наказания с применением ст. 64 УК РФ

и при рецидиве преступлений (ст. 68 УК РФ)

 

При наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления наказание может быть назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, или суд может назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрен этой статьей, или не применить дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 20.07.2010 г. изменен приговор Мысковского городского суда от 26.05.2010 г. в отношении К.

Из кассационного определения следует, что судом первой инстанции К. был осужден за совершение преступления, предусмотренного п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года.

Изменяя приговор суда, судебная коллегия указала, что санкция статьи, по которой осужден К., предусматривает дополнительные виды наказания (штраф и ограничение свободы) в качестве альтернативных дополнительных наказаний.

С учетом этого, коллегия пришла к выводу о том, что ст. 64 УК РФ применена судом к основному наказанию. Между тем, отметила судебная коллегия, в нарушение уголовного закона К. назначено наказание в пределах санкции ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 02.11.2010 г. изменен приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 17.08.2010 г. в отношении К., осужденного по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1, ч. 1 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ.

Из определения суда кассационной инстанции следует, что в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, суд учел: признание вины подсудимым, его раскаяние в содеянном, наличие на его иждивении несовершеннолетнего ребенка, а также то, что он работает и положительно характеризуется по месту жительства. Совокупность смягчающих обстоятельств, при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств, суд первой инстанции счел возможным признать исключительной, дающей основание для назначения наказания с применением ст. 64 УК РФ.

Из изложенного в приговоре, отметила судебная коллегия, следует, что суд принял решение о назначении наказания ниже низшего предела, предусмотренного санкциями обоих законов, которыми квалифицированы действия осужденного.

Однако, указала коллегия, наказание с применением ст. 64 УК РФ было назначено К. лишь за одно из совокупности преступлений.

В связи с этим судебная коллегия снизила размер наказания, назначенного К. по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, а также наказания, назначенного по совокупности преступлений и приговоров.

В соответствии с частью 2 статьи 68 УК РФ срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее 1/3 части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующего уголовного закона.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 22.07.2010 г. отменен в части приговор Ленинск-Кузнецкого городского суда от 19.05.2010 г. в отношении Ж., осужденного по п. "в" ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 161 УК РФ.

Согласно кассационному определению, за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ, суд первой инстанции назначил Ж. наказание в виде 1 года лишения свободы.

Между тем, отметила судебная коллегия, максимальный размер наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией ч. 1 ст. 161 УК РФ, составляет 4 года лишения свободы, а 1/3 от этого размера соответственно 1 год 3 месяца лишения свободы.

Таким образом, как указала судебная коллегия, суд назначил осужденному наказание без учета правила, установленного ч. 2 ст. 68 УК РФ, одновременно не приведя никаких доводов в обоснование своего решения о необходимости назначения наказания без учета этого правила.

 

Необоснованное применение ст. 73 УК РФ, а также ошибки,

допускаемые при назначении наказания, в случае совершения

лицом преступления в период условного осуждения

или условно-досрочного освобождения

 

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 18.11.2010 г. отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение приговор Гурьевского городского суда от 22.09.2010 г. в отношении Г.

Как следует из определения коллегии, Г. ранее был осужден по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 8 месяцам исправительных работ с удержанием 5% из заработка ежемесячно (приговор мирового судьи судебного участка N 3 г. Гурьевска и Гурьевского района от 05.07.2010 г.).

Приговором Гурьевского городского суда от 22.09.2010 г. Г. осужден по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказания, назначенного по данному приговору, и наказания, назначенного приговором мирового судьи судебного участка от 05.07.2010 г., из расчета 3 дня исправительных работ за 1 день лишения свободы окончательно к отбытию Г. назначен 1 год 1 месяц лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года.

Назначив окончательное наказание в порядке ч. 5 ст. 69 УК РФ и применив при этом правила ст. 73 УК РФ, суд первой инстанции, по мнению коллегии, в нарушение требований уголовного закона, необоснованно смягчил наказание по приговору от 05.07.2010 г., которое назначалось Г. реально в виде исправительных работ.

Как указала коллегия, приговоры в данном случае должны исполняться самостоятельно.

Согласно части 5 статьи 74 УК РФ, в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления средней тяжести, умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления суд отменяет условное осуждение и назначает ему наказание по правилам, предусмотренным статьей 70 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 30.09.2010 г. отменен приговор Рудничного районного суда г. Кемерово от 13.08.2010 г. в отношении С.

Судебная коллегия указала, что суд при назначении наказания (как в описательно-мотивировочной, так и в резолютивной части приговора) не принял решения об отмене условного осуждения С. по приговору от 02.02.2007 г., однако, назначил окончательное наказание по правилам ст. 70 УК РФ, присоединив частично не отбытое наказание, назначенное по приговору от 02.02.2007 г.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 14.09.2010 г. отменен приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка от 08.07.2010 г. в отношении Г.

Изменяя судебное решение, суд кассационной инстанции отметил, что, как видно из материалов дела, постановлением Центрального районного суда г. Новокузнецка от 21.05.2009 г. Г. был условно-досрочно освобожден от дальнейшего отбывания наказания, назначенного приговором Центрального районного суда г. Новокузнецка от 03.10.2006 г. на 4 месяца 25 дней. Однако, отметила коллегия, суд первой инстанции не учел, что срок условно-досрочного освобождения истекал 16.10.2009 г., и преступление, в совершении которого Г. обвинялся по данному делу (событие от 13.08.2009 г.), было им совершено в период условно-досрочного освобождения.

При таких обстоятельствах, как указала коллегия, суду следовало назначить осужденному окончательное наказание по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ.

 

Неправильное применение правил назначения

наказания по совокупности

 

В соответствии с частями 1, 4 статьи 70 УК РФ при назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору. Окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 27.07.2010 г. отменен приговор Юргинского городского суда от 01.06.2010 г. в отношении Г.

Приговором суда Г. осужден по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, ему отменено условное осуждение по приговорам от 27.12.2007 г. и 07.04.2008 г. и окончательно на основании ст. 70 УК РФ назначено наказание в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы.

Между тем, как указала судебная коллегия, Г. предыдущим приговором суда от 27.12.2007 г. был осужден к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. Следовательно, отметил суд кассационной инстанции, окончательное наказание по настоящему приговору должно быть больше, чем 2 года 6 месяцев лишения свободы. Однако, в нарушение положений ст. 70 УК РФ, суд окончательно назначил Г. наказание равное неотбытому по приговору от 27.12.2007 г.

Как и в 2009, в 2010 году не все судьи учитывали то, что окончательное наказание по совокупности преступлений (статья 69 УК РФ) назначается путем частичного или полного сложения наказаний, а по совокупности приговоров (статья 70 УК РФ) - путем частичного или полного присоединения назначенных наказаний.

Так, кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 19.10.2010 г. изменен приговор Центрального районного суда г. Кемерово от 18.08.2010 г. в отношении Ф.

В данном случае, как указала судебная коллегия, суд первой инстанции при назначении Ф. наказания по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ, вместо частичного сложения, указал на частичное присоединение неотбытого наказания, назначенного по предыдущему приговору, т.е. фактически применил принцип, предусмотренный ст. 70 УК РФ.

Имели место случаи, когда судьи, назначая наказание по совокупности, допускали противоречие между собственными выводами относительно порядка определения размера окончательного наказания и фактическим размером окончательного наказания, назначенного осужденному.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 26.10.2010 г. изменен приговор Мариинского городского суда от 25.08.2010 г. в отношении К.

Приговором суда К. осуждена: по п. "а" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ к 6 годам лишения свободы со штрафом в размере 35 000 рублей; по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 65 000 рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний ей назначено 7 лет лишения свободы со штрафом в размере 100 000 рублей.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначенных настоящим приговором и приговором Мысковского городского суда от 14.08.2009 г. (по которому назначалось дополнительное наказание в виде штрафа в размере 100 000 рублей), окончательно К. назначено наказание в виде 11 лет лишения свободы со штрафом в размере 200 000 рублей.

Вместе с тем, отметила судебная коллегия, при назначении К. наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ и ч. 5 ст. 69 УК РФ суд, указав на применение принципа частичного сложения наказаний, фактически полностью сложил назначенное осужденной дополнительное наказание в виде штрафа, чем допустил существенное противоречие.

Суд кассационной инстанции изменил судебное решение и снизил размер дополнительного наказания в виде штрафа, назначенного по совокупности преступлений.

По-прежнему судьи не всегда учитывают то, что если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу, наказание назначается по правилам части 5 статьи 69 УК РФ. В этом случае в окончательное наказание засчитывается наказание, отбытое по первому приговору суда.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 07.09.2010 г. изменен приговор Киселевского городского суда от 09.07.2010 г. в отношении К.

Приговором суда К. был осужден по ч. 3 ст. 30, ст. 228.1 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы. В соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 12.01.2010 г. и окончательно назначено 6 лет 6 месяцев лишения свободы.

Между тем, как указала судебная коллегия, из материалов дела усматривается, что преступление, за которое К. был осужден по данному делу, совершено 10.02.2009 г., т.е. ранее, чем он был осужден приговором от 12.01.2010 г.

В данном случае, отметил суд кассационной инстанции, К. следовало назначить окончательное наказание по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ.

 

Ошибки, допускаемые при определении вида режима

исправительного учреждения

 

Согласно пункту "а" части 1 статьи 58 УК РФ лицам, осужденным за преступления, совершенные по неосторожности, а также лицам, осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы, отбывание наказания назначается в колониях-поселениях.

С учетом обстоятельств совершения преступления и личности виновного суд может назначить указанным лицам отбывание наказания в исправительных колониях общего режима с указанием мотивов принятого решения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 16.11.2010 г. изменен приговор Юргинского городского суда от 01.09.2010 г. в отношении Д.

Приговором суда от 01.09.2010 г. Д. был осужден за совершение преступления средней тяжести в период испытательного срока по приговору от 15.01.2010 г., ему отменено условное осуждение по предыдущему приговору и назначено наказание по правилам ст. 70 УК РФ с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Однако, как указала судебная коллегия, назначая Д. для отбывания наказания исправительную колонию общего режима, суд в нарушение требований ст. 58 УК РФ не мотивировал свое решение о виде исправительного учреждения.

Судебная коллегия изменила приговор в этой части, назначив Д. для отбывания наказания колонию-поселение.

 

Ошибки при назначении наказания, не связанного с лишением

свободы, и дополнительного наказания

 

Согласно части 1 статьи 53 УК РФ ограничение свободы заключается в установлении судом осужденному следующих ограничений: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) в определенное время суток, не посещать определенные места, расположенные в пределах территории соответствующего муниципального образования, не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять место жительства или пребывания, место работы и (или) учебы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы.

При этом суд возлагает на осужденного обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, от одного до четырех раз в месяц для регистрации.

Установление судом осужденному ограничений на изменение места жительства или пребывания без согласия указанного специализированного государственного органа, а также на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования является обязательным.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 19.10.2010 г. отменен приговор Ленинск-Кузнецкого районного суда от 30.08.2010 г. в отношении Ф.

Ф. был осужден по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 2 годам ограничения свободы.

Отменяя приговор суда, судебная коллегия указала, что, назначая Ф. наказание в виде ограничения свободы, суд не установил ограничения, из числа указанных в ст. 53 УК РФ, то есть фактически не назначил осужденному наказание.

Этим же кассационным определением отменено постановление Ленинск-Кузнецкого районного суда от 03.09.2010 г., разъясняющее неясность, возникшую при исполнении приговора от 30.08.2010 г., поскольку оно было вынесено до вступления указанного приговора в законную силу.

При назначении наказания по статьям уголовного закона, предусматривающим возможность применения дополнительного наказания по усмотрению суда, в приговоре следует указать основания его применения с приведением соответствующих мотивов.

В соответствии с частью четвертой статьи 73 УК РФ дополнительные наказания могут быть назначены и при условном осуждении, при этом условным может быть признано лишь основное наказание. Дополнительные наказания приводятся в исполнение реально, о чем следует указывать в резолютивной части приговора (п. 39, п. 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 N 2 "О практике назначения Судами Российской Федерации уголовного наказания").

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 30.09.2010 г. изменен приговор Рудничного районного суда г. Кемерово от 11.08.2010 г. в отношении Н., осужденной по ч. 3 ст. 160 УК РФ (8 преступлений).

В соответствии с санкцией ч. 3 ст. 160 УК РФ осужденному назначается наказание в виде штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, лишения свободы со штрафом либо без такового и с ограничением свободы либо без такового.

Согласно кассационному определению, суд первой инстанции назначил Н. основное наказание за каждое преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 160 УК РФ, в виде лишения свободы, при этом за каждое преступление назначил и дополнительное наказание в виде штрафа, однако, как отметила судебная коллегия, не указал в описательно-мотивировочной части приговора основания и мотивы применения дополнительного наказания.

При таких обстоятельствах судебная коллегия исключила осуждение Н. к дополнительному наказанию.

Кроме того, коллегия отметила обоснованность доводов кассационного представления о том, что суд неправильно применил уголовный закон, постановив считать дополнительное наказание в виде штрафа условным.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 09.09.2010 г. изменен приговор Крапивинского районного суда от 16.06.2010 г. в отношении С.

Приговором суда С. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, ему назначено наказание в виде 9 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.

Однако, назначив С. дополнительное наказание в виде ограничения свободы, суд первой инстанции, как указала судебная коллегия, не привел мотивов данного решения.

При таких обстоятельствах, указание о назначении С. дополнительного наказания в виде ограничения свободы судебной коллегией исключено.

В соответствии с уголовным законом штраф устанавливается в размере от 2 500 до 1 000 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до пяти лет (часть 2 статьи 46 УК РФ).

Размер штрафа определяется судом с учетом тяжести совершенного преступления и имущественного положения осужденного и его семьи, а также с учетом возможности получения осужденным заработной платы или иного дохода (часть 3 статьи 46 УК РФ).

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 31.08.2010 г. отменен в части осуждения И. по ч. 1 ст. 238 УК РФ приговор Киселевского городского суда от 22.06.2010 г.

Суд в нарушение ст. 46 УК РФ назначил И. по ст. 238 ч. 1 УК РФ наказание в виде штрафа в размере 2 000 рублей.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 09.11.2010 г. из приговора Мариинского городского суда от 20.09.2010 г. в отношении К. исключено указание о назначении осужденной дополнительного наказания в виде штрафа в размере 50 000 рублей.

Санкцией ч. 3 ст. 160 УК РФ предусмотрено дополнительное наказание в виде штрафа в размере до 10 000 рублей.

Из кассационного определения следует, что суд, признав целесообразным назначение дополнительного наказания в виде штрафа, в нарушение уголовного закона исходил из размера причиненного действиями К. материального ущерба, который, указал суд первой инстанции, не возмещен до настоящего времени.

Судебная коллегия исключила из приговора указание суда о назначении К. дополнительного наказания в виде штрафа.

Обращаем внимание судей на то, что Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 23.12.2010 N 31 внесены изменения в Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.10.2009 N 20 "О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания".

В частности, в соответствии с дополнительными разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ суд, принимая решение о назначении дополнительного наказания, должен указать в резолютивной части приговора статью Общей части УК РФ, предусматривающую условия и порядок применения данного вида наказания.

 

Иные ошибки, допускаемые при назначении наказания

 

В силу положений статьи 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 06.07.2010 г. из приговора Орджоникидзевского районного суда г. Новокузнецка от 11.05.2010 г. в отношении П. исключено указание на назначение осужденному наказания без ограничения свободы.

П. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ в период, когда, как отметила судебная коллегия, редакция названной статьи УК не предусматривала дополнительного альтернативного наказания в виде ограничения свободы.

Не все судьи учитывают разъяснения Пленума Верховного Суда РФ о том, что если в отношении условно осужденного лица будет установлено, что оно виновно еще и в другом преступлении, совершенном до вынесения приговора по первому делу, правила статьи 69 УК РФ применены быть не могут, поскольку в статье 74 УК РФ дан исчерпывающий перечень обстоятельств, на основании которых возможна отмена условного осуждения.

В таких случаях приговоры по первому и второму делам исполняются самостоятельно (п. 47 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 N 2 "О практике назначения Судами Российской Федерации уголовного наказания").

Так приговором Березовского городского суда от 25.08.2010 г. Л., ранее осужденный 24.12.2009 г. с применением ст. 73 УК РФ, был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ. Ему назначено наказание в виде 6 лет лишения свободы. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по настоящему приговору и приговору суда от 24.12.2009 г. окончательно к отбытию Л. назначено 6 лет 2 месяца лишения свободы.

Между тем, как указала судебная коллегия, суд первой инстанции не учел, что по приговору суда от 24.12.2009 г. осужденному было назначено условное наказание, и этот приговор подлежит самостоятельному исполнению (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 07.12.2010 г.).

При наличии оснований, предусмотренных статьями 62, 64, 66, 68, 69 и 70 УК РФ, наказание виновному назначается по правилам как этих статей, так и части 7 статьи 316 УПК РФ (например, при назначении подсудимому наказания за неоконченное преступление вначале следует с учетом требований статьи 66 УК РФ определить максимальный срок или размер наказания, которое может быть назначено виновному, затем в соответствии с частью 7 статьи 316 УПК РФ сократить этот срок (размер) наказания в связи с рассмотрением дела в особом порядке и лишь после этого определить подсудимому наказание с учетом положений Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации) (п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.12.2006 N 60 "О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел").

Как показала кассационная практика, в 2010 году судьи области довольно часто не учитывали указанные разъяснения Пленума Верховного Суда РФ.

Так, кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 27.07.2010 г. был изменен приговор Юргинского городского суда от 19.05.2010 г. в отношении Е. Судебная коллегия снизила назначенное ей наказание.

Приговором суда Е. была осуждена: по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ с применением ч. 3 ст. 66 УК РФ в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы; по ч. 1 ст. 228 УК РФ в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний ей назначено 4 года лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения вновь назначенного наказания с наказанием по приговору Юргинского городского суда от 11.03.2010 г. окончательно к отбытию осужденной определено 4 года 4 месяца лишения свободы.

Дело рассмотрено в особом порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ.

Кроме прочего, основанием для изменении приговора суда в отношении Е. послужило то обстоятельство, что при назначении ей наказания за неоконченное преступление суд не учел, что следовало вначале в соответствии с положениями ч. 3 ст. 66 УК РФ определить максимальный срок или размер наказания, которое может быть ей назначено с учетом санкции статьи Особенной части УК РФ, затем сократить этот срок (размер) до предела, предусмотренного ч. 7 ст. 316 УПК РФ, после чего определить срок (размер) наказания с учетом положений Общей части УК РФ (в данном случае - положений ст. 62 УК РФ).

Исчисленное по указанным правилам наказание за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, не могло превышать 2 лет 8 месяцев лишения свободы, тогда как Е. было назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы.

В соответствии с частью 6.1 статьи 88 УК РФ при назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, сокращается наполовину.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 11.11.2010 г. изменен приговор Мариинского городского суда от 22.09.2010 г. в отношении К. и Д.

Приговор дополнен указанием о назначении К. наказания с применением ч. 6.1 ст. 88 УК РФ, срок наказания по ч. 4 ст. 111 УК РФ, назначенного с применением ст. 64 УК РФ, снижен с 3 лет 6 месяцев лишения свободы до 2 лет 5 месяцев лишения свободы.

Коллегия отметила, что санкция ч. 4 ст. 111 УК РФ с учетом требований ч. 6.1 ст. 88 УК РФ предусматривает лишение свободы на срок от 2 лет 6 месяцев до 10 лет.

Суд первой инстанции, согласно кассационному определению, признал совокупность смягчающих наказание обстоятельств в отношении К. исключительной и пришел к выводу о назначении ему наказания с применением ст. 64 УК РФ.

Однако, учитывая, что минимальное наказание в отношении несовершеннолетнего в данном случае составляет 2 года 6 месяцев лишения свободы, назначение К. наказания в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы, как отметила коллегия, привело к тому, что фактически правила ст. 64 УК РФ судом первой инстанции применены не были.

В соответствии с требованиями части 6 статьи 88 УК РФ наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему преступление небольшой тяжести впервые.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 16.11.2010 г. изменен приговор Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 20.09.2010 г. в отношении А., осужденного по ч. 1 ст. 105, п. "г" ч. 2 ст. 161, ч. 1 ст. 167 УК РФ.

Коллегия отметила, что из материалов дела видно, что у А. имеется судимость по приговору Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 16.04.2010 г. Между тем, преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 167 УК РФ, за которое А. осужден приговором от 20.09.2010 г. было им совершено 11.04.2010 г., т.е. до постановления приговора от 16.04.2010 г.

При изложенных обстоятельствах, как указала судебная коллегия, суд необоснованно назначил А. наказание в виде лишения свободы за преступление небольшой тяжести, предусмотренное ч. 1 ст. 167 УК РФ, поскольку на момент его совершения несовершеннолетний А. еще не был судим.

Коллегия исправила ошибку суда и снизила наказание, назначенное А. по ч. 1 ст. 167 УК РФ, в виде 1 года лишения свободы до 10 месяцев исправительных работ с удержанием 10% заработной платы в доход государства. С учетом этого, наказание, назначенное А. по ч. 3 ст. 69 и ч. 5 ст. 69 УК РФ, также изменено.

 

Раздел II. ОТМЕНА И ИЗМЕНЕНИЕ ПРИГОВОРОВ РАЙОННЫХ

(ГОРОДСКИХ) СУДОВ, ПОСТАНОВЛЕННЫХ ПО ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ,

В СВЯЗИ С НАРУШЕНИЕМ НОРМ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА И ИЗ-ЗА

НЕСООТВЕТСТВИЯ ВЫВОДОВ СУДА, ИЗЛОЖЕННЫХ В ПРИГОВОРЕ,

ФАКТИЧЕСКИМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ ДЕЛА

 

1. Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре,

фактическим обстоятельствам дела

 

Под существенным нарушением прав граждан или организаций в результате злоупотребления должностными полномочиями или превышения должностных полномочий следует понимать нарушение прав и свобод физических и юридических лиц, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией Российской Федерации (например, права на уважение чести и достоинства личности, личной и семейной жизни граждан, права на неприкосновенность жилища и тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также права на судебную защиту и доступ к правосудию, в том числе права на эффективное средство правовой защиты в государственном органе и компенсацию ущерба, причиненного преступлением, и др.). При оценке существенности вреда необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу организации, характер и размер понесенного ею материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им физического, морального или имущественного вреда и т.п. (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 N 19 "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий").

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 14.09.2010 г. отменен приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 31.05.2010 г. в отношении Б.

Приговором суда Б. был осужден по ч. 1 ст. 163 УК РФ за требование передачи чужого имущества под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего, и сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ, Б. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Из кассационного определения следует, что, оправдывая Б. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ, суд первой инстанции указал на то, что органом предварительного следствия в обвинительном заключении не сформулированы положения, характеризующие обстоятельства объективной стороны названного преступления, а именно наличие со стороны Б. незаконных действий, выразившихся в злоупотреблении должностными полномочиями, наличие последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, а также наличие между названными последствиями и действиями подсудимого прямой причинно-следственной связи.

Однако этот вывод суда, по мнению коллегии, не соответствует материалам уголовного дела.

Так, согласно кассационному определению, суд в приговоре изложил обстоятельства совершения преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ, инкриминируемого Б. органами предварительного следствия, из которых, в частности, следует, что П., достоверно зная, что Б. является оперуполномоченным в сфере пресечения незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, воспринимая его угрозу о фальсификации в отношении нее доказательств противоправной деятельности, реально опасаясь, что незаконные действия Б. могут причинить ущерб ее законным интересам, предотвращая вредные для себя последствия в виде необоснованного привлечения к уголовной ответственности и, соответственно, отмены условно-досрочного освобождения из мест лишения свободы, действуя в рамках оперативно-разыскного мероприятия, передала Б. требуемую им сумму.

Далее из предъявленного обвинения следует, что вымогательство Б. у П. денежных средств в сумме 5 000 рублей повлекло существенное нарушение прав и законных интересов П. и охраняемых законом интересов государства, выразившееся в нарушении права П. на достоинство, составной частью которого является право на честь и доброе имя, гарантированное Конституцией Российской Федерации, а также в подрыве авторитета государственного органа - УВД по г. Кемерово, органов Министерства внутренних дел Российской Федерации в целом и авторитета его работников.

Таким образом, из предъявленного Б. органами следствия обвинения, по мнению коллегии, видно, что наступление последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства Б. было вменено.

Коллегия отметила, что решение вопроса о том, явилось ли нарушение указанных в ст. 285 УК РФ прав и законных интересов существенным, зависит, в том числе от конкретных обстоятельств дела.

В данном случае, по мнению коллегии, суждение суда первой инстанции относительно недоказанности всех признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ, носят общий, а не конкретный характер и являются неубедительными.

В соответствии с положениями, закрепленными в статье 37 УК РФ, не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 21.09.2010 г. отменен приговор Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка от 05.08.2010 г. в отношении К., признанного виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 108 УК РФ.

Из кассационного определения следует, что суд первой инстанции пришел к выводу о превышении К. пределов необходимой обороны, поскольку он, обороняясь от действий потерпевшего Ч., представляющих опасность для его здоровья, не учел в полной мере характер угрожающей ему опасности, когда нанес Ч. один удар ножом в грудную клетку.

Вместе с тем, отметил суд кассационной инстанции, делая такой вывод, суд в приговоре не мотивировал, по каким основаниям он посчитал, что причиненное потерпевшим в отношении осужденного насилие являлось опасным для здоровья, тем более, что из описания преступного деяния этого не усматривается.

Отменяя судебной решение, судебная коллегия указала, что, как видно из установленных судом фактических обстоятельств дела, в ходе возникшей на почве личных неприязненных отношений ссоры К. упал на землю, а потерпевший Ч. сел на него сверху и стал душить, сдавливая руками шею осужденного.

Судебная коллегия отметила, что как видно из заключения судебно-медицинской экспертизы, у осужденного обнаружены кровоизлияния на шее с обеих сторон, которые возможно образовались от воздействия при захватывании и сдавливании пальцами рук. Однако судом, по мнению судебной коллегии, не оценены телесные повреждения, обнаруженные у К., и из приговора не усматривается, не только, в чем выражалась опасность для его здоровья, но и почему действия Ч. Между тем, исходя из положений, закрепленных в ст. 37 УК РФ, и диспозиции ст. 108 УК РФ необходимая оборона и превышение ее пределов возможны в случае применение насилия опасного для жизни, а не здоровья.

При изложенных обстоятельствах, судебная коллегия посчитала, что судом допущены нарушения уголовно-процессуального закона, повлекшие несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела.

 

2. Несоблюдение требований уголовно-процессуального закона

к содержанию приговора

 

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 30.11.2010 г. отменен в части осуждения А. по ч. 2 ст. 162 УК РФ приговор Киселевского городского суда от 14.09.2010 г.

Признавая А. виновным в нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, в отношении потерпевшего С. и исключая из обвинения квалифицирующий признак "с незаконным проникновением в жилище", суд, как указала коллегия, положил в основу обвинительного приговора показания А., из которых следует, что он шел к потерпевшему для совместного распития спиртного и тот сам открыл ему дверь.

Также в основу приговора, как указала коллегия, положены показания потерпевшего С., согласно которым сначала ему предложили выпить, а затем продать телефон. Между тем, отметил суд кассационной инстанции, показания потерпевшего в приговоре изложены не полно. Так, согласно кассационному определению, в судебном заседании С. пояснял, что он закрылся в доме, заснул, а к нему в дом проникли, вырвав шпингалет. По мнению судебной коллегии, показаниям потерпевшего в этой части судом оценки не дано.

Коллегия отметила, что между показаниями А. и потерпевшего С. усматриваются существенные противоречия суд же их не устранил и не мотивировал свои выводы, почему он принял во внимание показания А. и отверг показания потерпевшего С., которые были представлены стороной обвинения в качестве доказательства вины осужденного.

Указанные нарушения закона, как указал суд кассационной инстанции, являются существенными, поскольку могли повлиять на решение вопроса о виновности осужденного, на правильность применения уголовного закона.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 21.12.2010 г. отменен приговор Рудничного районного суда г. Кемерово от 18.10.2010 г. в отношении П.

Дело рассмотрено судом первой инстанции в особом порядке.

Как указала судебная коллегия, П., в том числе, было предъявлено обвинение в присвоении 18.06.2009 г. чужого имущества - денег в сумме 1800 рублей. Между тем, как следует из кассационного определения, суд, указав в описательно-мотивировочной части приговора о согласии П., в том числе, и с этой частью обвинения, не высказался относительно его обоснованности, а в резолютивной части приговора не указал о виновности П. в совершении данного преступления и не назначил за него наказание.

Кроме того, отметила судебная коллегия, действия П. по событию от 20.04.2009 г. квалифицировалось органами предварительного следствия как одно продолжаемое преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 160 УК РФ, суд же, признав П. виновной, назначил ей наказание по указанному событию за два преступления, чем вышел за пределы предъявленного обвинения.

 

3. Некоторые ошибки, допускаемые судьями районных

(городских) судов при рассмотрении уголовных дел в особом

порядке принятия судебного решения, предусмотренном

гл. 40 УПК РФ

 

При рассмотрении вопроса о возможности принятия судебного решения по ходатайству обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке судам надлежит устанавливать, имеются ли по уголовному делу необходимые для этого условия.

Согласно требованиям норм главы 40 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации такими условиями следует считать: заявление обвиняемого о согласии с предъявленным обвинением; заявление такого ходатайства в присутствии защитника и в период, установленный статьей 315 УПК РФ; осознание обвиняемым характера и последствий заявленного им ходатайства; отсутствие возражений у государственного или частного обвинителя и потерпевшего против рассмотрения уголовного дела в особом порядке; обвинение лица в совершении преступления, наказание за которое не превышает 10 лет лишения свободы; обоснованность обвинения и его подтверждение собранными по делу доказательствами; понимание обвиняемым существа обвинения и согласие с ним в полном объеме; отсутствие оснований для прекращения уголовного дела.

По смыслу пункта 22 статьи 5, пунктов 4, 5 части 2 статьи 171 и части 1 статьи 220 УПК РФ применительно к особому порядку судебного разбирательства под обвинением, с которым соглашается обвиняемый, заявляя ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке, следует понимать фактические обстоятельства содеянного обвиняемым, форму вины, мотивы совершения деяния, юридическую оценку содеянного, а также характер и размер вреда, причиненного деянием обвиняемого (п. п. 2, 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.12.2006 N 60 "О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел").

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 27.07.2010 г. отменен приговор Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 21.05.2010 г. в отношении С.

Отменяя судебное решение, коллегия указала на то, что, как видно из протокола судебного заседания суда первой инстанции, потерпевший увеличил сумму иска в части компенсации морального вреда, при этом его позицию по поводу размера материального ущерба суд не выяснял. Осужденный с заявленными исковыми требованиями не согласился, посчитав их завышенными. Таким образом, в судебном заседании возник спор, который, как указал суд кассационной инстанции, не мог быть решен судом в рамках особого порядка судопроизводства.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 09.09.2010 г. отменен приговор Центрального районного суда г. Кемерово от 09.07.2010 г. в отношении Б., осужденного за совершение преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 159 УК РФ (2 эпизода).

По мнению судебной коллегии, из материалов дела и обвинительного заключения не усматривается, что обвинение в мошенничестве, предъявленное Б., подтверждается собранными доказательствами, поскольку из них следует, что потерпевшие И. и М. добровольно передали подсудимому свои мобильные телефоны, и лишь после этого у осужденного возник умысел на их хищение.

Между тем, отметил суд кассационной инстанции, при мошенничестве умысел на хищение чужого имущества возникает у виновного до совершения им обманных действий либо злоупотребления доверием потерпевшего в целях незаконного получения чужого имущества или права на имущество.

Кроме того, органами предварительного следствия Б. обвинялся в совершении мошенничества путем обмана и злоупотребления доверием, однако, в какой именно форме (путем обмана или злоупотребления доверием) им совершено мошенничество, в обвинительном заключении не конкретизировано.

С учетом изложенного, вопросы квалификации действий подсудимого, по мнению коллегии, подлежали оценке судом в общем порядке судебного разбирательства.

Согласно части 1 статьи 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

В соответствии с частью 8 статьи 316 УПК описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора, постановленного в особом порядке, должна содержать описание преступного деяния, с обвинением, в совершении которого согласился подсудимый, а также выводы суда о соблюдении условий постановления приговора без проведения судебного разбирательства.

В связи с несоблюдением указанных требований уголовно-процессуального закона кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 09.09.2010 г. отменен приговор Калтанского районного суда от 12.07.2010 г. в отношении К., осужденного за совершение двух преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Как указала судебная коллегия, из постановления о привлечении К. в качестве обвиняемого и обвинительного заключения видно, что органами предварительного следствия ему было предъявлено обвинение в том, что 20.04.2010 г. он умышленно, тайно, из корыстных побуждений похитил автомобильную раму стоимостью 100 000 рублей, принадлежащую Ш., причинив последнему значительный ущерб. В этот же день в продолжение своего преступного умысла К. умышленно, тайно, из корыстных побуждений похитил металлический бак стоимостью 20 000 рублей, принадлежащий К-ву, причинив потерпевшему значительный ущерб на общую сумму 30 197 рублей. Своими действиями, по мнению органов предварительного расследования, К. совершил кражу с причинением значительного ущерба гражданину, то есть преступление, предусмотренное п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Таким образом, несмотря на то, что К., как указала судебная коллегия, совершил два преступления, органы предварительного следствия квалифицировали его действия как одно преступление, суд первой инстанции, в свою очередь, изложил предъявленное К. обвинение не так, как оно изложено в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении.

При этом, отметила коллегия, суд вышел за пределы предъявленного К. обвинения: квалифицировал действия К. как два преступления, предусмотренных п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ и назначил наказание по совокупности преступлений, чем ухудшил положение осужденного.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 02.11.2010 г. отменен приговор Тяжинского районного суда от 10.09.2010 г. в отношении П., осужденного по ч. 2 ст. 162 УК РФ за разбой с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Из кассационного определения следует, что суд первой инстанции, соглашаясь с предъявленным следствием обвинением и квалификацией действий П. по ч. 2 ст. 162 УК РФ, не проверил, являлось ли примененное к потерпевшему К. насилие опасным для жизни или здоровья. Как указала судебная коллегия, согласно заключению эксперта от 12.05.2010 года, обнаруженные у К. повреждения вреда здоровью за собой не повлекли, тяжесть их не определяется. Обвинение, отметил суд кассационной инстанции, не содержит указания на то, относилось ли примененное П. насилие к опасному для жизни или здоровья.

По мнению коллегии, данные обстоятельства свидетельствуют о том, что суд рассмотрел дело в особом порядке, не убедившись в обоснованности предъявленного обвинения, чем нарушил требования ч. 7 ст. 316 УПК РФ.

В соответствии с частью 10 статьи 316 УПК РФ при рассмотрении дела в порядке, установленном главой 40 УПК РФ, процессуальные издержки, предусмотренные статьей 131 УПК РФ, взысканию с подсудимого не подлежат.

Из-за несоблюдения указанного требования закона кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 02.12.2010 г. отменен в части взыскания с осужденного сумм, выплаченных адвокату за оказание им юридической помощи по назначению, приговор Кемеровского районного суда от 19.08.2010 г. в отношении Ш. и Р. Производство в этой части прекращено.

 

4. Иные нарушения норм процессуального законодательства,

повлекшие отмену либо изменение приговоров районных

(городских) судов области

 

Согласно части 1, части 3 статьи 240 УПК РФ приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании. В судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию, за исключением случаев, предусмотренных разделом 10 УПК РФ. Суд заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта, осматривает вещественные доказательства, оглашает протоколы и иные документы, производит другие судебные действия по исследованию доказательств.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 11.11.2010 г. изменен приговор Яшкинского районного суда от 27.09.2010 г. в отношении П.

Из определения суда кассационной инстанции следует, что в числе доказательств виновности осужденного в совершении вмененного преступления в приговоре приведены показания свидетелей Х. и О., однако, эти свидетели, как видно из материалов дела, в судебном заседании не допрашивались, показания, данные ими на предварительном следствии, не оглашались.

При изложенных обстоятельствах указание на показания свидетелей Х. и О. из приговора исключено.

В соответствии с требованиями пунктом 2 части 2 статьи 60 УПК РФ участники уголовного судопроизводства не могут выступать в качестве понятых.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 23.09.2010 г. изменен приговор Беловского городского суда от 15.07.2010 г. в отношении Л.

По данному делу, как видно из кассационного определения, при осмотре места происшествия в качестве понятой участвовала О.

Между тем, как указала судебная коллегия на момент, когда О. принимала участие в следственных действиях в качестве понятой, она уже была допрошена по делу в качестве свидетеля. С учетом названного обстоятельства из приговора исключены ссылки на ряд приведенных судом первой инстанции доказательств.

 

Раздел III. ОШИБКИ, ДОПУСКАЕМЫЕ СУДАМИ ПРИ РАЗРЕШЕНИИ

ГРАЖДАНСКОГО ИСКА

 

Согласно положениям статей 151, 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от степени и характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда также должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 02.03.2010 г. отменен в части решения по гражданскому иску о возмещении морального вреда приговор Юргинского городского суда от 16.12.2009 г. в отношении С.

Коллегия указала, что как видно из материалов дела, при разрешении гражданского иска и определении размера компенсации морального вреда, суд указал в приговоре, что учитывает частичное признание иска С., индивидуальные особенности несовершеннолетнего потерпевшего Б. (инвалид с детства, сирота), требования разумности и справедливости.

При этом, отметила судебная коллегия, суд в нарушение положений ст. 151 ГК РФ суд не указал в приговоре, какие неимущественные права потерпевшего были нарушены в результате совершения преступления.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 02.12.2010 г. изменен приговор Новокузнецкого районного суда от 29.09.2010 г. в отношении Г., осужденного по ч. 1 ст. 264 УК РФ.

Из решения суда кассационной инстанции следует, что при определении размера компенсации в возмещение морального вреда, причиненного потерпевшему, суд не учел противоправное поведение последнего, которое по данному делу было признано смягчающим наказание обстоятельством.

Судебная коллегия посчитала необходимым учесть противоправное поведение потерпевшего при определении размера компенсации морального вреда и снизила его размер, определенный судом первой инстанции.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 25.11.2010 г. отменен в части взыскания с осужденной К. компенсации морального вреда приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 04.06.2010 г.

Приговором суда К. была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ.

Из кассационного определения следует, что, принимая решение о взыскании компенсации в возмещение морального вреда, суд первой инстанции указал на учет требований разумности и справедливости, степени тяжести физических страданий потерпевшего, имущественного положения К., и принял решение о взыскании с нее суммы в размере 10 000 рублей.

Между тем, по мнению коллегии, в данном случае указанная сумма является неразумной и несправедливой.

При этом судебная коллегия отметила, что как усматривается из искового заявления и материалов дела, потерпевший перенес операцию, при которой обломок большой берцовой кости был зафиксирован металлической пластиной, последствия перенесенной травмы сказываются на здоровье потерпевшего до настоящего времени.

По мнению суда кассационной инстанции, перечисленные обстоятельства не в полной мере были учтены судом при определении размера компенсации морального вреда. Судебная коллегия отменила приговор суда в части взыскания компенсации морального вреда с передачей вопроса о его возмещении в порядке гражданского судопроизводства.

При удовлетворении гражданского иска, предъявленного к нескольким подсудимым, в приговоре надлежит указать, какие конкретно суммы подлежат взысканию с них солидарно и какие - в долевом порядке (п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 N 1 "О судебном приговоре").

Лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно (часть 1 статьи 1080 ГК).

При разрешении споров, связанных с возмещением вреда, причиненного несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, судам надлежит исходить из того, что в соответствии с пунктом 1 статьи 1074 ГК РФ вред подлежит возмещению в полном объеме на общих основаниях самим несовершеннолетним (статья 1064 ГК РФ).

Между тем, судьям следует учитывать, что если несовершеннолетний, на которого возложена обязанность по возмещению вреда, не имеет заработка или имущества, достаточного для возмещения вреда, обязанность по возмещению вреда полностью или частично возлагается на его родителей в долевом порядке.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 27.07.2010 г. в части решения по гражданскому иску отменен приговор Гурьевского городского суда от 01.06.2010 г. в отношении К.А., К.С. и др.

Как следует из кассационного определения, суд первой инстанции, постановил взыскать в возмещение ущерба с К.А., К.С., К-ва и О., а при отсутствии самостоятельного заработка с их законных представителей, в пользу ОАО "Евразруда" 3500 рублей и в пользу Ш. 1 198 рублей.

Вместе с тем, как видно из кассационного определения, суд первой инстанции не указал в резолютивной части приговора фамилии, имена и отчества законных представителей, с которых необходимо производить взыскание в случае отсутствия заработка у осужденных, а также не определил, в каком порядке следует производить такое взыскание (долевом или солидарном).

 

Раздел IV. ОТМЕНА И ИЗМЕНЕНИЕ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ,

ПРИНЯТЫХ В АПЕЛЛЯЦИОННОМ ПОРЯДКЕ

 

Исходя из положений статей 365, 368 УПК РФ суд апелляционной инстанции осуществляет производство по уголовному делу в порядке, установленном главами 35 - 39 УПК РФ, и постановляет приговор в соответствии со статьей 367 УПК РФ и нормами главы 39 УПК РФ.

В соответствии со статьей 367 УПК РФ по результатам рассмотрения уголовного дела суд апелляционной инстанции принимает одно из следующих решений:

1) об оставлении приговора суда первой инстанции без изменения, а апелляционных жалобы или представления без удовлетворения;

2) об отмене обвинительного приговора суда первой инстанции и оправдании подсудимого или о прекращении уголовного дела;

3) об отмене оправдательного приговора суда первой инстанции и о вынесении обвинительного приговора;

4) об изменении приговора суда первой инстанции.

В случае, предусмотренном пунктом 1, суд апелляционной инстанции выносит постановление. В случаях, предусмотренных пунктами 2 - 4 части, суд апелляционной инстанции постановляет приговор.

Мировым судьей судебного участка N 3 г. Киселевска Д. был осужден за злостное уклонение от уплаты по решению суда средств на содержание своих несовершеннолетних детей. Дело рассмотрено в особом порядке.

Суд апелляционной инстанции, как следует из кассационного определения, установил, что Д. совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 157 УК РФ, однако, в нарушение приведенных выше требований закона не указал, какое решение им принято по результатам рассмотрения уголовного дела (приговор изменен, отменен ...). Кроме того, отметила судебная коллегия, в нарушение требований ст. 307 УПК РФ в приговоре не содержится описания преступного деяния, признанного судом доказанным с указанием места, времени, способа его совершении т.д.

Кроме того, как указала коллегия, суд апелляционной инстанции не дал надлежащей оценки и не опроверг в приговоре доводы осужденного, изложенные в его апелляционных жалобах. Приговор, по мнению коллегии, вообще не содержит мотивов принятого по жалобам решения.

Так, отметила судебная коллегия, из показаний Д. следует, что он фактически не признавал вину по предъявленному обвинению, вместе с тем, доводам осужденного о законности применения мировым судьей особого порядка постановления обвинительного приговора, без разрешения ходатайства Д. об ознакомлении его с материалами дела, должная оценка в приговоре суда апелляционной инстанции, по мнению коллегии, не дана.

Помимо прочего, из кассационного определения следует, что апелляционный суд, в нарушение требований ч. 4 ст. 359 УПК РФ, не рассмотрел доводы дополнительной апелляционной жалобы Д. от 16.06.2010 г. и незаконно оставил ее без рассмотрения, хотя, как указала коллегия, единственным основанием принятия такого решения является подача жалобы после начала судебного разбирательства.

Также судебная коллегия указала, что согласно материалам дела, суд апелляционной инстанции приобщил письменное ходатайство Д., однако, по существу его не рассмотрел и никакого решения по нему не принял.

В результате определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 26.10.2010 г. приговор суда апелляционной инстанции от 06.07.2010 г. отменен.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 13.07.2010 г. отменено постановление Промышленновского районного суда от 18.05.2010 г., которым оставлен без изменения приговор мирового судьи судебного участка N 1 Промышленновского района от 08.02.2010 г. в отношении К., осужденного по ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Из кассационного определения следует, что мировой судья и суд апелляционной инстанции в нарушение требований ст. 307 УПК РФ изложили в своих решениях лишь краткую фабулу обвинения, не установив при этом обстоятельства совершения К. преступления.

Исходя из требований части 4 статьи 231, части 2 статьи 364 УПК РФ стороны должны быть извещены о месте и времени рассмотрения уголовного дела судом апелляционной инстанции не менее чем за 5 суток до начала судебного заседания.

Эти требования уголовно-процессуального закона были, в частности, нарушены при рассмотрении в апелляционном порядке Мысковским городским судом дела в отношении М. (апелляционный приговор от 08.07.2010 г.).

Отменяя судебное решение суда апелляционной инстанции, судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда в кассационном определении от 16.09.2010 г. указала следующее.

Из материалов дела следует, что постановление о назначении судебного заседания судом апелляционной инстанции вынесено 28.06.2010 г., заседание назначено на 06.07.2010 г.

06.07.2010 г. в связи с тем, что осужденный не был доставлен в суд, судебное заседание отложено на 07.07.2010 г.

07.07.2010 г. М. по его просьбе вручена копия постановления о назначении судебного заседания, заседание продолжено, 08.07.2010 г. постановлен апелляционный приговор.

По мнению коллегии, в данном случае суд апелляционной инстанции в судебном заседании 07.07.2010 г. должен был разрешить вопрос о возможности рассмотрения уголовного дела по существу с учетом правил, установленных ч. 4 ст. 231 УПК РФ. Допущенное судом апелляционной инстанции нарушение, как указала судебная коллегия, лишило осужденного М. права на заблаговременную подготовку к судебному разбирательству.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 20.07.2010 г. изменен приговор Ленинск-Кузнецкого городского суда от 09.04.2010 г., которым изменен приговор мирового судьи судебного участка N 1 г. Полысаево от 02.12.2009 г. в отношении К.

Из кассационного определения следует, что мировой судья приговором от 02.12.2009 г. назначил К. наказание по правилам ст. 70 УК РФ - частично (в виде 1 месяца лишения свободы) присоединив к назначенному наказанию наказание, назначенное по приговору от 26.04.2006 г.

Между тем, как указала судебная коллегия, суд апелляционной инстанции, назначая К. наказание по правилам ст. 70 УК РФ, к назначенному наказанию присоединил не отбытое наказание по приговору от 26.04.2006 г. в виде 4 месяцев лишения свободы.

Кроме того, указала коллегия, суд апелляционной инстанции назначил К. наказание и на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, частично сложив наказание по данному делу и наказание по приговору от 02.07.2009 г., тогда как по приговору мирового судьи наказание по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ К. не назначалось.

Таким образом, по мнению судебной коллегии, судом апелляционной инстанции положение осужденного было ухудшено.

Также, отметила коллегия, суд апелляционной инстанции в нарушение ст. 61 УК РФ в качестве смягчающего наказание обстоятельства не учел наличие у К. двоих несовершеннолетних детей, о чем тот заявлял как при рассмотрении дела мировым судьей, так и при рассмотрении дела в апелляционном порядке.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда указанные ошибки были устранены, назначенное К. наказание снижено.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 24.08.2010 г. отменено постановление Анжеро-Судженского городского суда от 08.06.2010 г., которым оставлен без изменения приговор мирового судьи судебного участка N 4 г. Анжеро-Судженска от 01.04.2010 г. в отношении Б., осужденного по ч. 1 ст. 112 УК РФ.

Как указала судебная коллегия, суд апелляционной инстанции, в частности, не проверил и не дал оценки доводам осужденного Б. относительно наступления от его действий у потерпевшей длительного расстройства здоровья. Коллегия отметила, что суд апелляционной инстанции, изложив показания осужденного и признав в приговоре, что они противоречивы, не указал в своем решении, какой части этих показаний он доверяет, а какой нет.

Кроме того, судом апелляционной инстанции не были соблюдены требования ч. 2 ст. 366 УПК РФ, поскольку в прениях сторон сначала слово было предоставлено прокурору, а не лицу, подавшему жалобу.

 

Раздел V. НЕКОТОРЫЕ ОШИБКИ, ДОПУСКАЕМЫЕ СУДАМИ

ПРИ РАССМОТРЕНИИ ХОДАТАЙСТВ ОБ ИЗБРАНИИ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ

В ВИДЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПОД СТРАЖУ ИЛИ ПРОДЛЕНИИ СРОКА СОДЕРЖАНИЯ

ПОД СТРАЖЕЙ

 

В резолютивной части решения о применении меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого, обвиняемого либо о продлении срока содержания под стражей этих лиц необходимо указывать, до какой даты и на какой срок принято соответствующее решение (п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 г. N 22 "О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста").

По причине отсутствия указанных выше сведений было изменено постановление Киселевского городского суда от 03.09.2010 г. в отношении И. (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 01.10.2010 г.).

В 2010 году довольно часто имели место случаи, когда судьи практически не мотивировали свое решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, не указывая в постановлении основания для ее избрания, предусмотренные статьей 97 УПК РФ, либо не приводя конкретных фактических обстоятельств, подтверждающих их наличие.

Так, из постановления Центрального районного суда г. Новокузнецка от 07.09.2010 г. в отношении Ч. исключено указание суда первой инстанции о том, что Ч. может воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Как указала судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда, суд не привел никаких доказательств в обоснование своей позиции в этой части (кассационное определение от 30.09.2010 г.).

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 02.09.2010 г. отменено постановление Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 28.07.2010 г. в отношении Л.

Из определения судебной коллегии, в частности, следует, что суд первой инстанции пришел к выводу о том, что Л. может оказать давление на участников процесса, в том числе, на потерпевшую.

Между тем, по мнению коллегии, данное обстоятельство не подтверждается материалами дела, согласно которым Л. один раз по инициативе потерпевшей встречался с ней в присутствии родственников и посторонних граждан, при этом ничем ей не угрожал. То обстоятельство, что потерпевшая частично изменяла показания в отношении Л., по мнению коллегии, не свидетельствует о том, что это было сделано под давлением обвиняемого.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 10.09.2010 г. отменено постановление Юргинского городского суда от 13.08.2010 г. в отношении Г.

Из кассационного определения следует, что суд первой инстанции посчитал, что представленные материалы позволяют сделать вывод о причастности Г. к совершению инкриминируемого преступления.

Вместе с тем, как отметила коллегия, каких-либо новых свидетельств (после отмены предыдущего постановления об избрании Г. меры пресечения в виде заключения под стражу), подтверждающих это, к материалам не приобщено и не исследовалось в судебном заседании.

Более того, указала коллегия, к материалу приобщена жалоба свидетеля И., адресованная прокурору, из которой следует, что оперативные работники вынуждали его дать показания, уличающие Г.

По-прежнему имеют место случаи, когда судьи, рассматривая ходатайства следователей об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, предрешают в постановлениях вопрос о виновности обвиняемого (подозреваемого) в преступлении либо ссылаются на обстоятельства, не предусмотренные статьей 97 УПК РФ.

Так, судья Рудничного районного суда г. Прокопьевска в постановлении от 04.08.2010 г. об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении К., указал, что тот совершил особо тяжкое преступление. Обосновал свое решение судья, в том числе, общественной опасностью совершенного преступления (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 27.08.2010 г.).

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 02.07.2010 г. отменено постановление Анжеро-Судженского городского суда от 24.06.2010 г. в отношении П.

Как отметил суд кассационной инстанции, решение об избрании П. меры пресечения в виде заключения под стражу судья обосновал тяжестью инкриминируемых ей преступлений и при этом не привел ни одного из оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 05.08.2010 г. изменено постановление Яйского районного суда от 16.07.2010 г. в отношении Р.

Из постановления суда исключено указание о том, что после освобождения из мест лишения свободы Р. вновь продолжила заниматься преступной деятельность.

В соответствии со статьей 99 УПК РФ при решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления и определения ее вида при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, должны учитываться также тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

В том числе в связи с несоблюдением этих требований отменено постановление Орджоникидзевского районного суда г. Новокузнецка от 10.09.2010 г. в отношении Ш.

Как указала судебная коллегия, суд первой инстанции, удовлетворяя ходатайство следователя, не исследовал данные о личности обвиняемого (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 27.09.2010 г.).

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 01.11.2010 г. отменено постановление Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 14.10.2010 г. в отношении В.

Из определения судебной коллегии следует, что судом первой инстанции в данном случае не в полной мере были соблюдены права участников уголовного судопроизводства.

Как отметила коллегия, из протокола судебного заседания усматривается, что судья заслушал ходатайство прокурора об отложении рассмотрения ходатайства следователя на 72 часа (которое поддержал адвокат), после чего, не выслушав мнение сторон по ходатайству следователя об избрании меры пресечения, разрешил ходатайство следователя по существу.

 

Раздел VI. ОТМЕНА СУДЕБНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ О ВОЗВРАЩЕНИИ

УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПРОКУРОРУ ДЛЯ УСТРАНЕНИЯ ПРЕПЯТСТВИЙ

ЕГО РАССМОТРЕНИЯ СУДОМ

 

При решении вопроса о возвращении уголовного дела прокурору по основаниям, указанным в статье 237 УПК РФ, под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения изложенных в статьях 220, 225 УПК РФ положений, которые служат препятствием для принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта.

В частности, исключается возможность вынесения судебного решения в случаях, когда обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого; обвинительное заключение или обвинительный акт не подписан следователем (дознавателем), обвинительное заключение не согласовано с руководителем следственного органа либо не утверждено прокурором, обвинительный акт не утвержден начальником органа дознания или прокурором; в обвинительном заключении или обвинительном акте отсутствуют указание на прошлые неснятые и непогашенные судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, данные о потерпевшем, если он был установлен по делу (п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2009 N 28 "О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству").

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 16.09.2010 г. отменено постановление Ленинск-Кузнецкого районного суда от 19.07.2010 г. о возвращении прокурору дела в отношении С.

Из кассационного определения следует, что суд первой инстанции возвратил уголовное дело в отношении С. для соединения его с уголовным делом в отношении Н., указав при этом, что оснований, предусмотренных ст. 154 УК РФ, для выделения уголовного дела в отношении последнего в отдельное производство у следователя не было.

Однако, по мнению судебной коллегии, указанные выводы суда не подтверждаются исследованными в судебном заседании обстоятельствами, не основаны на требованиях закона и ничем не мотивированы.

Как отметила коллегия, в соответствии со ст. 154 УПК РФ следователь вправе выделить в отдельное производство уголовное дело в отношении обвиняемого в совершении преступления, не связанного с деяниями, вменяемыми в вину по расследуемому уголовному делу.

Согласно кассационному определению следователь выделил в отдельное производство материалы уголовного дела в отношении Н., поскольку в ходе следствия не было установлено, что Н. и С. совершили преступление в соучастии. Таким образом, вывод суда первой инстанции о том, что следователь выделил данное дело в отдельное производство без всяких оснований, по мнению коллегии, необоснован и неподтверждается материалами уголовного дела.

Коллегия также указала, что в соответствии со ст. 153 УПК РФ в одном производстве могут быть соединены уголовные дела в отношении нескольких лиц, совершивших одно или несколько преступлений, одного лица, совершившего несколько преступлений, а также лица, обвиняемого в заранее не обещанном укрывательстве преступлений, расследуемых по этим уголовным делам.

Тем не менее, отметила судебная коллегия, суд не указал, по какому конкретно основанию, из числа указанных в ст. 153 УПК РФ, подлежат соединению уголовные дела в отношении С. и Н.

Поскольку иных препятствий к рассмотрению уголовного дела в отношении С. по существу, по мнению коллегии, не усматривается, постановление суда признано незаконным и отменено.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 12.08.2010 г. отменено постановление Центрального районного суда г. Кемерово от 22.06.2010 г., которым прокурору возвращено дело в отношении Б., Л. и Ж.

Согласно кассационному определению суд, возвращая уголовное дело прокурору, указал, что в обвинении не определена стоимость похищенного у потерпевшей К. телефона, что нарушает право Ж. и Б. на защиту, поскольку не позволяет им оспаривать стоимость похищенного.

Однако, как отметила судебная коллегия, из постановлений о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительного заключения видно, что Б. вытащил из кармана верхней одежды, одетой на К., принадлежащий ей мобильный телефон "Сони Эриксон-510", из рук К. выхватил 2 банки пива "Балтика" стоимостью 40 рублей за каждую на 80 рублей. После чего, согласно указанным документам, Ж. и Б., открыто похитив имущество К. на общую сумму 2 080 рублей, с места преступления скрылись.

По мнению коллегии, с учетом изложенных органами предварительного следствия обстоятельств дела, стоимость похищенного телефона фактически предъявлена, поскольку указана стоимость банок пива и общая стоимость похищенного. Как указала судебная коллегия, фактическую стоимость похищенного телефона в данном случае можно было выяснить в судебном заседании, не возвращая дела прокурору.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 17.08.2010 г. отменено постановление Ленинского районного суда г. Кемерово от 09.07.2010 г. о возвращении прокурору дела в отношении Б.

Согласно кассационному определению уголовное дело в отношении Б. было возвращено прокурору в связи с нарушениями требований п. 1 ч. 1 ст. 220 УПК РФ, так как в обвинительном заключении отчество обвиняемого вместо правильного "Валерьевич" указано "Витальевич". Как указал суд первой инстанции допущенное нарушение закона, исключает возможность постановления приговора на основании данного обвинительного заключения.

Между тем, отметил суд кассационной инстанции, из материалов уголовного дела: требования о судимости, протокола задержания подозреваемого, протоколов допросов в качестве подозреваемого, постановления о привлечении в качестве обвиняемого, постановления об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, протокола явки с повинной, протокола допроса обвиняемого, следует, что лицо, привлекаемое к уголовной ответственности Б. ... Валерьевич. По мнению коллегии, содержание указанных документов свидетельствует о правильном установлении личности подсудимого в ходе предварительного следствия.

При изложенных обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу о том, что в обвинительном заключении допущена техническая ошибка, которая не является существенным нарушением норм уголовно-процессуального закона и могла быть устранена в судебном заседании.

 

Раздел VII. ОТМЕНА И ИЗМЕНЕНИЕ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ, ПРИНЯТЫХ

В ПОРЯДКЕ СТ. 125 УПК РФ

 

Помимо постановлений дознавателя, следователя и руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела и о прекращении уголовного дела судебному обжалованию в соответствии с частью 1 статьи 125 УПК РФ подлежат иные решения и действия (бездействие) должностных лиц, принятые на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, если они способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства или иных лиц, чьи права и законные интересы нарушены, либо могут затруднить доступ граждан к правосудию.

К иным решениям и действиям (бездействию), способным причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, следует относить, например, постановления дознавателя, следователя и руководителя следственного органа о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, о производстве выплат или возврате имущества реабилитированному, об отказе в назначении защитника, в допуске законного представителя, об избрании и применении к подозреваемому, обвиняемому мер процессуального принуждения, за исключением залога, домашнего ареста и заключения под стражу, которые применяются по решению суда.

К затрудняющим доступ граждан к правосудию следует относить такие действия (бездействие) либо решения должностных лиц, ограничивающие права граждан на участие в досудебном производстве по уголовному делу, которые создают гражданину препятствие для дальнейшего обращения за судебной защитой нарушенного права. К ним относятся, например, отказ в признании лица потерпевшим, отказ в приеме сообщения о преступлении либо бездействие при проверке этих сообщений, постановление о приостановлении предварительного следствия и другие (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 N 1 "О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации").

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 02.11.2010 г. отменено постановление Топкинского городского суда от 06.09.2010 г. об удовлетворении жалобы М. на постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о производстве следственного эксперимента.

Постановлением судьи от 06.09.2010 г. по жалобе М. постановление следователя о производстве в ходе расследования уголовного дела следственного эксперимента признано незаконным.

Между тем, как указала судебная коллегия, признавая постановление незаконным, суд не принял во внимание, что следственный эксперимент как следственное действие является одним из доказательств по уголовному делу, которое не причиняет ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства и не затрудняет их доступ к правосудию.

Кроме того, подчеркнула коллегия, суд фактически допустил в своем постановлении оценку доказательства, что не входит в его компетенцию на данной стадии судопроизводства. Законность и обоснованность следственного эксперимента как доказательства по делу, отметила коллегия, могут быть проверены только при рассмотрении уголовного дела по существу.

Исходя из положений, закрепленных в частях 3, 4 статьи 125 УПК РФ, жалоба, поданная в порядке указанной статьи, рассматривается в судебном заседании, о чем выносится постановление, при этом судья обязан обеспечить своевременное извещение о месте, дате и времени судебного заседания заявителя, его защитника, представителя (законного представителя), прокурора, участие которого является обязательным (пункт 8 статьи 37 УПК РФ), руководителя следственного органа, следователя, осуществляющего расследование по делу, по которому принесена жалоба.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 22.07.2010 г. отменено постановление Орджоникидзевского районного суда г. Новокузнецка от 18.05.2010 г., которым оставлена без удовлетворения жалоба Л. на действия старшего следователя СО по г. Новокузнецку следственного управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по Кемеровской области.

Как указала судебная коллегия, вышеуказанные требования уголовно-процессуального закона при рассмотрении жалобы Л. были судом нарушены.

Так, согласно кассационному определению, в материалах дела отсутствует постановление судьи о назначении судебного заседания, а также не содержится сведений о надлежащем извещении заявителя о дате и времени судебного заседания.

При аналогичных обстоятельствах отменено постановление Центрального районного суда г. Кемерово от 01.06.2010, которым оставлена без рассмотрения жалоба В. о признании незаконным постановления следователя от 30.04.2010 г. о возбуждении уголовного дела (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 17.08.2010 г).

Как указала коллегия, В. как заявитель жалобы имел право принимать участие в судебном разбирательстве, однако, данных о его извещении в деле нет, как и заявления В. с просьбой о рассмотрении жалобы в его отсутствие.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 05.10.2010 г. отменено постановление Гурьевского городского суда от 20.07.2010 г., которым К. было отказано в принятии к рассмотрению жалобы на постановление старшего следователя Гурьевского межрайонного следственного отдела от 16.04.2010 г. об отказе в возбуждении уголовного дела.

Из кассационного определения следует, что суд отказал в рассмотрении жалобы, ссылаясь на то, что она подана К. как участником судебного разбирательства по уголовного делу по обвинению его в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, однако, по делу постановлен обвинительный приговор, который вступил в законную силу.

Данный вывод суда, по мнению коллегии, нельзя признать обоснованным.

Так, указала судебная коллегия, из материала следует, что К. заявил о совершении сотрудниками милиции в отношении него преступления, заявление было рассмотрено и по нему принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Обстоятельства, указанные в заявлении К., по мнению коллегии, не касались фактических обстоятельств, установленных судом при рассмотрении уголовного дела по обвинению К. по ч. 4 ст. 111 УК РФ, поскольку дело рассматривалось только в рамках предъявленного обвинения.

При таких обстоятельствах, указала коллегия, при получении заявления о совершенном преступлении его следовало рассмотреть в соответствии с требованиями ст. ст. 144 - 145 УПК РФ и у заявителя было право на обжалование принятого решения в порядке ст. 125 УПК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 19.10.2010 г. отменено постановление Анжеро-Судженского городского суда от 26.08.2010 г., которым производство по жалобе М. на бездействие прокурора г. Анжеро-Судженска по заявлению М. от 14.05.2010 г. прекращено.

Как указала судебная коллегия, М. обратился в суд с жалобой на бездействие прокурора г. Анжеро-Судженска по его сообщению от 14.05.2010 г. о фактах совершения преступления должностными лицами, проводившими предварительное расследование по возбужденному в отношении него уголовному делу.

Суд, как следует из кассационного определения, в своем постановлении указал, что производство по жалобе М. подлежит прекращению ввиду отсутствия предмета рассмотрения жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ, поскольку осужденный обращался к прокурору в рамках гражданско-правовых отношений.

Судебная коллегия посчитала, что вывод суда о том, что заявление должно рассматриваться в рамках гражданско-правовых отношений, является необоснованным, поскольку заявитель оспаривал бездействие прокурора, выразившееся в том, что тот не принял процессуального решения, предусмотренного УПК по его заявлению о совершенном преступлении.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 02.12.2010 г. отменено постановление Заводского районного суда г. Кемерово от 30.09.2010 г., которым жалоба А. на постановление старшего следователя СО по г. Кемерово СУ СК при прокуратуре РФ по КО от 25.08.2010 г. об отказе в возбуждения уголовного дела оставлена без удовлетворения.

Из кассационного определения следует, что, отказывая заявительнице в возбуждении уголовного дела в отношении С., следователь сослался на постановление от 29.06.2010 г. о признании С. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ, с назначением административного наказания и указал на то, что в соответствии со ст. 50 Конституции РФ никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление.

Суд отказал А. в удовлетворении жалобы о признании указанного постановления незаконным.

Судебная коллегия пришла к выводу о том, что с выводами суда согласиться нельзя.

Коллегия, в частности, указала, что постановлением от 29.06.2010 г. С. был подвергнут административному взысканию за мелкое хулиганство, т.е. за нарушение общественного порядка, однако, из этого постановления не усматривается, что он наказан за действия именно в отношении А. Между тем, указала коллегия, в заявлении А., адресованном руководителю СУСК при прокуратуре РФ по Кемеровской области, она просила привлечь С. к уголовной ответственности за деяния, совершенные в отношении нее лично, а именно за оскорбление ее неприличными, в том числе с употреблением нецензурных, словами, а также за иные действия.

Кроме того, коллегия посчитала, что из материала об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению А. усматривается, что решение по заявлению принято следователем без достаточной проверки ее доводов: не опрошены не только все лица, на которых она ссылается в заявлении, но и сама А. Судом же первой инстанции приведенным выше обстоятельствам надлежащая оценка, по мнению коллегии, не дана.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 09.12.2010 г. отменено постановление Крапивинского районного суда от 18.10.2010 г. о признании законным и обоснованным постановления об отказе в возбуждении в отношении Л. уголовного дела по ч. 1 ст. 286 УК РФ и оставлении без удовлетворения жалобы Х.

Как указала коллегия, рассматривая жалобу на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, суд вышел за пределы полномочий, предусмотренных ст. 125 УПК РФ, а именно, не указав в постановлении доводов, на основе которых признал постановление законным и обоснованным, привел совокупность доказательств, которым дал оценку, и на их основе сделал самостоятельные выводы.

Так, отметила коллегия, в постановлении суда, в частности, указано, что на основе доказательств суд пришел к выводу о том, что действия Л. не являются превышением должностных обязанностей.

 

Раздел VIII. ОТМЕНА И ИЗМЕНЕНИЕ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ, ПРИНЯТЫХ

В ПОРЯДКЕ ИСПОЛНЕНИЯ ПРИГОВОРА

 

Изучение кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда показало, что значительную часть ошибок при рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора, в 2010 году составили ошибки, допущенные судьями при разрешении ходатайств осужденных об условно-досрочном освобождении.

 

Некоторые ошибки, допускаемые при разрешении ходатайств

осужденных об условно-досрочном освобождении

 

При решении вопроса о возможности применения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания или замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания согласно положениям статей 79, 80 и 93 УК РФ судам надлежит обеспечить индивидуальный подход к каждому осужденному. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания может быть применено только к тем осужденным, которые, по признанию суда, для своего исправления не нуждаются в полном отбывании назначенного судом наказания и отбыли предусмотренную законом его часть. При этом время содержания лица под стражей до вынесения приговора и вступления его в законную силу засчитывается в срок фактического отбытия им лишения свободы.

Вывод суда о том, что осужденный для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания или заслуживает замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, должен быть основан на всестороннем учете данных о его поведении за весь период отбывания наказания, а не только за время, непосредственно предшествующее рассмотрению ходатайства или представления. При этом суду следует учитывать мнение представителя исправительного учреждения и прокурора о наличии либо отсутствии оснований для признания лица не нуждающимся в дальнейшем отбывании наказания или замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания (п. п. 1, 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.04.2009 N 8 "О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания").

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 23.09.2010 г. отменено постановление Таштагольского городского суда от 19.07.2010 г., которым Л. было отказано в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Согласно определению судебной коллегии, суд первой инстанции в нарушение требований ст. 79 УК РФ при рассмотрении ходатайства Л. учел поведение осужденного не за весь период отбывания наказания, а только за период отбывания им наказания в ИК-4. Вместе с тем, отметила коллегия, из исследованных материалов видно, что в ИК-4 Л. был переведен только 27.05.2010 г., а до этого он отбывал наказание в ИК-29.

Кроме того, из протокола судебного заседания суда первой инстанции следует, что судом обозревалось личное дело Л., однако, какие именно документы исследовались судом, и подтверждают ли они то, что осужденный характеризуется отрицательно, из протокола судебного заседания не видно.

Судебная коллегия также обратила внимание на то, что суд, указал в постановлении, что Л. недостаточно проявил свое отношение к совершенному преступлению, суд не учел, что согласно приговору вину в преступлении Л. признал полностью и в содеянном раскаялся.

Так, кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 17.08.2010 г. отменено постановление Чебулинского районного суда от 18.06.2010 г., которым Т. было отказано в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Согласно определению судебной коллегии, суд первой инстанции, рассмотрев ходатайство, в постановлении не указал, какие именно обстоятельства он принял во внимание, отказывая осужденной, а сослался только на то, что Т. при неотбытом сроке наказания 2 года 25 дней лишения свободы нуждается в дальнейшем отбывании назначенного наказания. Как указала судебная коллегия, фактически, суд обосновал свой вывод лишь неотбытым сроком наказания, однако, не учел при этом, что срок наказания, по отбытии которого возможно применение условно-досрочного освобождения, установлен ст. 79 УК РФ и Т. его отбыла.

По мнению судебной коллегии, судом также не принято во внимание и не дано оценки тому обстоятельству, что осужденная Т. поощрялась не только за добросовестное отношение к труду, но и за примерное поведение и участие в общественной жизни отряда.

Кроме того, как указала коллегия, суд не дал оценки тому факту, что ходатайство поддержано администрацией исправительного учреждения и прокурором, а также не учел то, что постановлением Шипуновского районного суда Алтайского края Т. была переведена для дальнейшего отбывания наказания в колонию-поселение, поскольку своим поведением и отношением к труду доказала, что твердо встала на путь исправления и перевоспитания.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 30.09.2010 г. отменено постановление Мариинского городского суда от 10.08.2010 г., которым С. было отказано в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Суд первой инстанции, отклоняя ходатайство осужденного, согласился с мнением прокурора, который признал поведение осужденного нестабильным, так как за время отбывания наказания он имеет одно погашенное взыскание.

Вместе с тем, отметила судебная коллегия, суд не указал в постановлении, почему он отвергает мнение администрации исправительного учреждения, которая поддержала ходатайство осужденного, охарактеризовала его исключительно с положительной стороны.

Судом, по мнению судебной коллегии, не принято в полной мере во внимание то, что С. принимает участие в воспитательных мероприятиях, поддерживает социально значимые связи, отношения с положительно настроенной частью осужденных. При этом, как указала коллегия, суд указал в постановлении, что осужденный в самодеятельных организациях не состоит, хотя ни в характеристике, ни в показаниях участников процесса об этом ничего не сказано.

Как следует из определения судебной коллегии, суд не привел убедительных доводов, почему одно погашенное взыскание, наложенное на осужденного, свидетельствует о нестабильности его поведения, в то время как исследованные материалы дела и показания представителя администрации исправительного учреждения свидетельствуют об обратном.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 28.09.2010 г. отменено постановление Чебулинского районного суда от 03.08.2010 г., которым С. было отказано в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Как указала судебная коллегия, из материалов дела следует, что взысканий за весь период отбывания С. не имела, администрация учреждения поддерживает ее ходатайство.

Однако, суд первой инстанции указал, что мнение администрации и прокурора о том, что ходатайство С. подлежит удовлетворению, является преждевременным. Между тем, как указано в кассационном определении, судом не приведено мотивов, по которым он пришел к выводу о том, что С. нуждается в дальнейшем отбывании наказания.

 

Ошибки, допускаемые судами при рассмотрении

иных вопросов, связанных с исполнением приговора

 

В соответствии с частью 1 статьи 190 УИК РФ при уклонении условно осужденного от исполнения возложенных на него судом обязанностей либо при нарушении им общественного порядка, за которое он привлекался к административной ответственности, уголовно-исполнительная инспекция предупреждает его в письменной форме о возможности отмены условного осуждения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 19.10.2010 г. отменено постановление Юргинского городского суда от 10.08.2010 г., которым К. отменено условное осуждение, назначенное приговором Юргинского городского суда от 27.08.2008 г.

Как указала судебная коллегия, принимая решение об отмене условного осуждения, суд сослался на то, что К. уклонился от исполнения возложенных судом обязанностей, а именно систематически не являлся на регистрацию в соответствующий орган. Между тем, отметила коллегия, из исследованных судом материалов дела усматривается, что за неявку на регистрацию 04.05.2010 г. и 07.06.2010 г. К. был предупрежден 30.06.2010 г., тогда же ему разъяснена возможность отмены условного осуждения в случае продолжения неисполнения возложенных судом обязанностей. При этом, согласно кассационному определению, уже 06.07.2010 г. уголовно-исполнительной инспекцией внесено представление на отмену К. условного осуждения.

Судебная коллегия отметила, что в данном случае судом первой инстанции не дана оценка тому обстоятельству, что после вынесения предупреждения К. не уклонялся от исполнения возложенных на него обязанностей, факты уклонения не описаны в постановлении суда, не отражены они и в представлении.

Кроме того, К. был привлечен к административной ответственности за нарушение общественного порядка 01.03.2010 г., в то же время, указала коллегия, неуплата 18.03.2010 г. штрафа за предыдущее административное правонарушение не является нарушением общественного порядка. Таким образом, посчитала коллегия, К. было допущено однократное нарушение общественного порядка, которое, как подчеркнула коллегия, является основанием для продления испытательного срока, а не его отмены, в связи с чем предупреждение об отмене условного осуждения от 05.04.2010 г. сделано К. уголовно-исполнительной инспекцией без достаточных оснований.

Коллегия также обратила внимание на то, что при принятии решения суд указал, что К. "злостно не исполняет возложенные на него судом обязанности", что не предусмотрено в качестве основания для отмены условного осуждения действующей в настоящее время редакцией ч. 3 ст. 74 УК РФ

Исходя из положений статьи 399 УПК РФ вопросы, связанные с исполнением приговора, разрешаются в судебном заседании, в ходе которого ведется протокол.

В судебное заседание вызывается представитель учреждения, исполняющего наказание, в нем также вправе участвовать прокурор. Решение об участии в судебном заседании осужденного принимает суд. Осужденный может осуществлять свои права при помощи адвоката.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 20.07.2010 г. отменено постановление Юргинского городского суда от 27.05.2010 г., которым приведен в соответствие с действующим законодательством приговор Гулькевичского районного суда Краснодарского края от 10.12.2008 г. в отношении Ш.

Как указала судебная коллегия, судом первой инстанции были нарушены требования уголовно-процессуального закона, гарантирующие участникам уголовного судопроизводства право на участие в судебном заседании.

Так, отметил суд кассационной инстанции, из материалов дела следует, что к ходатайству осужденного был приложен ордер адвоката А., выданный некоммерческой организацией "Коллегия адвокатов "СибЮст", из которого следует, что ему поручено представлять интересы осужденного Ш. в суде.

Между тем, как указала коллегия, в деле отсутствует постановление судьи о назначении судебного заседания, не содержится сведений о надлежащем извещении адвоката и прокурора о дате и времени судебного заседания, а также не разрешен вопрос об участии в судебном заседании осужденного.

Согласно части 1 статьи 10 УК РФ обратную силу имеет уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление до вступления такого закона в силу, а также лица, отбывающего наказание или отбывшего наказание, но имеющего судимость.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 23.11.2010 г. изменено постановление Кировского районного суда от 06.09.2010 г., которым в отношении З. частично удовлетворено ходатайство о приведении приговоров от 16.03.2000 г., 26.09.2000 г., 25.01.2005 г. в соответствие с действующим законодательством.

Как указала судебная коллегия, требования вышеуказанного закона судом выполнены не в полной мере.

Так, отметила коллегия. в постановлении суд указал, что действия осужденного З. по эпизоду преступления от 27.11.1999 г., за совершение которого он осужден приговором от 26.09.2000 г., следует квалифицировать по п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ в редакции ФЗ от 08.12.2003 г. При этом, по мнению коллегии, судом оставлено без внимания то обстоятельство, что наказание за совершение кражи группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в хранилище в редакции Федерального закона от 31.10.2002 г. в виде штрафа является более мягким по сравнению с санкцией данного уголовного закона в редакции закона от 08.12.2003 г.

Кроме того, судебная коллегия указала, что суд, исключив из приговора квалифицирующие признаки и сократив назначенное З. наказание по ч. 3 ст. 69 УК РФ, не снизил окончательное наказание, назначенное ему по ч. 5 ст. 69 УК РФ.

 

Раздел IX. ОТМЕНА И ИЗМЕНЕНИЕ ИНЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ

 

Согласно статье 115 УПК РФ с целью обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества суд по ходатайству следователя (дознавателя) может наложить арест на имущество, находящееся у других лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

В соответствии с частью 4 статьи 115 УПК РФ суд не вправе налагать арест на имущество, на которое в соответствии с ГПК РФ не может быть обращено взыскание.

При этом, согласно части 1 статьи 446 ГПК РФ, взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на принадлежащее гражданину на праве собственности жилое помещение, если для него и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 26.08.2010 г. отменено постановление Промышленновского районного суда от 05.07.2010 г., которым частично удовлетворено ходатайство старшего следователя СЧ ГСУ при ГУВД по Кемеровской области о наложении ареста на имущество, принадлежащее на праве общей долевой собственности К-ым О. и Н.

Из кассационного определения следует, что арест был наложен в рамках производства по уголовному делу о преступлении, предусмотренном ч. 4 ст. 160 УК РФ, возбужденному по факту хищения денежных средств, находящихся на счетах КПКГ "Лидер".

Как указала судебная коллегия, суд, принимая решение о наложении ареста на имущество, принадлежащее К-вым, не проверил, имеются ли по названному уголовному делу подозреваемые или обвиняемые лица, а также есть ли достаточные основания полагать, что это имущество получено в результате преступных действий подозреваемых или обвиняемых либо использовалось в качестве орудий преступления.

Также, по мнению судебной коллегии, судом не были исследованы обстоятельства приобретения указанного имущества, не проверено, не является ли, в частности, земельный участок, принадлежащий К-вым, имуществом, на которое не может быть наложено взыскание.

Более того, на данные нарушения при рассмотрении ходатайства, как подчеркнула коллегия, указывалось в кассационном определении от 24.06.2010 г., которым было отменено предыдущее постановление Промышленновского районного суда о наложении ареста на имущество К-вых. Однако в нарушение требований ч. 6 ст. 388 УПК РФ суд первой инстанции допущенные ошибки не устранил.

Ходатайство о производстве следственного действия подлежит рассмотрению судьей районного суда по месту производства предварительного следствия или производства следственного действия (часть 2 статьи 165 УПК РФ).

Предварительное следствие по общему правилу производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления (статья 152 УПК РФ).

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 19.10.2010 г. отменено постановление Топкинского городского суда от 02.09.2010 г., которым следователю СЧ ГСУ при ГУВД по Кемеровской области было отказано в удовлетворении ходатайства о производстве выемки документов из МИФНС по Новосибирской области, расположенной в г. Новосибирске.

Из кассационного определения следует, что, отказывая в удовлетворении ходатайства о производстве выемки документов, суд в постановлении указал, что оно неподсудно Топкинскому районному суду, поскольку СЧ ГСУ при ГУВД по Кемеровской области, производящее предварительное следствие по делу, расположена на территории района, подпадающего под юрисдикцию Центрального районного суда г. Кемерово, местом же производства выемки является г. Новосибирск.

Как указала коллегия, суд не учел, что предварительное расследование по уголовному делу производится на территории г. Топки, где и совершено деяние, содержащее признаки преступления, дислокация органа, производящего расследование в данном случае не имеет значения. По мнению коллегии, при таких обстоятельствах у следователя имелись все основания обратиться в Топкинский городской суд.

Кроме того, отметила коллегия, суд, решив, что материал по ходатайству о производстве выемки не подсуден данному суду, должен был отказать в принятии ходатайства, однако, рассмотрел его и отказал следователю в удовлетворении ходатайства.

В соответствии со статьей 25 УПК РФ суд вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных статьей 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

Указание в статье 25 УПК РФ на то, что суд вправе, а не обязан прекратить уголовное дело, не предполагает возможность произвольного решения судом этого вопроса исключительно на основе своего усмотрения.

Рассматривая заявление потерпевшего о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, орган или должностное лицо, осуществляющие уголовное судопроизводство, не просто констатируют наличие или отсутствие указанных в законе оснований для этого, а принимают соответствующее решение с учетом всей совокупности обстоятельств конкретного дела, включая степень общественной опасности совершенного деяния, личность обвиняемого, обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность (Определение Конституционного Суда РФ от 04.06.2007 N 519-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Ленинского районного суда города Махачкалы о проверке конституционности статьи 25 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации").

Кассационным определением Кемеровского областного суда от 05.10.2010 г. отменено постановление Зенковского районного суда г. Прокопьевска от 12.08.2010 г., которым в соответствии со ст. 25 УПК РФ прекращено уголовное дело по обвинению У. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 216 УК РФ.

Как указала коллегия, суд, прекращая уголовное дело в отношении У. по основаниям, предусмотренным ст. 25 УПК РФ, не мотивировал свое решение о возможности прекращения уголовного дела применительно к конкретным обстоятельствам дела, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного и личности подсудимого, а фактически лишь констатировал наличие указанных в законе оснований для прекращения дела.

Между тем, как следует из кассационного определения, в судебном заседании государственный обвинитель возражал против удовлетворения ходатайства потерпевшего о прекращении уголовного дела, и при этом подробно мотивировал свою позицию. Однако, отметил суд кассационной инстанции, в нарушение требований п. 2 ст. 307 УПК РФ суд не привел в постановлении все доводы государственного обвинителя и не дал им никакой оценки, в том числе тому обстоятельству, что основным объектом преступления, предусмотренного ст. 216 УК РФ, является общественная безопасность при ведении горных работ и У. допустил грубые нарушения правил безопасности при ведении горных работ

Кроме того, подчеркнула коллегия, ст. 25 УПК РФ предусматривает возможность прекращения уголовного дела лишь в случае, если лицо загладило причиненный потерпевшему вред.

Суд же, указав в постановлении, что У. загладил причиненный вред, лишь изложил, к тому же, по мнению коллегии, произвольно, содержание заявления потерпевшего и при этом не выяснил, действительно ли подсудимым заглажен причиненный вред.

Между тем, указала судебная коллегия, из материалов уголовного дела видно, что потерпевший в течение 5 месяцев находился на стационарном лечении в больнице, и после этого его здоровье полностью не восстановилось. При этом из кассационного определения следует, что У. возместил потерпевшему лишь 5 тысяч рублей, а суд не выяснил, в связи с чем последний полагает, что причиненный ему вред заглажен.

 

Судебная коллегия

по уголовным делам

Кемеровского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь