Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 февраля 2011 г. по делу N 33-1680/2011

 

Судья Кондратьев И.Ю.

 

22 февраля 2011 года Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе

председательствующего Кутыревой Е.Б.,

судей Старковой А.В., Давыдова А.П.,

при секретаре К.А.

с участием: представителя ГУ УПФ по Кстовскому району Нижегородской области К.Л.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Нижегородского областного суда Старковой А.В.,

дело по кассационной жалобе М.И.

на решение Кстовского городского суда Нижегородской области от 14 декабря 2010 года,

по делу по иску М.И. к Государственному учреждению Управление пенсионного фонда РФ по Кстовскому району Нижегородской области о признании права на досрочное назначение трудовой пенсии, установлении юридического факта работы, обязании включить в спецстаж периоды работы, назначить пенсию и выплатить задолженность,

 

установила:

 

М.И. обратилась в Кстовский городской суд с иском к ГУ УПФ по Кстовскому району Нижегородской области, в котором просит признать за ней право на досрочную трудовую пенсию в связи с осуществлением педагогической деятельности с 26.06.2010 года, установить юридический факт того, что в период с 02.01.1985 года по 31.03.1987 года она работала в ****************** в качестве воспитателя, включить в спецстаж периоды работы с 02.01.1985 года по 31.03.1987 года в должности воспитателя *****, с 01.04.1987 года по 29.09.1992 года в должности и.о. ********, с 30.09.1992 года по 19.04.1999 года в должности воспитателя *********, обязать ответчика назначить пенсию и выплатить образовавшуюся задолженность. В обоснование заявленных требований М.И. указала, что стаж ее педагогической деятельности превышает 25 лет и на основании Федерального закона "О трудовых пенсиях в РФ" она имеет право на досрочное назначение трудовой пенсии. 26.06.2010 года она обратилась в ГУ УПФ РФ по Кстовскому району, но в назначении досрочной пенсии ей отказали по причине отсутствия требуемого специального стажа. При этом, периоды работы истицы с 02.01.1985 года по 31.03.1987 года, с 01.04.1987 года по 29.09.1992 года, с 30.09.1992 года по 19.04.1999 года ответчик признал не подлежащими зачету в спецстаж. Решение комиссии ГУ УПФ по Кстовскому району М.И. находит незаконным.

В судебном заседании М.И. заявленные требования поддержала.

Представитель ответчика - ГУ УПФ по Кстовскому району, действующий по доверенности, исковые требования М.И. не признал, ссылаясь на отсутствие у истицы требуемой продолжительности специального стажа.

Решением Кстовского городского суда Нижегородской области от 14 декабря 2010 года ГУ УПФ по Кстовскому району обязано включить в стаж педагогической деятельности М.И. периоды работы с 01.04.1987 года по 29.09.1992 года, с 30.09.1992 года по 19.04.1999 года.

Исковые требования М.И. к ГУ УПФ по Кстовскому району о признании права на досрочную трудовую пенсию, установлении юридического факта работы в период с 02.01.1985 года по 31.03.1987 года, обязании включить в стаж педагогической деятельности период работы с 02.01.1985 года по 31.03.1987 года и выплатить образовавшуюся по пенсии задолженность оставлены без удовлетворения.

С ГУ УПФ РФ по Кстовскому району в пользу М.И. взыскана государственная пошлина в размере 100 рублей.

В кассационной жалобе заявителем поставлен вопрос об отмене решения суда первой инстанции в части отказа в иске об установлении факта работы с 02.01.1985 года по 31.03.1987 года и включении данного периода в стаж педагогической деятельности, выплате задолженности по пенсии, поскольку выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Законность и обоснованность постановленного судом первой инстанции решения проверены судебной коллегией Нижегородского областного суда по правилам главы 40 ГПК РФ, в пределах доводов кассационной жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда не находит оснований к отмене решения суда первой инстанции.

Разрешая гражданское дело по существу заявленных требований, суд первой инстанции сделал правильный вывод об отсутствии правовых оснований для включения в спецстаж периода работы М.И. с 02.01.1985 года по 31.03.1987 года в должности кастелянши ********.

Доводы кассационной жалобы о несогласии с выводами суда первой инстанции нельзя признать состоятельными по следующим обстоятельствам.

Из материалов гражданского дела усматривается, что в период с 02.01.1985 года по 31.03.1987 года истица осуществляла трудовую деятельность в ********** в должности кастелянши.

Данное обстоятельство подтверждается копией трудовой книжки М.И.

Согласно сведениям архивной справки ГУ НО Архив АПК "Горьковский" N **** от 09.06.2010 в приказах по личному составу ******** за 1985 - 1986 годы, приказов о переводе кастелянши М.И. на должность воспитателя не имеется.

В расчетных ведомостях по начислению заработной платы М.И. значится в должности няни с должностным окладом 70 рублей плюс 35 рублей за совмещение профессий.

В материалах дела также имеется архивная справка N *** от 24.04.2009 года со сведениями о размере начисленной истице заработной платы за спорный период.

Согласно п. 6 Правил подсчета и подтверждения страхового стажа для установления трудовых пенсий, утв. Постановлением Правительства РФ от 08.08.2003 года N 475, основным документом, подтверждающим периоды работы по трудовому договору, является трудовая книжка установленного образца.

В силу п. 3 ст. 12 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" при подсчете страхового стажа периоды работы на территории Российской Федерации, предусмотренные статьей 10 настоящего Федерального закона, до регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в соответствии с Федеральным законом "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования" могут устанавливаться на основании показаний двух или более свидетелей, если документы о работе утрачены в связи со стихийным бедствием (землетрясением, наводнением, ураганом, пожаром и тому подобными причинами) и восстановить их невозможно. В отдельных случаях допускается установление стажа работы на основании показаний двух или более свидетелей при утрате документов и по другим причинам (вследствие небрежного их хранения, умышленного уничтожения и тому подобных причин) не по вине работника. Характер работы показаниями свидетелей не подтверждается.

Судом первой инстанции были допрошены свидетели К.О. и М.Н., которые подтвердили, что М.И. в спорный период работала в должности воспитателя.

Между тем, действующим законодательством, регулирующим правоотношения в области пенсионного обеспечения, однозначно установлено, что специальный стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости не может подтверждаться свидетельскими показаниями.

В связи с этим, суд первой инстанции правильно не принял как доказательство в обоснование заявленного иска в этой части показания вышеуказанных свидетелей, т.к. они являются недопустимым доказательством в силу положений ст. 60 ГПК РФ.

Иных доказательств, с достоверностью свидетельствующих о том, что М.И. в рассматриваемый период осуществляла педагогическую деятельность, в материалах дела не имеется.

При таких обстоятельствах, суд обоснованно пришел к выводу об отказе в удовлетворении иска в этой части.

В соответствии с ч. 1 ст. 19 Федерального закона "О трудовых пенсиях" трудовая пенсия назначается со дня обращения за ней, но во всех случаях не ранее чем со дня возникновения прав на указанную пенсию.

В связи с тем, что на день обращения за назначением досрочной трудовой пенсии по старости 26.06.2010 г. у истицы отсутствовал необходимый 25-летний стаж педагогической деятельности, то не имеется оснований для признания обоснованным иска о взыскании задолженности по пенсионным выплатам.

Однако, судебная коллегия считает необходимым уточнить резолютивную часть решения суда первой инстанции, указав, что исковые требования М.И. об установлении факта работы в период с 02.01.1985 г. по 31.03.1987 г. и обязании включить в стаж педагогической деятельности период работы с 02.01.1985 г. по 31.03.1987 г. удовлетворению не подлежат.

Из материалов дела усматривается и отражено в мотивировочной части решения суда первой инстанции, что спорный период имеет место быть именно в указанный период, тогда как в резолютивной части решения суда указано с 02.01.1987 г. по 31.03.1987 г.

С учетом изложенного, доводы кассационной жалобы не могут быть приняты во внимание, они являлись предметом обсуждения в суде первой инстанции, им дана надлежащая оценка, и они не могут служить основанием к отмене решения.

Ссылок на какие-либо новые факты, которые остались без внимания суда, в кассационной жалобе не содержится.

Решение постановлено в соответствии с требованиями закона и установленными по делу обстоятельствами.

Решение является законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам, содержащимся в кассационной жалобе, не имеется.

С учетом изложенного, руководствуясь статьей 374 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Кстовского городского суда Нижегородской области от 14 декабря 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу заявителя без удовлетворения.

Уточнить резолютивную часть решения, указав, что исковые требования М.И. к ГУ УПФ по Кстовскому району Нижегородской области о признании права на досрочную трудовую пенсию, установлении юридического факта работы в период с 02.01.1985 года по 31.03.1987 года, обязании включить в стаж педагогической деятельности период работы с 02.01.1985 года по 31.03.1987 года и выплатить образовавшуюся по пенсии задолженность оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь