Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 февраля 2011 г. по делу N 33-5323

 

Судья: Никифорова Е.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Строгонова М.В.

судей Суминой Л.Н., Ломакиной Л.А., при секретаре Ф., заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Суминой Л.Н. дело по кассационным жалобам представителя ПКП "Стройлесоматериалы" по доверенности Г. и представителя ПКП "Стройлесоматериалы" в лице Генерального директора М.Б. на решение Тушинского районного суда г. Москвы от 12 ноября 2010 года, которым постановлено:

исковые требования М.Л. к ООО ПКП "Стройлесоматериалы" о взыскании убытков и компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Взыскать с ООО ПКП "Стройлесоматериалы" в пользу М.Л. убытки в размере 5 532 637 руб. 00 коп., компенсацию морального вреда в размере 70 000 руб. 00 коп., расходы по оплате государственной пошлины в размере 35 863 руб. 19 коп., а всего взыскать 5 638 500 (пять миллионов шестьсот тридцать восемь тысяч пятьсот) руб. 19 коп.

В удовлетворении остальной части исковых требований М.Л. отказать,

 

установила:

 

М.Л. обратилась в суд с иском к ООО ПКП "Стройлесоматериалы" о взыскании убытков и компенсации морального вреда и, окончательно уточнив его (л.д. 3 - 6, т. 4), полагала необходимым взыскать убытки в размере 10 712 680 рублей и 100 000 рублей компенсации морального вреда, поскольку строительные и монтажные работы были выполнены ответчиком с отступлением от строительных норм и правил, в результате чего возникло множество недостатков и дефектов строений, подтвержденных строительно-технической экспертизой объекта строительства.

Истец и его представитель по доверенности М.С. в судебном заседании уточненные исковые требования поддержали в полном объеме и просили удовлетворить их.

Ответчик в судебное заседание не явился, его представитель по доверенности О., будучи извещенным о времени и месте судебного разбирательства, просил отложить рассмотрение дела в связи с его занятостью в судебном заседании по ходатайству о восстановлении пропущенного срока, что суд счел неуважительной причиной неявки, с учетом того, что ответчик является юридическим лицом и кроме представителя по доверенности имеет представителя, действующего без доверенности на основании Устава.

Согласно письменных возражений представителя ответчика на уточненный иск (л.д. 72 - 77, т. 4), против удовлетворения исковых требований ООО ПКП "Стройлесоматериалы" возражает, ссылаясь на то, что в соответствии с п. 5 договора гарантийный срок строений составляет два года, в связи с чем истец вправе предъявить требования, предусмотренные п. 1 ст. 29 Закона РФ "О защите прав потребителей", если докажет, что недостатки возникли до принятия работы или по причинам, возникшим до приемки. Кроме того, настоящий иск может быть рассмотрен Тушинским районным судом г. Москвы только в части тех недостатков, которые появились после 02 апреля 2007 года, поскольку в части недостатков, возникших до 02.04.2007 г., спор разрешен вступившим в законную силу решением Люблинского районного суда г. Москвы по иску ООО ПКП "Стройлесоматериалы" к М.Л. о взыскании задолженности.

Суд постановил приведенное выше решение, об отмене которого просят в кассационных жалобах представители ПКП "Стройлесоматериалы" по доверенности Г. и Генеральный директор М.Б.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения истца М.Л., ее представителя по доверенности М.С., представителя ответчика ПКП "Стройлесоматериалы" по доверенности Г., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения, постановленного в соответствии с требованиями закона и материалами дела.

Разрешая спор, суд первой инстанции, правомерно руководствуясь требованиями ст. ст. 309 - 310, 397, 721, 722, 724, ч. 1 и 2 ст. 737, 743, 754 ГК РФ, ч. 1, 3, 4, 5 ст. 29 Закона РФ от 07.02.1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей", надлежаще установил имеющие значение для дела фактические обстоятельства и дал им надлежащую правовую оценку.

Так, в ходе судебного разбирательства нашел подтверждения тот факт, что между истцом и ответчиком 03 июня 2003 года (л.д. 6 - 9, т. 1) заключен договор подряда N 15, согласно условий которого ответчик, имея лицензию на проектирование и строительство зданий и сооружений 1 и 2 уровней ответственности в соответствии с государственным стандартом (л.д. 56 - 58, т. 1), принял на себя обязательство по заданию истца, в установленный соглашением срок, выполнить строительные работы, определенные в дополнительных соглашениях и сметной документации к ним, по адресу: ***********************************************.

При этом, условиями заключенного договора определено, что Дополнительные соглашения являются неотъемлемой частью договора, в дополнительных соглашениях указываются виды строительных работ, их стоимость и срок выполнения. Приложением к дополнительному соглашению является сметная документация и график выполнения работ. При выполнении договора стороны руководствуются законодательством РФ и нормативными актами по вопросам капитального строительства и ремонта.

На основании раздела 5 того же договора ответчик обязан разработать сметную документацию, соблюдать правила пожарной, экологической и технической безопасности, СниПов и ГОСТов при выполнении работ и использовании строительных материалов.

Пунктом 5.7 договора гарантийный срок на выполненные работы предусмотрен два года, а в силу раздела 6 договора ответчик приступает к выполнению последующих работ только после подписания соответствующих актов или письменного разрешения истца, занесенного в журнал производства работ.

Кроме того, судом верно обращено внимание на то, что дополнительным соглашением N 1 от 02.02.2004 г. ответчик обязался закупить материалы и выполнить работы по строительству бревенчатого забора на участке истца (л.д. 10, т. 1). Согласно акту о приемке выполненных работ от 12.08.2004 г. истец приняла работы по строительству забора (л.д. 11 - 13, т. 1); дополнительным соглашением N 2 от 02.02.2004 г. - закупить материалы и выполнить работы по строительству бассейна на участке истца (л.д. 15, т. 1). Согласно акту о приемке выполненных работ от 12.08.2004 г. истец приняла работы по строительству открытого бассейна (л.д. 18 - 19, т. 1).

Дополнительным соглашением N 3 от 05.04.2004 г. ответчик обязался закупить материалы и выполнить работы по строительству сетчатого забора на участке истца (л.д. 20, т. 1). Согласно акту о приемке выполненных работ от 12.08.2004 г. истец приняла работы по устройству сетчатого забора (л.д. 23 - 24, т. 1).

Дополнительным соглашением N 4 от 02.02.2004 г. ответчик обязался закупить материалы и выполнить работы по строительству бани из оцилиндрованного бревна на участке истца (л.д. 25, т. 1). Согласно акту о приемке выполненных работ от 12.08.2004 г. истец приняла работы по строительству бани "под ключ" (л.д. 29 - 31, т. 1).

Дополнительным соглашением N 5 от 02.02.2004 г. ответчик обязался закупить материалы и выполнить работы по строительству дома "под ключ" с фундаментом бревенчатого забора на участке истца. Срок выполнения работ с 10.05.2004 г. по 31.12.2005 г. (л.д. 32, т. 1). Согласно актам о приемке выполненных работ от 25.08.2004 г. истец приняла работы по подготовке площадки под фундамент, строительство фундамента под дом (л.д. 36 - 37, 39 - 40, т. 1). Согласно акту о приемке выполненных работ от 12.04.2005 г. истец приняла работы по подготовке строительству дома "под отстой" (л.д. 42 - 43, т. 1). Однако ни в указанном акте, ни в других документах ответчиком не указано, на какой срок дом был передан истцу под отстой. Согласно акту о приемке выполненных работ от 21.09.2005 г. истец приняла работы по отделке дома (л.д. 45 - 46, т. 1).

Дополнительным соглашением N 6 от 02.02.2004 г. ответчик обязался закупить материалы и выполнить работы по обустройству инженерных коммуникаций на строительном объекте на участке истца. Срок выполнения работ с 16.04.2004 г. по 20.07.2005 г. (л.д. 47, т. 1). Из приложенных к дополнительному соглашению сметах следует, что ответчик принял на себя обязательства по производству электромонтажных работ: устройству электропроводки, "системы теплого пола"; отоплению, водоснабжению и канализации дома (л.д. 48 - 52, т. 1). Согласно акту о приемке выполненных работ от 21.09.2005 г. истец приняла работы по устройству инженерных коммуникаций (электрификация, отопления, водоснабжение, вентиляция, сигнализация, канализация, телевидение, телефонная связь) (л.д. 54 - 55, т. 1).

Вступившим в законную силу 05.07.2007 г. решением Люблинского районного суда г. Москвы от 02.04.2007 г. с М.Л. в пользу ООО ПКП "Стройлесоматериалы" была взыскана задолженность по оплате выполненных строительных работ в размере 5 663 694,96 руб., которая взыскана с учетом уменьшения на стоимость выявленных в ходе проведенной судебной экспертизы недостатков строения (л.д. 144 - 146, т. 1, л.д. 240 - 244, т. 2).

В рамках рассмотрения указанного спора Люблинским районным судом г. Москвы была назначена судебная экспертиза, согласно заключения которой от 12.12.2006 г., положениями договора подряда N 15 от 03.06.2003 г. и приложениями к нему разработка проектной документации и выполнение специальных работ на исследуемом объекте не предусмотрена. Выполненные строительно-монтажные работы по договору подряда N 15 от 03.06.2003 г. на исследуемом объекте в основном соответствуют требованиям нормативно-технической документации, за исключением следующих работ: 1.1. Устройство покрытия из хвойной доски в доме выполнены с отступлениями от требований п. 4.43 СНиП 3.04.1-87; 1.2. Устройство конструкции лестницы из деревянных конструкций выполнены с отступлениями от требований п. 5.7 СНиП 3.03.01-87. В связи с недостаточностью исходных данных эксперты не имели возможности дать ответ на вопрос, каково качество примененных строительных материалов при выполнении строительно-монтажных и специальных работ фирмой ООО ПКП "Стройлесоматериалы" по договору подряда N 15 от 03.06.2003 г. (л.д. 120 - 136, т. 1).

При таких обстоятельствах, с учетом имеющихся противоречивых данных о наличии недостатков принадлежащих истице строений, оснований их возникновения, судом 17.02.2010 г. была назначена и проведена в ГУ Московская лаборатория судебной экспертизы Минюста России строительно-техническая экспертиза, в соответствии с выводами которой от 21.09.2010 г., в строениях, расположенных по адресу: ******************************************, построенных в соответствии с договором N 15 от 06.06.03 г. имеются недостатки и несоответствия строительным нормам и правилам.

Экспертами выявлены такие недостатки, как подпольное пространство дома залито водой, состав воды эксперт определить не может, причиной появления воды является либо нарушение целостности какого-либо трубопровода, либо просачивание воды из другого помещения, доступ к трубопроводам невозможен из-за недопустимо низкого технического подполья (менее 50 см), сроки проявления данного недостатка определить невозможно; не работают теплые полы 1-го этажа дома, причины низкое качество работ, некачественные материалы или нарушение технологии производства работ, срок проявления данного недостатка определить невозможно; кафельная плитка гостиной имеет трещины из-за нарушения технологии производства работ по ее укладке; полы первого и второго этажей имеют значительные отклонения по горизонтали - из-за нарушения технологии производства работ, которое выражается в преждевременном устройстве полов во времени, а именно недостаточным сроком "отстоя" дома; лестница имеет следы явного разрушения - из-за усадочных процессов, не обоснованной нагрузки кровли, срок проявления данного недостатка определить невозможно; черепица кровли не закреплена должным образом и имеются местами нарушения целостности элементов кровли - нарушение произошло при монтаже, а возможно из-за нарушения технологии производства работ, отсутствие части элементов кровли явилось следствием отсутствия крепления элементов кровли; искривлен на стыке воздуховод, выходящий на кровлю - из-за недопустимой нагрузки на несущие конструкции при устройстве керамической черепицы; в конструкциях наружных и внутренних стен 2-го и мансардных этажей имеются значительные смещения от начального положения - из-за неверных (не соответствующих нормативам) технических решений и нарушений технологии производства работ, в связи с отсутствием периода "отстоя" дома; со стороны гаража в 2-х местах и в наружных частях цоколя пробиты значительные сквозные проемы, что явилось следствием отсутствия проектной документации и неверного технического решения по конструктиву строения; отсутствует молниезащита, хотя ответчиком предъявлена документация на ее устройство и приемку; отсутствует заземляющая шина, установить ее причину не представляется возможным; на контур заземления не представлены акты замера; имеется местами искривление дверных проемов из-за отсутствия отстоя дома; водосточные трубы на доме и бане расположены с отступлением от нормативов; канализационные и дренажные колодцы залиты водой, за территорией домовладения выявлен колодец поселковой канализации, в который была произведена врезка канализации домовладения, врезка произведена значительно ниже уровня наполнения колодца, т.е. канализационные стоки из колодца поселковой канализации попадают в канализационный колодец дворовой канализации домовладения и в канализационные трубопроводы наружной канализации домовладения, что способствует их засорению - данные недостатки являются следствием неверных технических решений и некачественно выполненных работ на стадии строительства; отсутствует электроснабжение в бане, не работает наружное освещение на заборе в районе бани, в бассейне демонтированы приборы отопления в количестве 4 штук, в гараже не установлены приборы отопления - определить причину повреждения не представляется возможным, щиты электроснабжения дома и бани смонтированы с нарушением действующих нормативов; все недостатки в части цоколя фундамента дома полностью относятся и к бане. Причины возникновения недостатков, указанных в ответе на первый вопрос даны в исследовательской части по второму вопросу. Время их возникновения определить не представляется возможным. Все указанные недостатки устранимы в рамках реконструкции строений и сооружений домовладения по разработанной проектно-сметной документации, в рамках которой будет определена стоимость устранения выявленных недостатков. Разработка проектно-сметной документации не входит в компетенцию экспертов ГУ Московская ЛСЭ Минюста России. Подтвердить или опровергнуть наличие поражений грибком и мест гниения нижних венцов (бревен) деревянных стен и деревянных конструкций пола жилого дома не представляется возможным. Выявить нарушения в устройстве и функционировании "теплых полов" в связи с отсутствием проектной и исполнительной документации не представляется возможным. Утечка теплоносителя в системе "теплых полов" имеется. Время возникновения начала утечки теплоносителя определить не представляется возможным. Каких-либо нарушений в устройстве и утечек в системе канализационных трубопроводов жилого дома с пристройкой не выявлено. Соответствие системы канализационных трубопроводов проекту определить невозможно в связи с отсутствием его (проекта). На момент экспертного осмотра выявлены четыре демонтированных конвектора системы отопления в бассейне. Определить причину демонтажа на момент осмотра не представляется возможным. В случае функционирования системы отопления, т.е. поддержания плюсовой температуры теплоносителя и циркуляции, размораживание системы отопления невозможно. В случае остановки котла необходимо следить за температурой теплоносителя и в случае падения ее (температуры) до +3 - +5 гр. С необходимо слить теплоноситель из системы отопления, для исключения разрушения конструктивных элементов системы отопления (л.д. 431 - 468, т. 3).

При этом, у суда первой инстанции не имелось оснований не доверять выводам указанной экспертизы, проведенной в ГУ Московская лаборатория судебной экспертизы Минюста России, сторонами они также не оспаривались, в связи с чем судом первой инстанции обоснованно положены в основу решения.

Кроме того, данные выводы были подтверждены показаниями допрошенного судом 12 ноября 2010 года в качестве эксперта Д., подготовившего вышеназванное заключение, и пояснившего, что причиной возникновения выявленных им недостатков является неграмотное строительство, то, что строительство осуществлялось без проектно-сметной и разрешительной документации, ответчик не должен был приступать к строительству без такой документации. Исходя из конструктивных особенностей дома, ему необходимо было отстояться после того, как было произведено возведение стен деревянного дома, который по смыслу строительных справочников, для отстоя дома составляет до 1,5 лет, и в этот период в доме нельзя было производить отделку, вселяться, на указанный период рекомендуется возводить легкую крышу, тогда как фактически срок отстоя дома составил всего 40 дней, затем начались отделочные работы, каких-либо документов о предупреждении истца о последствиях нарушения требований об отстое дома, ответчиком не представлено. Последствиями отсутствия отстоя дома являются разрушение лестницы, вспучивание пола, разрушение стен, появление в них щелей, разрушение элементов отделки, возможно и повреждение канализации. В строении также есть недостатки выполнения работ, качества строительства, дом неправильно построен, подпольное пространство менее 50 см, что не соответствует нормативам и делает невозможным обслуживание дома, в связи с чем, в фундаменте вынуждены были пробить дыры, так как нельзя было пробраться к коммуникациям. В связи с этим, дом и баню нужно поднимать. Неверно было принято решение об устройстве крыши из черепицы, не была рассчитана нагрузка крыши из черепицы на деревянное строение. Срок обнаружения или возникновения недостатков установить невозможно. В настоящее время дом находится в аварийном состоянии.

Оценивая собранные по делу доказательства, суд пришел к правильному выводу о том, что выявленные экспертом недостатки строений, возведенных ответчиком на участке истца, связаны с некачественно выполненными ответчиком работами, неверными конструктивными решениями при строительстве и отсутствием достаточного срока для "отстоя" дома.

Доводы ответчика о том, что сроки "отстоя" дома не предусмотрены действующим законодательством, суд верно отклонил как несостоятельные, поскольку ответчик является организацией, имеющей лицензии на производство строительных работ, в связи с чем не мог не знать о рекомендуемых и обычно используемых при строительстве сроках для "отстоя" деревянных строений, тогда как в силу ч. 1 ст. 721 ГК РФ, качество выполненной подрядчиком работы должно соответствовать условиям договора подряда, а при отсутствии или неполноте условий договора требованиям, обычно предъявляемым к работам соответствующего рода.

То обстоятельство, что требования о необходимости "отстоя" деревянных строений до их отделки являются обычно предъявляемыми к работам соответствующего рода требованиями, о которых ответчику было известно, также подтверждается тем, что ответчиком был составлен акт о передаче истцу дома под "отстой", однако перерыв в работе, согласно заключению экспертизы, составил лишь 40 дней. Вместе с тем, тем ни в указанном акте, ни в каком-либо ином документе, исходящем от ответчика, истица не предупреждена о необходимом сроке "отстоя" строения и о последствиях, связанных с нарушением указанного срока, ответчиком также не представлено доказательств наличия требований истца о дальнейшем производстве работ вопреки их предупреждениям, в связи чем, суд обоснованно счел, что именно ответчик несет ответственность за выявленные недостатки возведенных строений, связанные с отсутствием "отстоя" строений.

В силу ч. 1 ст. 10 Закона РФ "О защите прав потребителей", изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора. Таким образом, ответчик не представил суду доказательства, что истец была предупреждена им о последствиях нарушения срока "отстоя" здания и о том, каким должен быть указанный период "отстоя".

При вынесении решения, суд правильно отметил то, что выводы эксперта об отсутствии проектно-сметной документации, обязанность по разработке которой, возложена на истца, сам по себе не освобождает ответчика от ответственности за некачественно выполненные строительные работы и неверно разработанные в нарушение действующих нормативов конструктивные решения возведенных сооружений, поскольку в соответствии с условиями заключенного договора подряда ответчик обязан разработать сметную документацию, соблюдать правила пожарной, экологической и технической безопасности, СНиПов и ГОСТов при выполнении работ и использовании строительных материалов и, в силу ч. 1 ст. 743 ГК РФ, не должен был приступать к производству строительных работ без технической документации, определяющей объем, содержание работ и другие предъявляемые к ним требования.

Выводы экспертизы о невозможности установить конкретный срок появления выявленных недостатков, суд также верно оценил, указывая на то, что такие выводы сами по себе не свидетельствуют об освобождении ответчика от ответственности за указанные недостатки, так как все указанные недостатки возникли в течение 5-летнего срока после приемки строений истцом (последний экспертный осмотр строений произведен 19 августа 2010 г.), а дом был принят истцом 21.09.2005 г., дата их конкретного возникновения и обнаружения не является существенным обстоятельством, поскольку причинной выявленных недостатков являются именно нарушения, допущенные ответчиком при возведении строений, в результате нарушения СНиПов, некачественно выполненных работ, а также неверно принятых решений по конструктиву строительства, отсутствия периода "отстоя" дома, которые возникли до приемки строений истцом.

Определяя размер ущерба, причиненного истице, с учетом того, что эксперт не дал ответа относительно стоимости работ по устранению выявленных недостатков, суд первой инстанции обоснованно в его основу положил предоставленный истцом сметный расчет стоимости ремонтно-восстановительных работ на устранение выявленных в ходе экспертизы недостатков комплекса строений на его участке, составленный ООО "КоттеджДомСтрой", с которым заключен предварительный договор подряда, и с которым представитель ответчика был ознакомлен, его не оспаривал (л.д. 7 - 61, т. 4). При этом, суд надлежаще уменьшил размер ущерба на стоимость части повреждений строения, которая уже была учтена при вынесении решения Люблинским районным судом г. Москвы, а также на размер стоимости недостатков, у которых судебной строительно-технической экспертизой от 21.09.2010 г. не установлены причины их возникновения.

Исходя из изложенного, суд обоснованно из локального сметного расчета N 1 подрядчика ООО "КоттеджДомСтрой" по ремонтным работам по жилому дому исключил работы по облицовке потолков пластиком, разборке подшивки потолков, разборке деревянных перекрытий, ремонту деревянных балок, устройству деревянных перекрытий, подшивку потолков на общую сумму 163 721 руб. (п. 10 - 15 сметы), установку оконных блоков, заполнение наружных и внутренних деревянных проемов на общую сумму 675 915 руб. (п. 19 - 20 сметы), разборку теплого пола на общую сумму 118 899 руб. (п. 51 сметы), смену венцов в стенах на сумму 631 799 руб. (п. 56 сметы), устройство теплого пола на сумму 373 085 руб. (п. 64 сметы), установку конвекторов на сумму 11 634 руб. (п. 68 сметы).

Поскольку судом не установлено, что причинами появления указанных недостатков, являются нарушения, допущенные ответчиком, суд также обоснованно отказал во взыскании с ответчика стоимость работ по ремонту канализации в техподполье жилого дома на сумму 41 306 руб. (смета N 3), ремонт водопровода на сумму 243 363 руб. (смета N 4), ремонт теплосети в размере 349 870 руб. (смета N 5), ремонтные работы бани в размере 342 633 руб. (смета N 6), прокладку теплотрассы к бане на сумму 443 927 руб. (смета N 8).

Вместе с тем, правильно взыскал с ответчика в пользу истца стоимость работ по устройству молниезащиты дома, согласно локальному сметному расчету N 2, так как ответчиком были предоставлены документы на ее устройство и акт о принятии, на общую сумму 7 205 руб., на основании заключения экспертизы - расходы по энергоснабжению бани в размере 27 158 руб. (смета N 7), прокладку наружной бытовой канализации в размере 113 418 руб. (смета N 9), прокладку наружной дренажной канализации в размере 51 263 руб. (смета N 10), с учетом экспертного заключения от 21.09.2010 г.

Таким образом, суд взыскал с ответчика в пользу истца 5 333 593 рублей причиненных убытков, связанных с необходимостью устранения выявленных недостатков строения, за которые ответственность несет ответчик.

Поскольку в ходе судебного разбирательства установлено, что ответчик нарушил права потребителя, предусмотренные законом, вследствие чего истец испытывал нравственные страдания, вынужден был неоднократно обращаться к ответчику, суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей", требованиями разумности и справедливости, с учетом фактических обстоятельств, при которых причинены нравственные страдания, правомерно взыскал с ответчика 70 000 рублей компенсации морального вреда, о чрезмерности которого стороной ответчика не заявлялось, и с чем соглашается судебная коллегия.

Одновременно, в порядке ст. 98 ГПК РФ, суд правильно взыскал с ответчика в пользу истца расходы, понесенные последним на оплату государственной пошлины при подаче искового заявления в суд, которые пропорциональны удовлетворенным требованиям и составили 35 863 руб. 19 коп. (л.д. 70, т. 4).

По мнению судебной коллегии, судом все обстоятельства по делу были проверены с достаточной полнотой, выводы суда, изложенные в решении, соответствуют собранным по делу доказательствам.

Доводы кассационной жалобы о том, что суд неправомерно рассмотрел дело в отсутствие представителя ответчика, ходатайствующего об отложении рассмотрения дела, лишив ответчика возможности представлять доказательства, давать объяснения суду, задавать вопросы эксперту, ходатайствовать о назначении экспертизы, подлежат отклонению, поскольку суд рассмотрел дело, признав причину неявки представителя ответчика неуважительной, мотивы чего подробно приведены в решении суда, что соответствует положениям ч. 3 ст. 167 ГПК РФ.

При этом, судебная коллегия обращает внимание на то, что представитель ответчика по доверенности О. 03.11.2010 года присутствовал в судебном заседании, однако каких-либо ходатайств не заявлял, пояснений не давал, с уточненным исковым заявлением ознакомлен, в связи с чем 11 ноября 2010 года на него в адрес суда направил письменные возражения (л.д. 72 - 77), которые судом были учтены при вынесении решения; против даты отложения слушания дела на 12 ноября 2010 года в связи с вызовом в суд эксперта, что судом было вынесено на обсуждение сторон, не возражал, собственноручно расписавшись в извещении, о чем свидетельствует протокол судебного заседания от 03.11.2010 года (л.д. 63 - 64, 65).

Кроме того, у стороны ответчика, являющегося юридическим лицом, имелось достаточно времени для представления соответствующих доказательств в опровержение исковых требований М.Л. в период всего рассмотрения настоящего спора, которое длилось с июня 2007 года по ноябрь 2010 года.

Судебная коллегия не может согласиться и с утверждениями кассационной жалобы о том, что истец не доказал причинную связь недостатков строения с действиями ответчика при строительстве, так как они являются надуманными и опровергаются совокупностью исследованных судом первой инстанции доказательств, выводами судебной строительно-технической экспертизы, подтвержденными показаниями эксперта, допрошенного в судебном заседании, которым в решении дана надлежащая оценка.

Доводы кассационной жалобы о том, что суд применил ст. 723 ГК РФ, не подлежащую применению, не могут повлиять на законность принятого решения в связи с тем, что суд по существу разрешил дело в соответствии с законом, регулирующим спорное правоотношение, на основе надлежащих норм, вследствие чего им сделан правильный вывод о правах и обязанностях сторон.

Ссылки кассационной жалобы на то, что сумма представленных истцом смет, представленных подрядчиком ООО "КоттеджДомСтрой", завышена, в связи с чем судом неверно определен размер ущерба, подлежащего взысканию, являются несостоятельными, поскольку с данными сметами сторона ответчика была ознакомлена, однако каких-либо доказательств в их опровержение в суд первой инстанции не представлено (л.д. 7 - 61, т. 4), стоимость работ по указанным сметам определена в ценах по Московской области на сентябрь месяц 2010 года и составляет 9 009 255 рублей, тогда как судом размер ущерба определен в сумме 5 638 500 руб. 19 коп., уменьшив заявленный к взысканию размер ущерба на стоимость части повреждений строения, которая уже была учтена при вынесении решения Люблинским районным судом г. Москвы, а также на размер стоимости недостатков, у которых судебной строительно-технической экспертизой от 21.09.2010 г. не установлены причины их возникновения.

В удовлетворении остальной части исковых требований М.Л. судом первой инстанции правомерно отказано. С таким выводом суда истица согласна, решение не обжалует, что следует из ее письменных возражений на кассационную жалобу, объяснений в суде кассационной инстанции, в связи с чем доводы кассатора о том, что судом не разрешен вопрос о причиненных истице убытков на сумму 2 181 979 рублей, являются голословными и подлежат отклонению.

Иные доводы кассационной жалобы направлены на переоценку собранных по делу доказательств, которым суд в их совокупности дал надлежащую оценку, они не содержат каких-либо обстоятельств, которые опровергали бы выводы судебного решения. При этом нарушений норм гражданско-процессуального законодательства, влекущих отмену решения, по настоящему делу не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия -

 

определила:

 

Решение Тушинского районного суда г. Москвы от 12 ноября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь