Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 марта 2011 г. по делу N 1-317/10

 

Судья: Даньшин Ю.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего - Орловой Р.Е.

судей: Попова А.Е. и Проценко Г.Н.

при секретаре К.

рассмотрела в судебном заседании 01 марта 2011 года кассационное представление заместителя прокурора Адмиралтейского района Санкт-Петербурга Юрьева К.В. на приговор Ленинского районного суда Санкт-Петербурга от 27 декабря 2010 года, которым

Д. <...>, несудимый,

признан невиновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 1 УК РФ и оправдан по этой статье на основании ст. 302 ч. 2 п. 2 УПК РФ, в связи с непричастностью к совершению преступления.

Заслушав доклад судьи Попова А.Е., объяснение адвоката Навасардяна В.Р., просившего приговор оставить без изменения, мнение государственного обвинителя Сапруновой Ю.Ю. полагавшей кассационное представление удовлетворить и приговор суда отменить, направить данное уголовное дело на новое судебное рассмотрение, судебная коллегия,

 

установила:

 

В кассационном представлении заместитель прокурора полагает постановленный приговор суда от 27 декабря 2010 года следует отменить и уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе.

В представлении заместитель прокурора указывает, что вынесенное решение суда подлежит отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Д. вины своей в совершении преступления не признал, и отрицал сам факт того, что ранее когда-либо перевозил на своем автомобиле П.1, все обстоятельства указанные в обвинительном заключении ему не известны.

Так, одним из доказательств вины Д. в совершении преступления, органами следствия, был протокол опознания С.1 и являлась свидетелем, что П.1 ссорился с водителем автомобиля и уехал, ругаясь с ним. Данный протокол опознания свидетельствовал о том, что Д. в суде дает ложные показания.

В протоколе опознания от <...> года, по мнению автора представления, свидетель С.1 опознала Д., однако суд в судебном заседании незаконно и необоснованно исключил данный протокол из числа доказательств.

Кроме того, свидетель С.1 была вызвана в судебное заседание и пояснила суду, что она узнала в подсудимом Д. водителя автомобиля, о котором она давала показания, однако суд не принял их во внимание.

Суд необоснованно и незаконно исключил из числа доказательств показания свидетеля С.9.

Кроме того, суд в своем решении неверно оценил доказательства, которые дополнительно были представлены в судебное заседание, а именно ответ оператора <...>, который был запрошен по ходатайству стороны обвинения и тот факт, что Д. пользовался телефоном с номером <...> не нашли оценки в приговоре.

Судом также были нарушены требования ст. 304 УПК РФ, а именно в приговоре суд указал, что уголовное дело рассмотрено с участием государственного обвинителя Юрьева К.В., в то время как, в деле также принимал участие государственный обвинитель Францев.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления, а также мнение прокурора, адвоката, судебная коллегия находит приговор, как оправдательный, законным и обоснованным.

Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о невиновности Д. в инкриминируемом ему преступлении.

Суд объективно и полно исследовал необходимые доказательства по уголовному делу.

Доводы, содержащиеся в кассационном представлении о необходимости отмены приговора, являются несостоятельными по следующим основаниям.

Как видно из материалов уголовного дела, судом тщательно проанализированы все доказательства, представленные органами предварительного расследования, в том числе заключение экспертиз, протоколы опознания, протоколы осмотра места происшествия, выемок, осмотров предметов, вещественные доказательства по делу, и правильно сделан вывод в приговоре о том, что все вышеуказанные документы и предметы не свидетельствуют о том, что именно Д. совершил убийство П.1.

Судом тщательно были проанализированы показания потерпевшего П., оглашенные в порядке ст. 281 УПК РФ, свидетелей С.1, С.7, С.4, С.5, С.6, С.9 и правильно сделан вывод в приговоре, что никто из вышеперечисленных свидетелей и потерпевшего не изобличили Д. в совершении им убийства П.1.

Суд обоснованно постановлением суда от <...> года на основании ходатайства защитника исключил из перечня доказательств - протокол предъявления лица для опознания от <...> года, при производстве которого свидетель С.1 опознала Д., как водителя, который повез <...> года около <...> час. от кафе "ССС" П.1.

Суд верно указал, что в этом протоколе имеются не оговоренные и не удостоверенные подписями всех участников следственного действия исправления, в части данных лица, предъявленного на опознание, которому предложено занять любое место среди предъявляемых лиц, не указано, кем внесены эти изменения и когда. Во время проведения опознания, у свидетеля фактически не выяснено по каким именно приметам и особенностям С.1 указала на опознаваемое лицо.

Суд правильно указал в приговоре, что в протоколе предъявления лица для опознания свидетель С.1 указала, что она опознает Д. по телосложению и чертам лица, форме носа, губ, глаз без указания каких-либо особенностей. При допросе в качестве свидетеля на предварительном следствии С.1 не указывала о каких-либо приметах черт лица, форме носа и губ водителя транспортного средства, о котором она давала показания.

Суд после допроса в судебном заседании свидетеля С.1 и свидетеля С.7 (следователя составлявшего протокол опознания) правильно пришел к выводу о том, что предъявление для опознания Д. было проведено с грубыми нарушениями требований закона. С данными выводами суда согласна и судебная коллегия и доводы кассационного представления в этой части являются несостоятельными.

Доводы кассационного представления о том, что суд необоснованно и незаконно исключил из числа доказательств показания свидетеля С.9, являются неубедительными по следующим основаниям.

Суд не соглашаясь с доводами стороны обвинения, правильно пришел к выводу о том, что показания свидетеля С. 9 в силу положений п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, не могут быть положены в основу обвинения, так как относятся к недопустимым доказательствам.

Суд правильно указал, что показания свидетеля С.9 о том, что приобретенный им автомобиль проходил химчистку, основаны на догадке и предположениях свидетеля. При этом источник своей осведомленности свидетель не указал.

Доводы кассационного представления о том, что суд в своем решении неверно оценил доказательства, которые дополнительно были представлены в судебное заседание, а именно ответ оператора <...>, который был запрошен по ходатайству стороны обвинения и тот факт, что Д. пользовался телефоном с номером <...> не нашли оценки в приговоре, являются несостоятельными, поскольку согласно справке Д. среди абонентов сети значится с номером <...>. Дата подключения <...>. В запрашиваемый период соединений указанного абонента не зафиксировано.

Из представленных материалов дела известно, что Д. был задержан <...>, то есть через 10 суток после подключения его нового номера сотовой связи.

Суд правильно указал в приговоре, что пояснения Д. о том, что и ранее он имел номер телефона в сети указанного оператора связи, материалами дела не опровергнуты.

Не может быть принят во внимание, как повод к рассмотрению обсуждаемого приговора на предмет того, что в приговоре суд указал, что уголовное дело рассмотрено с участием государственного обвинителя Юрьева К.В., в то время как, в деле также принимал участие государственный обвинитель Францев, поскольку данное обстоятельство не является основанием для принятия решения согласно ст. 379 УПК РФ.

При этом, все доказательства, представленные суду и полученные в ходе судебного разбирательства были им специально оговорены, а само их содержание исследовалось сторонами, получило оценку в приговоре суда и сомнений не вызывает.

Остальные доводы кассационного представления судебная коллегия находит неубедительными, поскольку они не содержат каких-либо обстоятельств, которые не были предметом исследования суда первой инстанции, а сводятся лишь к переоценке доказательств, оснований к чему судебная коллегия не усматривает.

Вместе с тем, судом обоснованно, с учетом совокупности исследованных доказательств, указано, что доказательства, приведенные в обвинительном заключении и представленные государственным обвинителем в судебном заседании, как каждое в отдельности, так и в совокупности не дают оснований для вывода виновности подсудимого в совершении им преступления, при этом выводы органов предварительного следствия о совершении Д. убийства П.1 носят предположительный характер, не вытекает это и из исследованных заключений судебно-медицинских и судебно-биологических, медико-криминалистических экспертиз.

Между тем, как правильно установил суд и дал этому надлежащую оценку - в отношении потерпевшего и по факту его насильственной смерти, был проведен ряд судебных экспертиз, с участием экспертов различных специальностей. Заключения данных экспертиз были предметом непосредственного исследования суда, сторонами не оспаривались, как не оспариваются и ныне; заключения данных экспертиз, с учетом совокупности других доказательств по делу, обоснованно были признаны судом достоверными, но недостаточными как отдельно, так и в совокупности для признания Д. виновным в инкриминируемом ему преступлении.

Аналогичный и правильный вывод сделан судом первой инстанции и в отношении свидетелей, допрошенных в ходе судебного разбирательства.

Нарушений уголовно-процессуального закона по данному уголовному делу, которые могли бы повлиять на законность и обоснованность приговора, а также его отмену, в период предварительного и судебного следствия, не допущено.

Возможность исследования каких-либо иных доказательств, ввиду их непредоставления сторонами судебного разбирательства, судом была исчерпана.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Ленинского районного суда Санкт-Петербурга от 27 декабря 2010 года в отношении Д. оставить без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь