Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 марта 2011 г. по делу N 22-1255

 

Судья Быстрова Е.Л.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда

в составе:

председательствующего судьи Лядова Н.Л.,

судей Устименко А.А., Цишшевой Н.П.,

при секретаре К.

рассмотрела в открытом судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи 1 марта 2011 года кассационные жалобы осужденной З. и адвоката Бондарь С.А. в защиту интересов З. на приговор Индустриального районного суда города Перми от 6 декабря 2010 года, которым

З., родившаяся дата, в <...>,

несудимая,

осуждена по ч. 3 ст. 33 п.п. "а", "в", "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по п. "г" ч. 2 ст. 163 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 309 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначенных за отдельные преступления, окончательно назначено 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать с осужденной З. в счет компенсации морального вреда в пользу потерпевшего О. 35.000 рублей.

Решены вопросы о вещественных доказательствах и распределении судебных издержек.

По делу также осуждена Ш.А., приговор в отношении которой не обжалуется.

Заслушав доклад судьи Лядова Н.Л., изложившего содержания приговора и кассационных жалоб, выступления осужденной З. и адвоката Бондарь С.А. в защиту интересов З., просивших об отмене или изменении приговора по доводам своих жалоб, мнение прокурора Клейман Е.В. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

З. приговором суда признана виновной и осуждена за: организацию и руководство похищением человека, совершенные группой лиц

по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и

здоровья, из корыстных побуждений;

вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества или права на

имущество под угрозой применения насилия, совершенное с целью получения

имущества в крупном размере;

принуждение свидетеля к даче ложных показаний, соединенное с угрозой убийством указанного лица.

Преступления совершены 28 декабря 2009 года в городе Перми при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании З. свою вину не признала.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденная З. ставит вопрос об отмене приговора ввиду его несправедливости или изменении приговора и переквалификации ее действий на ч. 1 ст. 127 и ч. 1 ст. 306 УК РФ.

По ее мнению, суд в основу приговора положил ложные показания потерпевшего О. В подтверждении своих доводов ссылается на то, что при каждом новом допросе О. сообщал органам предварительного следствия о новых и новых обстоятельствах, что влекло за собой необоснованное увеличение объема предъявленного обвинения.

Отмечает, что органом предварительного расследования не были представлены доказательства, подтверждающие предъявленное обвинение: не установлены лица, которые якобы являлись исполнителями похищения, не обнаружены и изъяты такие орудия преступления, как нож и бейсбольная бита, о применении которых также утверждается в обвинении.

Обращает внимание и на заключение судебно-медицинского эксперта о том, что у потерпевшего не было обнаружено сколь-либо серьезных повреждений. Полагает, что суд не дал должную оценку показаниям свидетеля Ч., не признал их недопустимым доказательством, поскольку та давала указанные показания в состоянии алкогольного опьянения, о чем сама же заявляла.

Указывает, что показания свидетеля С., являющегося оперативным работником уголовного розыска, опровергаются показаниями свидетеля В. и Ш. об оказанном на них незаконном воздействии со стороны сотрудников милиции.

Не исключат того, что деньги в сумме 100.000 рублей, которые у нее вымогал потерпевший, предназначались для передачи работникам милиции.

Считает также недопустимым доказательством и показания свидетеля О1. - матери потерпевшего, которая заинтересована в исходе дела, и которая слово в слово повторила показания своего сына.

Приводит свои доводы, указывающие на необоснованность ее осуждения за вымогательство, ссылаясь на нереальность каких-либо требований имущественного характера к потерпевшему, который при предъявлении этих требований был прикован наручниками к батарее отопления.

Оспаривает решение суда в части гражданского иска.

Обращает также внимание на обвинительный уклон со стороны председательствовавшего судьи, на необоснованность отклонения ходатайств, заявленных стороной защиты.

Просит принять во внимание наличие у нее тяжелого заболевания, а также то, что у нее на иждивении находится отец, являющийся инвалидом первой группы.

В кассационной жалобе в защиту интересов осужденной адвокат Бондарь С.А. просит об изменении приговора переквалификации действий З. на ч. 1 ст. 127 УК РФ, смягчении назначенного наказания, применении ст. 73 УК РФ.

Отмечает, что суд при описании в приговоре обстоятельств похищения потерпевшего, необоснованно сослался на угрозы убийством, несмотря на то, что имеющиеся доказательства не подтверждают наличие подобных угрозы в адрес О., и, кроме того, ч. 2 ст. 126 УК РФ не содержит такого квалифицирующего признака, как похищение человека, сопряженное с угрозой убийством. По мнению автора жалобы, данное нарушение закона повлекло необоснованность осуждения З. по ч. 2 ст. 309 УК РФ.

Обращает внимание на противоречия между показаниями потерпевшего о его жестоком избиении и заключением судебно-медицинского эксперта.

Отрицает причастность З. к нанесению ударов потерпевшему, к угрозам убийством.

В подтверждении своих доводов ссылается на непоследовательные и противоречивые, с ее точки зрения, показания потерпевшего.

Приводит также доводы, которые содержатся и кассационной жалобе З. о недопустимости показания свидетеля Ч., о том, что показания свидетеля В. и Ш.А. были получены с нарушением требований уголовно-процессуального закона, о том, что суд оставил был внимания показания З. о вымогательстве у нее денег в сумме 100.00 рублей О., который обещал ей помощь в освобождении от уголовной ответственности сына, и который был заинтересован в исходе дела.

Считает, что суд назначил осужденной чрезмерно суровое наказание, оставил без внимания плохое состояние здоровья З., то, что в результате произошедшего никаких вредных последствий для потерпевшего не наступило.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности З. в инкриминируемых ей преступлениях соответствующими фактическим обстоятельствам дела, они основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, содержание и анализ которых приведены в приговоре.

Все доводы З. о ее невиновности в совершении этих преступлений судебная коллегия находит несостоятельными.

Эти доводы проверены в судебном заседании, опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

В частности, в судебном заседании З. показала, что О. предложил ей свою помощь в освобождении ее сына от уголовной ответственности, потребовал за это содействие от нее 100.000 рублей. В указанное время он сам приехал к ней на встречу, назначенную в квартире у Ч. Там она хотела записать на диктофон показания О. о непричастности своего сына к совершению преступления. Ей удалось приковать О. к батарее отопления. Однако тому удалось освободиться. Имевшиеся у О. повреждения, как она считает, могли образоваться при его попытке освободиться от наручников.

Вместе с тем, вина осужденной подтверждена совокупностью следующих доказательств.

Согласно показаниям потерпевшего О., ему известно о том, что сын З. - Г. совершил разбой. Он дал об этом показания. После чего З. стала требовать, чтобы он дал ложные показания о непричастности Г. к указанному преступлению, предлагала встретиться с ней, но он отказывался. 28 декабря 2009 года Ш.А. попросила его по телефону о встрече. Он согласился. При встрече Ш.А. привела его к подъезду одного из многоквартирных домов, где трое неизвестных мужчин избили его, сковали руки наручниками, натянули на лицо шапку, посадили в автомобиль. По пути следования в автомобиль села З., которую он узнал по голосу. Она стала угрожать ему убийством, тем, что ему причинят серьезные увечья, ударила его в лицо. В квартире, куда его привезли, он был прикован наручниками к батарее отопления. Там З. расплатилась с лицами, которые насильно привезли его в чужую квартиру. З. сообщила ему, что он должен ей 500.000 рублей, потребовала, чтобы он передал ей указанную сумме денег, или оформил договор дарения квартиры на нее, которую его мать собиралась продавать. Она же высказала в очередной раз требования о том, чтобы он изменил свои показания, сообщив следователю о непричастности ее сына к совершению разбоя, указав на совершение этого преступления другим лицом. Затем был снова избит: ему нанесли удары по телу кулаками и бейсбольной битой. З. при этом сообщила ему, что его избивают из-за показаний, данных им против ее сына. Позже ему удалось вырвать батарею отопления, к которой он был прикован наручниками. З., услышав шум, с ножом в руках угрожала ему убийством, пытаясь воспрепятствовать его освобождению, нанесла ему удар ножом в ногу. Вскоре после этого приехали работники милиции, которые его освободили.

Свидетель О1., показала, что о случившемся ей известно со слов своего сына - О. произошедшем похищении своего сына - О.

Свидетель Ч. в показаниях, которые она давала при производстве предварительного следствия и которые были оглашены в ходе судебного заседания в связи с ее смертью, утверждала о том, что в указанное время З., и незнакомые мужчины привели к ней в квартиру потерпевшего, приковали его наручниками к батарее отопления. З., сообщила ей, что потерпевший виновен в том, что сын З. - Г. находится под стражей. Она была очевидцем того, как З. требовала, чтобы потерпевший "переписал" на ту квартиру, или передал деньги.

Вопреки доводам кассационных жалоб адвоката, оснований полагать, что потерпевший и названные свидетели осужденную оговорили, у суда не имелось. Не усматривает таких оснований и судебная коллегия.

Доводы, содержащиеся в кассационных жалобах относительно недопустимости показаний свидетеля обвинения Ч. судебная коллегия принять во внимание не может, поскольку они материалами дела не подтверждаются, и то обстоятельство, что в момент совершения преступлений, названный свидетель находился в алкогольном опьянении, не свидетельствует о том, что ее показания были получены с нарушением закона.

Виновность З. в инкриминируемых ей деяниях подтверждается и другими исследованными доказательствами, на которые сослался суд в приговоре.

В частности, при производстве предварительного следствия осужденная по этому же делу Ш.А., в своих показаниях, которые были оглашены судом, не отрицала свою осведомленность относительно намерений З. оказать физическое воздействие на О. с тем, чтобы тот дал ложные показания. Она по просьбе З. привела О. под надуманным предлогом в обозначенное З. место, зная, что там его поджидают знакомые З., которые должны были "скрутить" О., надеть на него наручники, привести в определенную З., квартиру. После того, как О. насильно посадили в салон автомобиля, предварительно ударив его, она с места событий скрылась.

Также при производстве предварительного следствия и свидетель В. в своих показаниях, которые были оглашены судом, утверждал, что был очевидцем того, как незнакомые ему мужчины избили О., надели на него наручники, посадили в салон его автомобиля. На одной из улиц он остановил автомобиль, и в салон села З., которая в его присутствии оскорбила потерпевшего нецензурной брань, сообщила, что из-за него в тюрьме находится ее сын.

В судебном заседании Ш.А. и В. изменили показания, заявив о том, что на них было оказано незаконное воздействие со стороны оперативных работников милиции. Однако суд проверил эти доводы, дал им надлежащую оценку, признав, что более правдивые показания названные лица давали именно при производстве предварительного следствия, обоснованно указав в приговоре о том,

что их допрос осуществлялся следователем в присутствии защитников, и никаких заявлений по поводу нарушения уголовно-процессуального законодательства в ходе этих допросов не поступало. Кроме того, именно эти их показания, данные при производстве предварительного следствия, соответствуют показаниям потерпевшего, свидетеля Ч.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у О. имелись кровоподтеки и ссадины на лице, кровоподтеки на волосистой части головы, ссадины на верхних конечностях, которые образовались от ударных и плотно-скользящих воздействий, не влекут кратковременного расстройства здоровья и не квалифицируются как вред здоровью.

Судебная коллегия считает, что каких-либо противоречий между показаниями потерпевшего и заключением судебно-медицинского эксперта, которые могли бы поставить под сомнение выводы суда, не имеется.

При осмотре места происшествия в квартире у Ч. были обнаружена деформированная батарея отопления, разбитое оконное стекло, найдены и изъяты наручники.

Учитывая изложенное, судебная коллегия считает, что суд первой инстанции пришел к обоснованным выводам о полной доказанности вины З., и, вопреки доводам кассационных жалоб, правильно квалифицировал ее действия по ч. 3 ст. 33 п.п. "а", "в", "з" ч. 2 ст. 126, п. "г" ч. 2 ст. 163, ч. 2 ст. 309 УК РФ.

Назначенное осужденной З. наказание с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о ее личности является справедливым и соразмерным содеянному. При решении вопроса о назначении наказания суд принял во внимание наличие у З., целого ряда тяжелых заболеваний, наличие на иждивении престарелого отца, являющегося инвалидом. Эти обстоятельства суд обоснованно признал не только смягчающими, но и исключительными, что послужило основаниям для применения положений ст. 64 УК РФ.

Отсутствие вредных последствий для потерпевшего, о чем указывается в кассационной жалобе адвоката, в соответствии с законом не является решающим обстоятельством при определении вида и размера наказания.

Невозможность назначения З. наказания, не связанного с изоляцией от общества, в приговоре должным образом мотивирована.

Касаясь доводов жалобы осужденной о незаконности судебного приговора в части разрешения гражданского иска, судебная коллегия не может с ними согласиться.

В соответствии с ч. 1 ст. 6 УПК РФ защита прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений, является назначением уголовного судопроизводства.

Согласно ст. 44 УПК РФ лицо, которому преступлением причинен моральный вред, вправе при производстве по уголовному делу предъявить к обвиняемому гражданский иск, который рассматривается судом совместно с уголовным делом.

Как видно из материалов дела, в результате совершенных З. преступлений, потерпевшему были причинены значительные физические страдания, а также и нравственные переживания. Поэтому возложение судом обязанностей по компенсации этих нравственных переживаний (морального вреда) правильно возложено на З. Взысканная с в пользу потерпевшего денежная сумма в счет компенсации морального вреда является обоснованной, отвечает требованиям разумности и справедливости, ее размер должным образом мотивирован.

Иные доводы кассационных жалоб на законность и обоснованность постановленного приговора не влияют.

Вместе с тем, приговор суда подлежит изменению.

Суд в описательно-мотивировочной части сделал правильный вывод о необходимости квалификации действий З. по ч. 3 ст. 33 п.п. "а", "в", "з" ч. 2 ст. 126, п. "г" ч. 2 ст. 163, ч. 2 ст. 309 УК РФ, указал при этом, что квалифицирующим признаком вымогательства является крупный размер требуемого имущества.

Однако в резолютивной части приговора суд ошибочно признал З. виновной, кроме п. "г" ч. 2 ст. 163 УК РФ, еще по п. "в" названной статьи УК РФ.

В связи с этим судебная коллегия считает необходимым исключить из резолютивной части приговора указание о признании З. виновной по п. "в" ч. 2 ст. 163 УК РФ

Это изменение приговора не влечет за собой уменьшение объема обвинения,

поскольку З. наказание назначено по п. "г" ч. 2 ст. 163 УК РФ, и не обусловливает необходимость смягчения назначенного наказания.

Иных нарушений уголовно-процессуального законодательства, которые влекли бы за собой необходимость отмены или изменения приговора, судом не допущено.

Руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Индустриального районного суда города Перми от 6 декабря 2010 года в отношении З. изменить:

исключить из резолютивной части приговора указание о признании ее виновной по п. "в" ч. 2 ст. 163 УК РФ.

В остальной части этот приговор в отношении З. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденной и адвоката Бондарь С.А. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь