Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 марта 2011 г. по делу N 1-329/10

 

Судья Портнов А.М.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Орловой Р.Е.

судей Дебатур Т.Е. и Попова А.Е.

при секретаре К.А.

Рассмотрела в судебном заседании от 01 марта 2011 г. кассационное представление государственного обвинителя - помощника прокурора Приморского района Санкт-Петербурга Емельянова К.А., кассационные жалобы адвоката Уружбекова Э.М. (в защиту З.), осужденных З., Е.Н., потерпевшего М.Н. на приговор Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 06.10.2010 г., которым -

А.К. <...>, ранее не судимый,

 

осужден:

 

по ст. 286 ч. 3 п. "а, б, в", ст. 126 ч. 2 п. "а, в, з", ст. 163 ч. 3 п. "б", ст. 286 ч. 3 п. "а, в", ст. 126 ч. 2 п. "а, в, з", ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 5 годам лишения свободы, условно, с испытательным сроком на 4 года, с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком на 3 года, со штрафом в размере 10.000 рублей;

по ч. 2 ст. 325 УК РФ наказание в виде штрафа в размере 10.000 рублей исполнять самостоятельно

Е.Н. <...>, ранее не судимый,

осужден:

по ст. 126 ч. 2 п. "а, в, з", ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,

по ч. 2 ст. 325 УК РФ наказание в виде штрафа в размере 10.000 рублей исполнять самостоятельно

Г. <...>, ранее не судимый,

осужден:

по ст. 286 ч. 3 п. "а, б, в", ст. 126 ч. 2 п. "а, в, з", ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 4 годам лишения свободы, условно с испытательным сроком на 2 года, с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком на 2 года;

М.Д. <...>, ранее не судимый,

осужден:

по ст. 286 ч. 3 п. "а, б, в", ст. 126 ч. 2 п. "а, в, з", ст. 163 ч. 3 п. "б", ст. 286 ч. 3 п. "а, в", ст. 126 ч. 2 п. "а, в, з", ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 4 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года 6 месяцев, с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком на 3 года;

по ч. 2 ст. 325 УК РФ наказание в виде штрафа в размере 10.000 рублей исполнять самостоятельно

З. <...>, ранее не судимый,

осужден:

по ст. 33 ч. 5, ст. 126 ч. 2 п. "а, в, з", ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

оправдан:

по ст. 174.1 ч. 2 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Заслушав доклад судьи Дебатур Т.Е., объяснения осужденных З., М.Д., Г., адвокатов Уружбекова Э.М. в защиту осужденного З., Чеснокова С.В. в защиту осужденного А.К., Бабушкина Б.Э. в защиту осужденного Е.Н., Корниловой Е.Ю. в защиту осужденного Г., Жирновой Н.Н. в защиту осужденного М.Д., просивших об изменении приговора и не возражавших в удовлетворении кассационного представления, адвоката Астафурова П.С. в защиту интересов потерпевших <П.1>, <П.2>, поддержавшего доводы кассационной жалобы потерпевшего <П.2>, выступление прокурора Сапруновой Ю.Ю., поддержавшей доводы кассационного представления, возражавшей в удовлетворении кассационных жалоб, судебная коллегия,

 

установила:

 

При обстоятельствах, изложенных в приговоре, А.К., М.Д., Г., каждый из них, являясь должностным лицом, совершил действия, явно выходящие за пределы полномочий каждого из них и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан, а именно потерпевших <П.1> и <П.2> и охраняемых законом интересов общества и государства, с применением насилия и с угрозой его применения, с применением специальных средств, с причинением тяжких последствий.

Они же, каждый из них, совершили похищение человека, а именно потерпевшего <П.1>, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, из корыстных побуждений, а З. совершил пособничество в совершении преступления, то есть содействовал совершению данного преступления путем предоставления средств, устранением препятствий.

Они же, А.К., М.Д., Г., З., каждый из них совершили вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору, в целях получения имущества в особо крупном размере, а А.К., М.Д., Г. совершили данное преступление с применением насилия.

Указанные преступления совершены в <...> в период <...>.

Кроме того, А.К., М.Д., каждый из них, являясь должностными лицами, совершили действия, явно выходящие за пределы полномочий каждого из них и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан, а именно потерпевших <П.1> и <П.2>, и охраняемых законом интересов общества и государства, с применением насилия и с угрозой его применения, с причинением тяжких последствий.

Они же, А.К., М.Д. и Е.Н. каждый из них, совершили похищение человека, а именно потерпевшего <П.1> группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, из корыстных побуждений.

Они же, А.К., М.Д., Е.Н., каждый из них, совершили вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества и другие действия имущественного характера под угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, в целях получения имущества в особо крупном размере.

Указанные преступления совершены в <...> <...> в отношении потерпевших <П.1> и <П.2>.

В кассационной жалобе адвокат Уружбеков Э.М. просит приговор изменить, З. по ст. 33 ч. 5, ст. 126 ч. 2 п. "а, в, з" и ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ оправдать, переквалифицировать его действия на п. "б" ч. 2 ст. 175 УК РФ и назначить наказание с применением положений ст. 73 УК РФ.

В обоснование доводов жалобы адвокат указал, что выводы суда о доказанности вины З. в совершении пособничества в совершении преступления - в похищении <П.1> являются ошибочными, и опровергаются всеми исследованными в судебном заседании доказательствами, показаниями самого З. о том, что со слов Г. ему известно, что <П.1> - задержанный, изнасиловал сына А.К., после чего он ударил <П.1> по лицу. Эти показания подтверждены показаниями Г., А.К., А., М.Д.

Также считает, что судом не установлена виновность З. в совершении вымогательства <...> <...>, что подтверждается как показаниями самого З. о том, что он не требовал от потерпевших денежных средств, не забирал их имущество, а только купил автомобиль, предложенный Г. Данные показания полностью согласуются с показаниями А.К., Г., потерпевших <П.2> и <П.1>. Выводы суда о виновности по данному эпизоду основаны только на противоречивых показаниях М.Д.

По мнению защитника в действиях З. имеется состав преступления, предусмотренного ст. 175 ч. 2 п. "б" УК РФ, то есть заранее не обещанное приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем.

Считает, что суд не в достаточной мере учел данные о личности З., который имеет на иждивении 4 малолетних детей, положительно характеризуется, полностью возместил причиненный материальный и моральный ущерб. Суд не отразил в приговоре и не учел в качестве смягчающего обстоятельства чистосердечное раскаяние З., наличие малолетних детей, отсутствие каких-либо претензий к З. со стороны потерпевших, их мнение о наказании. Считает возможным при наличии указанной совокупности смягчающих наказание обстоятельств применение в отношении З. ст. 73 УК РФ - назначение условного наказания.

В кассационной жалобе осужденный Е.Н. считает приговор несправедливым, выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам дела, поскольку у него не было умысла на совершение преступления, он только помогал действующим сотрудникам милиции, не сомневаясь в правомерности их действий. Его показания не опровергаются совокупностью исследованных доказательств.

Считает чрезмерно суровым назначенное ему наказание, судом не приведено мотивов, по которым признано невозможным применение ст. 73 УК РФ.

При вынесении приговора судом фактически не учтены: противоправность и аморальность поведения потерпевшего <П.1>, явившиеся мотивом для совершения преступления; тяжелое материальное положение его, Е.Н., семьи; второстепенная роль в ходе совершения противоправных действий. Судом не были признаны и учтены в качестве смягчающих обстоятельств - положительные характеристики, отсутствие судимостей, наличие семьи, кроме того - отсутствие отягчающих наказание обстоятельств.

В кассационной жалобе осужденный З. считает приговор суда незаконным, подлежащим изменению, поскольку выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а назначенное наказание слишком суровым и не соответствующим тяжести содеянного и его личности.

Указывает, что он одним из первых в период предварительного следствия дал показания о роли каждого из совершивших преступление, об отношениях с Г., М.Д., обстоятельствах помещения "якобы" задержанного <П.1> в принадлежащую ему, З., квартиру до решения вопроса по оформлению автомобиля. Его показания подтверждены показаниями других лиц и по существу не противоречат показаниям потерпевших <П.1> и <П.2>.

Суд не дал надлежащей оценки показаниям осужденного М.Д., которые противоречат доказательствам, полученным в период следствия и исследованным в судебном заседании.

Считает, что судом его действия необоснованно квалифицированы, как вымогательство, совершенное в особо крупном размере, поскольку он не совершал каких-либо действий по завладению квартирой потерпевшего <П.1>.

Полагает, что он виновен только в приобретении автомобиля, заведомо добытого преступным путем, в остальном - подлежит оправданию.

Также считает, что при назначении наказания суд указал, но не учел данные о его личности, отсутствие судимости, наличие постоянной работы, положительные характеристики, наличие на иждивении четырех малолетних детей, возмещение причиненного вреда потерпевшим, принесение извинения перед ними, мнение потерпевших, просивших о применении условного осуждения. Суд необоснованно не признал совокупность указанных обстоятельств в качестве смягчающей наказание. При наличии указанной совокупности смягчающих наказание обстоятельств суд немотивированно отказал в применении положений ст. 73 УК РФ.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней потерпевший <П.2>, не оспаривая выводы суда, касающиеся квалификации действий осужденных и доказанности их вины, считает приговор несправедливым вследствие чрезмерной мягкости в отношении А.К., Г. и М.Д., необоснованно суровым в отношении осужденного З., в связи с чем просит его изменить.

Считает, что судом необоснованно применены положения ст. 64 УК РФ при назначении наказания осужденным А.К., Г. и М.Д.

В качестве смягчающего наказание обстоятельства в отношении всех осужденных признано противоправное поведение <П.1>, однако преступные действия сотрудниками милиции - вымогательство имущества, угрозы, применение спецсредств, похищение документов были совершены и в отношении него, то есть потерпевшего <П.2>.

Судом обоснованно установлен корыстный мотив в действиях осужденных. Довод суда о том, что у А.К. мог существовать и другой мотив - ограждение сына от преступных посягательств <П.1> - не подтвержден имевшимися в деле доказательствами. О якобы совершенных противоправных действиях <П.1> в отношении сына А.К., осужденные знали только со слов самого А.К., а тот узнал о противоправности действий <П.1> со слов своего сына, то есть со слов третьих лиц.

Выводы суда о том, что использование подозрений о совершении противоправных действий одним из потерпевших в качестве повода для совершения тяжких преступлений против личности группой лиц, в том числе и сотрудниками милиции, с использованием спецсредств, формы, из корыстных побуждений, является исключительным обстоятельством для применения ст. 64 УК РФ, явно не соответствуют нормам действующего уголовного законодательства.

Применение в отношении А.К., Г. и М.Д. ст. 73 УК РФ считает незаконным и необоснованным, т.к. у А.К. на момент вынесения приговора был только один малолетний ребенок, служебная зависимость Г. и М.Д. от А.К. также не может являться смягчающим обстоятельством.

Факт принуждения А.К. к совершению противоправных действий Г. и М.Д. ничем не подтвержден.

Считает незаконным и несправедливым применение ко всем осужденным в качестве смягчающего обстоятельства п. "з" ч. 1 ст. 61 УК РФ, поскольку он - <П.2> - не совершал никаких противоправных действий в отношении осужденных, никто из них на момент совершения преступлений не был свидетелем совершения <П.1> противоправных действий в отношении несовершеннолетнего сына осужденного А.К., а подозревали <П.1> только со слов третьих лиц. Судом был установлен корыстный мотив совершения преступления.

Судом не учтено в качестве отягчающего наказание обстоятельства использование А.К. и М.Д. форменной одежды представителя власти. В отношении М.Д. необоснованно учтена явка с повинной.

В то же время при назначении наказания З. судом не учтено наличие у него малолетних детей, деятельное раскаяние, содействие следствию и возмещение вреда потерпевшим.

В кассационном представлении государственный обвинитель - помощник прокурора Приморского района Санкт-Петербурга Емельянов К.А. просит приговор суда изменить в части назначения дополнительного наказания осужденным А.К., Г. и М.Д., внести в резолютивную часть приговора уточнения, указав в отношении каждого подсудимого признаки должностей, на которые распространяется запрет.

Адвокат Чесноков С.В. представил возражения на кассационную жалобу потерпевшего <П.2> в которых просит приговор от 06.10.2010 г. в отношении А.К. оставить без изменения, кассационную жалобу <П.2> без удовлетворения.

Осужденными А.К., Г., М.Д. приговор не обжалован.

Судебная коллегия, обсудив доводы кассационных жалоб, кассационного представления, проверив материалы дела, выслушав участников процесса, приходит к следующим выводам.

Выводы суда о виновности А.К., Г., М.Д., Е.Н. и З. в совершении инкриминируемых им преступлений при обстоятельствах, правильно установленных судом и приведенных в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на собранных по делу, исследованных в судебном заседании и оцененных в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ доказательствах.

Судебное следствие проведено полно, всесторонне и объективно.

Доводы кассационных жалоб осужденных Е.Н., З. и адвоката Уружбекова Э.М. о необоснованности осуждения нельзя признать состоятельными, так как они опровергаются собранными по делу доказательствами и по существу сводятся к просьбе о переоценке доказательств.

В обоснование выводов о виновности З., Е.Н. суд ссылается на показания потерпевших <П.1> и <П.2>, подсудимого М.Д. в той части, в которой они не противоречат другим доказательствам по делу, признавая их допустимыми, показания самих осужденных о совершенных ими действиях, а также совокупность иных доказательств.

В своих показаниях в судебном заседании осужденный З. фактически не отрицал обстоятельства, при которых в его <...> оказался потерпевший <П.1>, которого в наручниках поместили в кладовку и оставили в ней, чтобы решить вопрос с осмотром автомашины, хозяином которой был <П.2>, с целью ее последующего приобретения. Деньги за автомашину он передал А.К., <П.2> же написал расписку о том, что получил за нее деньги. После этого А.К. передал ключи от наручников и он, З., приехав домой, освободил <П.1>, передав ключи от наручников Г. Однако осужденный отрицал наличие умысла на похищение человека и полагал, что действиями А.К., Г. был введен в заблуждение, ошибочно полагая, что <П.1> является задержанным по подозрению в совершении преступления. По поводу автомашины - деньги передал за приобретенный автомобиль, какого-либо насилия ни к кому не применял, угроз применения насилия не высказывал, деньги не требовал.

Осужденный Е.Н., признавая вину частично, пояснил, что действовал самостоятельно, с подсудимыми фактически не знаком и не видел их при совершении преступления, потерпевших <П.2> и <П.1> решил обмануть, не имея намерения исполнить свое обещание им помочь в действительности.

Суд обоснованно не согласился с доводами, приведенными выше, поскольку из показаний потерпевшего <П.1> следует, что З., Е.Н. были осведомлены о планах и действиях других лиц, а именно, А.К., М.Д., Г., которые не скрывали от них своих намерений.

Суд обоснованно пришел к убеждению, что доводы, изложенные осужденными З. и Е.Н. в свою защиту, несостоятельны, являются надуманными во избежание ответственности, опровергаются совокупностью доказательств, признанных достоверными.

Из показаний потерпевших <П.2>, <П.1> следует, что З. наряду с другими соучастниками требовал деньги за освобождение <П.1>, выносил из квартиры на наб. реки Мойки имущество, похитил часы <П.1>, надев их на руку. Требование о переоформлении его автомашины на другое лицо, все последующие действия совершались совместно всеми соучастниками, в том числе А.К., М.Д., Г., З.

В этой части показания потерпевших не находятся в противоречии с показаниями подсудимого М.Д., из которых следует, что переговоры с потерпевшим <П.2> о том, что <П.1> будет отпущен на свободу лишь после уплаты денежных средств, велись в присутствии З., при этом он принимал участие в этих разговорах.

Из показаний осужденного М.Д. следует, что А.К., Г., а также З. в квартире по месту жительства потерпевших <П.2> и <П.1> на <...> искали деньги, забрали вещи и деньги, впоследствии А.К. передал М.Д. <...> рублей, а также некоторую сумму З.

Требование передачи денег, имущества сопровождалось угрозами убийства, причинения тяжких телесных повреждений, привлечения к уголовной ответственности, что следует из показаний потерпевшего <П.1>.

Указанные выше обстоятельства свидетельствуют о наличии согласованности в действиях и об умысле соучастников, при этом они согласуются с иными доказательствами по делу. Передача денежных средств потерпевшими носила вынужденный характер и была обусловлена опасениями за жизнь и здоровье потерпевшего <П.1>. Требования о передаче денег и имущества, в том числе по поводу квартиры потерпевшего выдвигались открыто и были очевидны для всех соучастников преступлений, поддерживались ими, похищение потерпевшего <П.1> и вымогательство денежных средств и имущества у потерпевших также было очевидным для каждого из подсудимых, освобождение <П.1> зависело от выполнения этих требований. Указанные выводы судом мотивированы в приговоре, оснований не согласиться с ними судебная коллегия не усматривает.

Выводы суда о виновности, в том числе Е.Н., в похищении паспорта у гражданина основаны на показаниях потерпевшего <П.2>, представленной им записи телефонного разговора с Е.Н., при этом последний не отрицал, что паспорта потерпевших находились у него, что подтвердил и в судебном заседании, не оспаривал протокол прослушивания записи указанного телефонного разговора.

Судебная коллегия считает, что судом правильно оценены показания потерпевших <П.1> и <П.2> в совокупности с другими доказательствами, как допустимые и достоверные, поскольку они логичны, подробны, последовательны, корреспондируются между собой, соответствуют показаниям свидетелей и подтверждаются другими доказательствами, оснований не доверять которым у суда не имелось.

При этом все доказательства, представленные суду и полученные в ходе судебного разбирательства были специально оговорены, а само их содержание исследовалось сторонами, получило оценку в приговоре суда и сомнений не вызывает.

Остальные доводы кассационных жалоб осужденных и адвоката Уружбекова Э.М. судебная коллегия находит неубедительными, поскольку они не содержат каких-либо обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда первой инстанции, а сводятся лишь к переоценке доказательств, оснований к чему судебная коллегия не усматривает.

Оценивая доводы жалобы потерпевшего <П.2> просившего об изменении приговора, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Судебная коллегия считает, что судом дана правильная юридическая оценка действиям А.К., Г. и М.Д., Е.Н., З., учтены все обстоятельства, влияющие на назначение наказания в отношении каждого из осужденных.

Суд обоснованно признал смягчающим наказание обстоятельством противоправное поведение потерпевшего <П.1>, при этом суд обоснованно пришел к выводу, что именно такое поведение потерпевшего явилось поводом для совершения вышеуказанных преступлений в отношении потерпевших <П.1> и <П.2>, требования, выдвигаемые в отношении потерпевшего <П.2> были обусловлены и вытекали именно из противоправного поведения <П.1> с которым <П.2> состоял в дружеских отношениях.

Противоправность поведения потерпевшего <П.1> установлена приговором Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 25.06.2010 года. По мнению коллегии суд правильно пришел к выводу, что отсутствие указанного повода исключало совершение кем-либо из осужденных вышеуказанных преступлений. Суд правильно установил мотив преступления - корыстный, исходя из доказательств, представленных сторонами и исследованных в ходе судебного следствия, однако, установление данного мотива не исключает возможности наличия иного побудительного мотива, которым было стремление осужденного А.К. оградить сына от сексуальных домогательств со стороны потерпевшего <П.1>, в связи с чем им для реализации своих планов были привлечены другие соучастники. Наличие в действиях А.К. такого мотива не было опровергнуто. Признание судом некоторой зависимости осужденных М.Д., Г. от А.К., который по должности являлся их непосредственным начальником, основано на материалах дела и им не противоречит. Исходя из положений ч. 2 ст. 61 УК РФ при назначении наказания могут учитываться в качестве смягчающих обстоятельства, не предусмотренные ч. 1 ст. 61 УК РФ. В данном случае с учетом установленных конкретных обстоятельств по делу судебная коллегия не усматривает оснований сомневаться в выводах суда первой инстанции.

Довод потерпевшего о том, что суд необоснованно не признал в качестве отягчающего наказание обстоятельства использование форменной одежды представителя власти, не основан на требованиях закона, исходя из положений ст. 252 УПК РФ, при этом, данное обстоятельство в качестве отягчающего не было признано органами следствия и не вменялось осужденным А.К., М.Д.

Судом учтено, что осужденными совершены умышленные преступления, относящееся, в том числе и к категории особо тяжких, но вместе с тем, учтено и то, что они не судимы, положительно характеризуются как по месту жительства, так и по месту работы, имеют семьи, несовершеннолетних детей, учтено состояние здоровья и вышеуказанные смягчающие наказание обстоятельства. Какие-либо отягчающие наказание обстоятельства по данному делу отсутствуют.

С учетом изложенного судебная коллегия считает неубедительными доводы потерпевшего, и находит обоснованными выводы суда о возможности исправления А.К., Г. и М.Д. без изоляции от общества, назначение им наказания в виде лишения свободы условно, с применением также положений ст. 64 УК РФ.

Судебная коллегия, оценив доводы жалоб осужденных Е.Н. и З., адвоката Уружбекова, а также доводы жалобы потерпевшего <П.2> - относительно несправедливости назначенного наказания осужденным З. и Е.Н., находит, что суд не в полной мере учел наличие совокупности смягчающих наказание обоим осужденным обстоятельств при назначении наказания. Суд не мотивировал, по каким причинам пришел к выводу о невозможности применения положений ст. 73 УК РФ в отношении указанных осужденных.

Судом установлены: наименее активная роль обоих осужденных в совершении преступлений, наличие положительных характеристик, указано на семейное положение каждого из них, в частности - З., имеющего на иждивении четырех несовершеннолетних детей, Е.Н., имеющего несовершеннолетнего ребенка, частичное признание вины Е.Н., возмещение ущерба потерпевшим, принесение извинений перед ними З., наличие смягчающих наказание обстоятельств, указанных выше и признанных в отношении каждого из осужденных, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств.

При таких обстоятельствах, по мнению судебной коллегии, в отношении осужденных З. и Е.Н. также возможно применение положений ст. 73 УК РФ, то есть назначение наказания без реальной изоляции осужденных от общества, однако, с возложением определенных обязанностей в соответствии со ст. 73 УК РФ. В связи с изложенным приговор подлежит изменению.

Судебная коллегия считает обоснованным указание в кассационном представлении на необходимость внести уточнение в резолютивную часть приговора относительно назначения дополнительного наказания в виде лишения права занимать должности в правоохранительных органах осужденным А.К., М.Д., Г., указав признаки должностей, на которые распространяется запрет. В приговоре должен был быть указан конкретный вид должностей, которые запрещено занимать. В этой части приговор подлежит изменению.

Довод жалобы потерпевшего <П.2> о необоснованном отказе в удовлетворении гражданских исков судебная коллегия расценивает как неубедительный. Суд привел достаточные основания, по которым пришел к выводу о наличии препятствий к принятию решения по заявленным потерпевшими <П.2> и <П.1> гражданским искам. С приведенными мотивами судебная коллегия согласна и полагает, что при таких обстоятельствах права потерпевших не были ущемлены, они не были лишены права на возмещение имущественного и морального вреда в полном объеме.

С учетом необходимости проведения дополнительных расчетов в связи с частичным возмещением осужденными М.Д. и З. причиненного потерпевшим материального и морального вреда, отсутствия надлежащего расчета, представленного потерпевшими, суд обоснованно признал за ними право на возмещение имущественного и морального вреда, передав на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства вопрос об определении размера подлежащего взысканию с каждого из осужденных материального и морального вреда.

С учетом вышеизложенного судебная коллегия находит обжалуемый приговор подлежащим изменению на основании п. 4 ст. 379, ч. 1 ст. 383 УПК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Приморского районного суда г. Санкт-Петербурга от 06 октября 2010 г. в отношении А.К., Г., Е.Н., М.Д., З. - изменить.

Исключить из приговора указание о назначении осужденным А.К., Г. и М.Д. по ч. 1 ст. 286 УК РФ и по совокупности преступлений дополнительного наказания в виде лишения права заниматься деятельностью в правоохранительных органах.

Считать назначенным дополнительное наказание А.К. по п.п. "а, б, г" ч. 3 ст. 286, п.п. "а, в" ч. 3 ст. 286 УК РФ и по совокупности преступлений на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ - в виде лишения права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и властных функций в органах милиции сроком на 3 (три) года.

Считать назначенным дополнительное наказание Г. по п.п. "а, б, в" ч. 3 ст. 286 УК РФ в виде лишения права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и властных функций в органах милиции сроком на 2 (два) года.

Считать назначенным дополнительное наказание М.Д. по п.п. "а, б, в" ч. 3 ст. 286, п.п. "а, в" ч. 3 ст. 286 УК РФ и по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - в виде лишения права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и властных функций в органах милиции сроком на 3 (три) года

На основании ст. 73 УК РФ назначенное З. наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года считать условным с испытательным сроком в 3 года, обязав не менять место жительства без уведомления органа, ведающего исполнением наказания.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное Е.Н. наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года считать условным с испытательным сроком в 3 года, обязав не менять место жительства без уведомления органа, ведающего исполнением наказания.

Меру пресечения З., Е.Н. в виде заключения под стражу отменить, из-под стражи освободить.

В остальной части этот же приговор в отношении А.К., Е.Н., М.Д., Г., З. оставить без изменения.

Кассационные жалобы адвоката Уружбекова Э.М., осужденных З., Е.Н. - удовлетворить частично, кассационную жалобу потерпевшего М.Н. удовлетворить частично, кассационное представление прокурора - удовлетворить.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь