Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА МАРТ 2011 ГОДА

 

Процессуальные вопросы

 

Досудебное производство

 

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда отменила постановление об отказе в избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, поскольку выводы суда приняты без учета всех представленных следователем материалов, а также мнения потерпевшей

 

Постановлением Старооскольского районного суда отказано в удовлетворении ходатайства следователя об изменении А., обвиняемому в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 131 ч. 2 п. "б", 166 ч. 2 п. "в", 127 ч. 1 УК РФ, меры пресечения с домашнего ареста на заключение под стражу.

В кассационной жалобе потерпевшая просила постановление отменить, ссылаясь на реальную возможность оказания давления на нее со стороны обвиняемого.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда жалобу потерпевшей удовлетворила, постановление суда отменила, указав следующее.

Рассматривая ходатайство следователя, суд первой инстанции установил, что он причастен к преступлениям, за которое возможно назначение наказания свыше 2 лет, нарушений УПК РФ при производстве расследования уголовного дела не имеется.

Из постановления видно, что суд оставил без внимания и оценки доводы потерпевшей, которая настаивала на заключении А. под стражу и заявляла в ходе предварительного следствия и в судебном заседании о наличии обоснованных опасений за свое здоровье и жизнь, с учетом реальной возможности со стороны А. продолжить заниматься преступной деятельностью и оказать на нее физическое и психическое давление.

Мнение потерпевшей, при наличии мотивированного ходатайства следователя, не противоречит нормам УПК РФ и международного права, в том числе пункту "с" ч. 1 ст. 5 Европейской конвенции "О защите прав человека и основных свобод", предусматривающей арест или задержание лица, произведенные с тем, чтобы оно предстало перед компетентным судебным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения.

Сведения, которые суд взял в основу принятого решения, а именно: положительные характеристики А., наличие у него постоянного места жительства, отсутствие нарушений ранее избранной меры пресечения в виде домашнего ареста не могут являться достаточными для выводов о необходимости отказа в заключении обвиняемого под стражу.

Судом первой инстанции не проверена объективность положительных характеристик А. и не учтено, что он нигде не учится и не занимается общественно полезным трудом, не имеет постоянного источника дохода.

С учетом вышеизложенного, суд первой инстанции принял необоснованное решение, нарушающее право потерпевшей на защиту ее прав и законных интересов.

 

Одна лишь тяжесть преступления, в совершении которого обвиняется лицо, не может служить основанием к избранию меры пресечения в виде заключения под стражу

 

Постановлением Белгородского районного суда удовлетворено ходатайство следователя об избрании Б., обвиняемому по п.п. "а, б" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, меры пресечения в виде заключения под стражу.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда постановление отменено по следующим основаниям.

В соответствии со статьями 97 и 99 УПК РФ при решении вопроса об избрании обвиняемому меры пресечения и определении ее вида при наличии оснований, предусмотренных законом, должны учитываться не только тяжесть преступления, но и сведения о личности обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

Требования данных норм процессуального законодательства судом не выполнены.

Согласно постановлению мера пресечения в виде заключения под стражу избрана Б. судом с учетом тяжести предъявленного обвинения, отсутствия у него постоянного источника дохода, а также того обстоятельства, что он допускает немедицинское потребление наркотических средств.

Вместе с тем, из материалов уголовного дела следует, что Б. не судим, к административной ответственности не привлекался, на учете в диспансерах не состоит, положительно характеризуется по месту жительства.

Достоверные сведения о том, что обвиняемый Б. может скрыться от предварительного следствия и суда, отсутствуют.

Избрание меры пресечения по одной лишь тяжести преступления, в совершении которого лицо обвиняется, законом не предусмотрено.

При таких обстоятельствах вывод суда о невозможности избрания Б. иной меры пресечения, не связанной с изоляцией от общества, является небесспорным.

С учетом данных о личности обвиняемого и обстоятельств совершения преступления, в котором Б. обвиняется, суд кассационной инстанции избрал Б. меру пресечения в виде домашнего ареста.

 

Обеспечение исполнения приговора или возможной выдачи лица в порядке, предусмотренном ст. 466 УПК РФ, может служить основанием для избрания меры пресечения только на стадии судебного производства, а не предварительного расследования

 

Постановлением Яковлевского районного суда удовлетворено ходатайство следователя о продлении Б., обвиняемому по ст. 131 ч. 4 п. "б" УК РФ, срока содержания под стражей.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда постановление изменила, указав следующее.

Из описательно-мотивировочной части постановления видно, что суд, продлевая срок содержания Б. под стражей, указал, что такая мера пресечения необходима в целях обеспечения исполнения приговора.

В соответствии с положениями ст. ст. 97, 466 УПК РФ обеспечение исполнения приговора или возможной выдачи лица в порядке, предусмотренном ст. 466 УПК РФ, может служить основанием для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, однако в таких случаях данный вопрос разрешается на стадии судебного производства, а не предварительного расследования.

Поскольку Б. продлен срок содержания под стражей на стадии предварительного расследования, ссылка суда на обеспечение исполнения приговора при содержании Б. под стражей является необоснованной.

 

Отсутствие в постановлении суда об отказе в избрании обвиняемому меры пресечения мотивированных выводов, по которым суд принял доводы обвиняемого и отверг доводы, представленные стороной обвинения, повлекло нарушение прав потерпевших на защиту их прав и отмену состоявшегося решения

 

Постановлением Свердловского районного суда г. Белгорода отказано в удовлетворении ходатайства следователя об избрании М., обвиняемому по ст. ст. 159 ч. 3 (2 эпизода) УК РФ, меры пресечения в виде домашнего ареста.

В кассационных жалобах потерпевшие просили постановление отменить ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в постановлении, фактическим обстоятельствам, установленным по делу.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда жалобы потерпевших удовлетворены, постановление суда отменено по следующим основаниям.

Разрешая ходатайство следователя об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста, суд в постановлении сослался на то, что ему не представлено убедительных доказательств, что М. может воспрепятствовать производству по делу путем склонения свидетелей к даче заведомо ложных показаний, поскольку все установленные по делу лица следствием допрошены.

Вместе с тем, следователь в ходатайстве указывал на то, что М. высказывал оскорбления в адрес фигурантов по уголовному делу и угрожал им физической расправой, а именно свидетелю С., потерпевшим А. и К.

В материалах имеются протоколы допросов данных лиц, в которых они указывают об оказываемом на них воздействии со стороны М., а также подтверждающие эти факты фотографии сотового телефона с СМС сообщениями, содержащими угрозы.

Судом этим обстоятельствам оценка не дана, а также в постановлении отсутствуют выводы суда, почему он принимает показания М. о том, что он угроз в адрес свидетеля и потерпевших не высказывал, и отвергает доказательства, подтверждающие наличие таких угроз.

При таких обстоятельствах судебная коллегия по уголовным делам областного суда пришла к выводу, что имеет место несоответствие выводов суда, изложенных в постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным по делу, и в соответствии со ст. 380 УПК РФ отменила постановление.

 

Жалобы, в которых осужденный оспаривает выводы суда о виновности и допустимость положенных в основу приговора доказательств, подлежат рассмотрению в порядке главы 48 УПК РФ, а не в порядке ст. 125 УПК РФ

 

Постановлением Октябрьского районного суда г. Белгорода жалоба О., поданная в порядке ст. 125 УПК РФ, удовлетворена, ответ начальника отдела по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами прокуратуры области признан незаконным.

Суд кассационной инстанции постановление отменил, указав следующее.

Согласно ст. 125 УПК РФ в суд могут быть обжалованы решения и действия (бездействия) указанных в ней должностных лиц, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию на стадии досудебного производства.

Из материалов видно, что осужденный О. обратился в прокуратуру области с заявлением, в котором просил возбудить производство по вновь открывшимся обстоятельствам по уголовному делу, утверждая о своей непричастности к совершению преступления, ставя под сомнения показания потерпевших и свидетелей по уголовному делу, указывая на отсутствие в материалах дела вещественных доказательств.

По сути, О. сообщал о процессуальных нарушениях в ходе судебного следствия по уголовному делу и своем несогласии с приговором суда, то есть по существу оспаривал законность и обоснованность постановленного в отношении него и вступившего в силу приговора, порядок обжалования которого и других судебных решений регламентируется главой 48 УПК РФ.

При таких обстоятельствах суд пришел к ошибочному выводу о наличии оснований для разрешения жалобы О. в порядке ст. 125 УПК РФ.

 

Решение суда, принятое по жалобе, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, должно основываться на исследованных материалах дела с проверкой всех доводов, изложенных заявителем

 

Постановлением Старооскольского районного суда оставлена без удовлетворения жалоба адвоката в интересах П. на постановление участкового уполномоченного об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Г.

В кассационной жалобе адвокат И. просит постановление суда отменить, ссылаясь на несоответствия его выводов фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда жалоба адвоката удовлетворена, постановление суда отменено.

В силу части 4 статьи 7 УПК РФ постановление судьи, вынесенное по результатам рассмотрения жалобы, должно быть законным, обоснованным и мотивированным, основанным на исследованных материалах с проверкой доводов, приведенных заявителем.

Судом данное требование закона не выполнено.

Как следует из представленных материалов, адвокатом И. в жалобе, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, приводились многочисленные доводы о незаконности постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Г. и о наличии в его действиях состава преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 1 УК РФ, в том числе адвокат указывал на факты сокрытия сотрудниками милиции сообщения о преступлении, отсутствие принятия решения в постановлении по ст. 111 УК РФ.

Разрешая жалобу в порядке ст. 125 УПК РФ, суд в постановлении указал на необоснованность доводов адвоката И., сославшись на требования Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 1 от 10.02.2009 о недопустимости предрешения судом вопросов, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела. При этом судом фактически не дана оценка доводам, изложенным в жалобе заявителя.

Из текста обжалуемого постановления об отказе в возбуждении уголовного дела следует, что в его описательно-мотивировочной части не содержится мотивированный вывод об отсутствии в действиях Г. признаков состава преступления, предусмотренного ст. 111 УК РФ, что свидетельствует о его необоснованности.

При таких обстоятельствах выводы суда о мотивированности постановления об отказе в возбуждении уголовного дела судебная коллегия по уголовным делам областного суда признала необоснованными.

 

Судебное производство

 

Постановление о возвращении уголовного дела прокурору в порядке статьи 237 УПК РФ вследствие неустановления личности обвиняемой признано необоснованным, поскольку органом предварительного следствия не было допущено нарушений, препятствующих рассмотрению дела по существу

 

Постановлением Старооскольского районного суда уголовное дело в отношении Х. возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

Из постановления видно, что основанием для возвращения уголовного дела прокурору явилось достоверное неустановление личности обвиняемой, поскольку отсутствуют документы, удостоверяющие ее личность, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

В надзорном представлении прокурор области просил постановление суда отменить, ссылаясь на то, что органами предварительного следствия были приняты необходимые меры к установлению личности обвиняемой.

Постановлением суда надзорной инстанции представление прокурора удовлетворено, постановление суда отменено.

Как следует из материалов уголовного дела, органами предварительного следствия проверялись показания обвиняемой Х. относительно сведений о ее личности, в том числе о местах ее проживания.

Согласно показаниям обвиняемой она никогда не получала паспорт и свидетельство о рождении, поскольку родилась в семье цыган, жила в таборе, ведущем кочевой образ жизни. Постоянного места жительства и регистрации не имела, последнее время со своими малолетними детьми проживала в с. М., Г. района К. области.

Эти данные подтверждаются справкой, выданной управляющим делами администрации п. Г. К. области.

Органами предварительного следствия также установлено, что Х. ранее судима приговором Советского района г. Курска по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ.

Дактилоскопическая карта на Х., полученная при расследовании настоящего уголовного дела, была направлена начальнику ИЦ УВД по Курской области. Согласно информации, полученной из ИЦ УВД по Курской области, проверяемое лицо - Х. - значится в дактилоскопических учетах ИЦ под теми же установочными данными.

Таким образом, проверка по дактилоскопическим учетам подтвердила, что Х., осужденная Советским районным судом г. Курска, и Х., обвиняемая по настоящему уголовному делу, - одно и то же лицо.

При таких данных органом предварительного следствия приняты необходимые меры к установлению личности обвиняемой, которые подлежали исследованию в стадии судебного следствия и оценке в совокупности.

С учетом изложенного, постановление суда о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ признано президиумом областного суда незаконным.

 

Постановление суда о взыскании в доход государства процессуальных издержек, связанных с оплатой труда адвоката, отменено, поскольку суд не мотивировал изложенные в нем выводы

 

Приговором Белгородского районного суда несовершеннолетний К. осужден по ст. ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б", 158 ч. 1 УК РФ.

Постановлено взыскать с законного представителя К. в доход государства процессуальные издержки, связанные с оплатой труда адвоката по назначению.

В надзорной жалобе законный представитель осужденного просил приговор в части взыскания с нею процессуальных издержек отменить.

Суд надзорной инстанции приговор в части взыскания с законного представителя процессуальных издержек отменил, указав следующее.

В соответствии с ч. 8 ст. 132 УПК РФ на законного представителя несовершеннолетнего может быть возложена обязанность по возмещению процессуальных издержек. При этом суд обязан установить и исследовать обстоятельства дела, в том числе основания вступления защитника в уголовный процесс с участием несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого), роль законного представителя в его жизни и возможность взыскания процессуальных издержек за счет средств самого несовершеннолетнего, а также применить общие правила о взыскании процессуальных издержек в случае имущественной несостоятельности лица, с которого они должны быть взысканы (ч. 6 ст. 132 УПК РФ).

Из материалов дела видно, что защиту несовершеннолетнего К. и на предварительном следствии и в судебном заседании осуществлял один адвокат, который по окончании предварительного расследования знакомился с материалами дела, и эти дни ему были оплачены по постановлению следователя. По ходатайству адвоката суд предоставил ему возможность повторно ознакомиться с материалами дела в течение 5 дней.

При этом суд не выяснил, почему у адвоката возникла необходимость в повторном ознакомлении с материалами дела, в полном объеме также оплатил эти дни как за участие в уголовном процессе, отнеся впоследствии эту сумму к процессуальным издержкам.

Не исследовались в судебном заседании и другие вопросы, которые влияют на выводы суда как о возможности возложения судебных расходов на законного представителя несовершеннолетнего, так и освобождения от их уплаты полностью или частично.

При таких данных приговор суда в части взыскания с законного представителя процессуальных издержек не может быть признан законным и обоснованным.

 

Процессуальные издержки, предусмотренные ст. 131 УПК РФ, не подлежат взысканию с осужденного, уголовное дело в отношении которого рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства

 

Постановлением Губкинского городского суда произведена оплата за счет государства труда адвоката В., представлявшего интересы осужденного Б. при рассмотрении уголовного дела.

В кассационной жалобе осужденный просит отменить постановление суда, считая его незаконным, и освободить его от уплаты процессуальных издержек.

Суд кассационной инстанции удовлетворил жалобу Б., указав следующее.

Из постановления видно, что сумма, выплаченная адвокату В., отнесена судом к процессуальным издержкам и взыскана с осужденного Б. в пользу Федерального бюджета РФ.

Между тем, из материалов дела следует, что уголовное дело по обвинению Б. было рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства, в полном соответствии с главой 40 УПК РФ.

В соответствии с ч. 10 ст. 316 УПК РФ процессуальные издержки, предусмотренные ст. 131 УПК РФ, по делу, рассмотренному в особом порядке судебного разбирательства, взысканию с осужденного не подлежат.

При таких обстоятельствах суд необоснованно взыскал с Б. в пользу Федерального бюджета РФ процессуальные издержки, связанные с оплатой труда адвоката, представляющего интересы обвиняемого по уголовному делу.

 

Оправдательный приговор суда отменен, поскольку при его постановлении суд не мотивировал, по каким основаниям он принял одни доказательства и отверг другие

 

Приговором апелляционной инстанции Свердловского районного суда г. Белгорода отменен приговор мирового суда Восточного округа г. Белгорода, которым М. осужден по ст. 116 ч. 1 УК РФ.

Постановлено оправдать М. по предъявленному обвинению по ч. 1 ст. 116 УК РФ на основании п. 1 ч. 2 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

В надзорной жалобе потерпевшая просила приговор суда апелляционной инстанции отменить ввиду допущенных нарушений уголовно-процессуального законодательства при его постановлении.

Постановлением суда надзорной инстанции приговор отменен по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, М. обвинялся в том, что в ходе ссоры Р. и Ч. по поводу владения и пользования квартирой, М., являющийся мужем Ч., умышленно нанес Р. несколько ударов, причинив ей физическую боль и кровоподтеки, не причинившие вреда здоровью.

Из приговора суда апелляционной инстанции видно, что в нем приведены показания потерпевшей Р., из которых следует, что в ходе ссоры с Ч. из кухни выбежал М. и нанес Р. несколько ударов. В ходе ссоры она удары Ч. не наносила.

Эти показания Р. подтвердили свидетели К. и В.

Судебно-медицинским освидетельствованием у Р. были обнаружены и зафиксированы телесные повреждения в виде кровоподтеков в тех местах, куда со слов потерпевшей были нанесены удары М.

М. в судебном заседании показал, что в ходе ссоры его жены Ч. с Р. он услышал удары и увидел, что потерпевшая бьет его жену. Защищая жену, он оттолкнул Р., и от этого у нее могли образоваться кровоподтеки. Умысла на причинение побоев Р. у него не было.

Эти показания М. подтвердила его жена Ч.

Судебно-медицинским освидетельствованием у Ч. телесных повреждений не обнаружено.

При таких данных видно, что приведенные в приговоре показания потерпевшей Р. и свидетелей К. и В., а также данные, зафиксированные в акте медицинского освидетельствования о телесных повреждениях у потерпевшей Р., противоречат показаниям М. и Ч. об обстоятельствах причинения телесных повреждений потерпевшей.

Между тем, апелляционный суд в приговоре не мотивировал, почему он отверг одни доказательства об умышленном причинении М. телесных повреждений потерпевшей, а признал достоверными другие - о неосторожном их причинении потерпевшей.

Данные противоречия в доказательствах в нарушение требований ст. 88 УПК РФ не получили оценку в приговоре суда апелляционной инстанции, тогда как они имеют существенное значение для вывода суда о виновности или невиновности М. в предъявленном ему обвинении.

 

При производстве по уголовному делу подлежит доказыванию, в частности, виновность лица в совершении преступления и форма его вины

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода Б. осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 186 ч. 1 (2 эпизода), 186 ч. 1 УК РФ.

Б. признан виновным в двух покушениях на сбыт и в сбыте поддельной иностранной валюты, совершенных при таких обстоятельствах.

Б., действуя по предварительному сговору с неустановленными лицами, зная о поддельности имеющейся у него иностранной валюты, пытался сбыть П. 300 долларов США, однако преступный умысел не смог довести до конца по не зависящим от него обстоятельствам, поскольку П., заподозрив поддельность купюр, отказался их брать.

Б. в обменном пункте ЗАО УКБ "Белгородсоцбанк", действуя по предварительному сговору с неустановленными лицами, сбыл 300 поддельных долларов США, получив за них 9150 рублей.

Б., действуя по предварительному сговору с неустановленными лицами, в том же обменном пункте пытался сбыть 1100 поддельных долларов США, однако преступный умысел не смог довести до конца по не зависящим от него обстоятельствам, поскольку С., работающая кассиром в указанном банке, определила, что доллары являются фальшивыми.

В надзорной жалобе осужденный Б. просил приговор отменить, ссылаясь на свою неосведомленность о том, что доллары являлись фальшивыми.

Президиум областного суда жалобу Б. удовлетворил, указав следующее.

В соответствии со ст. 6 Конвенции о защите прав и основных свобод каждый в случае предъявления ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое судебное разбирательство.

Справедливое судебное разбирательство предполагает, что при совершении преступлений группой лиц каждый из соучастников должен быть привлечен к ответственности за те деяния, которые он совершил, и за те последствия, которые наступили от его действий.

По смыслу закона, субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 186 УК РФ, характеризуется только прямым умыслом. При сбыте фальшивых денег лицом, которое их не изготавливало, обязательным признаком является осознание им факта их поддельности.

Из приговора видно, что в обоснование вины осужденного в сбыте фальшивых долларов США суд сослался на показания свидетелей П., Ж., С., самого осужденного, протоколы следственных действий и заключения экспертиз.

Вместе с тем, из приведенных судом доказательств не усматривается, что Б., осуществляя обмен иностранной валюты, полученной им от не установленных органами следствия лиц, осознавал, что денежные купюры являются фальшивыми.

Других доказательств, указывающих на осознание Б. поддельности сбытых им купюр, в приговоре не приведено.

При таких данных приговор суда не может являться законным, обоснованным и справедливым.

 

Существенные противоречия в выводах суда, изложенных в приговоре, послужили основанием к его отмене

 

Приговором Губкинского городского суда З. осужден по ст. 162 ч. 2 УК РФ, оправдан по ст. 162 ч. 2 УК РФ на основании ст. 302 ч. 2 п. 2 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда приговор в части оправдания З. по ч. 2 ст. 162 УК РФ отменен направлением материалов дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 380 ч. 1 п. 4 УПК РФ приговор суда подлежит отмене, если выводы, изложенные в нем, содержат существенные противоречия, которые повлияли либо могли повлиять на решение вопроса о невиновности оправданного.

Согласно ст. 305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются мотивы, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения.

Указанные требования закона были нарушены судом.

В качестве доказательства виновности осужденного стороной обвинения были представлены показания потерпевшей Б. о том, что она хорошо разглядела нападавшего, описала его приметы и одежду, в которой он был одет. Потерпевшая сообщила, что ранее неоднократно видела З. на рынке "А." в г. Губкине. Придя на работу, она рассказала товарищам и подробно описала нападавшего. Ей сообщили, что в ее отсутствие З. видели на рынке.

Сделав вывод о том, что обвинение З. по данному эпизоду разбоя основано лишь на предположениях, суд не дал оценки показаниям потерпевшей, указавшей на З. как на лицо, совершившее в отношении нее преступление.

Признав показания потерпевшей как достоверные и сделав вывод о том, что обвинение основано на предположениях, судом допущены существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о невиновности оправданного и в соответствии со ст. 380 ч. 1 п. 4 УПК РФ явились основанием к отмене приговора в части оправдания З.

 

Приговор суда признан несправедливым вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода, постановленным в особом порядке судебного разбирательства, Ш. осужден по ст. ст. 264 ч. 3, 125 УК РФ.

Ш. признан виновным в том, что он, управляя автомобилем, нарушил пункты 1.5; 2.5; 10.1 Правил дорожного движения, совершил наезд на пешехода З., смертельно травмировав, и оставил ее в опасном для жизни состоянии.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил приговор отменить, ссылаясь на чрезмерную мягкость назначенного Ш. наказания.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда приговор отменен.

Статьей 6 УК РФ предусмотрено, что наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

При учете характера и степени общественной опасности совершенного преступления, как разъяснено в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 октября 2009 года "О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания", надлежит исходить из того, что характер общественной опасности преступления определяется в соответствии с законом с учетом объекта посягательства, формы вины и категории преступления, а степень общественной опасности преступления - в зависимости от конкретных обстоятельств содеянного, в частности от размера вреда и тяжести наступивших последствий, степени осуществления преступного намерения, способа совершения преступления, наличия установленных законом особенностей уголовной ответственности и наказания отдельных категорий лиц.

Решая вопросы назначения наказания осужденному при постановлении приговора, суд не учел данные требования материального закона и разъяснения судебной практики вышестоящего суда.

Признавая возможным назначение Ш. наказания по ч. 3 ст. 264 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ в виде ограничения свободы сроком на 2 года, суд свое решение мотивировал тем, что виновный активно способствовал раскрытию преступлений, признал в полном объеме свою вину и раскаялся в содеянном, принял меры к добровольному возмещению материального ущерба и морального вреда потерпевшей, а также то, что им заявлено ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства, что, по мнению суда, существенно уменьшило степень общественной опасности совершенных им преступлений.

Такой вывод сделан без учета всех обстоятельств дела, в том числе и общественной опасности преступлений.

Как видно из приговора, Ш., совершив наезд на пожилую женщину, покинул место происшествия и был задержан благодаря действиям сотрудников милиции и очевидцев происшествия.

Активное способствование раскрытию преступлений Ш., которое учел суд как одно из исключительных смягчающих обстоятельств, существенно уменьшающих степень его ответственности, по материалам уголовного дела сводится к даче им признательных показаний об обстоятельствах наезда на пешехода.

В материалах уголовного дела нет сведений о существенном заглаживании вреда причиненным преступлением наследникам погибшей, которые признаны потерпевшими.

Установив, что Ш. неоднократно привлекался к административной ответственности за нарушение ПДД, суд этим обстоятельствам в приговоре оценки не дал.

С учетом изложенного, приговор суда не соответствует требованиям справедливости.

 

Лицу, привлеченному к уголовной ответственности, должно быть обеспечено право на участие защитника на любой стадии уголовного судопроизводства, в том числе при рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора

 

Постановлением Валуйского районного суда отказано в удовлетворении ходатайства осужденного Б. о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

В кассационной жалобе осужденный просил постановление отменить, ссылаясь на то, что при рассмотрении ходатайства было нарушено его право на защиту.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда постановление отменила, указав следующее.

В соответствии со ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый (обвиняемый) не отказался от защитника в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ.

По смыслу ст. 50 УПК РФ назначение осужденному защитника осуществляется по тем же правилам, что и в отношении подозреваемого и обвиняемого.

Уголовно-процессуальный закон предполагает обязанность суда обеспечить участие адвоката для защиты интересов осужденного при наличии его ходатайства об этом.

Б. как в своем ходатайстве о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания, так и в судебном заседании заявлял ходатайство об обеспечении его защитником, в удовлетворении которого ему было отказано.

Таким образом, по данному делу суд необоснованно отказал осужденному Б. в удовлетворении ходатайства о назначении ему защитника.

 

Вопросы применения норм материального права

 

Неправильное исчисление судом максимально возможного срока наказания повлекло назначенное осужденному несправедливого наказания

 

Приговором Губкинского городского суда П. осужден к лишению свободы по ч. 1 ст. 158 УК РФ сроком на 6 месяцев, по ч. 1 ст. 161 УК РФ сроком на 11 месяцев, по ч. 1 ст. 228 УК РФ сроком на 9 месяцев.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда назначенное П. наказание снизила, указав следующее.

Из приговора видно, что, назначая П. наказание, суд, установив предусмотренное ст. 61 УК РФ смягчающее обстоятельство, применил правила ч. 3 ст. 68 УК РФ, позволяющие назначить лицу, совершившему преступление при рецидиве, менее 1/3 части наиболее строгого вида наказания, чем предусмотрено за данное преступление.

Вместе с тем, суд не принял во внимание, что дело в отношении П. рассмотрено в особом порядке и с учетом положений ч. 7 ст. 316 УПК РФ во взаимосвязи с правилами ч. 3 ст. 68 УК РФ наказание в виде лишения свободы не могло превышать по ч. 1 ст. 158 УК РФ - 5 месяцев, по ч. 1 ст. 161 УК РФ - 10 месяцев, по ч. 1 ст. 228 УК РФ - 8 месяцев.

Таким образом, указав на применение ч. 3 ст. 68 УК РФ, суд фактически ее не применил.

 

По смыслу статьи 158 УК РФ размер причиненного в результате кражи материального вреда определяется только исходя из стоимости имущества, входящего в состав похищенного

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода С. осужден по ст. ст. 158 ч. 3 п. "а" (9 эпизодов), 161 ч. 2 п.п. "а, г", 30 ч. 3, 158 ч. 3 п. "а" (3 эпизода) УК РФ.

В надзорном представлении прокурор области просил приговор изменить, поскольку по одному из эпизодов кражи судом неправильно применен уголовный закон, а именно при определении размера материального ущерба в его размер включена стоимость поврежденного имущества, не являвшегося предметом хищения.

Постановлением президиума областного суда представление прокурора удовлетворено по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что суд при определении размера материального ущерба, причиненного по одному из эпизодов кражи, включил в его размер стоимость сломанного при проникновении С. в жилище с целью кражи центрального механизма замка входной двери.

Между тем, по смыслу закона объективной стороной деяния, предусмотренного ст. 158 УК РФ, охватываются только последствия, связанные с хищением имущества, т.е. размер материального вреда, причиненного кражей, определяется исходя из стоимости похищенного имущества.

Умышленное уничтожение имущества потерпевшего в этих случаях является способом совершения хищения.

При таких данных из осуждения С. по одному эпизоду кражи имущества исключена стоимость поврежденного замка входной двери.

 

Уголовная ответственность за незаконное культивирование растений, содержащих наркотические средства, наступает только при наличии крупного размера культивируемых растений

 

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода П. осужден по ст. ст. 231 ч. 1, 228.1 ч. 1, 30 ч. 1, 228.1 ч. 1, 228 ч. 1 УК РФ.

П., в частности, признан виновным в незаконном культивировании растений сорта конопли, содержащих наркотические вещества, совершенном при таких обстоятельствах.

П., находясь у себя дома, внес в два цветочных горшка имеющиеся у него семена конопли, снабдил их системой дренажа и полива, создав условия для выращивания запрещенных к возделыванию растений сорта конопли. После всхода семян систематически осуществлял уход за растениями путем их полива, тем самым вырастил на балконе по месту жительства два запрещенных к возделыванию растения сорта конопли, содержащих наркотические вещества.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда уголовное дело в части осуждения П. по ст. 231 ч. 1 УК РФ прекратила за отсутствием в деянии состава преступления, указав следующее.

Уголовный закон в редакции ФЗ от 19.05.2010 N 87-ФЗ предусматривает ответственность за незаконное культивирование в крупном размере растений, содержащих наркотические средства.

Согласно Постановлению Правительства РФ от 27 ноября 2010 г. N 934 крупным размером конопли является количество в 20 растений.

П. признан виновным в незаконном культивировании двух растений конопли, что исключает уголовную ответственность за данное преступление.

При таких обстоятельствах в действиях П. отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 231 УК РФ.

 

Вывод суда об отказе в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания может быть принят только по основаниям, прямо указанным в законе

 

Постановлением Октябрьского районного суда г. Белгорода ходатайство Ж. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания оставлено без удовлетворения.

В кассационной жалобе осужденный Ж. просил постановление суда отменить как незаконное, необоснованное и не основанное на нормах материального и процессуального законодательства.

Суд кассационной инстанции постановление отменил по следующим основаниям.

В материалах дела имеется характеристика из исправительного учреждения на осужденного, в соответствии с которой у Ж. отмечается примерное поведение, добросовестное отношение к труду. Администрация учреждения, исполняющего наказание, характеризует Ж. положительно и считает целесообразным представление его к условно-досрочном освобождению.

Из справки бухгалтерии исправительного учреждения видно, что решение о взыскании с осужденного 5000 рублей исполнено.

Данные обстоятельства судом были исследованы и учтены.

В обоснование отказа в удовлетворении ходатайства осужденного суд в постановлении указал, что Ж., хотя и отбыл установленную законом часть назначенного судом наказания, позволяющую ему обратиться с ходатайством об условно-досрочном освобождении, однако, учитывая характер и степень общественной опасности совершенного им дерзкого преступления в группе лиц с применением оружия, направленного против не только имущества, но и здоровья потерпевшего, половина отбытого срока в виде 3-х лет лишения свободы от назначенного судом 6 лет являются недостаточной мерой для его исправления.

Вместе с тем, в соответствии с п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 8 "О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания" от 21 апреля 2009 года в практике судов не должно быть случаев необоснованного отказа в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденных, не нуждающихся в полном отбывании назначенного судом наказания, по основаниям, не указанным в законе, таким, как наличие прежней судимости, мягкость назначенного наказания, непризнание осужденным виды и кратковременность его пребывания в одном из исправительных учреждений.

При таких данных выводы суда, изложенные в постановлении, не основаны на законе, регламентирующем основания и порядок условно-досрочного освобождения лиц, отбывающих лишение свободы.

 

Апелляционное производство

 

После открытия судебного заседания суд должен проверить явку лиц, участвующих в рассмотрении дела, и в случае неявки кого-либо из них проверить данные об их надлежащем уведомлении, выяснить причины неявки и рассмотреть вопрос о возможности рассмотрения дела в их отсутствие

 

Постановлением апелляционной инстанции Свердловского районного суда г. Белгорода оставлен без изменения приговор мирового суда Восточного округа г. Белгорода, которым Л. осужден по ст. ст. 118 ч. 1, 158 ч. 1 УК РФ.

В надзорной жалобе потерпевший просил постановление апелляционного суда отменить в связи с нарушением его права на участие в судебном разбирательстве, поскольку он не был уведомлен о времени и месте судебного заседания.

Президиум областного суда постановление суда апелляционной инстанции отменил, жалобу потерпевшего удовлетворил.

Согласно ст. ст. 263, 364 УПК РФ о месте, дате и времени рассмотрения уголовного дела в апелляционном суде извещаются стороны. Секретарь судебного заседания докладывает о явке лиц, которые должны участвовать в судебном заседании, и сообщает о причинах неявки отсутствующих.

Данные требования закона судом не выполнены.

Из протокола судебного заседания видно, что в судебное заседание не явились потерпевшие К. и П. Секретарь судебного заседания доложила суду, что потерпевшие надлежащим образом извещены, о причинах неявки суду не сообщили.

Вместе с тем, в уголовном деле нет документальных данных, подтверждающих получение К. извещения о времени, дате и месте рассмотрения дела. Имеющаяся в деле копия извещения сторонам о рассмотрении уголовного дела в суде апелляционной инстанции отправлена К. по почте без уведомления суда о получении адресатом этого извещения.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции не обеспечил потерпевшему К. предоставленное ему право на участие в судебном заседании и в уголовном преследовании, возможность довести до сведения суда свою позицию относительно обстоятельств дела и таким образом допустил существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения гарантированных УПК РФ прав потерпевшего могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого решения.

 

Административное производство

 

Дело об административном правонарушении может быть рассмотрено без участия лица, в отношении которого ведется соответствующее производство, только в случаях, предусмотренных законом, при условии его надлежащего извещения о судебном заседании

 

Постановлением мирового суда Восточного округа г. Белгорода, оставленным без изменения решением Свердловского районного суда г. Белгорода, Х. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

В жалобе в областной суд Х. просил об отмене состоявшихся судебных решений.

Постановлением и.о. заместителя председателя областного суда жалоба Х. удовлетворена по следующим основаниям.

Судебный порядок рассмотрения дел об административных правонарушениях подразумевает обязательное создание судом условий, необходимых для осуществления права на защиту лицом, привлекаемым к административной ответственности.

По правилам ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ в отсутствие указанного лица дело об административном правонарушении может быть рассмотрено лишь в случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 28.6 КоАП РФ, либо если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени рассмотрения дела и если от лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

Рассматривая дело в отсутствие Х., мировой судья указал, что последний в судебное заседание не явился, будучи надлежащим образом уведомленным о дате, месте и времени рассмотрения дела.

Между тем, из материалов дела видно, что письмо с извещением о дате, месте и времени рассмотрения дела, отправленное Х. по адресу, указанному в протоколе об административном правонарушении, вернулось по причине истечения срока хранения.

Кроме того, в материалах дела имеется карточка учета нарушения Х. ПДД, в которой указан также и адрес его места проживания.

Данный адрес отличается от адреса, указанного в протоколе об административном правонарушении, в части номера квартиры и является действительным адресом места проживания Х.

По указанному адресу извещение не направлялось, что свидетельствует о том, что мировым судьей не было принято мер к надлежащему извещению Х. о рассмотрении дела об административном правонарушении в мировом суде.

Невыполнение мировым судьей положений КоАП РФ, обеспечивающих создание ненадлежащих процессуальных условий для справедливого судебного разбирательства в разумный срок, повлекло нарушение права заявителя на судебную защиту, предусмотренного ст. ст. 25.1, 25.5 КоАП РФ, в соответствии с которыми лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, имеет право давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства, пользоваться услугами адвоката.

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи и решение судьи Свердловского районного суда отменены как постановленные с существенными нарушениями требований закона.

 

Никто не может нести установленную законодательством Российской Федерации ответственность дважды за одно и то же деяние

 

Постановлением судьи Свердловского районного суда г. Белгорода С. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ.

С. признана виновной в том, что, управляя автомобилем, в нарушение п.п. 1.3, 1.4, 1.5, 10.1 Правил дорожного движения РФ не справилась с управлением, выехала на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, и допустила столкновение с автомобилем под управлением С. В результате дорожно-транспортного происшествия пассажиру А. был причинен средней тяжести вред здоровью.

В жалобе в областной суд адвокат в интересах С. просил от отмене постановления и прекращении производства по делу в связи с привлечением С. к уголовной ответственности по факту данного ДТП.

Решением судьи областного суда жалоба адвоката в интересах С. удовлетворена.

Согласно ч. 5 ст. 4.1 КоАП и ч. 2 ст. 6 УК РФ никто не может нести административную и уголовную ответственность дважды за одно и то же административное правонарушение и преступление соответственно.

Из материалов видно, что основанием для привлечения С. к административной ответственности послужило постановление следователя СК при прокуратуре о прекращении в связи с примирением сторон уголовного дела в отношении С., обвиняемой по ч. 3 ст. 264 УК РФ. Из данного постановления видно, что в результате дорожно-транспортного происшествия потерпевшей С. был причинен тяжкий вред здоровью, повлекший смерть потерпевшей, по факту чего было возбуждено уголовное дело. В этом же ДТП А., являющейся пассажиром автомобиля под управлением погибшей С., был причинен средней тяжести вред здоровью.

Как видно из сообщения из СУ СК при прокуратуре, постановление о прекращении уголовного дела в отношении С. на основании ст. 25 УПК РФ отменено прокурором области и возвращено и.о. руководителя СУ СК РФ для организации дополнительного расследования и устранения недостатков, препятствующих принятию законного и обоснованного решения. Уголовное дело по обвинению С. по ч. 3 ст. 264 УК РФ поступило в СУ СК РФ при прокуратуре и находится в стадии расследования.

Таким образом, привлечение по одному и тому же факту совершения противоправных действий к административной и к уголовной ответственности является незаконным.

 

Решение по делу об административном правонарушении отменено, поскольку при его вынесении суд не исследовал обстоятельства, имеющие существенное значение по делу

 

Постановлением Алексеевского районного суда оставлено без изменения постановление инспектора ДПС ОГИБДД, которым В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.15 КоАП РФ.

В. признан виновным в том, что, управляя автомобилем, в нарушение п. 11.1 Правил дорожного движения РФ, совершая маневр обгона, не убедился в том, что полоса движения, на которую он намерен выехать, свободна на достаточном для обгона расстоянии и допустил столкновение с движущимся впереди автомобилем под управлением П., осуществляющим маневр поворота налево.

В жалобе в областной суд В. просил об отмене решения, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

Судья областного суда решение в отношении В. отменил по следующим основаниям.

Часть 4 статьи 12.15 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за выезд в нарушение Правил дорожного движения на полосу, предназначенную для встречного движения.

В протоколе и постановлении по делу об административном правонарушении не указано, на какой полосе произошло дорожно-транспортное происшествие, в схеме ДТП расстояние, указанное от правого края проезжей части до правого заднего колеса автомобиля под управлением П., не читаемо.

Из решения видно, что судом не выяснялось, на какую полосу движения выехал В.

Вместе с тем, указанное обстоятельство имеет существенное значения для квалификации правонарушения и решения вопроса о наличии в действиях В. состава правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ.

При таких обстоятельствах решение судьи нельзя признать законным и обоснованным.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь