Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 февраля 2011 г. по делу N 22-1142/2011

 

Мировой судья Наумова О.А.

Судья Новикова Н.С.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего судьи Рудакова Е.В., судей Патраковой Н.Л. и Михалева П.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании от 22 февраля 2011 года кассационную жалобу осужденного С. на постановление Усольского районного суда Пермского края от 14 января 2011 года, которым приговор мирового судьи судебного участка N 120 Усольского муниципального района Пермского края от 12 октября 2010 года в отношении

С., дата рождения, уроженца <...>, судимого:

- 08 февраля 2008 года Усольским районным судом Пермского края по ч. 1 ст. 111 УК РФ (с учетом кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 15 апреля 2008 года) к 2 годам 10 месяцам лишения свободы, освободившегося 26 мая 2009 года условно-досрочно на неотбытый срок 1 год 3 месяца 20 дней, осужденного по ч. 1 ст. 115 УК РФ к 180 часам обязательных работ, по ч. 1 ст. 119 УК РФ к 1 году лишения свободы, в силу ч. 2 ст. 69 УК РФ, путем поглощения менее строгого наказания более строгим определено 1 год лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ частично присоединено неотбытое наказание по приговору Усольского районного суда от 08 февраля 2008 года, окончательно определено 1 год 9 месяцев лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Постановлено взыскать со С. в пользу К. в счет компенсации морального вреда 30 000 рублей. Решена судьба вещественных доказательств, оставлен без изменения, апелляционная жалоба С. оставлена без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Михалева П.Н., выступление осужденного С. по доводам жалобы об отмене постановления суда апелляционной инстанции и мирового судьи, мнение прокурора Захаровой Е.В. об оставлении судебных решений без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

мировым судьей С. признан виновным в том, что в ночное время 11 августа 2010 года, в состоянии алкогольного опьянения нанес К. один удар бутылкой по голове, после чего высказывая угрозу убийством, нанес К. осколком бутылки удар по лицу, причинив резаную рану нижней губы, продолжая свои преступные действия, угрожая убийством нанес лежащему К. 10 ударов кулаками и 10 ударов ногами по лицу, голове, спине, рукам, бокам тела, причинив физическую боль. После этого С. вытащил потерпевшего из дома, где угрожая убийством нанес К. удар обухом топора по голове, а также лезвием топора один удар по спине и один удар по правой ноге. В результате преступных действий С. потерпевшему К. были причинены телесные повреждения, квалифицирующиеся как легкий вред здоровью по признаку кратковременного его расстройства на срок не свыше 3-х недель. Угрозу убийством и действия С. потерпевший К. воспринимал реально и опасался ее осуществления.

Постановлением Усольского районного суда Пермского края от 14 января 2011 года приговор мирового судьи оставлен без изменения.

В кассационной жалобе осужденный С. ставит вопрос об отмене постановления и приговора мирового судьи либо их изменении путем назначения наказания не связанного с лишением свободы. Указывает, что выводы суда о его виновности основаны на показаниях жены, дочери и матери потерпевшего, которые очевидцами произошедших событий не были, являются заинтересованными лицами в силу давно сложившихся неприязненных отношений, а сам потерпевший в силу этих же причин оговаривает его. Свидетели К1., А. в ходе следствия допрашивались в нетрезвом состоянии, в судебном заседании свои оглашенные показания не подтвердили, показав, что протокол допроса подписывали не читая. Обращает внимание на тот факт, что после избиения как оно описано в приговоре, у потерпевшего на ногах сланцы остаться не могли, следовательно, он сам ушел из дома А. В материалах дела отсутствуют данные о переломе руки у потерпевшего, поэтому выводы суда о том, что он в силу этого не мог защищаться ничем не подтверждены. Утверждает о том, что К. сам напал на него, ударив по голове бутылкой. Ударов К. топором не наносил, угроз убийством не высказывал, ни один из допрошенных свидетелей об этом не говорил. Топор, незаконно изъятый у него дома ни ему, ни потерпевшему не предъявлялся и не исследовался. Считает, что имевшиеся у потерпевшего раны, могли образоваться во время борьбы с ним, а также в результате падения на осколки разбитой посуды. Полагает, что суд необоснованно рассмотрел его апелляционную жалобу без допроса понятых, которые участвовали при осмотре места происшествия, которые видели капли крови в коридоре, сенях, на лестнице и крыльце, что опровергает выводы суда о том, что он вытащил потерпевшего на улицу, поскольку в результате этого остались бы размытые полосы крови. Кроме того, не установлено кому принадлежит эта кровь, потерпевшему или ему, так как у него самого была травма головы, что подтверждается медицинскими документами. Не согласен и с решением суда о взыскании с него в пользу потерпевшего компенсации морального вреда.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия считает, что постановление суда об оставлении приговора мирового судьи является законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности С. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 119 УК РФ являются правильными, поскольку основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, которые суд проанализировал, дал им надлежащую оценку, указав в приговоре мотивы, по которым приняты одни доказательства и отвергнуты другие.

Делая вывод о виновности С., суд первой и апелляционной инстанции обоснованно сослались на показания потерпевшего К., из которых следует, что С. из личных неприязненных отношений подверг его избиению руками и ногами, нанес удар стеклянной бутылкой по голове, угрожал убийством, а также наносил удары обухом топора по голове, острием топора по голове, спине и ногам, причинив физическую боль и телесные повреждения, повлекшие за собой легкий вред здоровью по признаку кратковременности расстройства.

Показаниями свидетелей К3., К4. и К2. установлено, что К. был избит С. в доме А., а затем и на улице, при этом С. наносил ему удары топором по различным частям тела, угрожал убийством, о чем им стало известно со слов самого потерпевшего, при этом свидетель К2. видела, что избитый отец полз к дому, за ним с топором в руках шел С., нецензурно выражался, угрожал убийством, а после того как она включила свет, ушел.

Из показаний свидетеля Е. видно, что он проснулся от шума, увидел обоюдную драку между С. и К., в процессе которой С. повалил К. на диван и наносил ему удары, на полу лежали осколки от стеклянной бутылки.

Данные показания потерпевшего, свидетелей согласуются с заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно выводов которой у потерпевшего имелись телесные повреждения в виде ран на лице/голове, туловище (спине) и правой ноге, кровоподтеков и ссадин на лице (с кровоизлияниями в соединительные оболочки глаз), ссадин на руках, которые квалифицируются как легкий вред здоровью по признаку кратковременности расстройства.

Выводы эксперта о механизме образования у потерпевшего имевшихся телесных повреждений, соответствуют показаниям потерпевшего о характере и способе примененного к нему насилия С., используемых при этом предметов.

Доводы осужденного о том, что имевшиеся у потерпевшего телесные повреждения образовались во время борьбы с ним, а также в результате падения на осколки разбитой посуды, опровергаются кроме показаний потерпевшего и заключением эксперта, о том, что все имевшиеся раны образовались от воздействий предметами/орудиями с острыми кромками, ссадины и кровоподтеки от действий твердыми предметами (частями тела человека), протоколом осмотра места происшествия, которым установлено наличие осколков от стеклянной бутылки на полу в комнате, а также пятен бурого цвета: во дворе дома, на крыльце, на полу в комнате, диване, матраце, подушках, на обоях над диваном, на столе.

Из приведенных выше доказательств в их совокупности следует, что потерпевшему наносились именно удары, получение имевшихся телесных повреждений во время борьбы и падения на осколки разбитой посуды невозможно, с учетом наличия пятен бурого цвета в различных местах, в том числе на обоях, диване, подушках и столе.

Судом обоснованно опровергнута версия осужденного об оговоре со стороны потерпевшего, свидетелей К2., Е.

С учетом того, что хотя между ними и сложились неприязненные отношения, однако потерпевший после избиения сразу же обратился в органы милиции, в медицинское учреждение, последовательно утверждал об избиении его С., при этом потерпевший был предупрежден об уголовной ответственности за заведомо ложный донос, дачу заведомо ложных показаний.

Имевшиеся у С. телесные повреждения, на что указывается в жалобе, не соответствуют способу, характеру и количеству причиненных потерпевшему К. телесных повреждений.

С учетом изложенного, доводы осужденного о причинении вреда здоровью потерпевшего в процессе обороны от его действий, являются надуманными.

Ссылку осужденного на то, что приговор постановлен на недостоверных показаниях свидетелей А. и К1., которые находились в состоянии алкогольного опьянения, в ходе следствия могли дать неверные показания, в судебном заседании их не подтвердили, судебная коллегия не может признать состоятельной.

Данные свидетели поясняли о конфликте между С. и К., в совокупности с иными доказательствами, их показания были положены в основу обвинительного приговора.

Дальнейшему изменению показаний свидетелей А. и К1., суд дал соответствующую оценку, признав их недостоверными, приведя соответствующие мотивы своего решения.

Доводы осужденного о том, что протоколом осмотра места происшествия не подтверждается тот факт, что он вытаскивал потерпевшего из дома, поскольку следов волочения, размытых полос крови не зафиксировано, не основаны на доказательствах исследованных в судебном заседании.

Так приговором суда установлено, что С. за руки вытащил потерпевшего из дома, об этом же свидетельствуют оглашенные показания свидетеля А. и потерпевшего К., поэтому при таких обстоятельствах, наличие следов волочения, размытых полос крови совсем не обязательно.

Доводам осужденного о незаконности изъятия из его дома топора, судом дана надлежащая оценка, обоснованно указано о проведении данного изъятия в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона.

То обстоятельство, что данный топор не предъявлялся осужденному и потерпевшему, не свидетельствует о том, что этот топор не применялся С. в отношении потерпевшего.

С учетом характера примененного насилия, использованных предметов, высказываемых угроз убийством при этом, у потерпевшего имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Судебная коллегия не находит оснований сомневаться в достоверности доказательств, на которых постановлен приговор, проверенный в апелляционном порядке, исходя из их анализа, суд пришел к обоснованному выводу о квалификации действий С. по ч. 1 ст. 119, ч. 1 ст. 115 УК РФ.

Наказание С. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом тяжести и степени общественной опасности им содеянного, данных о его личности, обстоятельства отягчающего наказание - рецидива преступлений, полностью соответствует положениям ст. 6, ч. 2 ст. 43, ст. 60, 63 УК РФ, является справедливым и соразмерным содеянному.

Исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступлений, поведением виновного, которые бы существенно уменьшали степень общественной опасности содеянного, по делу не имеется, поэтому судом не установлено оснований для применения положений ст. 64, 73 УК РФ, не усматривает таковых и судебная коллегия.

Размер компенсации морального вреда судом определен на основании ст. 151, 1100 ГК РФ, в соответствии с требованиями закона, с учетом степени физических и нравственных страданий потерпевшего, степени вины нарушителя, принципа разумности и справедливости, является соразмерным содеянному.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора по доводам жалобы осужденного.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

постановление Усольского районного суда Пермского края от 14 января 2011 года которым оставлен без изменения приговор мирового судьи судебного участка N 120 Усольского муниципального района Пермского края от 12 октября 2010 года в отношении С. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного С. оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь