Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 февраля 2011 г. N 33-2463/2011

 

Судья: Ратникова Е.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Ничковой С.С.

судей Ильичевой Е.В., Селезневой Е.Н.

при секретаре Н.

рассмотрела в судебном заседании от 22 февраля 2011 года гражданское дело N 2-5424/2010 по кассационной жалобе Д.Н. на решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 13 октября 2010 года по иску Д.А. к Д.Н. о разделе общего имущества супругов

Заслушав доклад судьи Ничковой С.С.,

Выслушав объяснения истца, возражавшего против доводов кассационной жалобы, ответчика, представителя ответчика, поддержавших доводы кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Д.А. обратился в Приморский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Д.Н. о разделе совместно нажитого имущества, указывая, что с <...> по <...> стороны состояли в браке. В 1997 году между <юр.л.> и Д.Н. был заключен договор долевого участия в строительстве жилого дома, на основании которого стороны приобрели квартиру N <...> расположенную в доме <...> корпус <...> по <...>, в 1998 году право собственности на квартиру оформлено на имя ответчика. Учитывая, что после расторжения брака стороны не пришли к соглашению о порядке раздела имущества, истец обратился в суд с иском, в котором просит признать за сторонами право собственности на квартиру за каждым по 1/2 доле в праве общей долевой собственности на квартиру.

В ходе рассмотрения спора по существу представитель ответчицы возражал против заявленных требований, ссылаясь на то, что квартира была приобретена не на общие денежные средства, а на средства, вырученные от продажи имущества, принадлежащего ответчику.

Решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 13 октября 2010 года был произведен раздел имущества, нажитого супругами Д.А. и Д.Н. в период брака, путем удовлетворения требований заявленных Д.А.

В кассационной жалобе Д.Н. просит решение суда от 13 октября 2010 года отменить, считает его незаконным и необоснованным.

Суд кассационной инстанции, руководствуясь положениями статьи 354 Гражданского процессуального кодекса, определил рассматривать дело в отсутствие представителя третьего лица Управления Росреестра Санкт-Петербурга, извещавшегося о времени и месте проведения судебного заседания, назначенного на 22 февраля 2011 года, надлежащим образом (лист дела 95), не представившего суду сведений об уважительности своего отсутствия, ходатайств об отложении рассмотрения дела.

Исследовав материалы дела, выслушав мнение участников процесса, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия полагает необходимым решение суда оставить без изменения по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации, имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

По правилам пункта 1 статьи 36 Семейного кодекса Российской Федерации, имущество, принадлежащее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов в дар во время брака, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью.

В соответствии с частью 3 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации, в случае спора раздел общего имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе производятся в судебном порядке.

При разделе общего имущества супругов суд по требованию супругов определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов. В случае, если одному из супругов передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена соответствующая денежная или иная компенсация.

Из части 1 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации следует, что при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

В ходе рассмотрения спора по существу судом первой инстанции было установлено, что с <...> по <...> стороны состояли в браке. Истец с дочерью зарегистрированы по адресу: <...>, Д.Н. в 2007 году снята с регистрации в спорную квартиру.

22 октября 1997 года <юр.л.> и Д.Н. заключили договор долевого участия в строительстве жилого дома N <...> по строительному адресу: <...>, стоимость квартиры составила 101 893 рубля.

28 августа 1998 года однокомнатная квартира N <...> общей площадью 36,7 квадратного метра на пятом этаже по акту приема-передачи передана Д.Н. Право собственности на квартиру зарегистрировано на имя Д.Н.

Разрешая требования Д.А., суд первой инстанции, исследовав и оценив по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации все представленные по делу доказательства, приняв во внимание тот факт, что спорное имущество приобретено в период брака сторон, учитывая, что оба супруга работали, а в материалах дела отсутствуют доказательства того, что спорная квартира приобретена на личные денежные средства одной из сторон, пришел к выводу о том, что квартира <...>, расположенная в доме <...> является общим имуществом и подлежит разделу между супругами в равных долях.

Судебная коллегия считает указанные выводы суда правильными, постановленными в соответствии с действующим законодательством, применяемым к спорным правоотношениям, на основании всего объема доказательств, имеющихся в материалах дела.

Согласно положениям статей 55, 56, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Ответчицей, в нарушение положений статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в ходе рассмотрения дела не было представлено доказательств, отвечающих принципам относимости, допустимости, достоверности и достаточности факта приобретения спорной квартиры на ее личные денежные средства. Кроме того, такие доказательства не были представлены Д.Н. и в суде кассационной инстанции. При таких обстоятельствах, судебная коллегия не может признать обоснованными доводы ответчицы о необходимости отказа в удовлетворении требований истца, поскольку Д.Н. не было представлено доказательств, подтверждающих обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование своих возражений.

Выводы суда по обстоятельствам, имеющим значение для разрешения спора, основаны на правильном применении положений статей 34, 36, 38, 39 Семейного кодекса Российской Федерации, подтверждаются представленными в материалы дела доказательствами, оценка которых произведена судом первой инстанции в соответствии с правилами, установленными статьей 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, детально мотивированы и подробно изложены в решении суда, в связи с чем суд кассационной инстанции признает их законными и обоснованными.

В ходе рассмотрения спора по существу сторона ответчика также ссылалась на то, что право собственности на спорную квартиру должно быть признано за Д.Н. и дочерью сторон в равных долях - по <...>, ссылаясь при этом на положения статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия считает данные доводы ответчицы необоснованными, в связи со следующим.

В соответствии с положениями статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации, при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

Суд вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов, в частности, в случаях, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи.

Из материалов дела усматривается, что в настоящее время дочь сторон Д., <...> года рождения, достигла совершеннолетия, в связи с чем в данном случае не имеется предусмотренных положениями статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации оснований для отступления от принципа равенства долей супругов.

В тексте кассационной жалобы Д.Н. ссылается на то, что суд первой инстанции лишил ее возможности пользоваться процессуальными правами, рассмотрев дело в ее отсутствие, а также в отсутствие ее представителя. При этом, ответчица указывает на то, что она, так же как и ее представитель направляли в Приморский районный суд Санкт-Петербурга ходатайства об отложении рассмотрения спора по причине болезни ответчицы и занятости ее адвоката в уголовном процессе.

Судебная коллегия считает, что указанные доводы не могут служить в данном случае основанием для отмены правильного судебного постановления, в связи со следующим.

В соответствии с частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Согласно части 1 статьи 47 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

В силу части 3 статьи 123 Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите основных прав человека и основных свобод (заключена в Риме 4 ноября 1950 года) предусмотрено, что каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

По правилам части 3 статьи 38 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороны пользуются равными процессуальными правами и несут равные процессуальные обязанности.

В соответствии с положениями статьи 155 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, разбирательство гражданского дела происходит в судебном заседании с обязательным извещением лиц, участвующих в деле, о времени и месте заседания.

По смыслу данной нормы права разбирательство гражданского дела происходит в судебном заседании с обязательным извещением участвующих в деле лиц, при этом судебное заседание выступает не только в качестве процессуальной формы проведения судебного разбирательства, но и является гарантией соблюдения принципов гражданского процессуального права и процессуальных прав участвующих в деле лиц на данной стадии гражданского процесса.

Однако, без надлежащего извещения участников процесса о времени и месте проведения судебного разбирательства указанная функция судебного заседания не может быть выполнена. Отсюда вытекает необходимость неукоснительного соблюдения установленного гражданским процессуальным законодательством порядка извещения участвующих в деле лиц.

В соответствии с частью 1 статьи 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, извещаются или вызываются в суд заказным письмом с уведомлением о вручении, судебной повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи или с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату.

Согласно положениям части 1 статьи 48 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации граждане вправе вести свои дела лично или через представителей. Личное участие в деле гражданина не лишает его права иметь по этому делу представителя.

Из материалов дела усматривается, что в судебном заседании, состоявшемся 26 августа 2010 года присутствовал представитель ответчицы Д.Н., действующий на основании ордера и доверенности, оформленных надлежащим образом. Данное судебное заседание было отложено по ходатайству представителя ответчика на 13 октября 2010 года, при этом, протокол судебного заседания не содержит указаний на наличие возражений со стороны представителя ответчика против назначения очередного судебного заседания на 13 октября 2010 года.

В материалах дела имеется извещение, свидетельствующее о том, представитель ответчика ознакомлен с датой, временем и местом проведения очередного судебного заседания (лист дела 67).

В заседании судебной коллегии ответчица Д.Н. пояснила, что она была извещена судом первой инстанции о времени и месте проведения судебного заседания, назначенного на 13 октября 2010 года, расписывалась в уведомлении.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о том, что суд первой инстанции надлежащим образом исполнил свою обязанность по извещению стороны ответчика о месте и времени проведения судебного заседания, назначенного на 13 октября 2010 года, поскольку в материалах дела имеется письменное извещение представителя ответчика, сама Д.Н. указывает на то, что получала судебную корреспонденцию, извещающую о дате очередного заседания, расписывалась в уведомлении.

В соответствии с положениями части 3 статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными.

По правилам части 6 статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд может отложить разбирательство дела по ходатайству лица, участвующего в деле, в связи с неявкой его представителя по уважительной причине.

Из содержания решения Приморского районного суда Санкт-Петербурга, а также из протокола судебного заседания, состоявшегося 13 октября 2010 года, усматривается, что ответчица и ее представитель в судебное заседание не явились, доказательств уважительности своего отсутствия не представили, об отложении судебного заседания не просили, в связи с чем суд первой инстанции, руководствуясь положениями статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определил рассматривать дело в отсутствие указанных лиц.

В тексте кассационной жалобы Д.Н. ссылается на то, что она не явилась в судебное заседание в связи с болезнью, а ее представитель - в связи с участием в уголовном процессе, о чем ответчица и ее представитель извещали суд путем направления ходатайств.

Судебная коллегия, проанализировав имеющиеся в материалах дела документы, приходит к выводу о том, что уважительность отсутствия Д.Н. в судебном заседании 13 октября 2010 года, равно как и ее представителя на момент выяснения судом первой инстанции возможности рассмотрения дела в отсутствие указанных лиц никакими доказательствами подтверждена не была.

В заседании судебной коллегии Д.Н. представила суду оригинал больничного листа за период с 13 октября 2010 года по 19 октября 2010 года, при этом, она пояснила, что не извещала суд о невозможности своей явки в судебное заседание, уведомила об этом только своего представителя.

Представитель ответчицы в заседании судебной коллегии пояснил, что ни он лично, ни Д.Н. не извещали суд о невозможности своей явки в судебное заседание 13 октября 2010 года, не направляли копию больничного листа, это было сделано от имени Д.Н. секретарем юридической консультации, сотрудником которой является представитель ответчицы. Тем не менее, судебная коллегия не может принять во внимание указанные доводы об извещении суда об уважительности причин отсутствия Д.Н. и ее представителя в судебном заседании, поскольку стороной ответчика, в нарушение положений статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не было представлено доказательств указанных обстоятельств.

Также при рассмотрении дела судом кассационной инстанции представитель ответчицы пояснил, что не мог явиться в судебное заседание 13 октября 2010 года в связи с участием в другом процессе, однако, представить доказательства данного факта не имеет возможности.

Проанализировав вышеизложенные обстоятельства и нормы права, судебная коллегия приходит к выводу о том, что суд первой инстанции надлежащим образом исполнил обязанность, возложенную на него законодателем по извещению стороны ответчика по настоящему спору, что подтверждается самой Д.Н., в связи с чем, учитывая отсутствие в материалах дела на момент рассмотрения спора судом первой инстанции доказательств уважительности отсутствия ответчицы и ее представителя в судебном заседании и ходатайств об отложении судебного заседания, действия суда по рассмотрению спора в отсутствие указанных лиц являлись законными и обоснованными, соответствующими требованиям статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Также судебная коллегия считает необходимым отметить, что судом первой инстанции не были нарушены права и законные интересы Д.Н., поскольку по рассматриваемому спору было проведено несколько судебных заседаний, представитель ответчицы присутствовал в судебном заседании, состоявшемся 26 августа 2010 года, давал пояснения относительно заявленных требований, судебное заседание было отложено на длительный срок по ходатайству представителя ответчицы, для предоставления времени для сбора необходимых доказательств, при этом, ни ответчица, ни ее представитель в очередное судебное заседание не явились, дополнительных доказательств не представили, равно как и доказательств, свидетельствующих об уважительности своего отсутствия, в связи с чем суд первой инстанции, руководствуясь принципом равенства сторон, который был бы нарушен в случае отложения судебного заседания без наличия уважительных причин для этого, обоснованно рассмотрел дело в отсутствие Д.Н. и ее представителя.

Таким образом, по мнению судебной коллегии, разрешая заявленные требования, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановил правильное по существу решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Оснований для отмены решения и определения суда по доводам кассационной жалобы нет.

Руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Приморского районного суда от 13 октября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу Д.Н. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь