Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 февраля 2011 г. по делу N 33-1162

 

Судья Сорокина С.К.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе:

председательствующего: Хрипунова М.И.,

судей: Гарновой Л.П., Кузнецова С.Л.,

при секретаре: А.,

рассмотрев 22 февраля 2011 года в открытом судебном заседании кассационные жалобы С.С.Г., С.Л.Н. на решение Одинцовского городского суда Московской области от 28 сентября 2010 года по делу по иску Л.В. к С.С.Г., С.Л.Н., С.М.М. о выделе доли собственности в натуре, признании права собственности на строение; по иску С.С.Г. к С.Л.Н., С.М.М., Л.В. об увеличении доли в праве собственности на жилой дом, выделении доли в натуре; по иску С.Л.Н. к С.С.Г., С.М.М., Л.В. о разделе домовладения, признании права собственности на часть домовладения, прекращения долевой собственности,

заслушав доклад судьи Гарновой Л.П., объяснения явившихся лиц,

 

установила:

 

Л.В. с учетом уточненных требований обратился в суд с иском к С.С.Г., С.Л.Н., С.М.М., просил произвести раздел домовладения <...> выделив 1/6 долю в натуре в виде отдельно стоящего строения А5, А6, признать право собственности на отдельно стоящие строения лит. А5, А6, указав, что после 11 августа 1991 года был произведен фактически раздел домовладения между братьями С.М.А. и С.Г.А. в равных долях. В свою очередь С.Г.А. произвел раздел принадлежащей ему части дачи между детьми - С.С.Г. и К. в равных долях. В результате такого раздела К. было выделено строение - сторожка с застекленной верандой, в мансарде основного дома, комната N 1. В результате реконструкций сторожка является отдельно стоящим строением под лит. А5 и А6. Все работы по реконструкции сторожки были произведены К., которая в последующем стала в ней проживать. После смерти К. в 1997 году, сторожкой стал пользоваться он.

Ответчик С.С.Г. иск не признал, предъявил встречное исковое заявление, просил суд увеличить принадлежащую долю в спорном домовладении, определить принадлежащую ему долю в праве в размере 25/100 долей и выделить в натуре, в соответствии со сложившимся порядком пользования.

Представитель С.Л.Н. - Веденкина Н.В. исковые требования Л.В. не признала, предъявила встречный иск, с учетом уточнений просила суд признать право собственности на часть помещений лит. А5 и А6, прекратить долевую собственность.

Решением суда произведен раздел спорного домовладения согласно варианту N 1 экспертного заключения N 27/02-10 Голицынского филиала ГУП МО "МОБТИ".

Прекращена долевая собственность на строение лит. А5, А6, а5 спорного домовладения.

Взыскано с Л.В. в пользу С.Л.Н., С.С.Г. денежная компенсация в сумме по 133103,50 руб. каждому.

В исках С.Л.Н. и С.С.Г. отказано.

В кассационных жалобах С.С.Г. и С.Л.Н. просят решение суда отменить, как постановленное с нарушением закона.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Согласно пунктам 1, 2, 4 статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними.

Участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества.

Несоразмерность имущества, выделяемого в натуре участнику долевой собственности на основании настоящей статьи, его доле в праве собственности устраняется выплатой соответствующей денежной суммы или иной компенсацией.

Судом первой инстанции установлено, что Л.В., С.С.Г., С.Л.Н., С.М.М. являются собственниками спорного домовладения по 1/6 доли каждый.

Между С.Г.А. и С.М.А. было подписано соглашение от 02.02.1981 г. о реальном разделе спорного домовладения. В последующем, С.Г.А. 11.08.1991 г. по соглашению сторон произвел раздел принадлежащей ему части указанного домовладения между своими детьми - С.С.Г. и К. В данном соглашении С.Г.А. не только разделил ему принадлежащую часть домовладения, но и указал, что С.С.Г. принадлежит на 1-м этаже комнаты 2, 3, 4, кухня 5, санузел 6, коридор 7, открытая терраса 10, в мансарде 4. В свою очередь К., правопреемником которой в порядке наследования стал Л.В., отводилось отдельное строение (сторожка) с остекленной террасой, а в мансарде комната 1. С.Г.А. за собой закрепил комнату 1 на 1-м этаже и гараж. Кроме того, С.Г.А. обращается с заявлением в правление кооператива о разделе паевых взносов в размере 8362,99 руб. между ним и его детьми, указав при этом: С.С.Г. - 2000 руб., К. - 2000 руб., оставшуюся часть оставляет за собой. К. обратилась с заявлением в правление и просила передать 1/3 часть ей принадлежащего пая ее матери - С.Л.Н. После чего, С.Л.Н. была принята в члены ДСК "РАНИС".

Протоколом заседания правления от 18.08.1991 г. и от 07.03.1994 г. С.С.Г., К. были приняты в члены ДСК с учетом переданного пая в равных долях их отцом С.Г.А. На данном заседании правления был рассмотрен вопрос не только о передаче пая между С-выми и К., но и заявления С.С.Г., К. от 24.02.1994 г. Несмотря на то, что заявление в правления написано от имени С.С.Г., К., на заседании правления рассматривался вопрос о выдаче разрешения С.С.Г. на переделку у основной дачи террасы, превращения ее в жилое помещении, пристройка новой открытой террасы, тогда как в отношении К. принято решение о выдаче ходатайства перед местной администрацией о разрешении реконструкции сторожки. Данное обстоятельство подтверждается обращением от имени правления ДПК "РАНИС" к Главе Успенской сельской администрации о выдаче разрешения К. на реконструкцию сторожки с пристройкой кухни, санузла, прихожей и надстройкой второго этажа. В отношении С.С.Г. правление ходатайствует перед органами местной администрации о выдаче разрешение на перестройку у основной дачи террасы с превращением ее в жилое, пристройки открытой террасы.

Допрошенная в судебном заседании Л.О., с 2003 г. секретарь правления, а ранее просто член ДПК "РАНИС", показала, что от С-вых поступало два заявления на разрешение произвести ремонт и пристроить террасу. Второе заявление было подписано К. и С.С.Г., каждому выдали по разрешению.

Л.В., будучи правопреемником К., после смерти 7.12.1997 г. получил разрешение на строительство пристройки к кухне гаража с хозблоком. Постановлением Главы Успенского с/о Одинцовского района N 16 от 03.02.2000 г. Л.В. разрешено строительство пристройки к строению лит. А5 с целью увеличения кухни, разрешен снос ветхих строений литер Г, Г1 и строительство гаража и хозблока. Л.В. нес расходы на содержание принадлежащей ему доли имущества.

При таких обстоятельствах судебная коллегия соглашается с выводами суда о том, что С.Г.А. при жизни произвел раздел принадлежащего ему имущества; произведен раздел не только паевых взносов, но и определены конкретные строения С.С.Г. и К. Выраженная в соглашении воля С.Г.А. по разделу принадлежащей ему доли в спорном доме в последующем нашла свое отражении в решениях правления ДСК "РАНИС", С.С.Г. разрешается переделку у основной дачи террасы, превращения ее в жилое помещение, пристройка новой открытой террасы. К. разрешается реконструкция сторожки лит. А5. Кроме того, разрешение на строительство лит. А5 с увеличением кухни, снос ветхих строений и строительство гаража и хозблока разрешено Л.В. Постановление органов местного самоуправление никем не оспорено и не отменено в установленном законом порядке. В связи с чем, довод С.С.Г. о том, что строения - лит. А5 и А6 построено за счет его собственных средств, обоснованно отвергнут судом, т.к. он не нашел своего подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Согласно заключению 27/02-10 проведенной по делу строительно-технической экспертизы произвести раздел общего домовладения технически возможно. Экспертом разработаны четыре варианта раздела спорного домовладения.

Судом были рассмотрены все варианты раздела дома, предложенные экспертизой, и обоснованно был выбран вариант N 1, так как по данному варианту Л.В. в собственность передается отдельно стоящее строение лит. А5, лит. А6. Для реализации данного варианта не требуется проведение работ по переустройству и переоборудованию. С учетом сложившихся неприязненных отношений, при разделе домовладения по варианту N 1 стороны будут изолированы друг от друга, что соответствует требованиям статьи 252 Гражданского кодекса РФ. При разделе домовладения по варианту N 1 общая долевая собственность на выделенные С.М.М., Л.В. прекращается, на часть выделяемую С.С.Г. и С.Л.Н. сохраняется по 1/2 доли каждому.

Однако, как указывается в экспертном заключении, выделяемая часть домовладения лит. А5, А6 Л.В. на 16,2 кв. м больше, чем приходится на рассчитанную долю, а часть доли жилого дома, выделяемая С.С.Г. и С.Л.Н., на 16,2 кв. м меньше, чем приходится на рассчитанную долю. Часть домовладения лит. А5, А6, выделяемая Л.В., по стоимости на 266207 руб. больше, чем приходится на рассчитанную, а часть домовладения, выделяемая С.С.Г., С.Л.Н. по стоимости меньше, чем приходится на рассчитанную долю, поэтому суд правильно взыскал с него в пользу С.Л.Н., С.С.Г. денежную компенсацию в сумме по 133103,50 руб. каждому.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда о разделе домовладения по варианту N 1, разработанного экспертом, т.к. он соответствует сложившемуся порядку пользования. Все допрошенные судом свидетели, как со стороны С.С.Г., так и Л.В., показали, что С.С.Г. после раздела домовладения отцом С.Г.А. всегда проживал со своей семьей в большом доме, то есть в основной части дома. С.Г.А. и его жена С.Л.Н., дочь К. проживали в отдельно стоящем строении лит. А5, А6 - сторожка. В настоящее время С.Л.Н. в сторожке не проживает, что сторонами не оспаривается. С.Л.Н. не проживает также и в большом доме.

Суд правильно пришел к выводу о том, что требования об увеличении принадлежащей С.С.Г. с 1/6 доли до 25/100 долей не подлежат удовлетворению.

Доводы кассационных жалоб о том, что решением суда от 25.12.2007 г. были исключены строения и хозяйственные помещения из наследственной массы С.М.А., не могут быть приняты во внимание, т.к. в данном решении не содержится сведений о том, что исключенные помещения и хозяйственные постройки из наследственной масс С.М.А. являются собственностью С.С.Г., право собственности на строения лит. А5, А6 за ним этим решением не признано. Указанным решением данные строения исключены из наследственной массы С.М.А.

Судом обоснованно отказано в удовлетворении требований С.Л.Н. о признании права собственности на части в помещении строения лит. А5, А6, так как С.Л.Н. не представлено доказательств того, что возведенные строения построены за счет ее собственных средств. Требования о разделе спорного домовладения по варианту N 2, также обоснованно отклонено, поскольку этот данный вариант требует значительного переоборудования, а вариант N 1 не требует дополнительных переоборудований. С.Л.Н. не проживает в спорном домовладении, подлежащем разделу, в связи с чем наиболее целесообразным является вариант раздела домовладения N 1 экспертного заключения.

Обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом правильно; в мотивировочной части решения им дана надлежащая оценка. С выводами суда судебная коллегия согласна.

Доводы кассационных жалоб о том, что суд рассмотрел дело в отсутствие представителя С.Л.Н. - адвоката Веденкиной Н.В., которая не могла присутствовать в судебном заседании по болезни, не могут быть приняты во внимание.

Из протокола судебного заседания следует, что судебно заседание открыто 27 сентября 2010 года, после допроса лиц, участвующих в деле, и исследования материалов дела (том 1), судом объявлен перерыв до 28 сентября 2010 года в 10.00 часов, в судебное заседание 28 сентября Веденкина Н.В. не явилась, судом оглашалось ее ходатайство об отложении судебного разбирательства по причине болезни, и обоснованно отклонено.

Согласно части 6 статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд может отложить разбирательство дела по ходатайству лица, участвующего в деле, в связи с неявкой его представителя по уважительной причине.

Такого ходатайства С.Л.Н. не заявляла. Доводы жалобы С.Л.Н. о том, что 27 сентября 2010 года вечером ею с адвокатом было принято решение о предъявлении дополнительного искового заявления об установлении факта принятия наследства С.Л.Н. после смерти дочери и признании частично недействительным свидетельства о праве на наследство по закону на имя Л.В. являются необоснованными, т.к. ходатайства об отложении разбирательства дела в связи с необходимостью подачи дополнительного иска суду не заявлялось, в материалы дела оно не представлено.

Доводы жалоб о несогласии с взысканной судом в пользу С.Л.Н., С.С.Г. денежной компенсации, с оценкой стоимости долей не могут быть приняты во внимание, т.к. экспертное заключение исследовалось судом в судебном заседании, возражений относительно денежной компенсации, указанной экспертом, а также по оценке долей и стоимости домовладения не поступало.

Другие доводы жалоб сводятся к переоценке выводов, изложенных судом в мотивировочной части решения, и не являются основанием для его отмены.

Руководствуясь статьями 199, 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Видновского городского суда Московской области от 11 ноября 2010 года оставить без изменения, а кассационные жалобы С.С.Г., С.Л.Н. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь