Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 февраля 2011 г. по делу N 22-1193/2011

 

Судья Чеснокова Е.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе:

председательствующего судьи Рудакова Е.В., судей Патраковой Н.Л. и Михалева П.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании от 22 февраля 2011 года кассационную жалобу осужденного П.С. на приговор Лысьвенского городского суда Пермского края от 17 декабря 2010 года, которым

П.С., дата рождения, уроженец <...>, не судимый,

осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, без штрафа, по ч. 1 ст. 223 УК РФ к 2 годам лишения свободы, в силу ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно определено 7 лет лишения свободы, без штрафа, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с исчислением срока наказания с 17 декабря 2010 года.

Постановлено зачесть в срок отбывания наказания время содержания под стражей до судебного разбирательства с 09 мая 2010 года по 16 декабря 2010 года.

Решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Михалева П.Н., изложившего обстоятельства дела и доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Захаровой Е.В. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

П.С. признан виновным в умышленном причинении смерти другому человеку в ночь с 08 мая на 09 мая 2010 года, в незаконном приобретении, хранении, ношении огнестрельного оружия с конца мая 2009 года по 09 мая 2010 года, в незаконном ремонте огнестрельного оружия с конца мая 2009 года по август 2009 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный П.С. просит приговор суда отменить. Указывает, что его вина не нашла своего подтверждения в судебном заседании, приговор постановлен на предположениях свидетелей, которые относятся к нему неприязненно, находились в сильной степени алкогольного опьянения, путаются в своих противоречивых показаниях. В ходе предварительного расследования на него оказывалось давление со стороны сотрудников милиции. Выстрел произошел самопроизвольно поскольку, когда он вставал с кресла, ремень ружья зацепился за колено. Умысла на убийство потерпевшей у него не было, в ту ночь он с ней не ссорился. Следственный эксперимент не воспроизвел в действительности произошедшие события, так как он не мог указать точного места нахождения потерпевшей, в силу того, что не видел ее. Он слеп на правый глаз, зрение на левом глазу слабое, исходя из заключения эксперта, потерпевшая во время выстрела находилась справа от него, при таких обстоятельствах он не мог ее видеть.

В возражениях на жалобу государственный обвинитель Ошев Е.О. считает, что оснований для изменения или отмены приговора не имеется. Просит приговор оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражения на нее, судебная коллегия считает приговор суда законным, обоснованным, назначенное наказание справедливым.

Вывод суда о виновности П.С. в совершении преступлений при обстоятельствах, изложенных в приговоре, основан на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, которые суд проанализировал, дал им надлежащую оценку, приведя мотивы по которым приняты одни и отвергнуты другие доказательства.

Выводы суда о виновности П.С. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 222, ч. 1 ст. 223 УК РФ являются правильными, сторонами не оспариваются.

Делая вывод о виновности П.С. в совершении преступления, предусмотренного ч. ст. 105 УК РФ, суд обоснованно сослался на показания потерпевшего В1., из которых следует, что 08 мая 2010 года он, его мать В., П. и Ф. употребляли спиртное, после чего он уснул. Около 03.00 часов он проснулся, зашел в комнату и увидел мать, которая лежала поперек кровати, возле виска у нее была рана, а возле кровати лужа крови. В комнате никого не было, он прошел в комнату к Ф., который сидел на кровати, на его вопрос что произошло, тот ответил, что ничего не знает. В это время из слесарки вышел П.С. с ружьем, которое направил в его сторону, он испугался и убежал. Он понял, что П.С. застрелил его мать, вызвал милицию, после приезда сотрудников милиции, вернулся в дом.

Из показаний свидетеля Ф. следует, что 08 мая 2010 года после употребления спиртного с П.С., В. и В1., он уснул. Ночью его разбудил П.С., но ничего не сказал. Он прошел в другую комнату и увидел, что В. лежит на кровати, на полу возле которой была лужа крови. П.С. в это время пытался позвонить в "скорую помощь", но ему это не удавалось. Вскоре приехали сотрудники милиции, и пришел В1., только тогда он понял, что В. мертва.

Из оглашенных показаний свидетелей С. (т. 1, л.д. 129-131), Н. (т. 1, л.д. 137-138) следует, что им со слов В1. стало известно, что П.С. застрелил В.

Факт того, что В1. сообщил оперативному дежурному по ОВД Чусовского района о том, что П.С. из самодельного оружия застрелил его мать В., подтверждается оглашенными показаниями свидетеля Х1. (т. 1, л.д. 139-140).

Из протоколов осмотра места происшествия (т. 1, л.д. 26-40, 41-45) следует, что в доме в <...> обнаружен труп В., на улице, около дверей дома обнаружено и изъято ружье кустарного производства. В слесарке указанного дома на верстаке обнаружены и изъяты 12 штук контейнеров для зарядки пороха, дроби, ершик, дробь.

Протоколом выемки (т. 1, л.д. 47), зафиксирован факт изъятия у П.С. футболки, спортивных брюк, очков, на которых имеются пятна, похожие на кровь.

Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы (т. 1, л.д. 68-70), смерть В. наступила в результате огнестрельного дробового слепого ранения головы с входной огнестрельной раной в скуло-височной области слева, с участками опаления кожи, наложениями копоти, с образованием множественных переломов костей лицевого черепа, многооскольчатым переломом костей свода и основания черепа, с наличием большого количества дробин, пыжей и костных фрагментов в полости черепа. Данные повреждения квалифицируются как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и находятся в причинно-следственной связи со смертью. Дистанция выстрела от дульного среза оружия составляла не более 10-15 см. С учетом локализации входной раны, направления раневого канала, основное направление выстрела было слева направо и несколько спереди назад.

Из заключения эксперта (т. 1, л.д. 77-81) следует, что на очках, спортивных брюках П.С. обнаружена кровь, которая могла произойти от В., и не могла произойти от П.С.

По заключению эксперта (т. 1, л.д. 88-115) предмет, представленный на экспертизу, является самодельным, гладкоствольным, огнестрельным оружием 16 калибра, пригодным для производства выстрелов. Дробь, изъятая из раны потерпевшей, имеет общую групповую принадлежность дробью, изъятой в слесарке дома. На поверхности тампонов со смывами с рук П.С. обнаружены незначительные наслоения черного цвета, специфичные для следов выстрела.

Версия осужденного в судебном заседании о том, что выстрел произошел случайно, умысла на убийство потерпевшей у него не было, была тщательно проверена судом и обоснованно отвергнута как не нашедшая своего подтверждения в судебном заседании.

Делая вывод о виновности П.С. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, суд правильно указал в приговоре, что данная версия опровергается показаниями потерпевшего В1., свидетеля Х1. оглашенными показаниями свидетелей Н., Х., которым со слов потерпевшего известно, что В. застрелил П.С. из самодельного ружья, протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинской экспертизы в отношении В., дополнительным заключением баллистической экспертизы, протоколом следственного эксперимента.

Оснований для оговора П.С. со стороны потерпевшего, свидетелей судом не установлено, поскольку неприязненных отношений между ними не имелось.

Доводы жалобы о том, что потерпевший и свидетели допрашивались в состоянии алкогольного опьянения, в ходе предварительного расследования на него оказывалось давление со стороны сотрудников милиции, необоснованны, поскольку таковых данных материалы дела не содержат.

Суд правильно критически отнесся к показаниям П.С., расценив их как непоследовательные, противоречивые, опровергающиеся исследованными по делу доказательствами, в силу чего признал их несостоятельными.

Как следует из материалов дела исследованных судом, П.С., будучи допрошенным как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании вину в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ не признавал, указывая при этом различные версии произошедших событий.

В ходе предварительного следствия П.С. полностью отрицал свою причастность к причинению огнестрельного ранения В.

В судебном заседании П.С. свои показания изменил, выдвинув версию о производстве выстрела по неосторожности, когда он вставал, и ремень ружья зацепился за подлокотник кресла.

В ходе проведения следственного эксперимента было установлено, что подлокотники кресла выступов не имеют, обтянуты тканью, следовательно, ремню от ружья зацепиться было не за что.

В связи с установленными обстоятельствами П.С. изменил свои показания, указав, что ремень от ружья зацепился об его колено, он его дернул и произошел выстрел.

При проведении следственного эксперимента П.С. несколько раз продемонстрировал, в каком положении находился он и потерпевшая в момент выстрела.

Из заключения дополнительной баллистической экспертизы (т. 2, л.д. 68-73) следует, что показания подсудимого П.С. противоречат фактическим данным, установленным в ходе проведения судебно-медицинской экспертизы потерпевшей В., а именно имеют расхождения по расстоянию и направленности выстрела из оружия.

Об умысле подсудимого об умышленном убийстве свидетельствует и то, что выстрел был произведен с близкого расстояния, а именно срез ствола ружья находился от головы потерпевшей на расстоянии не более 10-15 см., что подтверждается выводом судебно-медицинской экспертизы, то есть был произведен целенаправленно.

Кроме того, доводы осужденного том, что он производил чистку бойка в комнате, поэтому ружье находилось у него в руках, опровергаются протоколом осмотра места происшествия, из которого видно, что никаких предметов, приспособлений, смазывающих средств для чистки оружия в комнате не обнаружено, заключением баллистической экспертизы (т. 2, л.д. 50-55) из которой следует, что для производства выстрела ударник (боек) должен находиться на боевом взводе, при этом необходимо произвести нажатие на спусковой крючок с усилием 0,2 : 0,5 кг.

Доводы осужденного о том, что он слеп на правый глаз и плохо видит левым глазом, поэтому потерпевшую видеть не мог, опровергаются его же собственными показаниями в судебном заседании и в ходе проведения следственного эксперимента, в которых он детально

воспроизводил обстановку в комнате на тот момент, указывал на месторасположение потерпевшей по отношении к нему, что свидетельствует о том, что он видел потерпевшую, к тому же еще и смотрел телевизор.

Тем самым доводы жалобы о том, что приговор постановлен на предположениях, противоречивых показаниях свидетелей, судебных экспертиз, объективно ничем не подтверждены, не основаны на материалах дела.

Таким образом, обстоятельства причинения П.С. смертельного огнестрельного ранения потерпевшей, объективно подтверждены вышеприведенными доказательствами, которые суд обоснованно взял за основу обвинительного приговора.

На основании указанных обстоятельств, характера и способа действий П.С., заключения судебно-медицинской экспертизы о степени тяжести телесных повреждений у потерпевшей, после получения которых ее смерть наступила через короткий промежуток времени, суд обоснованно пришел к выводу о наличии у П.С. умысла на причинением смерти В.

При таких обстоятельствах, оснований сомневаться в достоверности доказательств, на которых постановлен приговор, не имеется, исходя из их анализа, сопоставления суд пришел к обоснованному выводу об умышленном причинении П.С. смерти потерпевшей.

Правовая оценка действий П.С. по ч. 1 ст. 105 УК РФ является правильной.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом тяжести и степени общественной опасности содеянного, данных о его личности, обстоятельств смягчающих наказание, отсутствия отягчающих, полностью соответствует положениям ст. 6, ч. 2 ст. 43, ст. 60, 61 УК РФ, является справедливым и соразмерным содеянному.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Лысьвенского городского суда Пермского края от 17 декабря 2010 года в отношении П.С. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного П.С. оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь