Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 марта 2011 г. по делу N 33-1878-2011

 

Судья Дереглазова Н.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе

председательствующего Железчиковой А.В. судей Мальцевой М.Е. и Истоминой Т.А.

при секретаре Т.

рассмотрела в заседании судебной коллегии 1 марта 2011 года дело по кассационной жалобе ответчицы П.Л. на решение Юрлинского районного суда от 17.01.2011 года по гражданскому делу по иску И. о признании права собственности на наследственное имущество, оставшееся после смерти матери Б., которым постановлено:

Исковые требования И. удовлетворить частично.

Установить факт принятия И. наследства, оставшегося после смерти Б., умершей <...> года.

Определить доли и признать право общей собственности на жилой дом, находящийся по адресу: <...> в следующих долях: за П.Л., П.М., П.К. - в размере 1/6 доли в праве собственности за каждым; за И. - в размере 3/6 доли.

Внести соответствующие изменения в запись о праве на названный жилой дом в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество.

В удовлетворении иска в остальной части И. отказать.

Заслушав доклад судьи Мальцевой М.Е., судебная коллегия

 

установила:

 

И. обратилась в суд с иском к П-вым о признании права собственности на наследственное имущество: домовладение, земельный участок и вклады, оставшееся после матери ее матери Б., умершей в 1989 году.

В обоснование своих требований указала, что в собственности ее матери находились домовладение и земельный участок, расположенные по <...>, а также вклады, открытые в отделении Сберегательного банка на ее имя.

По состоянию здоровья и в силу возраста (Б. 2006 года рождения) ее мать с 1986 года постоянно проживала у нее - И. - в г. Перми, оставаясь прописанной в своем доме в с. Юрла. В доме матери с 1960 года также проживал ее брат Б1. В январе 1989 году, уехав в с. Юрла для получения пенсии, ее мать там умерла. В доме остался проживать брат, в связи с чем наследство после смерти матери они оформлять не стали, но она фактически вступила в наследство, поскольку в ее ведение осталось все имущество матери, жившей у нее, она принимала меры к его сохранности, заботилась о нем, распоряжалась им.

<...> года ее брат умер, о чем она узнала в декабре 2000 года.

Из-за смерти мужа, умершего в 2001 годе, последовавшими затем ее болезни, инфарктами, закончившимися ее инвалидностью, наследственные права после смерти брата она не оформила, а в декабре 2007 или в январе 2008 года узнала о том, что ее брат оформил завещание и все домовладение матери вместе с землей унаследовано чужими людьми - П-выми.

Поскольку она вступила в наследство после смерти матери, поскольку брат не имел право на оформление завещания на все имущество, не оформив свои права на эту собственность, просит признать за ней право собственности на все имущество, оставшееся после смерти ее матери.

В судебном заседании И. заявленные требования поддержала по основаниям, указанным в заявлении.

Ответчик П.Л. иск не признала. Пояснила, что спорное домовладение было получено в наследство ее мужем П., умершим в 2002 году, на основании завещания Б1. - брата истицы. Она и ее дети: П.М. и П.К. вступили в наследство в установленном порядке, им было выдано свидетельство о праве на наследство, их право собственности и на домовладение, и на земельный участок зарегистрировано в установленном порядке.

Третьи лица на стороне ответчиков Я.Н., Я.Э., зарегистрированные в спорном домовладении с 2002 года, в судебное заседание не явились. В телефонограмме, направленной в адрес суда, просили рассмотреть дело в их отсутствие (л.д. 69).

Судом постановлено вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе П.Л. не согласна с решением суда, ссылаясь на неправильное применение норм материального права и нарушение требований процессуального права. Указывает, что суд, устанавливая факт принятия И. наследства, вышел за пределы заявленных требований, поскольку истица таких требований не заявляла. Что истица заявляла требование о признании права собственности и на вклады матери, суд же эти требования не разрешил. Что в ходе рассмотрения дела истица заявляла о недействительности завещания, составленного ее братом, суд же вопрос о недействительности завещания и других правоустанавливающих документов на спорное имущество не рассмотрел.

Что выводы суда о фактическом принятии истицей наследства после смерти матери нельзя признать обоснованными, поскольку достаточных и достоверных доказательств фактического принятия наследства истица суду

не представила.

Также указывает, что истицей пропущены сроки давности для защиты своих наследственных прав, и что она в ходе рассмотрения дела о применении исковой давности фактически заявляла, в связи с чем оснований к удовлетворению требований истицы не было. Кроме того, брат истицы, проживая в спорном домовладении с 1960 года, приобрел право собственности на него в силу приобретательской давности. Ее муж П.А. на законном основании, как наследник Б1., стал собственником спорного имущества.

Просит решение отменить, направить дело на новое рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав пояснения ответчика П.Л., и ее представителя В., судебная коллегия оснований к отмене или изменению решения не усматривает.

Как следует из материалов дела, правильно установлено судом и не оспаривается в жалобе истица, И., как и ее брат Б1., умерший в 2000 году, являлись наследниками первой очереди наследодателя Б., умершей <...> года.

Не оспаривается в жалобе и установленный в решении факт, имеющий юридическое значение, что Б., будучи прописанной в с. Юрла, фактически на момент смерти проживала у дочери - истицы И. в г. Перми.

В соответствии со ст. 546 ГК РФ, действовавшей в момент открытия наследства после смерти Б., для принятия наследства наследник должен его принять, при этом признается, что наследник принял наследство, когда он фактически вступил во владение наследственным имуществом или когда он подал нотариальному органу по месту открытия наследства заявление о его принятии. Принятое наследство считается принадлежащим наследодателю с момента открытия наследства.

Аналогичные положения содержатся в ныне действующей ст. 1152 ГК РФ.

Судом из представленных истицей доказательств - ее показаний, показаний указанных ею свидетелей - факт принятия ею наследства после смерти матери установлен, поскольку она вступила во владение всем имуществом фактически проживавшей вместе с нею матери, а также забрала из дома матери в с. Юрла половики. Ответчиком представленные истицей в подтверждение факта принятия наследства доказательства опровергнуты не были. Не представлено каких-либо доказательств в опровержение выводов суда и в кассационной жалобе. Доводы жалобы о противоречивости показании свидетелей, и что свидетелями являются родственники истицы, выводов суда не опровергают и сводятся лишь к иной оценке этих доказательств.

А коль скоро истица фактически наследство после смерти матери приняла, указанное наследственное имущество, в соответствии с требованиями ст. 546 ГК РСФСР и 1152 ГК РФ, принадлежит ей с момента открытия наследства, то есть со дня смерти матери <...> года.

Верными являются выводы суда и в той части, что после смерти Б. фактически принял наследство и ее сын Б1., проживавший в домовладении наследодателя в с. Юрла, в силу чего также фактически вступивший во владение наследственным имуществом.

Таким образом, в соответствии с требованиями п. 4 ст. 1152 ГК РФ, домовладение Б., расположенное по <...> с 3 января 1989 года - со дня открытия наследства - стало собственностью И. и Б.А. не зависимо от того, что юридически ни И., ни Б1. свои наследственные права на домовладение не оформили и право собственности на него в установленном порядке в ЕГРПН не зарегистрировали.

В соответствии со ст. 352 ГК РСФСР И. и Б1. унаследовали имущество матери в равных долях.

В связи с изложенным суд обоснованно признал за истицей право собственности на 1\2 часть домовладения.

Поскольку на момент открытия наследства после смерти Б. в январе 1989 года законодательство РСФСР не предусматривало нахождение земельных участков в частной собственности граждан, не являлся собственностью наследодателя и земельный участок, на котором расположено спорное домовладение, в связи с чем указанный земельный участок не мог перейти и не перешел в собственность наследника И., в связи с чем суд обоснованно отказал истице в удовлетворении требований о признании за ней права собственности на земельный участок по адресу <...>.

Доводы кассационной жалобы П.Л. о том, что ее муж П.А. по завещанию Б1. получил в наследство спорное домовладение в целом, а после смерти мужа она и ее дети унаследовали также все домовладение, основанием к отмене решения не являются.

Как уже указывалось выше, Б1. в наследство после смерти матери было получено не все домовладение, а только его 1/2 часть. В связи с чем, в соответствии со ст. 218 п. 2 ч. 2 ГК РФ, по его завещанию к П.А. не могло перейти все домовладение, а перешла только его 1/2 часть. По этим же основаниям к наследникам П.А. - его супруге П.Л., сыну П.М. и дочери П.К. перешло в равных долях (по 1/6 части за каждым) право собственности только на 1/2 часть спорного домовладения.

Доводы жалобы П.Л. о том, что суд не рассмотрел вопрос о недействительности завещания Б1. и иных правоустанавливающих документов на спорное домовладение, основанием к отмене решения не являются.

Завещание не является правоустанавливающим документом, таковым в наследственных правоотношениях является свидетельство о праве на наследство, на основании которого право на полученное в наследство недвижимое имущество регистрируется в Едином государственном реестре. В данном случае требование о признании недействительными полностью или в части свидетельств о праве на наследство, выданных П-вым, истицей не заявлялось, в связи с чем суд данный вопрос действительно не рассматривал. Вместе с тем, решением суда признано право собственности на домовладение в определенной судом доле и за истицей, и за каждым из ответчиков, при этом указано, что решение является основанием для внесения изменений в записи Единого реестра прав на недвижимое имущество в части размера долей ответчиков П-вых, и основанием для регистрации права И. В связи с изложенным оснований к отмене или изменению решения по указанным доводам жалобы не имеется.

Доводы жалобы о пропуске истицей И. срока давности для защиты ее наследственных прав, поскольку она и до декабря 2007 года знала о том, что ее сыном оформлено завещание, судебная коллегия находит несостоятельными.

В соответствии со ст. 199 п. 2 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Как следует из протоколов состоявшихся по данному делу судебных заседаний, ответчица П.Л. о пропуске истицей сроков давности в суде первой инстанции не заявляла. Ее вопросы истице в ходе рассмотрения дела о том, почему она не вступила в права наследника после смерти матери - не являются и не могут расцениваться как заявление о пропуске истицей сроков исковой давности, на что необоснованно указывается в жалобе.

Доводы жалобы о том, что Б1., проживая в спорном домовладении с 1960 года, приобрел на него право собственности в силу приобретательской давности, основанием к отмене решения также е являются. Сам Б1. в суд за признанием его права собственности на домовладение в силу приобретательской давности не обращался. Иные лица (в данном случае - П.Л.) не вправе заявлять в суде требования, которые сам правообладатель при жизни не посчитал необходимым заявлять в защиту собственных интересов.

Не обоснованны доводы жалобы ответчицы и в той части, что право собственности по приобретательской давности возникло и у ее мужа, который правомерно вступил во владение домом после смерти Б. Судом установлено, что права П.А. на спорное домовладение возникли не в силу приобретательской давности, а по правилам наследования (ст. 218 п. 2 ГК РФ) на основании завещания.

Доводы жалобы о том, что суд не разрешил иск И. в части вкладов ее матери, основанием к отмене или изменению решения не являются, поскольку данное обстоятельство прав подателя жалобы не затрагивает, истицей же решение не обжаловано.

Доводы жалобы о том, что суд, установив факт принятия истицей наследства после смерти матери, вышел за рамки заявленных требований, чем нарушены требования ГПК РФ, основанием к отмене или изменению решения также не являются. По данному делу фактическое принятие или непринятие истицей И. наследства после смерти матери являлось юридически значимым обстоятельством, которое подлежало исследованию в ходе рассмотрения дела. Данное обстоятельство было судом надлежаще исследовано и верно установлено. Указанные обстоятельства следовало отразить в мотивировочной части решения. Однако то, что суд данный факт отразил в резолютивной части своего решения, не является основанием к его изменению.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Юрлинского районного суда от 17.01.2011 года о частичном удовлетворении исковых требований И. о признании права собственности на наследственное имущество - оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь