Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ТЮМЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 февраля 2011 г. по делу N 33-914/2011

 

Судебная коллегия по гражданским делам Тюменского областного суда в составе:

председательствующего Колосковой С.Е. судей Горностаевой В.П. и Хамитовой С.В. при секретаре К. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе истца Федерального бюджетного учреждения на решение Заводоуковского районного суда Тюменской области от 14 декабря 2010 года, которым постановлено:

"В удовлетворении первоначального иска Федерального бюджетного учреждения к П. о признании договора о долевом участии в строительстве N 02 от 01.03.2006 года не заключенным отказать.

В удовлетворении встречного иска Федеральной службы к П. и Федеральному бюджетному учреждению о признании договора о долевом участии в строительстве N 02 от 01.03.2006 года недействительным отказать.

Встречный иск П. к Федеральному бюджетному учреждению и Федеральной службе о признании права собственности на квартиру, прекращении права собственности Российской Федерации и права оперативного управления на квартиру учреждения, взыскании неустойки, морального вреда и расходов на представителя удовлетворить частично.

Признать право собственности П. на трехкомнатную квартиру, общей площадью 117,1 кв. м, жилой 60,3 кв. м, расположенную на земельном участке, общей площадью 1 795 кв. м, с кадастровым номером по адресу:.

Прекратить право собственности Российской Федерации и право оперативного управления Федерального бюджетного учреждения на квартиру N 2, расположенную по адресу:.

Взыскать с Федерального бюджетного учреждения в пользу П. за счет средств по внебюджетной деятельности моральный вред в размере 3 000 рублей, неустойку в сумме 12 000 рублей и расходы на представителя в сумме 15 000 рублей, а всего 30 000 рублей. В остальной части иска отказать".

Заслушав доклад судьи Тюменского областного суда Хамитовой С.В., объяснения представителя ответчиков - Федеральной службы и Федерального бюджетного учреждения М., настаивавшей на удовлетворении кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

Федеральное бюджетное учреждение (далее по тексту ФБУ, Учреждение либо истец) обратилось в суд с иском к П. о признании сделки незаключенной. Требования мотивированы тем, что 01 марта 2006 года между истцом и П. был заключен договор о долевом участии в строительстве за N 02, по условиям которого ФБУ обязалось ввести в эксплуатацию жилой дом и передать ответчице в собственность находящуюся в данном доме квартиру N 2, тогда как П. взяла на себя обязательства уплатить истцу за указанное жилое помещение денежные средства в сумме 126 774 рублей в срок до 01.09.2006 г. и за свой счет с использованием своих материалов завершить строительство квартиры, а также оплатить понесенные Учреждением расходы при сдаче дома в эксплуатацию в размере 50% от произведенных затрат. По утверждению истца, в нарушение пунктов 3 и 4 ст. 4, ст. 5 Федерального закона "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации", в договоре о долевом участии в строительстве за N 02 от 01 марта 2006 года не указаны: срок передачи квартиры П., цена данной сделки и гарантийный срок на указанный объект долевого строительства. Кроме того, данный договор в установленном законом порядке зарегистрирован не был, в связи с чем Учреждение просило признать договор о долевом участии в строительстве за N 02 от 01.03.2006 г. незаключенным.

Впоследствии ФБУ изменило основания иска, мотивируя его тем, что оспариваемая им сделка не является договором долевого участия в строительстве, так как на нее не распространяется Федеральный закон "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" ввиду получения разрешения на строительство жилого дома 27.10.2000 г., то есть до вступления в силу указанного нормативно-правового акта. Учреждение полагало, что между ним и П. фактически была совершена сделка по купле-продаже незавершенного строительством объекта недвижимости, которая также является незаключенной, поскольку в нарушение ст. ст. 549, 554 Гражданского кодекса Российской Федерации в ней не указано такое существенное условие, как предмет договора - характеристики, позволяющие определенно установить, какое недвижимое имущество подлежит передаче по договору купли-продажи. Кроме того, по утверждению истца, договор является ничтожным и потому, что он был подписан начальником Учреждения, не являющегося собственником спорной недвижимости.

Не признав требования истца, П. обратилась в суд со встречным исковым заявлением к ФБУ и Федеральной службе (далее по тексту ?? России) о признании права собственности на жилое помещение, прекращении права собственности и права оперативного управления на жилье и взыскании неустойки. Встречные требования мотивированы тем, что на заключенный между П. и ФБУ договор о долевом участии в строительстве за N 02 от 01 марта 2006 года распространяется Федеральный закон "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации", при этом данный договор соответствует требованиям закона, а потому оснований для признания договора незаключенным не имеется. По утверждению П., поскольку жилой дом Учреждением был введен в эксплуатацию и находящаяся в нем квартира N 2 была ей, П., передана для завершения строительства и производства отделочных работ, все затраты ФБУ по квартире она оплатила, завершила строительство жилого помещения своими силами и за свой счет, вселилась в квартиру вместе с членами своей семьи в 2008 году и проживает в ней до настоящего времени, указанная ответчица просила признать за ней право собственности на квартиру, прекратить право собственности Российской Федерации и право оперативного управления Учреждения на данное жилое помещение, взыскав с указанного ответчика неустойку за период с 25.04.2010 г. по 11.11.2010 г. в размере 12 930 руб. 20 коп., а также расходы на оплату услуг представителя в сумме 15 000 руб. Кроме того, П. просила применить срок исковой давности по требованиям ФБУ.

Впоследствии П. встречное исковое заявление увеличила путем предъявления дополнительного требования к ФБУ о компенсации морального вреда в размере 50 000 рублей на основании ст. 15 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей", п. 2 ст. 1099, ст. 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации.

?? России предъявило встречный иск к П. и ФБУ о признании сделки недействительной, ссылаясь на то, что Учреждение не имело законных оснований для заключения с П. договора о долевом участии в строительстве за N 02 от 01 марта 2006 года в отношении спорного недвижимого имущества, которое является федеральной собственностью и распоряжение которым от имени государства возложено на основании ст. 11 Закона Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих наказания в виде лишения свободы" на федеральный орган уголовно-исполнительной системы, то есть на ?? России. Учитывая изложенные обстоятельства, а также то, что Учреждение распорядилось данным имуществом без согласия его собственника и в нарушение ч. 1 ст. 298 Гражданского кодекса Российской Федерации, п. 1.13 Положения о ФБУ, которыми установлен запрет Учреждению отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленной за ним недвижимостью, ?? России просила признать договор о долевом участии в строительстве за N 02 от 01 марта 2006 года ничтожной сделкой и применить последствия недействительности сделки по усмотрению суда. Дополнительно ?? России просила применить срок исковой давности по встречным исковым требованиям П.

В судебном заседании представитель истца Федерального бюджетного учреждения А.И. на удовлетворении требований настаивала в полном объеме по измененным основаниям, встречное исковое заявление П. не признала, против удовлетворения встречного иска ?? России не возражала.

Ответчица П. и ее представитель А.В. в судебном заседании первоначальное исковое заявление ФБУ и встречный иск ?? России не признали, на удовлетворении встречных требований П. к ФБУ и ?? России настаивали по основаниям, изложенным в заявлении.

Представитель ответчика ?? России М. в судебном заседании на удовлетворении встречного искового заявления своего доверителя настаивала, против удовлетворения встречного иска ФБУ не возражала, встречные исковые требования П. не признала.

Представители третьих лиц - Администрации, Управления Федеральной службы, Отделения по Заводоуковскому району Управления в судебное заседание не явились, о времени и месте судебного разбирательства были извещены, просили рассмотреть дело без их участия.

Представитель третьего лица - Территориального управления Федерального агентства в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела был извещен, с ходатайством об отложении судебного разбирательства не обращался, доказательств уважительности причин неявки не предоставил, поэтому суд рассмотрел дело в его отсутствие.

Судом постановлено вышеуказанное решение, с которым не согласился истец.

В кассационной жалобе ФБУ, действующее в лице представителя А.Д., просит об отмене решения и принятии нового решения, приводя те же доводы, что в исковом заявлении и заявлении об изменении оснований иска. Кроме того, А.Д. полагает, что между Учреждением и П. имело место сделка по купле-продаже незавершенного строительством объекта недвижимости, которую он считает незаключенной в связи с тем, что данный объект не был передан по передаточному акту; договор купли-продажи части жилого дома либо спорной квартиры не регистрировался; в договоре отсутствуют сведения о соответствующем земельном участке, на котором находится объект недвижимости, а также сведения и характеристики, позволяющие определенно установить, какое недвижимое имущество подлежит передаче по договору купли-продажи; право собственности ФБУ на объект строительства зарегистрировано не было, повторная регистрация разрешения на строительство объекта не осуществлена, при этом П. не является соарендатором земельного участка, на котором расположена спорная квартира, однако суд указанные обстоятельства во внимание не принял. Кроме того, как считает А.Д., спорная квартира жилым помещением не является, так как она не соответствует установленным санитарным и техническим правилам и нормам, а также иным требованиям законодательства. По мнению А.Д., вывод суда о фактическом заключении между Учреждением и П. договора строительного подряда, является неправильным, поскольку в спорной сделке, в нарушение ст. 702, 708, 709, 740 Гражданского кодекса Российской Федерации, не определены начальный и конечный сроки выполнения работ, объект строительства, какой результат строительства должен принять дольщик, а также не установлен порядок определения цены работ, при этом какой-либо сметной и технической документации не имеется. А.Д. полагает, что основания считать данную сделку заключенной у суда отсутствовали. Остальные доводы кассационной жалобы сводятся к тому, что ФБУ, являясь некоммерческой организацией, не имело права без согласия на то собственника распоряжаться спорной квартирой, находящейся в федеральной собственности, при этом начальнику Учреждения, подписавшему договор за N 02 от 01 марта 2006 года, такого права собственником имущества не предоставлялось и полномочия на заключение указанной сделки не передавались.

В возражениях на кассационную жалобу ответчица П., действующая в лице представителя А.В., полагая решение суда законным и обоснованным, просит оставить его без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

В отзыве на кассационную жалобу ответчик ?? России ссылается на согласие с доводами жалобы ФБУ.

Проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов кассационной жалобы, как это предусмотрено ч. 1 ст. 347 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Отказывая в удовлетворении требований ФБУ и ?? России, суд первой инстанции исходил из того, что заключенный 01 марта 2006 года между Учреждением и П. договор за N 02 соответствует требованиям законодательства, поскольку все существенные условия сделки сторонами согласованы и выполнены, при этом, с учетом пропуска срока исковой давности по заявленным ФБУ требованиям, суд пришел к выводу об отсутствии законных оснований для признания данного договора незаключенным либо недействительным.

Удовлетворяя встречные исковые требования П., суд первой инстанции исходил из того, что Учреждение вправе было передать в собственность П. квартиру, так как строительство спорного объекта недвижимости производилось не на бюджетные средства. В связи с тем, что П. свои обязательства по вышеуказанной сделке исполнила надлежащим образом, суд счел, что за П. следует признать право собственности на спорное жилое помещение.

Данные выводы суда являются правильными, поскольку они соответствуют требованиям законодательства, действовавшего на момент возникновения спорных правоотношений, и обстоятельствам дела, которым судом дана надлежащая правовая оценка.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, были предметом исследования и проверки при рассмотрении дела в суде первой инстанции, и по мотивам, изложенным в судебном решении, правильно признаны необоснованными.

Решение суда подробно мотивировано, при этом суд первой инстанции правомерно счел оспариваемую ФБУ и ?? России сделку договором подряда.

В силу требований ст. 120 Гражданского кодекса Российской Федерации, в редакции, действующей на момент возникновения спорных правоотношений, учреждением признавалась организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера и финансируемая им полностью или частично. Права учреждения на закрепленное за ним имущество определялись в соответствии со статьей 296 данного Кодекса.

Федеральным законом от 03 ноября 2006 года N 175-ФЗ в вышеуказанную норму внесены изменения, при этом установлено, что права учреждения на имущество, закрепленное за ним собственником, а также на имущество, приобретенное учреждением, определяются в соответствии со статьей 296 ГК РФ.

Статьей 296 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции, действующей на момент возникновения спорных правоотношений, предусмотрено, что казенное предприятие, а также учреждение в отношении закрепленного за ними имущества осуществляют в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника и назначением имущества права владения, пользования и распоряжения им. Учреждение не вправе отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом и имуществом, приобретенным за счет средств, выделенных ему по смете (ч. 1 ст. 298 ГК РФ). Указанные правовые нормы регламентируют права учреждения по отчуждению или иному распоряжению, именно закрепленным за ним собственником, имуществом.

Между тем, в силу ч. 2 ст. 298 Гражданского кодекса Российской Федерации, если в соответствии с учредительными документами учреждению предоставлено право осуществлять приносящую доходы деятельность, то доходы, полученные от такой деятельности, и приобретенное за счет этих доходов имущество поступают в самостоятельное распоряжение учреждения и учитываются на отдельном балансе. Аналогичные положения содержатся и в ч. 3 ст. 298 ГК РФ в редакции Федерального закона от 08.05.2010 г. N 83-ФЗ.

С учетом представленных сторонами доказательств, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что право собственности Российской Федерации на спорную квартиру не могло возникнуть у Российской Федерации, так как спорное жилое помещение возводилось не на средства федерального бюджета.

При таких обстоятельствах, ссылки кассационной жалобы на то, что Учреждение не вправе было заключать с П. договор от 01.03.2006 г. и не вправе передавать указанной ответчице в собственность спорное жилое помещение, судебная коллегия признает надуманными.

Таким образом, судебная коллегия считает, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела, предоставленным сторонами доказательствам дал надлежащую правовую оценку и правильно применил нормы материального и процессуального права, а потому доводы кассационной жалобы не могут быть признаны состоятельными, поскольку они не опровергают выводы суда и содержат лишь субъективную оценку установленным по делу обстоятельствам, а также направлены к иному толкованию норм материального и процессуального права, правильно примененных судом.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Заводоуковского районного суда Тюменской области от 14 декабря 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу ответчика Федерального бюджетного учреждения - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь