Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 февраля 2011 г. по делу N 33-1585/2011

 

Судья Машкина Е.В.

 

22 февраля 2011 года судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе: председательствующего судьи Железновой Н.Д., судей Гаврилова В.С., Башаркиной Н.Н.

при секретаре Б.

заслушала в открытом судебном заседании по докладу судьи Гаврилова В.С.

дело по кассационной жалобе ООО "Сервис БЭСТ"

с участием К.Л.П., К.Н.М. (по довер., адвокатов - Медведева В.П., Шавина В.А., А.С.А. (по довер.), Ф.Н.А. (по довер.)

на решение Борского городского суда от 09 декабря 2010 года

по иску К.Л.П. к ООО "Упаксервис", ООО "Сервис БЭСТ", государственному инспектору по охране труда Государственной инспекции Нижегородской области, ГУ - Нижегородское региональное отделение фонда социального страхования РФ, ОАО "Эй Джи Си БСЗ", С.В.А. о признании недействительными и отмене заключений государственного инспектора по охране труда, акта о несчастном случае на производстве, возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда,

 

установила:

 

К.Л.П. обратилась с иском о признании недействительными и отмене заключений государственного инспектора по охране труда, акта о несчастном случае на производстве, возмещении материального ущерба в размере <...> и компенсации морального вреда в размере <...> рублей. В обоснование требований истец ссылается на то, что она работает в ООО "Упаксервис" укладчицей-упаковщицей. 28 ноября 2009 года она по производственной необходимости в 12 часов пришла в помещение контролеров и сообщила контролеру Л.Е.С., что у нее закончились пряжки для стяжки пачек со стеклом полипропиленовой лентой.

После этого она пошла по пешеходной дорожке на свое рабочее место, находящееся в 40 метрах от помещения контролеров. Пройдя около 7 метров по пешеходной дорожке и обойдя пирамиды, которые были на пешеходной дорожке, не переходя проезжую часть, на нее был совершен наезд автопогрузчиком Still R70-40 гос. номер <...>, под управлением водителя погрузчика С.В.А. В результате наезда она получила тяжелую травму. Была вызвана машина скорой помощи и ей была оказана первичная медицинская помощь, затем она была доставлена в Муниципальное учреждение здравоохранения "Борская районная больница".

<...> 2009 г. работодателем был составлен акт N 1 о несчастном случае на производстве. Согласно акта от <...> 2009 г. лицами, допустившими нарушение требований охраны труда являются: водитель погрузчика "Сервис БЭСТ" С.А.В., который двигаясь по территории ОАО "Эй Джи Си БСЗ" нарушил пункт 3.18, 3.19, 3.24 инструкции по охране труда водителя погрузчика И-ОТ/8; главный инженер "Сервис БЭСТ" Г.Е.В., который нарушил пункт 4.1.6 ПОТ РМ-008-99, должностную инструкцию главного инженера ДИ-02-2004; директор ООО "Упаксервис" Ф.И.А., которая не обеспечила безопасность работников при осуществлении технологических процессов, нарушив ст. 212 ТК РФ; контролер ООО "Упаксервис" Л.Е.С., которая нарушила пункт 2.10 рабочей инструкции контролера ООО "Упаксервис".

Впоследствии по жалобе водителя погрузчика С.В.А. государственным инспектором труда Г.Е.А. с участием директора ООО "Упаксервис" Ф.И.А., инженера по охране труда ООО "Упаксервис" А.С.А. проведено расследование несчастного случая и составлено заключение, согласно которого лицами, допустившими нарушения требований законодательных и иных нормативных правовых актов, локальных нормативных актов, приведшие к несчастному случаю.

1. Директор ООО "Упаксервис" Ф.И.А.

2. Главный инженер ООО "Сервис БЭСТ"

3. Водитель автопогрузчика С.В.А.

4. Укладчица-упаковщица К.Л.П.

5. Мастер смены от ПО "Полированное стекло".

На основании заключения государственного инспектора <...> года ООО "Упаксервис" был составлен новый акт о несчастном случае на производстве, согласно которого установлена степень ее вины в совершении несчастного случая и составляет 30%.

Вышеуказанное заключение она обжаловала в Государственную инспекцию труда Нижегородской области и заключением начальника отдела надзора и контроля за соблюдением законодательства по охране труда Государственной инспекции труда в Нижегородской области от <...> года заключение госинспектора от <...> года и акт о несчастном случае на производстве N 1 от <...> года оставлены без изменений.

Ее вины в совершении несчастного случая не имеется, так как в указанное время она находилась на рабочем месте и исполняла свои должностные обязанности. Направляясь от помещения контролеров, она шла по пешеходной дорожке, не нарушая Правил. Указания в обеих актах и в заключении о том, что она направилась в сторону проезжей части для ее пересечения являются не правдивыми, так как она не собиралась пересекать проезжую часть, а шла рядом с размеченной пешеходной дорожкой. Полагает, что выводы госинспектора, сделанные в заключениях, противоречат друг другу. Указанные инспектором в заключении пункты инструкции по охране труда она не нарушала. Вывод государственного инспектора о том, что она переходила дорогу в неположенном месте, не соответствует действительности, поскольку в том месте дорогу ей переходить было незачем, так как ее рабочее место как раз находится за пешеходным переходом, где она и собиралась перейти дорогу. Не согласна с актом от 01.09.2010 года о том, что ее степень вины определена в 30%.

В результате несчастного случая она была госпитализирована в травматологическое отделение. Согласно справке N <...> МУЗ "БЦРБ" г. Бор в результате неправомерных действий вышеуказанных лиц ей был установлен диагноз: сдавление левой голени и стопы, закрытый перелом обеих лодыжек левой голени. Обширная рвано-скальпированная рана левой голени. Травматическая отслойка кожи левого бедра и ягодицы. Рваные раны межпальцевых промежутков 3 и 4 пальцев левой стопы. Рваная рана промежности. Травматический шок 1 - 2 ст. Травма отнесена к тяжелой.

С 28 ноября 2009 года по 22 января 2010 года она находилась на лечении в травматологическом отделении МУЗ "Борская центральная больница". 24 декабря 2010 года ей была сделана операция: свободная кожная пластика. Также 12 мая 2010 года она по направлению врача сделала компьютерную томографию левого бедра, за которую она заплатила <...> рублей, что подтверждается договором N <...> от 12 мая 2010 года. Впоследствии было проведено консервативное лечение: обезболивание, антибактериальная терапия, перевязки ФТЛ, ЛФК, в результате она была вынуждена покупать медикаменты, на которые потратила свои денежные средства в размере <...>, что подтверждается товарными чеками и кассовыми чеками. Материальный ущерб в размере <...> истец просит взыскать с виновных лиц.

По вине ответчика ей причинен моральный вред: она испытала физическую боль связанную с причиненным увечьем, и операциями, испытала страх за свое здоровье. Длительное время она не могла вставать с кровати, самостоятельно ходить. В результате травмы она также вынуждена была переносить болезненные процедуры, связанные с множественными уколами, операциями, в связи с чем испытывала физические страдания. После операции она долгое время не могла передвигаться без помощи костылей, что создавало ей неудобство при движении. В настоящее время она передвигается с болью в ноге, не может выполнять работу по дому, продолжать активную жизнь. На ее ноге очень много шрамов, у нее атрофия мышц. Заключением медицинской комиссии ей установлена утрата трудоспособности 30%, в связи с чем она в дальнейшем не сможет в полной мере трудиться.

В судебном заседании истица и ее представитель заявленные требования поддержали в полном объеме и просили их удовлетворить.

Представители ООО "Упаксервис" иск не признали.

Представитель ООО "Сервис БЭСТ" признал иск в части размера компенсации морального вреда в размере 10 тысяч рублей. Полагает, что материальный ущерб должен быть взыскан с ГУ Нижегородское региональное отделение фонда социального страхования РФ, а моральный вред необходимо взыскать с ООО "Упаксервис" и ООО "Сервис БЭСТ" в равных размерах.

Представитель ГУ Нижегородское региональное отделение фонда социального страхования РФ иск не признал.

Представитель ОАО "Эй Джи Си БСЗ" иск не признал, считает, что ОАО "Эй Джи Си БСЗ" не является надлежащим ответчиком по делу.

С.В.А. иск не признал, просил в удовлетворении требований отказать.

Государственный инспектор по охране труда Государственной инспекции Нижегородской области Г.Е.А. иск не признал.

Решением Борского городского суда от 09 декабря 2010 года постановлено:

Исковое заявление К.Л.П. удовлетворить частично.

Взыскать с ООО "Сервис БЭСТ" в пользу К.Л.П. в возмещение материального ущерба <...>, компенсацию морального вреда <...> рублей, расходы на оплату услуг представителя <...> рублей и госпошлину в доход государства в размере <...> рублей.

В остальной части исковых требований К.Л.П. отказать за необоснованностью.

В кассационной жалобе ООО "Сервис БЭСТ" поставлен вопрос об отмене решения суда как вынесенного с нарушением норм материального и процессуального права. Указывается, что все расходы на лечение подлежат взысканию с Фонда социального страхования. Компенсация морального вреда должна быть распределена между всеми ответчиками. Кроме того, размер компенсации морального вреда является завышенным.

В возражениях на кассационную жалобу представитель К.Л.П. - М.В.П., помощник Борского городского прокурора, ГУ Нижегородское региональное отделение Фонда социального страхования РФ просят отказать в удовлетворении жалобы.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав объяснения явившихся по делу лиц, не нашла оснований для отмены решения суда.

Суд первой инстанции всесторонне исследовал значимые обстоятельства по делу, установил характер спорного правоотношения, применил закон, регулирующий данный вид правоотношений и, в соответствии с представленными сторонами доказательствами, вынес решение.

Из дела видно, что К.Л.П. работает укладчицей-упаковщицей в ООО "Упаксервис". 28 ноября 2009 года с К.Л.П. произошел несчастный случай на производстве, в результате которого она получила тяжелую травму.

<...> г. работодателем был составлен акт N 1 о несчастном случае на производстве (л.д. 4 - 6).

По жалобе С.В.А. государственным инспектором по охране труда Государственной инспекции Нижегородской области Г.Е.А. с участием директора ООО "Упаксервис" Ф.И.А., инженера по охране труда ООО "Упаксервис" А.С.А. было проведено расследование несчастного случая на производстве (л.д. 50 - 52).

На основании заключения государственного инспектора по охране труда Государственной инспекции Нижегородской области <...> года ООО "Упаксервис" был составлен новый акт о несчастном случае на производстве, согласно которого установлена степень вины истца в совершении несчастного случая и составляет 30% (л.д. 47 - 49).

Вышеуказанное заключение государственного инспектора по охране труда Государственной инспекции Нижегородской области от <...> г. было обжаловано К.Л.П. в Государственную инспекцию труда Нижегородской области и заключением начальника отдела надзора и контроля за соблюдением законодательства по охране труда Государственной инспекции труда в Нижегородской области от <...> года заключение госинспектора от <...> года и акт о несчастном случае на производстве N 1 от <...> года оставлены без изменений (л.д. 68 - 70).

Суд первой инстанции на основании положений ст. ст. 212, 227, 231 ТК РФ, с учетом установленных по делу обстоятельств, пришел к правильному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения требований К.Л.П. о признании недействительными и отмене заключений государственного инспектора по охране труда от <...> г., <...> акта о несчастном случае на производстве от <...> г., поскольку государственный инспектор труда, действовавший в рамках предоставленных ему законом прав - ст. 357 ТК РФ: правомерно провел расследование тяжелого несчастного случая на производстве, составив заключение от 1 сентября 2009 года; верно установил лиц, допустившие нарушение требований законодательства, приведшие к несчастному случаю на производстве.

В соответствии со 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии со ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 настоящего Кодекса.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Согласно ч. 1 ст. 1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

Как следует из материалов дела, в момент причинения вреда здоровью истицы владельцем источника повышенной опасности являлось ООО "Сервис БЭСТ" на основании договора об оказании услуг по транспортировке листового стекла погрузчиками, заключенный <...> года между ООО "Сервис БЭСТ" и ОАО "Эй Джи Си Борский стекольный завод" (л.д. 106 - 108).

Сумма материального ущерба истицей подтверждена соответствующими доказательствами, которым суд дал надлежащую оценку (л.д. 8, 9, 25, 26).

Противоправных действий со стороны работодателя К.Л.П. по причинению ей вреда здоровью в ходе рассмотрения дела установлено не было, несчастный случай произошел не на территории работодателя.

С учетом изложенного, судебная коллегия считает правильным вывод суда о взыскании материального ущерба с ООО "Сервис БЭСТ".

Довод кассационной жалобы о том, что данный материальный ущерб должен быть взыскан с Фонда социального страхования, является необоснованным.

В силу п. 2 ст. 8 Федерального закона от 24.07.1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" оплата дополнительных расходов, предусмотренных подпунктом 3 пункта 1 настоящей статьи, за исключением оплаты расходов на лечение застрахованного непосредственно после произошедшего тяжелого несчастного случая на производстве, производится страховщиком, если учреждением медико-социальной экспертизы установлено, что застрахованный нуждается в соответствии с программой реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания в указанных видах помощи, обеспечения или ухода. Условия, размеры и порядок оплаты таких расходов определяются Правительством Российской Федерации.

В соответствии с Положением об оплате дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию застрахованных лиц, получивших повреждение здоровья вследствие несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных Постановлением Правительства N 286 от 15.05.2006 г. оплата расходов на лечение застрахованного лица осуществляется на основании заключаемого страховщиком с медицинской организацией договора об оплате лечения застрахованного лица, неотъемлемой частью которого является перечень работ, услуг по лечению застрахованного лица, которые оказываются застрахованным лицам медицинской организацией.

Медицинская организация ведет отдельный учет средств, израсходованных на лечение застрахованного лица, и представляет страховщику счета на оплату лечения застрахованного лица с приложением копий лицевых счетов соответствующих расходов.

Как пояснил представитель ГУ Нижегородское региональное отделение Фонда социального страхования на основании п. п. 1 п. 1 ст. 8 Федерального закона от 24.07.1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" К.Л.П. было оплачено пособие по временной нетрудоспособности за счет средств на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и согласно п.п. 3 п. 1 ст. 8 Закона также оплачено лечение после тяжелой травмы в размере <...> руб.

Таким образом, у Фонда социального страхования отсутствуют основания для оплаты дополнительных расходов на лечение, поскольку истицей не представлено программы реабилитации пострадавшего, в которой было указано, что истице необходимо дополнительное лечение, за которое она заплатила 4957,30 руб., а поэтому указанные расходы возмещены за счет причинителя вреда.

В силу ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

С учетом положения указанной нормы права, суд пришел к правомерному выводу о взыскании с владельца источника повышенной опасности денежной компенсации морального вреда.

При определении размера денежной компенсации морального вреда, суд обоснованно руководствовался положениями ст. 151 ГК РФ, и принял во внимание все заслуживающие внимание обстоятельства дела, в том числе характер, объем причиненных истцу физических и нравственных, длительность лечения истца, неоднократность проводимых операций, требования разумности и справедливости.

Однако судебная коллегия находит, что определяя размер компенсации морального вреда, суд не учел степени вины истицы в несчастном случае, которая определена в размере 30%, а поэтому с учетом указанного обстоятельства и принципов разумности и справедливости, конкретных обстоятельств произошедшего несчастного случая, тяжести причиненных истице телесных повреждений, степени ее физических и нравственных страданий снизить размер подлежащей взысканию с причинителя вреда (ООО "Сервис БЭСТ") до <...> рублей.

Довод заявителя кассационной жалобы о том, что компенсация морального вреда должна быть взыскана со всех указанных виновными в акте о несчастном случае лиц: ООО "Упаксервис", ОАО "Эй Джи Си Борский стекольный завод" и ООО "Сервис БЭСТ" подлежат отклонению в силу изложенного, как не соответствующие действующему законодательству и фактическим обстоятельствам дела.

Не может служить основанием для отмены решения суда довод жалобы о том, что суд рассмотрел в порядке искового производства также требования, возникающие из публичных правоотношений.

Согласно ч. 1 ст. 246 ГПК РФ дела, возникающие из публичных правоотношений, рассматриваются и разрешаются судьей единолично, а в случаях, предусмотренных федеральным законом, коллегиально по общим правилам искового производства с особенностями, установленными настоящей главой, главами 24 - 26.1 настоящего Кодекса и другими федеральными законами.

Принимая к производству заявление К.Л.П. о признании недействительными и отмене заключений государственного инспектора по охране труда и акта о несчастном случае на производстве, суд первой инстанции не нарушил правил гражданского судопроизводства, влекущих за собой незаконность судебного акта.

К тому же, заявленные требования истицы взаимосвязаны между собой и рассмотрение их в одном производстве привело к более быстрому и правильному рассмотрению спора.

Таким образом, судом первой инстанции при разрешении данного спора тщательным образом были исследованы доказательства, представленные сторонами в обоснование своих требований и возражений, установлены все обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда об ответственности ответчика основаны на имеющихся в деле доказательствах, которым суд дал надлежащую оценку в соответствии с требованиями ст. 59, 60 Гражданского процессуального кодекса РФ. Оснований для отмены судебного постановления не имеется, оно подлежит изменению только в приведенной выше части компенсации морального вреда.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Борского городского суда от 09 декабря 2010 года изменить в части взыскания с ООО "Сервис БЭСТ" в пользу К.Л.П. компенсации морального вреда, уменьшив размер взыскания до <...> рублей.

В остальной части решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу ООО "Сервис БЭСТ" - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь