Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 марта 2011 г. N 33-2863/2011

 

Судья: Вайнонен Е.Э.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Ничковой С.С.

судей Стешовиковой И.Г., Сальниковой В.Ю.

с участием прокурора Костиной Т.В.

при секретаре Ю.

рассмотрела в судебном заседании от 01 марта 2011 года гражданское дело N 2-3060/2010 по кассационной жалобе К. на решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 10 ноября 2010 года по иску К. к <юр.л.1> о восстановлении на работе, взыскании недополученной заработной платы, компенсации морального вреда,

Заслушав доклад судьи Ничковой С.С.,

Выслушав объяснения истца, поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя ответчика, возражавшего против доводов кассационной жалобы, заключение прокурора Костиной Т.В., полагавшей необходимым оставить решения суда без изменения,

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

15 июля 2009 года К. был принят на работу на основании трудового договора N <...> от 15 июля 2009 года в <юр.л.1> в отдел технической поддержки консультантом (листы дела 9 - 12, 54).

Приказом N <...> от 24 ноября 2009 года К. был уволен по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с сокращением штата работников организации. Основанием увольнения послужили приказ N <...> от 09 октября 2009 года о сокращении штата работников, уведомление от 15 октября 2009 года о сокращении штата (листы дела 41, 42).

Считая увольнение незаконным, истец первоначально обратился в Невский районный суд с иском о восстановлении на работе, взыскании компенсации морального вреда в сумме 85 000 рублей (листы дела 4 - 6). Впоследствии, истец дополнил и уточнил требования, просил взыскать с ответчика 80 000 рублей в качестве морального вреда, 284 590 рублей в качестве недополученной заработной платы, 3 000 рублей оплату юридических услуг, транспортные расходы 378 рублей (листы дела 128 - 129).

Представитель ответчика в ходе рассмотрения спора по существу иск не признал, пояснил, что истец уволен законно и обоснованно, заявил о пропуске истцом срока обращения в суд.

Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 10 ноября 2010 года в удовлетворении исковых требований К. о восстановлении на работе, взыскании заработной платы, компенсации морального вреда, расходов на оплату юридических услуг, транспортных расходов отказано.

Истец в своей кассационной жалобе ставит вопрос об отмене решения суда как незаконного и необоснованного.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, заслушав объяснения явившихся участников процесса, прокурора Костину Т.В., обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований для отмены решения суда.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу, что К. был уволен на законном основании и с соблюдением предусмотренного законом порядка увольнения.

Указанный вывод районного суда является правильным по следующим основаниям.

Пунктом 2 части 1, частью 3 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено расторжение трудового договора работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую работу.

Статьей 180 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрены гарантии и компенсации работникам при сокращении штата работников организации, а именно работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность); о предстоящем увольнении в связи с сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения; при угрозе массовых увольнений работодатель с учетом мнения выборного профсоюзного органа принимает необходимые меры, предусмотренные Кодексом, иными федеральными законами, коллективным договором, соглашением.

Работодатель с письменного согласия работника имеет право расторгнуть с ним трудовой договор до истечения срока, указанного в части второй настоящей статьи, выплатив ему дополнительную компенсацию в размере среднего заработка работника, исчисленного пропорционально времени, оставшемуся до истечения срока предупреждения об увольнении.

В ходе рассмотрения спора по существу судом первой инстанции установлено, что истец работал у ответчика с 15 июля 2009 года <...> на основании трудового договора N <...> от 15 июля 2009 года (листы дела 9 - 12, 54).

В соответствии с приказом N <...> от 09 октября 2009 года в связи с уменьшением объема работ ответчиком принято решение о сокращении должности <...> с 24 ноября 2009 года (лист дела 41).

15 октября 2009 года ответчиком направлено К. и вручено уведомление о расторжении с ним трудового договора в связи с сокращением штата по истечении двух месяцев со дня получения им данного уведомления, со сроком увольнения 14 декабря 2009 года (лист дела 42).

С уведомлением от 15 октября 2009 года истец был ознакомлен, получил его, о чем собственноручно расписался (лист дела 42).

Также 15 октября 2009 года, ответчиком истцу было направлено уведомление об отсутствии в компании вакантных должностей, соответствующих его квалификации, нижестоящих должностей и нижеоплачиваемой работы (лист дела 43).

С данным уведомлением от 15 октября 2009 года истец был ознакомлен, однако от подписания уведомления отказался, о чем был составлен акт N <...> от 15 октября 2009 года, подписанный экономистом-менеджером Ш., офис-менеджером Ю., главным бухгалтером П., руководителем отдела персонала Ч. (лист дела 44).

24 ноября 2009 года ответчиком было направлено повторное уведомление об отсутствии в компании вакантных должностей, соответствующих его квалификации, нижестоящих должностей и нижеоплачиваемой работы (лист дела 45).

С данным уведомлением истец также был ознакомлен, однако от подписания уведомления отказался, о чем был составлен акт N <...> <...> от 24 ноября 2009 года, подписанный консультантом М., руководителем отдела Ш.Э., бухгалтером В., руководителем отдела персонала Ч. (лист дела 46).

24 ноября 2009 года истцом лично на имя генерального директора <юр.л.1> П.И. подано заявление о согласии с прекращением трудового договора в связи с сокращением штата работников до истечения срока предупреждения, 14 декабря 2009 года, с выплатой соответствующей компенсации (лист дела 47).

Руководствуясь частью 3 статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации, ответчик расторг с истцом трудовой договор.

Приказом N <...> от 24 ноября 2009 года К. был уволен по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с сокращением штата работников организации (лист дела 48). Основанием увольнения послужили приказ N <...> от 09 октября 2009 года о сокращении штата работников, уведомление от 15 октября 2009 года о сокращении штата (листы дела 41, 42).

С данным приказом об увольнении истец был ознакомлен в этот же день, 24 ноября 2009 года, что подтверждается его личной подписью в приказе (лист дела 48).

Трудовую книжку истец получил 24 ноября 2009 года, в день увольнения, что подтверждается его подписью в "Книге учета движения трудовых книжек и вкладышей в них" (лист дела 127а).

Данные обстоятельства истцом в ходе рассмотрения спора по существу не оспаривались.

Впоследствии, при увольнении ответчиком выплачена истцу заработная плата за ноябрь 2009 года, компенсация за неиспользованный отпуск, дополнительная компенсация при увольнении по сокращению штата за период с 25 ноября 2009 года по 14 декабря 2009 года и пособие при увольнении по сокращению штата с 25 ноября 2009 года по 24 декабря 2009 года, пособие по сокращению за 2-й месяц за период с 25 декабря 2009 года по 24 января 2010 года, пособие по сокращению за 3-й месяц за период с 25 января 2010 года по 24 февраля 2010 года. Всего ответчиком выплачено истцу 120 953,15 рубля (листы дела 57 - 58).

Факт выплаты и получения указанных сумм и пособий истец в ходе судебного разбирательства не отрицал.

Проанализировав указанные обстоятельства дела и представленные доказательства, суд кассационной инстанции приходит к выводу о том, что ответчиком была надлежащим образом соблюдена процедура увольнения истца в связи с сокращением штата работников, поскольку в материалах дела имеются доказательства того, что должность, занимаемая К. была сокращена, иная вакантная должность, соответствующая квалификации истца, или нижестоящая должность у работодателя отсутствовала, К. был уведомлен работодателем за два месяца о предстоящем увольнении в связи с сокращением штата, однако, до истечения указанного срока путем подачи письменного заявления согласился на прекращение трудового договора до истечения срока предупреждения с выплатой соответствующей компенсации, при этом, в ходе рассмотрения спора по существу истец не оспаривал, что подлежащие при увольнении выплаты были произведены работодателем.

Согласно положениям статей 55, 56, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. Недоказанность обстоятельств, на которые истец ссылается в обоснование своих требований, является самостоятельным основанием для отказа в иске.

В ходе рассмотрения спора по существу К. ссылался на то, что заявление об увольнении он написал под давлением работодателя, а также подписал приказ об увольнении под давлением работодателя. Однако, в ходе рассмотрения спора по существу истцом не было представлено доказательств, отвечающих принципам относимости, допустимости, достоверности и достаточности указанных обстоятельств, в связи с чем они правомерно не были приняты во внимание судом первой инстанции.

Также истцом не было представлено доказательств того, что занимаемая им должность фактически не была сокращена, на его место были приняты новые сотрудники. Имеющиеся в материалах дела доказательства опровергают указанные доводы К., с достоверностью свидетельствуют о том, что должность консультанта в отделе технической поддержки была сокращена, а сотрудники О. и Е. были приняты на другие должности, с иными должностными обязанностями.

На основании изложенного, судебная коллегия полагает, что при разрешении спора судом первой инстанции правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно применены нормы материального и процессуального права, выводы суда о необходимости отказа в удовлетворении исковых требований соответствуют установленным по делу обстоятельствам и собранным доказательствам, оценка которых произведена судом при надлежащем соблюдении правил статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Кроме того, суд кассационной инстанции считает обоснованным применение районным судом к заявленным требованиям срока исковой давности, в связи со следующим.

В соответствии с положениями статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации, работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями первой и второй настоящей статьи, они могут быть восстановлены судом.

По правилам части 1 статьи 112 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен.

Согласно пункту 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора.

Проанализировав указанные положения законодательства и обстоятельства рассматриваемого дела, суд кассационной инстанции полагает обоснованным вывод суда первой инстанции о невозможности восстановления пропущенного процессуального срока, так как истец знал о нарушении своего права, поскольку материалами дела установлено, что приказ об увольнении истца был издан работодателем 24 ноября 2009 года, с данным приказом К. был ознакомлен в тот же день, что подтверждается его личной подписью, при этом доводы истца о том, что он узнал о нарушении своих прав лишь 5 марта 2010 года, когда увидел на своем рабочем месте нового сотрудника, не могут быть приняты во внимание, поскольку в ходе рассмотрения спора по существу истец ссылался также на то, что заявление об увольнении было написано им под давлением работодателя, следовательно, К. знал о нарушении своих прав с момента издания приказа об увольнении и получения трудовой книжки. При этом, данное исковое заявление было подано в Невский районный суд лишь 02 июня 2010 года, однако, истцом не было представлено доказательств уважительности пропуска срока для обращения в суд. Таким образом, срок, установленный положениями статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации для обращения в суд с требованиями о восстановлении на работе был К. пропущен.

Кроме того, суд кассационной инстанции принимает во внимание тот факт, что в апреле 2010 года истец обращался в Государственную инспекцию труда в Санкт-Петербурге, что свидетельствует о наличии у К. возможности для обращения с иском в суд ранее июня 2010 года, которой истец не воспользовался. При этом, само по себе обращение в органы государственной власти, или к должностным лицам не может служить основанием для восстановления пропущенного процессуального срока, поскольку, в соответствии с действующим законодательством, лицо имеет право самостоятельно выбирать способ защиты своего нарушенного права, тем не менее, такая защита должна осуществляться в соответствии с правилами, установленными законодательством, включая правило о сроке исковой давности.

На основании изложенного, судебная коллегия считает несостоятельными доводы кассационной жалобы, направленные на оспаривание выводов суда первой инстанции о неправомерности применения к заявленным К. требованиям последствий пропуска срока исковой давности, предусмотренных положениями статьи 199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В тексте кассационной жалобы К. ссылается на то, что приказ о сокращении штатного расписания был издан на следующий день после увольнения истца, что, по его мнению, говорит о нарушении процедуры увольнения.

Судебная коллегия считает указанный довод несостоятельным, в связи с тем, что, согласно приказу N <...> о сокращении штата работников, изданному 09 октября 2009 года, работодателем было принято решение об исключении из штатного расписания с 24 ноября 2009 года должности консультанта отдела технической поддержки.

Таким образом, решение о сокращении штата работников было принято до увольнения истца, издание приказа о расторжении трудового договора с К. стало следствием указанного решения, в связи с чем доводы о нарушении процедуры увольнения не могут быть признаны состоятельными.

В тексте кассационной жалобы истец ссылается на необходимость проведения по делу почерковедческой экспертизы трудовой книжки О.

Судебная коллегия не считает возможным удовлетворить заявленное ходатайство в связи с тем, что, в соответствии с положениями статьи 347 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции оценивает дополнительно представленные доказательства в случае, если признает, что они не могли быть представлены стороной в суд первой инстанции. В данном случае истец в ходе рассмотрения спора по существу не заявлял ходатайства о необходимости назначения по делу почерковедческой экспертизы, в связи с чем оно не подлежит разрешению судом кассационной инстанции.

На основании изложенного, судебная коллегия приходит к выводу о том, что правоотношения сторон в рамках заявленных требований и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие правовое значение, установлены на основании добытых по делу доказательств, оценка которых дана судом с учетом требований гражданского процессуального законодательства, в связи с чем, доводы кассационной жалобы, оспаривающие выводы суда по существу рассмотренного спора, направленные на иную оценку доказательств, не могут повлиять на содержание постановленного судом решения, правильность определения судом прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии предусмотренных статьями 362 - 364 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований к отмене состоявшегося судебного решения.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 10 ноября 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу К. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь