Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 марта 2011 г. по делу N 22-225-2011

 

Судья: Авдеев В.В.

Докладчик: Ртищева Л.В.

Судебная коллегия по уголовным делам Липецкого областного суда в составе:

председательствующего Черешневой С.А.

судей Ртищевой Л.В. и Ненашевой И.В.

с участием заместителя Липецкого транспортного прокурора Коняева С.В.,

осужденной П.В. и ее адвоката Хоренко Н.С.,

при секретаре З.Р.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденной П.В. и ее защитника - адвоката Хоренко Н.С. на приговор Елецкого городского суда Липецкой области от 30 декабря 2010 года, которым

П.В., <...>, гражданка РФ, с высшим образованием, состоящая в браке, пенсионерка, не военнообязанная, зарегистрированная по адресу: <...>, проживающая по адресу: <...>, ранее не судимая,

осуждена по ст. 159 ч. 3 УК РФ к штрафу в доход государства в размере 100 000 рублей с применением ст. 46 ч. 3 УК РФ с рассрочкой выплаты на 3 года - определенными частями по 2 777 рублей 78 копеек ежемесячно.

Взыскана с П.В. в пользу ООО "К" в счет возмещения материального ущерба денежная сумма в размере 430 305 рублей и 63 000 рублей в возмещение расходов, связанных с оплатой услуг представителя.

Арест, наложенный на имущество П.В. - принадлежащую ей на праве собственности квартиру, расположенную по адресу: <...>, постановлено оставить до исполнения приговора в части гражданского иска и взыскания расходов, связанных с оплатой услуг представителя.

Определена судьба вещественных доказательств по делу.

Заслушав доклад судьи Ртищевой Л.В., выслушав объяснения осужденной П.В. и ее адвоката Хоренко Н.С., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Коняева С.В., полагавшего необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе осужденная П.В. выражает несогласие с приговором суда, просит его отменить и прекратить в отношении нее уголовное дело по следующим основаниям

Указывает, что должность главного бухгалтера была обозначена не обоснованно, поскольку ООО "К" является частной собственностью единственного учредителя Р.Ю., который является директором данного общества. Кроме того, ее должность соответствовала обычному рядовому бухгалтеру, исходя из объема работ, численного состава работников и отсутствие у нее в подчинении бухгалтерских работников.

Полагает, что выполняемые ею функции должны быть прописаны в должностной инструкции и в трудовом договоре, однако содержание данных документов не соответствует тому объему и перечню работ, которые осуществлялись в ООО "К". При приеме на работу указанные документы она не подписывала, и они не могут служить доказательствами ее виновности. Фактически обязанности и функции главного бухгалтера она не выполняла, права подписи на денежных и расчетных документах не имела, поскольку еще до поступления на работу в ООО "К", Р.Ю. издал приказы, которые фактически лишили главных бухгалтеров их функций. После этого собственноручно заполнил и передал в банк карточку с образцом своей подписи, указав в ней, что все документы по движению денежных средств с ООО "К" будут осуществляться только за его подписью. При этом в обоснование отсутствия второй подписи бухгалтера он сделал отметку: "Бухгалтерский работник в штате не предусмотрен" и это несмотря на наличие должности бухгалтера в штатном расписании. На момент ее принятия на должность главного бухгалтера указанные приказы отменены не были. Согласно приказам все движения денежных средств с расчетного счета ООО "К" производились только с ведома и по указанию директора Р.Ю., поскольку платежные поручения подписывались лично им. К каждому платежному поручению были приложены ведомости и списки, где указывалась ФИО работника и причитающаяся ему сумма выплаты. Данные документы передавались С.Е. на подпись директору, который проверив правильность составления документов на перечисления удостоверял их своей подписью, после чего банк "Ю" принимал данные документы к исполнению. Своей подписью Р.Ю. подтверждал законность и свое согласие с производимой операцией. При обмене документами в электронной компьютерной системе "клиент-банк" применяется электронно-цифровая подпись, которая недействительна без платежного поручения, с подлинной подписью руководителя. В связи с изложенным отсутствуют какие-либо виновные действия с ее стороны.

Оставшиеся денежные средства на расчетном счете ООО "К", перечислялись на ее пластиковую карточку по указанию Р.Ю. с последующей передачей данных сумм в его распоряжение. Чтобы обезопасить себя от неприятных последствий, попросила его документально оформить эти действия придать им законный характер. Р.Ю. поставил резолюцию на чистом листе бумаге "бух к оплате" попросив ее напечатать текст, который с ним был согласован, следующего содержания "Прошу Вашего разрешения оплатить расходы на нужды предприятия на мою пластиковую карту путем перечисления денежных средств на мою пластиковую карту по мере надобности, но не более 40 тыс. руб. для дальнейшей передачи этих денежных средств ООО "К". Перечисления денежных средств на пластиковую карту К.А. она также производила по указанию директора. Указывает, что ранее Р.Ю. не знала, в родственных и дружеских отношениях с ним никогда не находилась, поэтому у него не было оснований доверять ей, на что он всегда ссылался в своих показаниях, говоря о том, что не понимает в вопросах бухгалтерии. В суде Р.Ю. заявлял, что он не видел и не подписывал платежные ведомости, где указаны фамилии работников и суммы. Однако она предоставила ведомость, случайно уцелевшую после обысков и изъятий, подписанную лично Р.Ю. Кроме того, имеются свидетельские показания С.Е. о том, что платежные ведомости были, которые она получала вместе с платежными поручениями от нее и передавала лично Р.Ю. на подпись, для предоставления в банк. Работник банка "Ю" Д.С. в суде также показала, что "какие-то" документы к платежным поручениям прилагались, и она их возвращала. Разве недостаточно показаний свидетелей о том, что ведомости были.

В связи с изложенным считает, что виновные действия, которые дали бы ей возможность совершить хищение чужого имущества, путем злоупотребления доверием, с использованием своего служебного положения, в крупном размере, растратить денежные средства с расчетного счета ООО "К", с ее стороны отсутствуют.

В кассационной жалобе адвокат Хоренко Н.С. считает приговор незаконным и подлежащим отмене в связи с тем, что в действиях П.В. отсутствует состав инкриминируемого ей преступления, поскольку выводы суда о ее виновности противоречат материалам уголовного дела.

Считает вывод суда о том, что П.В. занимала не только формально должность главного бухгалтера в ООО "К", но и фактически выполняла обязанности главного бухгалтера, является ошибочным и не соответствует действительности. Должность в ООО "К" именовалась как должность главного бухгалтера, однако, с учетом малочисленного состава работников предприятия (23 человека) и небольшим объемом работы, отсутствием должности заместителя главного бухгалтера и наличию еще только одной должности бухгалтера, фактически выполняемая ею работа соответствовала должности рядового бухгалтера. Предприятие осуществляло свою деятельность по упрощенной системе налогообложения.

П.В. в судебном заседании показала, что руководитель ООО "К" Р.Ю. взял в качестве образца Типовую должностную инструкцию на главного бухгалтера, которая была разработана применительно к крупному предприятию с большим объемом работы и большим численным составом.

Это обстоятельство подтвердили в судебном заседании свидетели: П.С. и С.Е., а также потерпевший Р.Ю. Данные свидетели показали, что объем работы, указанный в должностной инструкции и фактически выполняемая работа главным бухгалтером в ООО "К", разительно отличались и не соответствовали друг другу (т. 14 л.д. 94 - 95). Однако, показания вышеуказанных лиц, суд оставил без внимания.

Суд необоснованно пришел к выводу, что хищение денежных средств в ООО "К" П.В. совершила с использованием своего служебного положения, занимая должность главного бухгалтера. Не согласна с выводом суда в данной части, поскольку в соответствии с п. 24 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 года N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате" под лицами, использующими свое служебное положение при совершении мошенничества, присвоения или растраты, следует понимать должность лиц, обладающих признаками, предусмотренными примечанием 1 к статье 285 УК РФ, государственных или муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным примечанием 1 к статье 201 УК РФ. П.В. не имела у себя в подчинении целый штат бухгалтеров, заместителя главного бухгалтера, как это бывает на крупных предприятиях, не осуществляла прием на работу, не издавала приказы, обязательные к исполнению другими лицами, не имела право подписи на банковских документах, следовательно, она не выполняла организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций, т.е. она не является субъектом данного преступления.

Признавая П.В. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, суд исходил только из наименования занимаемой ею должности главного бухгалтера, а не из фактически выполняемых ею функций рядового бухгалтера. Судом не принято во внимание, что еще до принятия П.В. на должность главного бухгалтера в ООО "К", Р.Ю. издал приказы, согласно которым право первой подписи на банковских платежных документах, а также обязанность по ведению бухгалтерского учета были возложены на него. Суд оставил без внимания, что после принятия П.В. в ООО "К" на должность главного бухгалтера, Р.Ю. данные приказы не отменил, и они продолжали действовать весь период ее работы на данном предприятии, следовательно, они продолжали действовать и имели юридическую силу.

Более того, Р.Ю. как единственный учредитель ООО "К" и его руководитель, 20 июня 2006 года передал в Елецкий филиал ОАО банк "Ю" образец печати и своей подписи для проведения банком операций по движению денежных средств с банковского счета ООО "К", где указал, что "бухгалтерский работник в штате не предусмотрен". Данный документ лишил П.В. права подписи финансовых документов, связанных с денежными средствами предприятия и фактически лишил ее возможности выполнять функции главного бухгалтера. Вместе с тем, в соответствии со ст. 7 Федерального закона "О бухгалтерском учете" без подписи главного бухгалтера денежные и расчетные документы, финансовые и кредитные обязательства считаются недействительными и не должны приниматься к исполнению. Поэтому вывод суда в той части, что П.В. совершила хищение чужого имущества путем злоупотребления доверием с использованием своего служебного положения, не соответствует действительности.

Не были приняты судом во внимание доводы защиты и подсудимой П.В. в той части, что Р.Ю., как руководитель ООО "К" и его учредитель, сам избрал форму учетной политики, возложив на себя всю ответственность по организации бухгалтерского учета на предприятии.

Поскольку П.В. в действительности не выполняла функций главного бухгалтера, а выполняла работу рядового бухгалтера, то суд неправильно сделал вывод о совершении ею мошенничества, то есть хищении чужого имущества путем злоупотребления доверием с использованием своего служебного положения, в крупном размере.

В судебном заседании было установлено, что все платежные поручения в ООО "К" подписывал Р.Ю., после чего банк принимал данное платежное поручение к исполнению. К каждому платежному поручению прилагалась платежная ведомость, которые С.Е. передавала на подпись Р.Ю., который подписывал платежное поручение и благодаря приложенной к нему платежной ведомости, имел возможность знать сумму заработной платы, перечисляемой на пластиковую карточку. Данное обстоятельство подтверждается показаниями свидетелей С.Е. и П.С.

Более того, П.В. в судебном заседании был приобщен один сохранившийся у нее экземпляр платежной ведомости на зачисление заработной платы сотрудников ООО "К" и согласно заключения эксперта N 871 от 03.12.2010 года подпись за руководителя организации выполнена Р.Ю. Несмотря на это заключение, суд принял во внимание показания Р.Ю. о том, что этот документ он мог подписать не глядя и не читая его.

Полагает, что суд необоснованно пришел к выводу, что показания вышеуказанных лиц в этой части противоречат показаниям другого свидетеля - Д.С., которая пояснила, что банку платежные ведомости на бумажном носителе не нужны, поэтому они их и не принимали.

Считает, что данная точка зрения суда не опровергает тот факт, что к каждому платежному поручению прилагалась платежная ведомость, поскольку свидетель Д.С., на которую ссылается суд, не утверждала, что платежные ведомости отсутствовали. В суде данный свидетель показала, что она точно не помнит, приносили ли в банк платежные ведомости, так как им они не нужны. Они нужны предприятию для внутреннего пользования, поэтому если они прилагались, она их возвращала обратно (т. 14 л.д. 232 - 234). Таким образом, показания данного свидетеля не исключают возможности приложения к платежному поручению платежной ведомости. Полагает, что все спорные моментам обвинения, судом игнорировались, что повлекло за собой вынесение в отношении П.В. незаконного обвинительного приговора.

Указывает, что суд необоснованно признал П.В. виновной в том, что она похитила значительную сумму денежных средств, принадлежащих ООО "К", незаконно перечисляя денежные средства на пластиковую карточку К.А. Данный вывод суда опровергается показаниями П.В., которая поясняла, что основанием для перечисления денежных средств К.А. послужил договор на оказание услуг от 01.05.2008 года, заключенный между ООО "К" в лице директора Р.Ю. и К.А.

В платежных ведомостях с указанием денежных сумм указана К.А., все ведомости подписаны единолично руководителем организации Р.Ю., платежные поручения на денежные суммы также подписаны руководителем организации Р.Ю., с перечисленных денежных сумм удержан подоходный налог, который поступил по назначению.

В суде не добыто доказательств того, что перечисленные на пластиковую карточку К.А. денежные суммы, были получены П.В. Отрицала факт получения денежных средств и сама К.А., указав, что пластиковая карточка ею была утеряна и кто по ней получил денежные средства, ей не известно (т. 14 л.д. 122 - 127).

Считает, что не нашли подтверждения доводы суда в той части, что П.В. совершила мошенничество - хищение денежных средств ООО "К" путем злоупотребления доверием с использованием своего служебного положения, в крупном размере предоставив Р.Ю. на подпись чистый лист бумаги, на котором он наложил резолюцию: бух. к оплате, а затем якобы П.В. напечатала текст о перечислении на ее пластиковую карту не более 40 тысяч рублей в месяц с последующей передачей этих денежных средств учредителю ООО "К". Вывод суда о том, что денежные средства П.В. Р.Ю. не передавались, а присваивались, не основан на материалах уголовного дела и ничем не доказан, за исключением показаний Р.Ю., который является заинтересованным лицом в данном уголовном деле.

Суд оставил без внимания то, что трудовой договор и договор о полной материальной ответственности был оформлен с П.В. ранее, чем она была принята на работу. В связи с этим данные договоры не имеют юридической силы, и не являются доказательствами виновности П.В. по предъявленному ей обвинению.

Более того, П.В. в суде утверждала, что она не подписывала трудовой договор, должностную инструкцию и договор о полной материальной ответственности и подписи от ее имени в данных документах выполнены другим лицом. Согласно заключению эксперта N 773 от 11.11.2010 года, подпись в копии должностной инструкции, вероятно, выполнена П.В., решить вопрос о подписи в копии договора о полной индивидуальной материальной ответственности, не представилось возможным. Таким образом, вышеуказанное заключение эксперта подтвердило показания П.В. в той части, что подписи в данных документах выполнены другим лицом. Следовательно, суд не должен был ссылаться на данные документы, как на доказательства ее виновности в совершении ею преступления.

Отмечает, что договор N 7 о полной индивидуальной материальной ответственности, на который ссылается суд как на доказательство виновности П.В. от 04.09.2006 года, не имеет юридической силы, поскольку письменные договоры о полной материальной ответственности могут заключаться только с теми работниками и на выполнение тех видов работ, которые предусмотрены Перечнем должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества, утвержденным постановлением Минтруда России от 31.12.2002 года N 85.

Названный Перечень должностей и работ является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит (письмо Федеральной службы по труду и занятости от 19.10.2006 г. N 1746-6-1). В указанном документе среди работников, с которыми можно заключать договор о полной материальной ответственности, нет должности бухгалтера и главного бухгалтера. Поэтому вывод суда в той части, что П.В. должна нести ответственность за хищение денежных средств в ООО "К" с использованием своего служебного положения - главного бухгалтера, является несостоятельным.

Суд не отразил в приговоре ее доводы о незаконности возбуждения уголовного дела в отношении П.В. ст. следователем СО при ЛОВД на ст. Елец капитаном юстиции А.Е. (т. 1 л.д. 1).

Полагает, что расследованием данного уголовного дела не должны были заниматься сотрудники СО при ЛОВД на ст. Елец, поскольку ООО "К" согласно устава является коммерческой организацией, единственным участником Общества является Р.Ю., форма собственности - частная. Следовательно, расследованием хищения денежных средств данного предприятия, должны были заниматься следственные органы ОВД по г. Ельцу. ООО "К" не имеет никакого отношения к объектам транспорта, следовательно СО при ЛОВД на ст. Елец не имело права по возбуждению и расследованию данного уголовного дела (т. 1 л.д. 110 - 116).

Считает постановление о возбуждении против П.В. уголовного дела незаконным по следующим основаниям.

В данном случае сообщением о преступлении является рапорт об обнаружении признаков преступления, составленный ст. о/у по ОВД ОБЭП Юго-Восточного УВДТ майора милиции П.А. (т. 1 л.д. 1, т. 2 л.д. 3 - 4). Из вышеуказанного рапорта не усматривается, каким образом П.А. стала известна информация о совершенном хищении денежных средств в ООО "К". В соответствии со ст. 23 УПК РФ уголовное дело возбуждается по заявлению руководителя организации или с его согласия. Однако, на момент возбуждения уголовного дела против П.В. Р.Ю. с таким заявлением не обращался.

В возражениях на кассационную жалобу адвоката Хоренко Н.С. потерпевший Р.Ю. просит приговор суда оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденной и ее адвоката, судебная коллегия приходит к выводу о законности, обоснованности и справедливости приговора.

Несмотря на непризнание вины самой осужденной, вина ее полностью доказана собранными по делу доказательствами, должный анализ и правильная оценка которым даны в приговоре суда.

Доводы кассационных жалоб о недоказанности вины П.В. в совершении инкриминируемого ей преступления тщательно проверялись в судебном заседании и опровергаются приведенными в приговоре, согласующимися между собой доказательствами: показаниями потерпевшего, свидетелей К.А., Р.Ю., Д.С., Д.А., частично показаниями самой осужденной, а также материалами дела.

Органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Все доказательства, принятые судом во внимание являются допустимыми, поскольку они получены в соответствии с требованиями норм уголовно-процессуального закона, а также достаточными для вынесения обвинительного приговора в отношении П.В.

Исследовав обстоятельства, в силу ст. 73 УПК РФ, подлежащие доказыванию, суд в соответствии с требованиями закона указал мотивы, по которым принял одни доказательства и отверг другие. В приговоре подробно приведены доказательства, подтверждающие вину осужденной.

Вывод суда о доказанности вины осужденной, надлежащим образом мотивирован в приговоре и каких-либо оснований ставить его под сомнение у судебной коллегии не имеется.

Доводы осужденной и ее адвоката Хоренко Н.С., изложенные в жалобах были предметом судебного разбирательства суда первой инстанции, они не ставят под сомнение законность и обоснованность принятого судом решения.

В судебном заседании бесспорно установлено, что осужденная была принята на работу в ООО "К" и работала там именно в должности главного бухгалтера, что подтверждается копией штатного расписания ООО "К", согласно которого в ООО "К" предусмотрена должность главного бухгалтера в количестве штатной единицы (т. 2 л.д. 135 - 137); копией приказа N 27-лс от 04.09.2006 года об увольнении П.С. с должности главного бухгалтера ООО "К" с 04.09.2006 года. (т. 2 л.д. 140); копией приказа N 29-лс от 04.09.2006 года, о назначении П.В. с 05.09.2006 года на должность главного бухгалтера ООО "К" по совместительству с 17 час. 00 мин. до 21 час. 00 мин., с тарифной ставкой (окладом) в размере 11281 рубль, (т. 7 л.д. 53); трудовым договором N 15 от 04.09.2006 года, заключенным между ООО "К" в лице директора и участника - Р.Ю. и гр. П.В., согласно которого на П.В. были возложены обязанности по осуществлению бухгалтерского учета, контролю полного учета поступивших денежных средств, товарно-материальных ценностей, составлению достоверной бухгалтерской отчетности, осуществлению правильности расходования фонда заработной платы, установлением должностных окладов и т.д. (т. 7 л.д. 49 - 52); копией должностной инструкции N 8 от 05.09.2006 года на главного бухгалтера ООО "К" - П.В., утвержденной директором ООО "К" - Р.Ю. 05.09.2006 года, согласно которой на П.В. были возложены аналогичные обязанности.

Доводы осужденной и защиты о том, что ООО "К" является частной собственностью единственного учредителя Р.Ю., который является директором данного общества, что объем работ и численный состав работников был небольшой, что отсутствовала должность заместителя главного бухгалтера и у П.В. отсутствовали в подчинении бухгалтерские работники, а предприятие осуществляло свою деятельность по упрощенной системе налогообложения, не свидетельствуют о том, что П.В. фактически не выполняла обязанности главного бухгалтера, а также не ставят под сомнение правильность выводов суда и не свидетельствуют о невиновности осужденной.

Издание руководителем ООО "К" Р.Ю. приказов, которыми он возложил на себя обязанности первой подписи и ведения бухгалтерского учета никоим образом не свидетельствует о лишении П.В., возложенных на нее обязанностей главного бухгалтера и о невиновности в совершении инкриминируемого ей преступления.

Кроме того, Р.Ю. не обладал необходимыми познаниями в области бухгалтерского учета, а согласно, имеющимся в деле документам, именно П.В. исполняла обязанности по ведению бухгалтерского учета и отчетности перед налоговыми органами.

Не ставит под сомнение правильность принятого судом решения тот факт, что Р.Ю. сам подписывал все платежные поручения, поскольку в судебном заседании бесспорно установлено, что П.В. злоупотребляя доверием собственника и директора ООО "К" - Р.Ю., пользуясь бесконтрольностью и доверием с его стороны, занимая должность главного бухгалтера, имея свободный доступ к расчетному счету общества, составляла платежные поручения на зачисление заработной платы работникам ООО "К", которые согласно Гражданского кодекса РФ и Положения от 30.10.2002 года N 2-П "О безналичных расчетах в Российской Федерации" являются для обслуживающего банка обязательством по поручению плательщика за счет средств, находящихся на его счете, перевести определенную денежную сумму на счет указанного получателя средств. Именно П.В. включала завышенную денежную сумму платежные поручения, которую в последующем намеревалась перечислить на свой лицевой счет в банке "Ю", обналичить и присвоить себе. Составленные платежные поручения П.В. передавала на подпись Р.Ю., который подписывал их и ставил оттиск печати ООО "К". После этого П.В. на компьютере составляла электронные реестры, установленной формы, с указанием лиц, которым начислялись денежные выплаты и включала свою фамилию, зачисляя на свой расчетный счет денежную сумму, которую включала ранее в платежные поручения. Электронный реестр П.В. переносила на электронно-магнитный носитель и отправляла с персонального компьютера своей дочери - П.С., где была установлена программа "Банк-Клиент" для ООО "К", в банк "Ю". После этого, П.В. давала устное указание С.Е., либо самостоятельно передавала в обслуживающий Елецкий филиал банка "Ю" платежное поручение. Сотрудники Елецкого филиала банка "Ю" принимали его к исполнению и на основании полученного платежного поручения, а также поступившего по электронной почте электронного реестра к указанному поручению перечисляли денежные средства на расчетные счета тех работников ООО "К", которые были указаны в электронном реестре, в том числе и самой П.В.. После перечисления банком "Ю" денежных средств на расчетные счета работников ООО "К", П.В., при помощи оформленной на нее пластиковой карты "Maestro Card" <...>, перечисленные денежные средства обналичивала в банкоматах г. Ельца, и распоряжалась ими по своему усмотрению. Следует отметить, что официально заработную плату П.В. получала по ведомости в кассе ООО "К".

Довод осужденной о том, что Р.Ю. вместе с платежными поручениями передавались ведомости и списки, где указывалась сумма выплаты, причитающаяся каждому работнику тщательно проверялся в судебном заседании и не нашел своего подтверждения.

Обоснованно суд дал критическую оценку доводам осужденной о том, что, оставшиеся на расчетном счете ООО "К" денежные средства, перечислялись на ее пластиковую карточку по указанию Р.Ю. с последующей передачей данных сумм в его распоряжение, а также, что по его указанию перечислялись денежные средства на пластиковую карту К.А.

Указанные обстоятельства не нашли своего подтверждения и категорически отрицались Р.Ю.

Факты оформления трудового договора и договора о полной материальной ответственности датой ранее, чем П.В. была принята на работу, не имеют в данном случае правового значения. Кроме того, указанные документы были оформлены 04.09.2006 г., т.е. в день издания приказа N 29-лс о назначении П.В. на должность главного бухгалтера с 05.09.2006 г.

Доводы адвоката о том, что руководством ООО "К" должностная инструкция для главного бухгалтера не разрабатывалась, а была взята в качестве образца Типовая должностная инструкция на главного бухгалтера крупного предприятия с большим объемом работы и большим численным составом, а также о том, что законодателем не предусмотрено право заключения договоров о полной материальной ответственности с работниками, занимающими должности бухгалтера и главного бухгалтера, не могут быть приняты во внимание, поскольку данные обстоятельства не имеют правового значения, поскольку не влияют на выводы суда о виновности и квалификации действий осужденной.

Вопреки доводам осужденной и адвоката, суд пришел к правильному выводу о том, что хищение денежных средств в ООО "К" П.В. совершила именно с использованием своего служебного положения, поскольку благодаря именно своему служебному положению она имела доступ к бухгалтерской документации, начисляла заработную плату работникам, оформляла платежные поручения для зачисления заработной платы, составляла электронные реестры, которые зашифровывала с помощью дискеты с электронно-цифровой подписью, находящейся у нее, а затем отправляла указанные реестры по электронной почте в банк. При этом суд правильно исходил не только из наименования занимаемой должности осужденной, но и из фактически выполняемых ею функций.

Обоснованно суд признал П.В. виновной в том, что она похитила денежные средства, принадлежащие ООО "К" путем злоупотребления доверием с использованием служебного положения, незаконно перечисляя их на пластиковую карточку К.А.

В судебном заседании бесспорно установлено, в том числе и показаниями К.А., что она никогда не работала в ООО "К" и не получала заработную плату, с Р.Ю. она не была знакома, а подсудимую П.В. и ее дочь П.С. знает, так как они проживают в одном доме. Показания свидетеля не вызывают сомнений, поскольку подтверждаются совокупностью собранных по делу доказательств, а также отсутствием актов сдачи-приемки выполненных работ К.А.

Сам по себе факт того, что, перечисленные на пластиковую карточку К.А. денежные суммы, не были получены П.В., не свидетельствует об отсутствии в ее действиях состава преступления, поскольку мошенничество имеет место и тогда, когда путем обмана или злоупотребления доверием совершается хищение имущества в пользу третьих лиц.

Отрицание К.А. факта получения денежных средств с помощью пластиковой карты, которую, как следует из ее показаний, она потеряла, не имеет в данном случае правового значения, т.к. установлено, что деньги на карту К.А. были перечислены незаконно П.В., а в дальнейшем сняты неустановленными в ходе следствия лицами.

Кроме того, согласно выписки из лицевого счета К.А., с ее расчетного счета 31.12.2008 года при помощи пластиковой карточки, оформленной на К.А. были перечислены денежные средства, в размере 250 рублей на сотовый телефонный номер <...> зарегистрированный на П.С.

Представленные в ходе предварительного следствия П.В. платежные ведомости без номера от 18.02.2009 года к электронным реестрам N 08608253.Р01 и N 08608340.Р01 на зачисление заработной платы К.А. являются поддельными, так как согласно заключения эксперта N 4049/4-1 от 14.12.2009 года подписи в указанных ведомостях выполнены не Р.Ю., а иным лицом с подражанием его подписи.

Судебная коллегия не соглашается с доводом защиты о незаконности возбуждения уголовного дела.

Данный вопрос в период проведения предварительного следствия проверялся судом в порядке ст. 125 УПК РФ. В материалах дела имеется решение, вступившее в законную силу, которым жалоба П.В. о признании незаконным постановления о возбуждении уголовного дела оставлена без удовлетворения.

Отсутствие в приговоре суда ответа на довод защиты о незаконности возбуждения уголовного дела в отношении П.В. не может являться основанием для отмены приговора суда.

Судебная коллегия не усматривает нарушений в том, что данное уголовное дело возбуждено и расследовано СО при ЛОВД на ст. Елец, поскольку в материалах дела имеются документы, свидетельствующие о том, что ООО "К" состояло в договорных отношениях с Елецкой дистанцией гражданских сооружений, водоснабжения и водоотведения "Юго-Восточной железной дороги", согласно которым занималась обслуживанием, эксплуатацией и ремонтом скважин, насосного оборудования, водопроводных сетей и других объектов водоснабжения.

Согласно п. 20 приложения N 2 к приказу МВД Росс от 10.07.2008 г. N 598 (перечень объектов транспорта, находящихся в оперативном обслуживании органов внутренних дел на транспорте) - организации независимо от их места нахождения, формы собственности и ведомственной подчиненности, занятые в сфере обеспечения железнодорожной деятельности и транспортного строительства на основе договорных отношений, предприятия промышленного железнодорожного транспорта, иные объекты РЖД являются объектами, входящими в перечень оперативного обслуживания органов внутренних дел на транспорте.

Вопреки доводам жалобы адвоката у следствия имелись законные повод и основания для возбуждения уголовного дела, согласно ст. 140 УПК РФ.

Уголовное дело по факту хищения денежных средств с банковского счета ООО "К" главным бухгалтером П.В. было возбуждено 05 марта 2009 г. на основании сообщения о преступлении - рапорта об обнаружении признаков преступления ст. о/у по ОВД ОБЭП Юго-Восточного УВДТ майора милиции П.А., что не противоречит действующему уголовно-процессуальному законодательству.

Вопреки доводам жалобы адвоката Хоренко Н.С. в материалах дела имеется заявление руководителя ООО "К" Р.Ю. о проведении проверки по факту хищения денежных средств общества и привлечения виновных лиц к уголовной ответственности (т. 2 л.д. 4). В связи с чем, ссылка на нарушение ст. 23 УПК РФ является несостоятельной.

Доводы осужденной о том, что она не подписывала трудовой договор, должностную инструкцию, договор о полной индивидуальной материальной ответственности судом должным образом проверены.

Суд обоснованно принял во внимание, что и в ходе предварительного следствия П.В. в присутствии адвоката признавала факт подписания трудового договора и договора о полной индивидуальной материальной ответственности. Согласно заключению почерковедческая экспертиза и из заключения эксперта N 773 от 11.11.2010 г. следует, что подписи в трудовом договоре выполнены П.В., а подпись в копии должностной инструкции вероятно выполнена П.В., решить вопрос о подписи в копии договора о полной индивидуальной материальной ответственности не представилось возможным.

Довод Р.Ю. о том, что он не знал о содержании заявления П.В., представленного ею следствию, в котором написан следующий текст "Прошу Вашего разрешения оплатить расходы на нужды предприятия на мою пластиковую карту путем перечисления денежных средств на мою пластиковую карту по мере надобности, но не более 40 тыс. руб. для дальнейшей передачи этих денежных средств ООО "К", поскольку ставил резолюцию на чистом листе бумаги "бух к оплате", т.к. доверял П.В., подтверждается заключением эксперта N 8258э от 17.09.2009 года, согласно которому первоначально были выполнены подпись от имени Р.Ю. и запись "Бух к оплате", а после этого, указанный выше печатный текст.

Суд обоснованно принял во внимание и положил в основу приговора показания потерпевшего Р.Ю., поскольку они логичны, последовательны на протяжении всего предварительного расследования и судебного заседания, не имеют существенных противоречий, согласуются с другими доказательствами по делу, чего нельзя сказать о показаниях осужденной.

В судебном заседании не установлено, что у Р.Ю. имелись какие-либо основания для оговора осужденной.

Представленная осужденной в судебном заседании платежная ведомость без номера на зачисление заработной платы сотрудников ООО "К" на счет пластиковых карт приложение к файлу N 08607248.Р01 от 05.09.2007 года, в которой в строке "руководитель организации" согласно заключения эксперта N 871 от 03.12.2010 г. имеется подпись, выполненная Р.Ю., не свидетельствует о невиновности осужденной и не ставит под сомнение законность принятого судом решения.

Довод осужденной о том, что Р.Ю. представлялись на подпись платежные ведомости, которые затем передавались в банк, должным образом судом проверялся судом и не нашел своего подтверждения. Данный факт отрицал Р.Ю. Из материалов дела следует, что в ходе производства выемок, в том числе и из банка, не были обнаружены и изъяты платежные ведомости на зачисление заработной платы сотрудников ООО "К" на счет пластиковых карт, в которых имеются подписи Р.Ю., а имеющиеся в деле платежные ведомости подписаны П.С. - дочерью осужденной, не являющейся на момент подписания главным бухгалтером.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела и оценив, имеющиеся доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о виновности П.В. в совершении преступления, дав ее действиям правильную юридическую оценку.

В соответствии со ст. 60 ч. 3 УК РФ при назначении наказания П.В. судом учтены характер и степень общественной опасности, совершенного преступления, данные о ее личности, обстоятельства по делу, смягчающие наказание обстоятельства, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденной и на условия жизни ее семьи.

Оснований для назначения наказания П.В. с применением требований ст. ст. 64, 73 УК РФ судом обоснованно не установлено, не находит оснований для их применения в настоящее время и судебная коллегия.

По мнению судебной коллегии, назначенное осужденной наказание является справедливым и соразмерным содеянному.

Гражданский иск по делу разрешен в соответствии с требованиями гражданского законодательства, выводы суда в части разрешения гражданского иска основаны на материалах, представленных суду и исследованных в стадии судебного разбирательства.

Нарушений норм уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену либо изменение приговора, судом не допущено.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Елецкого городского суда Липецкой области в отношении П.В. от 30 декабря 2010 г. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденной П.В. и ее защитника - адвоката Хоренко Н.С. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь