Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 марта 2011 г. по делу N 22-1287

 

Судья Фасхиева Г.Г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Лядова Н.Л., судей Ципляевой Н.П. и Устименко А.А.,

при секретаре К.

рассмотрела в открытом судебном заседании 01 марта 2011 года кассационную жалобу осужденного М. и в его защиту адвоката Анкудинова А.В. на приговор Чусовского городского суда Пермского края от 18 января 2011 года, которым

М., родившийся дата, в <...>, судимый:

06 августа 2002 года по ст. 111 ч. 4, ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ, по совокупности преступлений к 6 годам лишения свободы, освобожденный условно досрочно на неотбытый срок 07 месяцев 12 дней на основании постановления суда от 30 сентября 2007 года,

осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам лишения свободы в колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Устименко А.А. о содержании приговора и жалоб, выступление адвоката Рыбальченко В.Я. в защиту интересов осужденного об изменении приговора по доводам жалоб, мнение представителя прокуратуры Пермского края прокурора Клейман Е.В. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда М. признан виновным и осужден за умышленное причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть Л.

Преступление совершено 29 сентября 2010 года в <...> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В жалобе осужденный М. оспаривает показания пострадавшего Л., выражая несогласие с квалификацией содеянного и сроком назначенного наказания, заявляет, что имелись основания для применения положений ст. 64 УК РФ и суд не учел состояние здоровья его родителей.

Адвокат Анкудинов А.В. в жалобе в защиту интересов осужденного полагает, что приговор подлежит отмене в связи с нарушением уголовно-процессуального закона и несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, а дело в отношении М. прекращению по следующим основаниям:

приводит показания свидетеля Ш., указывая, что суд не дал оценки ее пояснениям о том, что Л. сообщил, что он спровоцировал М. на конфликт, тот вышел на улицу, а Л. следом за ним. Л. взял кувалду и ударил ею М.;

приводит показания осужденного и приходит к выводу, что его действия были вызваны состоянием необходимой обороны, оспаривает вывод суда в данной части, излагая доказательства, приведенные в приговоре;

обращает внимание на то, что свидетелей конфликта не было, а все свидетельские показания получены со слов Л. и М. Приводит показания потерпевшей Л1., свидетеля Л2., Л3., С., Ш., А.,

эксперта Н., заключение экспертов, но дает им свою оценку;

суд не учел, что между осужденным и пострадавшим в один день было два разных конфликта. Инициатором второго конфликта был Л., который неожиданно из-за угла нанес удар кувалдой М. в область груди. Показания осужденного являются последовательными и согласуются со всеми материалами дела. М. не мог объективно оценить степень и характер нападения со стороны Л. и его действия полностью охватываются ст. 37 УК РФ.

В возражениях на жалобу государственный обвинитель Слобожанин В.Н. оснований для изменения приговора не усматривает.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, возражений, судебная коллегия считает, что приговор является законным, обоснованным и мотивированным.

Вывод суда о доказанности вины М. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Л. по признаку опасности для жизни, повлекшего по неосторожности смерть пострадавшего основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, собранных в ходе предварительного расследования в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, которые были проверены в судебном заседании и получили полную и всестороннюю оценку в приговоре. Действия осужденного по ч. 4 ст. 111 УК РФ квалифицированы правильно.

Потерпевшая Л1. указала, что у Л. видела повреждения в области головы, тот пояснил, что его палкой по голове и плечу ударил М., последний не отрицал данный факт. Об ударах кувалдой никто не говорил.

Свидетель Л2. подтвердила показания на стадии предварительного расследования о том, как гражданский муж М. ей пояснил, что ударил Л. палкой, но не сообщал, что тот представлял какую-либо угрозу для его здоровья.

При проведении освидетельствования М. у него телесных повреждений не обнаружено, что согласуется с показаниями Л1., Л2. об отсутствии видимых телесных повреждений у осужденного.

Осужденный М. не отрицал, что в ответ на оскорбление ударил Л. 3 раза, в том числе в лицо, после вышел на улицу. Когда пошел за дом, то почувствовал удар в грудь кувалдой от Л. Взял палку и ударил Л. по плечу, тот наклонился, присел и тогда он нанес ему 2 удара палкой по голове. Перестал наносить удары, так как успокоился.

По заключению экспертов, пострадавшему было нанесено не менее двух ударных воздействий твердого тупого предмета в левую теменно-височную и затылочную области головы, в результате которых причинена тупая травма головы, квалифицируемая как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и от которой наступила смерть.

Судом с достаточной полнотой установлены фактические обстоятельства по делу, дана оценка показаниям Л1., Л2., заключениям эксперта и оснований для их переоценки не имеется.

Вопреки доводам жалобы, суд дал оценку объяснению Л., а также показаниям свидетеля Ш.

М. первым применил насилие в отношение Л., последующие действия осужденного были сопряжены с возникшими неприязненными отношениями.

Судебная коллегия не находит оснований для вывода о том, что 29 сентября 2010 года Л. угрожал или применял насилие, которое создавало опасность для жизни и здоровья осужденного, в результате которого М. имел право применить насилие, опасное для жизни и здоровья.

Данных, свидетельствующих о том, что М. добросовестно заблуждался относительно опасности для своей жизни от действий Л., в материалах дела не имеется, что учел суд при квалификации содеянного.

Все собранные по делу доказательства суд проверил, оценил их в совокупности с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности.

О направленности умысла осужденного на причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни потерпевшего, свидетельствуют локализация телесных повреждений, нанесение ударов с усилием, от которых возник перелом затылочной кости у пострадавшего.

Заключение эксперта о наступлении смерти Л. от тупой травмы головы не противоречит показаниям осужденного.

Материалами дела установлена причинно-следственная связь между нанесением осужденным пострадавшему Л. телесных повреждений и наступлением смерти. Осужденный нанес умышленно удары палкой по голове с целью причинения вреда здоровью, исходя из характера насилия, мог и должен был предвидеть возможность наступления смерти.

Нарушений требований уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь отмену или изменение приговора, по делу не допущено.

При назначении наказания судом учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденного, наличие обстоятельств, как смягчающих наказание, так и отягчающих. Мера наказания в виде лишения свободы мотивирована и назначена в соответствии с требованиями ст. 6, 43, 60 УК РФ. Каких-либо исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью осужденного существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, суд не усмотрел, не находит их и судебная коллегия.

По своему виду и размеру назначенное М. наказание не является несправедливым вследствие чрезмерной суровости.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Чусовского городского суда Пермского края от 18 января 2011 года в отношении М. оставить без изменения, а его кассационную жалобу и адвоката Анкудинова А.В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь