Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 марта 2011 г. по делу N 1-433/10

 

Судья Посохина И.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда

в составе:

председательствующего: Орловой Р.Е.

судей: Проценко Г.Н., Попова А.Е.

при секретаре К.А.

рассмотрела в судебном заседании от 01 марта 2011 года кассационную жалобу осужденного П. и дополнения к ней, и кассационную жалобу адвоката Соломонова С.В., действующего в защиту осужденного П., на приговор Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от 02 ноября 2010 года, которым

П., <...> года рождения, уроженец Л., ранее не судимый:

осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 5 годам 2 месяцам лишения свободы без штрафа, без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима,

Заслушав доклад судьи Проценко Г.Н., объяснения осужденного П., адвоката Соломонова С.В., мнение прокурора Сапруновой Ю.Ю., Судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный П. просит отменить приговор как незаконный, немотивированный и несправедливый, и направить дело на новое рассмотрение иным составом суда.

В обоснование жалобы осужденный указывает, что в ходе судебного следствия не было представлено конкретных доказательств совершения им разбоя, поскольку вещи остались у потерпевшей, нож в отношении потерпевшей он не применял, а уголовное дело в отношении него сфабриковано.

Считает, что к показаниям свидетеля С.1 нужно относиться критически, он заинтересован в исходе дела, т.к. является сожителем потерпевшей, показания свидетеля С.2 являются противоречивыми, показания свидетеля С.3 также не могут быть положены в основу обвинения, т.к. она не наблюдала за происходящим, подписала протокол, не читая.

Обращает внимание на то, что потерпевшая давала противоречивые показания и ее показания о применении в отношении нее ножа противоречат заключению судебно-медицинской экспертизы, установившей, что рана губы является ушибленной.

Оспаривает изъятие вещей, указанных в протоколе изъятия и полагает, что изъятие проведено с нарушением уголовно-процессуального закона.

Полагает, что нарушен уголовно-процессуальный закон при личном обыске, производстве обыска и осмотра жилища

Судом нарушены требования ст. 259 УПК РФ, т.к. несвоевременно предоставлялись копии протоколов судебного заседания.

Обращает внимание на то, что в материалах дела отсутствуют некоторые протоколы.

Указывает, что потерпевшая обратилась в травмпункт спустя 2 часа.

Считает, что некоторые свидетели не были опрошены, суд неправомерно отказал в вызове свидетеля К.

Не согласен с назначенным наказанием, т.к. наркотики он не употреблял, перенес операцию, имеет постоянный источник дохода, мать является инвалидом, потерпевшая не настаивала на строгом наказании.

В кассационной жалобе адвокат Соломонов С.В. просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение.

В обоснование жалобы указывает на то, что приговор является незаконным в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, нарушением норм процессуального права.

Считает, что обстоятельства дела не исследованы.

Указывает, что с момента задержания П. не был предоставлен адвокат.

Указывает также, что предметы, которые признаны вещественными доказательствами, фактически изъяты из квартиры П., а не в N отделе милиции.

Считает, что оперативные работники совершили ряд неправомерных действий, чему суд не дал оценки в приговоре, добровольная выдача ножа должна была быть надлежащим образом оформлена, что не сделано сотрудниками милиции и не оценено судом.

Обращает внимание на то, что судом не проверен факт того, что К. - стажер милиции - вписан в протокол, но не присутствовал при изъятии ножа, свидетель С.3 - помощник следователя - указала, что не присутствовала при составлении протокола, подписала уже составленный протокол, а ножи отличались друг от друга, в связи с чем доказательства по изъятию и оформлению ножа должны быть признаны недопустимыми доказательствами.

Считает, что судом неправомерно отказано в дополнительном допросе свидетеля К.

Полагает, что протокол осмотра одежды и обуви составлен не следователем Я. а иным лицом.

Считает, что действия П. должны быть квалифицированы по ст. 115 УК РФ.

Считает также, что потерпевшая не могла помнить события, поскольку была в состоянии алкогольного опьянения, ее показания противоречивы и она оговаривает П.

Указывает, что судом не оценен тот факт, что осужденный отказался от дальнейшей реализации намерений и отпустил потерпевшую домой.

Судом не проверено и не оценено, что после задержании П. был избит оперативными сотрудниками, не запрошены ответы на жалобы П. о применении к нему физического насилия.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного государственный обвинитель Сушенцова О.В. просит приговор оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

Обсудив доводы кассационных жалоб и проверив материалы дела, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного П. в совершенном им преступлении основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Собранные по делу доказательства позволили суду сделать правильный вывод о виновности осужденного П. и правильно квалифицировать его преступные действия.

Так, допрошенная в судебном заседании потерпевшая П.1 подтвердила суду, что <...> около хх часов, находясь на площадке между этажами, П. ударил ее по голове бутылкой, повалил на лестницу, схватил за волосы, ударил кулаком по носу, требовал денег на наркотики, обыскал ее сумку, в которой ничего ценного не оказалось. Он вытащил нож, махал им перед ее лицом, ударил по лицу, отчего была разбита или порезана верхняя губа, требовал деньги. Когда она упала, наступил на ее шею ногой, отчего у нее болело горло, наносил удары по телу. Она, опасаясь П., угрозы своей жизни воспринимала реально.

Свидетель С.1 подтвердил, что <...> увидел вернувшуюся домой П.1 в крови, она кричала, была напугана, пояснила, что П. из соседнего подъезда напал на нее, избил, угрожал ножом и требовал деньги, но она его обманула и убежала в квартиру. Он вызвал сотрудников милиции, которые отправили П.1 в травмпункт.

Из показаний свидетеля К. видно, что в его присутствии в ходе осмотра сумки были изъяты спортивный костюм, кроссовки белые и небольшой кухонный нож со следами вещества бурого цвета, с коричневой рукояткой.

Свидетель С.5 также подтвердил, что при личном досмотре у П. были изъяты вещи и нож, о чем был составлен протокол, в котором расписались.

Из показаний свидетеля С.2 следует, что после задержания П. сообщил ему, что вещи и нож находятся дома и предложил их выдать. Они пришли к квартире, дверь в которую открыл П. Мать П. принесла вещи, а П. достал из сумки небольшой нож. Все вещи были изъяты в милиции в ходе личного досмотра.

Свидетель С.3 показала, что участвовала в качестве понятой при проведении осмотра ножа и при опознании ножа потерпевшей. В ходе осмотра нож измерили и описали, после чего она ушла, а затем пришла на опознание, в ходе которого женщина с телесными повреждениями на лице и в шапке, опознала нож.

Кроме того, вина осужденного полностью подтверждается совокупностью других доказательств, проверенных в судебном заседании, а именно: заключениями судебно-медицинской экспертизы о характере и степени тяжести, локализации и механизме причинения обнаруженных у потерпевшей П.1 телесных повреждений, которое было подтверждено экспертом Э. в судебном заседании, дополнительным заключением, протоколом принятия устного заявления от П.1 с просьбой привлечь к ответственности неизвестного мужчину, протоколом осмотра места происшествия, протоколом личного досмотра, протоколом осмотра предметов, протоколом предъявления ножа для опознания П.1, заключениями экспертов о принадлежности следов крови, имевшихся на куртке и кроссовках П., потерпевшей П.1, другими доказательствами по делу.

Суд всесторонне, полно и объективно исследовал все обстоятельства дела, дал правильную оценку всем доказательствам в их совокупности, при этом суд указал, по каким основаниям он принял одни доказательства и отверг другие, поэтому довод защитника о том, что обстоятельства дела не исследованы, является несостоятельным. Оснований сомневаться в данной судом оценке доказательств Судебная коллегия не находит. Оснований не доверять показаниям потерпевшей П.1 и свидетелей С.1, К., С.5 С.3, С.2, С.7, С.4, С.6, а также оснований для оговора осужденного с их стороны не имеется. Их показания последовательны, непротиворечивы, дополняют друг друга, согласуются как между собой, так и с другими доказательствами по делу. При таком положении доводы осужденного и адвоката о противоречивости показаний потерпевшей и свидетелей судебная коллегия не может признать состоятельными.

Судом правильно отмечено, что некоторые незначительные расхождения в описании события преступления, указанные в протоколе принятия устного заявления потерпевшей П.1 и в телефонограмме, касающиеся личности виновного, являются несущественными, потерпевшей объяснены, поскольку ранее она фамилию П. не знала.

Судом тщательно проверялись доводы, приводимые в свою защиту П., и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся совокупностью доказательств по делу.

Версия осужденного, поддержанная его защитником, о том, что он не имел умысла на совершение разбоя, совершил лишь преступление, предусмотренное ст. 115 УК РФ, вещи не похищал, противоречит показаниям допрошенных лиц, носит защитный характер и опровергается совокупностью исследованных доказательств по делу, которым суд дал надлежащую оценку.

Факт применения П. предмета, которым он нанес удар по голове, а также демонстрация ножа, используемого в качестве оружия, нашел свое подтверждение совокупностью исследованных доказательств, в том числе в показаниях потерпевшей. Кроме того, совокупностью доказательств подтверждается нанесение ударов П. потерпевшей П.1.

Судебная коллегия полагает, что противоречий в показаниях потерпевшей с заключением экспертизы не имеется, поскольку, как установлено, рана губы является ушибленной, что не оспаривается и самой потерпевшей, которая уточнила, что П., вытащив нож, махал им перед ее лицом, ударил по лицу, и в связи с тем, что из губы пошла кровь, она посчитала, что повреждение причинено ножом.

Тот факт, что потерпевшая П.1 обратилась в травмпункт спустя два часа после произошедшего, а также то обстоятельство, что она находилась в состоянии алкогольного опьянения, на что указывается в жалобах, не свидетельствуют о недостоверности ее показаний и не влияют на доказанность вины осужденного, в связи с чем доводы жалобы осужденного в данной части судебной коллегией признаются несостоятельными.

При установленных обстоятельствах, с учетом характера, локализации телесных повреждений, способа их причинения и орудия преступления, оценив все собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины осужденного П. в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия и правильно квалифицировал его действия по ч. 2 ст. 162 УК РФ.

При этом судебная коллегия не может согласиться с доводом кассационных жалоб о том, что действия осужденного квалифицированы неверно, поскольку, не отрицая того факта, что П. нанес телесные повреждения потерпевшей, он отрицает, что имел умысел на хищение чужого имущества, и дело в отношении него сфабриковано.

Указанная версия проверена судом и правильно оценена как защитная.

В соответствии с законом разбой считает оконченным с момента нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни и здоровья. Тот факт, что осужденный отказался от дальнейшей реализации намерений и отпустил потерпевшую домой, не влияет на квалификацию им содеянного.

Учитывая восприятие потерпевшей обстоятельств происшедшего, а также то обстоятельство, что П.1 был причинен легкий вред здоровью, вызвавший кратковременное расстройство здоровья, суд обоснованно пришел к выводу о том, что П. совершил нападение в целях хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни.

Применение при совершении разбоя предметов, используемых в качестве оружия нашло свое подтверждение в суде совокупностью исследованных доказательств.

Все доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности осужденного П. получены с соблюдением требований закона, оснований для признания этих доказательств недопустимыми, не имеется, нарушений уголовно-процессуального закона в ходе предварительного расследования из материалов дела не установлено.

Судебная коллегия также не может согласиться с доводами защитника о том, что доказательства по делу не оценены, поскольку все представленные по делу доказательства исследованы и получили свою оценку в приговоре суда.

Вопрос об исключении из числа доказательств протокола устного заявления потерпевшей П.1, протокола осмотра предметов - ножа, протокола предъявления для опознания ножа потерпевшей и протокола личного досмотра П. был предметом рассмотрения суда первой инстанции, который принял правильное мотивированное решение об отказе в удовлетворении ходатайства защитника Смирнова (том N л.д. N), с которым согласна судебная коллегия. При таком положении доводы осужденного и защитника о проведении изъятия вещей с нарушением уголовно-процессуального закона и неправомерных действиях сотрудников милиции судебная коллегия не может признать убедительными.

То обстоятельство, что П. не был предоставлен адвокат с момента задержания, не влияет на правильность принятого по делу решения.

Доводы кассационной жалобы осужденного о нарушении уголовно-процессуального закона при личном досмотре, производстве обыска и осмотра жилища, являются несостоятельными, поскольку обыск и осмотр жилища по делу не проводились, а личный досмотр проведен в соответствии с требованиями закона.

Все доказательства по уголовному делу проверены и оценены судом и их совокупность явилась достаточной для признания П. виновным в предъявленном ему обвинении, поэтому доводы осужденного о том, что отсутствуют некоторые протоколы и не допрошены некоторые свидетели, без их конкретизации, являются неубедительными.

Ходатайство осужденного о повторном вызове для допроса свидетеля К. судом рассмотрено и по нему принято мотивированное решение об отказе в его удовлетворении.

Довод адвоката о том, что К. - стажер милиции вписан в протокол, но не присутствовал при изъятии ножа, судебная коллегия не может признать убедительным, поскольку сведений о том, что он является стажером милиции стороной защиты не представлено. В своих показаниях свидетель подтвердил, что принимал участие в качестве понятого при личном досмотре вещей П., и в его присутствии составлялся протокол, в котором он и второй понятой расписались.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами осужденного и адвоката о том, что показания свидетеля С.3 не могут быть положены в основу обвинения, так как она не присутствовала при составлении протокола, а ножи отличались друг от друга, поэтому доказательства по изъятию и оформлению ножа должны быть признаны недопустимыми доказательствами.

Как следует из показаний свидетеля С.3, она участвовала в качестве понятой при проведении осмотра ножа и при проведении опознания ножа. Каких-либо замечаний либо заявлений по проведению следственных действий от участвующих лиц не поступало. (том N л.д. N). Протоколы соответствуют требованиям ст. 166 УПК РФ.

Оснований полагать, что С.3 заинтересована в исходе дела, не имеется, поскольку сведений о том, что она была зачислена в штат сотрудников, не имеется, других, предусмотренных ч. 2 ст. 60 УПК РФ ограничений для привлечения в качестве понятых, у указанного лица также не имелось.

Нельзя согласиться также и с доводами адвоката о том, что протокол осмотра одежды и обуви составлен не следователем Я., а иным лицом, поскольку отличается почерком. Из протокола осмотра предметов, имеющегося на л.д. N, том N следует, что следователь составляла протокол с участием стажера-следователя Т. Данный протокол составлен также в соответствии с требованиями ст. 166 УПК РФ и подписан всеми участвовавшими лицами, в том числе следователем Я.

Доводы защитника об оказании на осужденного сотрудниками милиции незаконного воздействия материалами уголовного дела не подтверждены, при рассмотрении уголовного дела ни осужденным, ни его защитником ходатайств о запросе ответов на жалобы П. не поступало, сведений о направлении им жалоб по вопросу применения к нему физического насилия со стороны сотрудников милиции в материалах дела не имеется.

Протоколы судебного заседания осужденному вручались, замечания на протокол судебного заседания, которые были им поданы, судом рассмотрены с вынесением постановления. Несвоевременность вручения копии протокола судебного заседания не повлияла на законность принятого по делу решения.

Каких-либо фундаментальных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих безусловную отмену приговора, по данному делу не допущено.

Наказание осужденному П. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности, обстоятельств, влияющих на наказание и является справедливым.

Довод осужденного о том, что он не употреблял наркотические средства, опровергается показаниями свидетеля С.6 о том, что ее сын в 2010 году употреблял наркотические средства. Иные обстоятельства, на которые имеется ссылка в кассационных жалобах, учтены судом при назначении наказания.

С учетом изложенного суд пришел к обоснованному выводу о назначении осужденному наказания в виде лишения свободы, без штрафа и без ограничения свободы, не усмотрев оснований для применения ст. 64 и 73 УК РФ, поэтому оснований для назначения более мягкого наказания осужденному П., либо снижения ему наказания, не имеется.

При таком положении Судебная коллегия не находит оснований к отмене или изменению приговора.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Колпинского районного суда Санкт-Петербурга от 02 ноября 2010 года в отношении П. - оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного и адвоката - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь