Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 февраля 2011 г. по делу N 22-1154

 

Судья Налимов А.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда

в составе:

председательствующего судьи Лядова Н.Л.,

судей Андриянова А.А., Устименко А.А.

при секретаре К. рассмотрела в открытом судебном заседании 22 февраля 2011 года кассационные жалобы осужденного Ф. и адвоката Новоселова В.В. в защиту интересов осужденного на приговор Лысьвенского городского суда Пермского края от 30 декабря 2010 года, которым

Ф., родившийся дата, в <...>, несудимый,

осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Лядова Н.Л., изложившего содержание приговора, кассационной жалобы, выступление адвоката Сакмарова П.В. в защиту интересов осужденного об отмене приговора по доводам кассационных жалоб, мнение прокурора Денисова М.О. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ф. приговором суда признан виновным и осужден за причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Как указано в приговоре, преступление совершено при следующих обстоятельствах.

23 октября 2010 года в период с 20 часов 10 минут до 23 часов 00 минут в квартире, расположенной по адресу: <...> Ф. в состоянии алкогольного опьянения в ходе ссоры на почве личных отношений избил С., нанеся тому руками и деревянным стулом не менее шести ударов в область головы и не менее двух ударов в область левой руки.

В результате указанных действий С. была причинена закрытая черепно-мозговая травма в виде кровоизлияний под мягкую мозговую оболочку, в желудочки головного мозга, в мягкие ткани головы, кровоподтеков, ссадин на лице, волосистой части головы, левой ушной раковине, кровоизлияний и ушибленной раны на слизистой верхней губы, ушибленных ран на слизистой нижней губы, осложнившееся отеком и набуханием тканей головного мозга с вклинением его в большое затылочное отверстие.

Данные повреждения причинили тяжкий вред здоровью но признаку опасности для жизни и повлекли за собой по неосторожности смерть С., наступившую 24 октября 2010 года тут же на месте событий.

В судебном заседании Ф. вину признал частично.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней он ставит вопрос об отмене приговора или смягчении назначенного ему наказания, применении положений ст. 64 УК РФ. Просит учесть, что он не судим, не привлекался к административной ответственности, был трудоустроен, положительно характеризуется, имеет двоих малолетних детей. Он отрицает причастность к совершению преступления, за которое он осужден. Утверждает, что не наносил всех тех ударов, которые повлекли смерть потерпевшего. В подтверждение своих доводов ссылается на отсутствие каких-либо повреждений на его руках, следов крови на и на его одежде, которая была на нем в тот вечер и ночь. Полагает, что вопрос о том, каким предметом были нанесены травмы С., остался не выясненным. Считает, что к избиению С. и причинению ему травм могли быть причастны и другие лица, находившиеся в то время в квартире, тем более что одно из этих лиц - М. был ранее судим по ч. 1 ст. 111 УК РФ, а И., у которой С. совершил кражу, является сестрой М. По его мнению, высказывания И. о том, что С. не будет проживать в квартире, в которой живет она. выводы судебно-медицинского эксперта о времени наступления смерти потерпевшего подтверждают его версию о причастности к преступлению других лиц. Кроме того, он просит считает недопустимым доказательством показания несовершеннолетнего свидетеля И1., на которые суд сослался в приговоре, поскольку та была допрошена следователем в отсутствие законного представителя, хотя в протоколе допроса указано на присутствие при допросе матери названного свидетеля.

В кассационной жалобе в защиту интересов осужденного адвокат Новоселов В.В. также просит об отмене приговора, направлении дела на новое судебное рассмотрение. Считает, что вина Ф. в причинении смертельных травм потерпевшему не доказана. Отмечает, что имеются противоречия между выводом суда и заключением судебно-медицинского эксперта о периоде времени, в течение которого потерпевшему могли быть причинены смертельные телесные повреждения. По его мнению, эти повреждения не могли быть нанесены Ф., который избил С., как утверждается в приговоре, 23 октября 2010 года в период с 20 часов 10 минут до 23 часов 00 минут. Считает вывод суд о нанесении ударов потерпевшему стулом основанным лишь на предположениях. В подтверждение своих выводов ссылается на отсутствие на стуле следов крови. Приводит также данные, полученные при осмотре места происшествия, выводы судебно-медицинского эксперта о характеристиках предмета, которым были причинены травмы, об отсутствии повреждений на руках Ф.

Отмечает, что вывод суда в приговоре об умысле Ф. на причинение тяжкого вреда здоровья, основан лишь на предположениях. Не исключает возможность причинения смертельных травм потерпевшему иными лицами, ссылается при этом на показания свидетелей П., С1., П1. и С1.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Клейман Е.И. считает приговор суда законным и обоснованным, просит оставить его без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия к следующему.

Выводы суда о виновности Ф. в содеянном подтверждаются совокупностью доказательств: показаниями свидетелей, заключениями судебно-медицинской эксперта и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Все доводы Ф. о том, что от его ударов не могла наступить смерть потерпевшего, судебная коллегия находит несостоятельными.

Эти доводы проверены в судебном заседании, опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре суда.

В частности, в судебном заседании Ф. показал, что действительно избил С., нанеся тому несколько ударов рукой в лицо и деревянным стулом в область спины. Утверждает, что от этих ударов не могла наступить смерть С., поскольку не наносил ударов стулом по голове.

Согласно показаниям несовершеннолетнего свидетеля И1., данным в судебном заседании, она была очевидицей избиения Ф. С. При нее Ф. ударил потерпевшего два раза кулаком в лицо, а также нанес один удар по телу деревянным стулом.

Однако из тех показаний, которые она давала в ходе допроса при производстве предварительного следствия, явствует, что она видела, как Ф. нанес С. множество ударов руками, ногами и деревянным стулом в область головы. При этом удары были такой силы, что стул сломался (т. 1, л.д. 58-60).

Свидетель М. показал о том, что Ф. избил С. Он сам слышал звуки наносимых ударов, грохот, доносящийся из комнаты, к которой находились Ф. и С. Отмечает, что Ф. несколько раз входил в указанную комнату и каждый раз избивал С.

Об избиении Ф. С. показали также свидетели Ш. и Б.

Оснований полагать, что названные свидетели осужденного оговорили, у суда не имелось.

Не усматривает таких оснований и судебная коллегия.

Из заключений судебно-медицинского эксперта (т. 1, л.д. 47-55, 257) следует, что причиной смерти С. явилась закрытая черепно-мозговая травма в виде кровоизлияний под мягкую мозговую оболочку, в желудочки головного мозга, в мягкие ткани головы, кровоподтеков, ссадин на лице, волосистой части головы, левой ушной раковине, кровоизлияний и

ушибленной раны на слизистой верхней губы, ушибленных ран на слизистой нижней губы, осложнившееся отеком и набуханием тканей головного мозга с вклинением его в большое затылочное отверстие. Черепно-мозговая травма образовались прижизненно от 6-7 ударных воздействий в область головы твердыми тупыми предметами. Все имевшиеся повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, являлись прижизненными. Морфологические свойства этих повреждений свидетельствуют о том, что они были причинены в короткий промежуток времени. Не исключено, что после их получения пострадавший мог в течение непродолжительного периода времени совершать самостоятельные действия, в ограничивающемся объеме. Смерть потерпевшего наступила приблизительно за 4-6 часов до начала осмотра.

Оснований сомневаться в объективности указанных экспертных заключений суд первой инстанции обоснованно не нашел.

Вопреки доводам кассационных жалоб, показания свидетелей П., С1., П1. и С1. не свидетельствуют о причастности к смерти потерпевшего иных лиц, кроме Ф.

Виновность Ф. в инкриминируемом ему деянии подтверждается и другими исследованными доказательствами, на которые сослался суд в своем приговоре.

Содержащиеся в кассационной жалобе доводы осужденного относительно недопустимости данных при производстве предварительного следствия показаний несовершеннолетнего свидетеля И1. судебная коллегия находит несостоятельными. Как видно из протокола допроса названного свидетеля (т. 1, л.д. 58-60), с содержанием данного протокола И1., уже достигшая к моменту допроса шестнадцатилетнего возраста, ознакомилась путем прочтения и в присутствии законного представителя - своей матери, И., о чем свидетельствует ее собственноручная запись об этом. Никаких замечаний у нее и законного представителя по поводу содержания протокола допроса не возникло.

Вопреки содержащимся в жалобах осужденного и адвоката утверждениям, каких-либо данных о причастности к смерти С. иных лиц, кроме Ф., в материалах дела не содержатся, не установлены они и в ходе судебного заседания.

Ссылки в жалобах на несоответствие выводов суда в приговоре о времени наступления смерти заключениям судебно-медицинского эксперта судебная коллегия не может принять во внимание, поскольку речь в выводах эксперта идет не о времени нанесения смертельных травм потерпевшему, после которых Ф. был еще некоторое время жив, а о приблизительном времени наступления его смерти. С учетом того, что осмотр места происшествия и трупа был начат 24 октября 2010 года в 10 часов 00 минут (т. 1, л.д. 21-31), то каких-либо противоречий между выводами суда в приговоре и фактическим обстоятельствами дела судебная коллегия не находит.

Не влияют на правильность выводов суда в приговоре и другие приведенные в жалобах осужденного и адвоката доводы.

Судебная коллегия считает, что суд пришел к обоснованным выводам о правильности квалификаций действий Ф. по ч. 4 ст. 111 УК РФ, юридическая оценка которых в приговоре мотивирована.

Назначенное осужденному ему наказание с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о его личности является справедливым и соразмерным содеянному. Невозможность назначения виновному иного наказания, не связанного с изоляцией от общества, как и невозможность применения правил ст. 64 УК РФ, в приговоре должным образом мотивированы, и вывод об этом судебная коллегия находит правильным.

Судом не допущено по делу в процессе судебного разбирательства нарушений уголовно-процессуального закона, а также конституционных прав осужденного.

При таких обстоятельствах приговор суда отмене или изменению не подлежит.

Руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Лысьвенского городского суда Пермского края от 30 декабря 2010 года в отношении Ф. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Ф. и адвоката Новоселова В.В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь