Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ИРКУТСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 февраля 2011 г. по делу N 33-1384/11

 

Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда в составе:

председательствующего Воеводиной О.В.,

судей Апхановой С.С. и Каракич Л.Л.,

при секретаре Ш.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по кассационным жалобам истца С.А. и его представителя С.Р. на решение Ангарского городского суда Иркутской области от 6 августа 2010 года по гражданскому делу по иску С.А. к С.С., Управлению Федеральной миграционной службы России по Иркутской области о прекращении права пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета, по иску С.С., С.М., Н. к С.А. о признании права общей долевой собственности на жилое помещение,

 

установила:

 

С.А., обращаясь в суд с иском, указал в обоснование заявленных и уточненных требований, что с <...> на основании договора на передачу квартир в собственность граждан он является единоличным собственником квартиры по адресу: <...>. С <...> прекратились брачные отношения с С.М., с этого времени их совместный сын С.С. не проживает в указанной квартире. <...> брак расторгнут в судебном порядке. Сын перестал его посещать, они не стали встречаться, вещей сына в спорной квартире нет, после окончания 11 класса ответчик уехал в г. Москву для обучения и проживает там у старшей дочери С.М., адрес ему неизвестен. С регистрационного учета в спорной квартире сын не снят, из-за чего он вынужден нести за него коммунальные расходы.

Истец с учетом уточнений просил суд прекратить право пользования С.С. жилым помещением по адресу: <...> и обязать УФМС снять С.С. с регистрационного учета по указанному адресу.

С.С., С.М., Н., обращаясь с иском в суд, указали в обоснование заявленных требований, что С.М. состояла в зарегистрированном браке с С.А. с <...>, и они совместно проживали в квартире по адресу: <...>, семьей в составе четырех человек: муж С.А., жена С.М., ее дочь от первого брака Г. (Н.), сын С.С. Ордер N от <...> был оформлен на имя С., в ордер были включены С.М., Г. и мать нанимателя С., которая в квартире не проживала, сын родился после выдачи ордера. По договору на передачу квартир в собственность граждан от <...> спорная квартира была безвозмездно передана АЭХК в собственность их семье, состоящей из четырех человек. Согласно справке о составе семьи в спорной квартире на момент приватизации проживали: С.А., С.М., Г. (Н.) О.А., С.С. Договор приватизации оформлен на С.А., зарегистрирован в администрации и БТИ. Дети на момент приватизации были несовершеннолетними, все четверо членов семьи имели право на приватизацию. В договоре указано, что АЭХК передает квартиру С.А. в собственность безвозмездно с учетом количества членов семьи четыре человека. Заявление об отказе от участия в приватизации квартиры С.М. не подавала, представленные на приватизацию квартиры документы не содержат отказа С.М. от участия в приватизации и включения в договор приватизации дочери Г. и сына С.С. Также в приватизационных документах отсутствует заявление С.А. о приватизации квартиры только в его единоличную собственность. Считает, что при оформлении договора приватизации каждый из лиц, занимающих жилое помещение и не отказавшихся от участия в приватизации, в обязательном порядке должен был быть поименован в указанном договоре, как собственник жилого помещения, приобретший его в общую с иными членами семьи собственность. В нарушение требований Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в РФ" договор приватизации оформлен ненадлежащим образом. Считают, что с момента совершения договора приватизации и его регистрации они приобрели право собственности на квартиру равное со всеми участниками договора, то есть по 1/4 доли каждый.

Истцы просили суд признать за С.А., С.М., Н., С.С. право собственности по 1/4 доли за каждым в праве общей долевой собственности на квартиру по адресу: <...>.

Истец С.А. в судебное заседание не явился, представил заявление о рассмотрении дела в его отсутствие.

Представитель истца С.Р., действующая на основании доверенности, в судебном заседании исковые требования С.А. поддержала, исковые требования С.С. признала, с исковыми требованиями С.М. и Н. не согласилась. Указала на пропуск С.М. сроков исковой давности по заявленным требованиям.

Ответчик С.С., истица Н. в судебное заседание не явились, представили заявления о рассмотрении дела в их отсутствие.

С.М., действующая в своих интересах и как представитель С.С. и Н. на основании доверенностей, в судебном заседании исковые требования С.А. не признала. Свои исковые требования и исковые требования С.С. и Н. поддержала.

Представитель С.М., С.С. адвокат Асламова С.К., действующая на основании ордера, в судебном заседании поддержала мнение С.М.

Представитель Управления ФМС по Иркутской области в судебное заседание не явился, представил заявление о рассмотрении дела в его отсутствие.

Решением Ангарского городского суда Иркутской области от 6 августа 2010 года исковые требования С.С., С.М., Н. удовлетворены. Признано право общей долевой собственности С.С., С.М., Н., С.А. на жилое помещение по адресу: <...>, в равных долях, по 1/4 за каждым.

В иске С.А. отказано.

В кассационных жалобах истец С.А. и его представитель С.Р. просят решение суда отменить полностью и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей. В обоснование доводов к отмене решения указали, что судом нарушены нормы процессуального права, что привело к неправильному применению норм материального права. Представитель ответчика С.М. не могла объяснить факта одновременной регистрации Г. в двух квартирах (Б. и С.). Свидетели <...> в судебном заседании дали показания о том, что за 16 лет брака С. они ни разу не видели Г. в спорной квартире, не знали ее. Судом отказано в удовлетворении ходатайства со стороны истца о направлении судебного поручения о допросе С.А. и его родственников, проживающих в г. Сочи, тем самым суд лишил его возможности быть допрошенным в суде. Также судом отказано в удовлетворении ходатайства о предоставлении 3 дней для подготовки дополнений к исковому заявлению в порядке ст. 39 ГПК РФ: о признании Г. (Н.) О.А. не приобретшей права пользования жилым помещением, регистрация которой в спорной квартире носила формальный характер, поскольку она никогда там не проживала, а с момента рождения проживала в квартире бабушки и дедушки Б. Кроме того, судом отказано в удовлетворении ходатайства о вызове в суд специалистов отдела приватизации АМО, паспортного стола ЖЭО-3, в ведении которых находятся квартиры Б. и С. Суд не учел, что в заявлении от <...> С.М.Л., поставив свою подпись, выразила свое согласие на продажу квартиры С.А.М. в личную собственность. Считают, что суд лишил С.А. возможности представить доказательства в рамках ст. ст. 55, 56, 57 ГПК РФ по дополнительному иску. Полагают, что свидетельскими показаниями <...>, первоначальными пояснениями С.М.Л., ответом на запрос из школы N подтверждено, что Г. всегда проживала в квартире бабушки и дедушки и в спорной квартире не проживала. Г. было предоставлено право пользования спорной квартирой, поскольку она была включена в ордер, однако таким правом она не воспользовалась, поэтому считается не приобретшей право пользования жилым помещением. Кроме того, суд не учел интересы матери С.А. - С., которая была прописана в спорной квартире. С.А. не направлял в суд заявление о рассмотрении 6 августа 2010 года дела в его отсутствие, как в предыдущие судебные заседания. С.М. имеет свою жилплощадь, четырехкомнатную квартиру, где проживает с родителями и там же прописана. Ее дочь от первого брака в спорной квартире никогда не проживала.

В письменных возражениях на кассационную жалобу С.М. просит решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения.

Заслушав доклад по делу, объяснения ответчицы С.М. и ее представителя адвоката Асламовой С.К., возражавших против доводов кассационных жалоб, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на жалобу, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения и удовлетворения кассационных жалоб.

При рассмотрении настоящего дела суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, правильно применил нормы процессуального и материального права, дал надлежащую оценку всем собранным по делу доказательствам в их совокупности в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ.

Разрешая возникший спор, суд первой инстанции установил, что <...> Ангарским электролизным химическим комбинатом был оформлен договор на передачу и продажу квартир (домов) в собственность граждан, согласно которому С.А. была передана безвозмездно в собственность квартира по адресу: <...>, с учетом количества проживающих членов семьи четыре человека. На момент приватизации квартиры в ней проживали и были зарегистрированы четыре человека: наниматель С.А., жена С.М., дочь Г., <...>, сын С.С., <...>. При приватизации квартиры С.А. написал заявление, в котором просил продать ему в личную собственность спорную квартиру, занимаемую на основании ордера N от <...>. В графе "согласны" заявления имеется подпись без расшифровки, без указания лица, поставившего эту подпись. Представленные для приватизации спорной квартиры документы не содержат отказа С.М. от участия в приватизации жилья, а также отказа от включения в договор приватизации несовершеннолетних детей С.С. и Г. Также к заявлению были приложены: ордер N от <...> на имя С.А.М., в котором в состав семьи включены жена С.М., дочь Г., мать С.; справка о составе семьи, из которой видно, что в спорном жилом помещении на момент приватизации зарегистрированы и проживают: наниматель С.А., жена С.М., дочь Г., сын С.С. - состав семьи 4 человека.

Оценив в совокупности представленные доказательства, и установив, что при приватизации спорного жилого помещения были нарушены права С.С., С.М., Н. (Г.) О.А., поскольку в нарушение требований ст. 2 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в РСФСР", действовавшей на момент заключения договора приватизации, они не поименованы в договоре приватизации наряду с С.А., как лица, которым передается в собственность квартира, не по их вине, тогда как от участия в приватизации они не отказывались, а имели равное с нанимателем право на участие в приватизации спорного жилого помещения, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что жилое помещение по адресу: <...> является общей собственностью С.А., С.М., Н. (Г.) О.А., С.С., и их доли в праве общей долевой собственности на квартиру являются равными, по 1/4 доле каждому.

При таких объективно установленных обстоятельствах суд правильно удовлетворил исковые требования С.С., С.М., Н. о признании права общей долевой собственности сторон на жилое помещение по указанному выше адресу.

Отвергая доводы представителя С.А. о пропуске С.С., С.М., Н. срока исковой давности при обращении в суд с настоящим иском, суд исходил из того, что о нарушении своего права последним стало известно только при получении искового заявления С.А., и доказательств иного не представлено.

Кроме того, суд правильно указал, что требований о признании недействительным договора приватизации, применении последствий недействительности сделки С.М., С.С., Н. не заявляли.

Поскольку С.С. является участником общей собственности на спорную квартиру, и до настоящего времени его право собственности не прекращено, не передано другим лицам, суд обоснованно отказал С.А. в удовлетворении исковых требований о прекращении у С.С. права пользования жилым помещением и снятии его с регистрационного учета.

При этом суд правильно указал, что приведенные С.А. доводы о том, что с <...> С.С. в спорном жилом помещении не проживает, расходов по оплате коммунальных услуг не несет, выехал на другое место жительства, не могут являться основанием для ограничения собственника в осуществлении одного из принадлежащих ему правомочий по пользованию имуществом, для прекращения его права пользования квартирой.

Кроме того, суд обоснованно не принял во внимание доводы представителя С.А. о том, что фактически несовершеннолетняя Г. в спорной квартире не проживала, в период с <...> была одновременно зарегистрирована по двум адресам (в спорной квартире и в квартире ее деда Б.), что свидетельствует о ее формальной регистрации в спорной квартире, ссылаясь на то, что договор приватизации спорной квартиры был заключен не в <...>, а <...>, и сведения, отраженные в выданной на момент приватизации квартиры справке, нанимателем оспорены не были, иного не следует и из справки о движении лиц по спорному адресу и поквартирной карточки. С <...> С.А. не оспорил договор приватизации в части условия о передаче ему в собственность квартиры с учетом четырех членов семьи, включая Г.

Выводы суда подробно мотивированы в решении, соответствуют содержанию доказательств, собранных и исследованных в соответствии со ст. ст. 56, 67 ГПК РФ, и не вызывают у судебной коллегии сомнений в их законности и обоснованности.

Доводы кассационных жалоб истца С.А. и его представителя С.Р. о том, что в заявлении от <...> С.М.Л., поставив свою подпись, выразила свое согласие на продажу квартиры С.А.М. в личную собственность; что Н. (Г.) О.А. в спорной квартире никогда не проживала, не могут быть приняты во внимание, поскольку не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на ином толковании норм материального права, направлены на иную оценку доказательств по делу и правильных выводов суда.

Поскольку С.С., С.М., Н. (Г.) О.А., С.А. на момент приватизации спорной квартиры были в ней прописаны и проживали, Г. была включена в ордер на спорную квартиру, то есть стороны имели равные права на жилое помещение, и не отказывались от участия в приватизации квартиры, суд пришел к правильному выводу о том, что С.С., С.М., Н. (Г.) О.А. вправе были стать участниками общей долевой собственности на спорную квартиру.

Право пользования Н. (Г.) О.А. спорной квартирой С.А. не было оспорено в судебном порядке.

Несостоятельны доводы кассационных жалоб о нарушении права С.А. на представление доказательств.

Заявленные представителем истца в судебном заседании ходатайства о вызове в суд специалистов отдела приватизации АМО, паспортного стола ЖЭО-3, о направлении судебного поручения о допросе С.А. и его родственников, проживающих в г. Сочи, были разрешены судом и в их удовлетворении было обоснованно отказано с учетом требований относимости и достаточности <...>. Отказывая представителю истца в удовлетворении ходатайства об отложении судебного заседания в связи с необходимостью предъявления дополнительных исковых требований, суд исходил из разумного срока рассмотрения дела, а также учел, что встречное исковое заявление представителем С.А. в судебное заседание не представлено, и оснований, предусмотренных ст. 169 ГПК РФ, для отложения судебного заседания не имеется <...>.

Истец С.А. надлежащим образом извещался о времени и месте судебных заседаний, его интересы в судебных заседаниях представляла С.Р., действующая на основании доверенности с полным объемом прав, возражений относительно возможности рассмотрения дела в отсутствие истца С.А. и окончания рассмотрения дела по существу в его отсутствие не поступало, поэтому доводы кассационных жалоб в этой части не заслуживают внимания.

Как следует из материалов дела (справки о составе семьи) мать истца С. не была прописана и не проживала в спорной квартире на момент ее приватизации, поэтому ее права обжалуемым решением суда не нарушены.

Решение суда постановлено в соответствии с требованиями материального закона, нарушений процессуального законодательства судом также не допущено, поэтому оснований к отмене правильного судебного постановления не имеется.

Все доводы истца и его представителя, в том числе и приведенные в кассационных жалобах, проверены судом надлежащим образом и обоснованно отвергнуты по мотивам, указанным в судебном решении.

Таким образом, решение Ангарского городского суда Иркутской области от 6 августа 2010 года, проверенное в силу ч. 1 ст. 347 ГПК РФ в пределах доводов кассационных жалоб, является законным и обоснованным, в связи с чем отмене не подлежит, а кассационные жалобы не подлежат удовлетворению.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361, 366 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам

 

определила:

 

Решение Ангарского городского суда Иркутской области от 6 августа 2010 года по гражданскому делу по иску С.А. к С.С., Управлению Федеральной миграционной службы России по Иркутской области о прекращении права пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета, по иску С.С., С.М., Н.О.А. к С.А. о признании права общей долевой собственности на жилое помещение оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

О.В.ВОЕВОДИНА

 

Судьи:

С.С.АПХАНОВА

Л.Л.КАРАКИЧ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь