Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КУРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 марта 2011 г. по делу N 33-477-11

 

Судья: Гладкова Ю.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Курского областного суда в составе:

Председательствующего Полянской Л.П.

и судей Никитиной А.П, Черниковой Е.Н.,

при секретаре Л.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 1 марта 2011 года дело по иску Ч.А.С. к Я., К. о признании договора купли-продажи недействительным, признании прекращенном зарегистрированного права собственности, признании права собственности, взыскании судебных расходов, поступившее по кассационной жалобе ответчиков Я., К. на решение Промышленного районного суда г. Курска от 27 декабря 2010 года, которым постановлено:

"Исковые требования Ч.А.С. - удовлетворить.

Признать недействительным договор купли продажи одноэтажного жилого дома лит. А.а1,а2, с хозяйственными строениями и сооружениями по адресу от 29.04.2009 года, заключенный между Ч.А.С. и К., Я., зарегистрированный 26.05.2008 года за N.

Признать право собственности на одноэтажный жилой дом лит. А.а1,а2, с хозяйственными строениями и сооружениями по адресу, за Ч.А.С.

Стороны привести в первоначальное положение:

Признать прекращенным зарегистрированное право собственности одноэтажного жилого дома лит. А.а1,а2, с хозяйственными строениями и сооружениями по адресу, за К. и Я.

Взыскать с К. и Я. в пользу Ч.А.С. судебные расходы в размере 200 рублей.".

Заслушав доклад судьи Полянской Л.П., судебная коллегия

 

установила:

 

Ч.А.С. обратилась в суд с иском к Я., К. о расторжении договора купли-продажи. В обоснование иска указала, что 28.04.2008 года между ней и ответчиками был заключен договор купли-продажи жилого дома лит А, а1, а2 с хозяйственными строениями и сооружениями по адресу:. Однако данный договор был заключен под влиянием обмана со стороны ответчиков, которые обещали ей оказать помощь в оформлении документов для регистрации права собственности на дом, но, как она узнала в 2010 году, оформили договор купли-продажи дома, и зарегистрировали за собой право собственности на него. Денежных средств ответчики ей не передавали, она продолжала проживать в спорном домовладении, пользоваться им и оплачивать налоги и коммунальные услуги.

Уточняя исковые требования Ч.А.С., просила признать договор купли-продажи недействительной ничтожной сделкой по основаниям притворности, применить последствия недействительной сделки, признать договор купли-продажи договором пожизненного содержания с иждивением, признать право собственности на спорное домовладение и признать прекращенным зарегистрированное право собственности за ответчиками.

Судом постановлено указанное выше решение.

В кассационной жалобе ответчики Я., К., считая решение суда незаконным и необоснованным, просят его отменить.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав объяснения истца Ч.А.С., ее представителей Ч.В., Ч.А.А., ответчиков К., Я., его представителя И., судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда подлежит отмене по следующим основаниям.

Согласно ч. ч. 3, 4 ГПК РФ суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

В соответствии с ч. 1 ст. 196 ГПК РФ при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

Приведенные требования закона судом не выполнены.

По делу установлено, что 29.04.2008 года между Ч.А.С. (продавец) и Я., К. (покупатели) заключен договор купли - продажи жилого дома лит А, а1, а2 с хозяйственными строениями и сооружениями по адресу. Согласно договору Ч.А.С. сохраняет право проживания в доме.

Заявляя требования о притворности оспариваемой сделки, истица указывала, что данная сделка является недействительной, поскольку была заключена ею под влиянием заблуждения и по существу является договором пожизненного содержания с иждивением.

Суд признал доводы истицы обоснованными.

Однако согласиться с таким выводом суда нельзя.

В соответствии с п. 2 ст. 170 ГК РФ притворная сделка, т.е. сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Таким образом, по основанию притворности может быть признана недействительной лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю участников сделки. Намерения одного участника на совершение притворной сделки недостаточно. Стороны должны преследовать общую цель и достичь соглашения по всем существенным условиям той сделки, которую прикрывает юридически оформленная сделка.

Истица не представила, а суд не сослался в решении на доказательства того, что покупатели Я. и К. имели в виду иную сделку и достигли соглашения по всем ее существенным условиям, и не привел допустимых доказательств, свидетельствующих, что истица по заключенному договору в действительности имела в виду сделку, согласно которой жилой дом переходит в собственность ответчиков взамен пожизненного содержания. Напротив, истица утверждала, что не желала продавать дом. Ответчики отрицают наличие соглашения об иной сделке, чем договор о купле-продаже.

Вывод о заключении договора пожизненного содержания с иждивением суд сделал исходя из того, что ответчики производили ремонт в домовладении, работали в огороде, перевезли в дом вещи. Однако указанные судом обстоятельства не могут подтверждать договор ренты.

Согласно ст. 601 ГК РФ договор пожизненного содержания с иждивением является разновидностью договора ренты. По этому договору гражданин (как получатель ренты) передает принадлежащие ему жилой дом или квартиру в собственность другого лица (плательщика ренты), последний (плательщик) обязуется осуществлять пожизненное содержание с иждивением гражданина и (или) указанного им третьего лица

Исходя из изложенного, договор пожизненного содержания с иждивением не является безвозмездным, так как по условиям договора плательщик ренты обязуется осуществлять пожизненное содержание с иждивением гражданина и (или) указанного им третьего лица (лиц) (п. 1 ст. 601 ГК РФ).

Ч.А.С. не указывала на то, что хотела заключить такой договор, напротив, поясняла, что отчуждать каким-либо образом имущество не намеревалась, ответчики помогали ей делать ремонт за ее денежные средства, денег по договору не получала, содержания от них не получала. Отрицают заключение такого договора и ответчики. Вопреки таким данным суд посчитал, что истица заключила договор пожизненной ренты.

Однако суд не выяснил исполняли ли ответчики обязательства по договору ренты, договоренность сторон о стоимости объема содержания и другие обстоятельства, свидетельствующие о наличии между сторонами договора пожизненного содержания с иждивением, если такой договор имел место по делу.

Кроме того, истица заявляла требования о признании сделки недействительной по основаниям ст. 179 ГК РФ, утверждая, что продавать дом она не желала, ее ответчики обманули и вместо оформления документов о собственности оформили договор купли-продажи.

Суд, основываясь на показаниях истицы, пришел к выводу, что она не желала заключать договор купли-продажи домовладения, и в то же время признал, что между сторонами фактически заключен договор ренты. Этот вывод не основан на материалах дела.

Как усматривается из доверенности от 16.01.2008 г., Ч.А.С. уполномочила ФИО1 в том числе подготовить документы для последующего оформления договора купли-продажи домовладения.

Кроме того, договор купли-продажи и акт приема-передачи домовладения подписан собственноручно Ч.А.С., что ею не отрицалось, при этом она ознакомилась с текстом договора.

Кроме того, как поясняла Ч.А.С., один экземпляр договора купли-продажи ей был передан после заключения сделки. Из договора четко усматривается, что Ч.А.С. продает домовладение, и собственниками становятся ответчики.

Свидетель ФИО1 указал, что Ч.А.С. лично просила его подготовить документы для оформления договора купли-продажи, по ее просьбе с согласия ответчиков в договоре было указано, что она сохраняет право проживания в доме, а также цена домовладения в размере 900000 рублей. Работник юстиции при подаче документов также интересовался у Ч.А.С., понимает ли она, что заключает договор купли-продажи.

Суд данные обстоятельства во внимание не принял, однако мотивов этому не привел.

Суд сделал вывод, что договор пожизненной ренты истица заключила под влиянием заблуждения в силу престарелого возраста, неграмотности. Однако этот вывод также не основан на материалах дела и не подкреплен какими-либо доказательствами. Усматривается, что истица заключала сделку в возрасте 67 лет, является грамотным человеком, более 20 лет выполняет общественную работу, является уличкомом, работает с документами, выдает справки в различные инстанции. Свидетели ФИО1, ФИО4, ФИО3, ФИО2 характеризуют Ч.А.С. волевой, умной, грамотной женщиной. Доводы о заключении договора под влиянием заблуждения судом недостаточно исследованы и требовали тщательной проверки.

Согласно ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд разрешает дело в пределах заявленных истцом требований.

Как усматривается из искового заявления и объяснений в судебном заседании истица заявила требования о признании договора купли-продажи дома недействительным на основании ст. 179 ГК РФ, т.е. по мотиву заключения сделки под влиянием обмана. В данном случае истица должна была быть обманута в результате виновных действий ответчиков. Суд разрешил спор на основании ст. 178 ГК РФ, т.е. признал сделку недействительной по мотиву заблуждения. В этом случае истица должна была бы заблуждаться относительно природы сделки.

В нарушение приведенной выше нормы суд по собственной инициативе изменил основания иска, что в силу ст. 39 ГПК РФ является правом только истца.

Суд не уточнил исковые требования, их основания и доказательства обоснованности требований. Более тщательной проверки требуют доводы ответчиков о пропуске истицей срока на обращение в суд, об оплате ими 900000 руб. по договору купли- продажи: имелись ли деньги в наличии, если нет, то доказательства получения долга и т.п.

Приведенные нарушения в определении юридически значимых обстоятельств, норм процессуального и материального права судебная коллегия считает, что решение суда нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение, поскольку приведенные нарушения не могут быть устранены в этой инстанции.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361, 362 ч. 1 п. 2 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Промышленного районного суда г. Курска от 27 декабря 2010 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь