Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ИРКУТСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 28 февраля 2011 г. по делу N 4а-4/2011

 

Заместитель председателя Иркутского областного суда Корнюшина Л.Г., рассмотрев жалобу Р. на постановление мирового судьи судебного участка N 93 г. Усолье-Сибирское Иркутской области от 29 июля 2010 года и на решение судьи Усольского городского суда Иркутской области от 21 сентября 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении Р.,

 

установила:

 

постановлением мирового судьи судебного участка N 93 г. Усолье-Сибирское Иркутской области Бичевина В.Н. от 29 июля 2010 года, водитель Р. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и ему назначено административное наказание, в пределах санкции, предусмотренной данной статьей, в виде лишения права управления транспортными средствами на срок полтора года.

Решением судьи Усольского городского суда Иркутской области Яновой О.В. от 21 сентября 2010 года постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба Р. - без удовлетворения.

В жалобе, поданной в Иркутский областной суд, Р. просит об отмене постановления мирового судьи и решении судьи городского суда, вынесенных в отношении него по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, считая данные судебные акты незаконными.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, проанализировав доводы жалобы, оснований для ее удовлетворения не нахожу.

Согласно статье 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом.

Данное требование Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при производстве по делу об административном правонарушении в отношении Р. мировым судьей и судьей городского суда соблюдено в полной мере.

В соответствии с частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административным правонарушением признается управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения.

В силу пункта 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090, водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Как усматривается из материалов дела, 19 июня 2010 года в 18 часов 40 минут Р. управлял транспортным средством - автомобилем марки <...>, государственный регистрационный знак <...>, находясь в состоянии опьянения.

Основанием полагать, что водитель Р. находился в состоянии опьянения явилось наличие у него запаха алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи, резкое изменение окраски кожных покровов лица, поведение, не соответствующее обстановке, что согласуется с пунктом 3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 г. N 475.

Освидетельствование водителя Р. на состояние алкогольного опьянения проведено должностным лицом, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида в присутствии понятых С. и П., что согласуется с требованиями пункта 4 названных Правил.

В соответствии с примечанием к статье 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (в редакции, действовавшей на момент совершения правонарушения) под состоянием опьянения водителя следует понимать наличие абсолютного этилового спирта в концентрации 0,3 и более грамма на один литр крови или 0,15 и более миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, определяемое в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, а равно совокупность нарушений физических или психических функций человека вследствие употребления вызывающих опьянение веществ.

Согласно акту освидетельствования на состояние алкогольного опьянения концентрация абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе у Р. составила 0,289 мкг/л (л.д. 8).

С результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения Р. был согласен, правильность внесенных в акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения данных Р. подтвердил личной подписью, замечаний по содержанию акта при его подписании, в части отсутствия понятых, не сделал (л.д. 8).

Факт управления Р. автомобилем в состоянии опьянения подтверждается следующими доказательствами: протоколом об административном правонарушении (л.д. 5); протоколом об отстранении от управления транспортным средством (л.д. 6); актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и бумажным носителем с записью результатов исследования (л.д. 7 - 8).

Все собранные по делу доказательства получили оценку в соответствии с требованиями статьи 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Факт того, что в протоколах о применении мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, составленных в отношении Р., отсутствуют дата рождения понятых и их телефоны, не свидетельствует о наличии нарушения закона и само по себе не влияет на законность постановления мирового судьи.

Несмотря на то, что в бумажном носителе с записью результатов исследования подписи понятых не предусмотрены, однако, понятые П. и С. засвидетельствовали состояние опьянения Р. при его освидетельствовании на состояние алкогольного опьянения. Акт освидетельствования с данными, указанными в соответствии с содержанием бумажного носителя также подписан понятыми, присутствовавшими при освидетельствовании.

Отсутствие в протоколе об отстранении от управления транспортным средством установленных у водителя Р. признаков опьянения, не нарушает требований статьи 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Довод жалобы об отсутствии в объяснениях понятого С. подписи последнего, является необоснованным, поскольку опровергается материалами дела.

Судьей Усольского городского суда Иркутской области при рассмотрении жалобы Р. доводы о незаконности постановления мирового судьи тщательно проверены и обоснованно отвергнуты как несостоятельные.

Действия Р. правильно квалифицированы мировым судьей по части 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Административное наказание назначено Р. в пределах, установленных санкцией части 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Руководствуясь статьями 30.13, 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

 

постановила:

 

постановление мирового судьи судебного участка N 93 г. Усолье-Сибирское Иркутской области от 29 июля 2010 года и решение судьи Усольского городского суда Иркутской области от 21 сентября 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении Р., оставить без изменения, жалобу Р. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя суда

Л.Г.КОРНЮШИНА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь