Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 марта 2011 г. по делу N 33-1931/2011

 

Судья: Зотова Т.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе председательствующего судьи: Пряничниковой Е.В.,

судей: Нижегородцевой И.Л., Таниной Н.А.,

при секретаре судебного заседания: Г.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу Таниной Н.А.

дело по кассационной жалобе Управления пенсионного фонда РФ по Арзамасскому району Нижегородской области на решение Арзамасского городского суда Нижегородской области от 9 декабря 2010 года

по гражданскому делу по иску Л. к Государственному учреждению Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Арзамасскому району Нижегородской области о включении в стаж для назначения досрочной пенсии спорных периодов работы, о назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью,

 

установила:

 

Л. обратилась в суд с иском к ГУ Управление Пенсионного фонда РФ по Арзамасскому району о включении в специальный стаж, дающий право на получение досрочной пенсии по старости, периода отпуска по уходу за ребенком до трех лет с 17.07.1989 года по 14.04.1990 года (08 месяцев 28 дней), периода отпуска по уходу за ребенком до трех лет с 15.12.1991 года по 14.06.1993 года (1 год 06 месяцев), и просит обязать ответчика назначить ей досрочную трудовую пенсию по старости в связи с педагогической деятельностью, с момента обращения с заявлением о назначении пенсии. В обоснование заявленных исковых требований истица ссылается на то, что с 20.06.1985 года она осуществляет педагогическую деятельность и стаж ее работы, дающей право на досрочную трудовую пенсию по старости в связи с педагогической деятельностью, составляет более 25 лет. 21 сентября 2010 года она обратилась в ГУ УПФ по Арзамасскому району с заявлением - о назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью, и сдала все необходимые документы, однако в назначении пенсии отказано ввиду отсутствия у нее требуемого стажа. Считает отказ ГУ Управление Пенсионного фонда РФ по Арзамасскому району незаконным, существенно нарушающим ее пенсионные права.

В ходе рассмотрения дела истица в порядке статьи 39 Гражданского процессуального кодекса РФ изменила исковые требования в части включения в специальный стаж отпуска по уходу за вторым ребенком с 15 декабря 1991 г. по 17 января 1993 года и период ее фактической работы в должности воспитателя с 18 января 1993 года по 14 июня 1993 года.

В судебном заседании Л. поддержала заявленные исковые требования.

Представитель ответчика ГУ УПФ РФ по Арзамасскому району по доверенности Г.А. в судебном заседании иск не признал.

Решением суда от 09 декабря 2010 г. исковые требования Л. удовлетворены. Судом постановлено: включить Л. в стаж на досрочную трудовую пенсию по старости в связи с педагогической деятельностью период отпуска по уходу за детьми с 17.07.1989 года по 14.04.1990 года; с 15 декабря 1991 года по 25 января 1993 года, период работы в качестве воспитателя с 26 января 1993 года по 14 июня 1993 года. Обязать ГУ Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Арзамасскому району Нижегородской области назначить Л. досрочную трудовую пенсию по старости в связи с педагогической деятельностью с 21 сентября 2010 года.

В кассационной жалобе ответчиком поставлен вопрос об отмене решения суда первой инстанции как незаконного и необоснованного, вынесенного с нарушением норм материального права.

Законность решения суда первой инстанции проверена судебной коллегией по гражданским делам Нижегородского областного суда в порядке, установленном главой 40 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в пределах доводов кассационной жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда первой инстанции, поскольку оно постановлено в соответствии с законом и установленными по делу обстоятельствами.

Доводы кассационной жалобы о несогласии с позицией суда первой инстанции нельзя признать состоятельными по следующим мотивам.

В соответствии с п. 1 п.п. 19 ст. 27 Федерального Закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального Закона... лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей независимо от их возраста.

Списки соответствующих работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых назначается трудовая пенсия по старости, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии утверждаются Правительством РФ.

Постановлением Правительства РФ от 29 октября 2002 года N 781 утверждены Списки должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей и Правила исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей.

Согласно пункту 3 Правил в стаж работы засчитываются в порядке, предусмотренном настоящими Правилами, периоды работы в должностях в учреждениях, указанных в Списке должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей.

Из материалов дела следует, что Л. 21.09.2010 г. обратилась к ответчику с заявлением о назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью.

Решением Управления Пенсионного фонда РФ по Арзамасскому району в стаж работы, дающей право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью были включены периоды ее работы с 20.06.1985 г. по 16.07.1989 г., с 15.04.1990 г. по 14.12.1991 г., с 15.06.1993 г. по 03.02.1997 г., с 04.02.1997 г. по 15.11.1998 г., с 16.11.1998 г. по 31.08.2005 г., с 11.09.2005 г. по 05.08.2007 г. и с 20.08.2007 г. по 12.11.2007 г., с 13.11.2007 г. по 09.08.2009 г., с 12.08.2009 г. по 15.09.2009 г. и с 18.09.2010 г. по 21.09.2010 г. в должности воспитателя в различных детских учреждениях, всего 22 года 11 месяцев 5 дней.

В то же время в специальный стаж истицы ответчиком не включены периоды дополнительных отпусков по уходу за детьми до достижения ими возраста трех лет с 17.07.1989 г. по 14.04.1990 г., с 15.12.1991 г. по 08.10.1992 г. и с 09.10.1992 г. по 25.01.1993 г., а также период работы с 26.01.19993 г. по 14.06.1993 г.

Ответчик не согласен с решением суда в части включения в специальный стаж истицы периода ее нахождения в отпуске по уходу за ребенком до исполнения ему трех лет с 09.10.1992 года по 25.01.1993 года.

Доводы кассатора в этой части судебная коллегия считает необоснованными по следующим мотивам.

До введения в действие Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 г. N 3543-1 "О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР" статья 167 КЗоТ РСФСР предусматривала включение периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком в стаж работы по специальности для назначения пенсии по выслуге лет.

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 22 января 1981 г. "О мерах по усилению государственной помощи семьям, имеющим детей" были установлены частично оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста одного года и дополнительный отпуск без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет.

В соответствии с пунктом 2 Постановления Совета Министров СССР и ВЦСПС от 22 августа 1989 г. N 677 "Об увеличении продолжительности отпусков женщинам, имеющим малолетних детей" с 1 декабря 1989 г. повсеместно продолжительность дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком была увеличена до достижения им возраста трех лет. Указанный дополнительный отпуск подлежал зачету в общий и непрерывный стаж, а также в стаж работы по специальности.

Впоследствии право женщин, имеющих малолетних детей, оформить отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет, было предусмотрено законом СССР от 22 мая 1990 г. N 1501-1 "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР по вопросам, касающимся женщин, семьи и детства", которым были внесены изменения в Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о труде, утвержденные Законом СССР от 15 июля 1970 г.; статья 71 Основ была изложена в новой редакции и предусматривала предоставление женщине частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 лет и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет.

С принятием Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 г. N 3543-1 "О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР" (вступил в силу 6 октября 1992 г.) период нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком перестал включаться в стаж работы по специальности в случае назначения пенсии на льготных условиях. Данным Законом статья 167 КЗоТ РФ была изложена в новой редакции.

Из смысла приведенных выше законодательных актов следует, что период нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет подлежал зачету в общий и непрерывный стаж, а также в специальный стаж работы по специальности в соответствии со статьей 167 Кодекса законов о труде РСФСР, до внесения изменений в данную норму закона, то есть, до 6 октября 1992 года.

Вместе с тем, учитывая, что отпуск по уходу за ребенком Л. начался в период действия названных нормативных актов (23.08.1990 г.), с учетом положений статей 6 (ч. 2), 15 (ч. 4), 17 (ч. 1), 18, 19 и 55 (ч. 1) Конституции Российской Федерации, предполагающих правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, необходимых для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о включении времени отпуска истицы с 7 октября 1992 г. по 25 января 1993 года в стаж работы, дающей ей право на назначение трудовой пенсии по старости ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста.

Также не могут быть приняты во внимание доводы кассационной жалобы относительно неправомерности включения судом в специальный стаж истицы периода работы с 26.01.1993 года по 14.06.1990 года.

Действительно, согласно представленной в суд архивной справке за N *** (л.д. 16) в указанное время истица находилась в отпуске по уходу за ребенком. Вместе с тем, та же справка содержит сведения о фактическом выполнении истицей трудовых обязанностей в должности воспитателя в этот период и получении ею заработной платы (л.д. 17).

Таким образом, показания свидетелей *** и *** были учтены судом при вынесении решения наряду с письменными доказательствами по делу.

По мнению судебной коллегии, оценка доказательств произведена судом первой инстанции в полном соответствии с требованиями, установленными ст.ст. 67, 71 Гражданского процессуального кодекса РФ. Выводы суда основаны на имеющихся в деле доказательствах. Оснований сомневаться в объективности их исследования и оценки не имеется.

Доводы кассационной жалобы не могут служить основанием для отмены законного и обоснованного решения суда, как основанные на неверном толковании законодательства, а также поскольку, по существу, сводятся к переоценке доказательств.

Эти доводы не могут служить основанием для пересмотра обжалуемого судебного акта, поскольку иная оценка имеющихся в деле доказательств не является предусмотренным ст. 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены или изменения решения суда первой инстанции в кассационном порядке.

Решение суда соответствует требованиям ст. 198 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Ссылок на какие-либо новые факты, которые остались без внимания суда, в кассационной жалобе не содержится.

Нормы материального права применены судом правильно, существенных нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену решения, также не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда

 

определила:

 

Решение Арзамасского городского суда Нижегородской области от 9 декабря 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь