Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 1 марта 2011 г. по делу N 4а-3712/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу Ч. на постановление инспектора 3 Б-она 1 СП ДПС ГИБДД г. Москвы от 10.07.2009 г., решение судьи Тимирязевского районного суда г. Москвы от 12.01.2010 г. и решение судьи Московского городского суда от 18.02.2010 г. по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением старшего инспектора 3 Б-она 1 СП ДПС ГИБДД г. Москвы от 10.07.2009 г. Ч. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде штрафа в размере 500 рублей.

Решением судьи Тимирязевского районного суда г. Москвы от 12.01.2010 г. данное постановление оставлено без изменения, жалоба Ч. - без удовлетворения.

Решением судьи Московского городского суда от 18.02.2010 г. решение судьи Тимирязевского районного суда г. Москвы от 12.01.2010 г. оставлено без изменения, жалоба Ч. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе Ч. выражает несогласие с перечисленными судебными актами и постановлением должностного лица, ссылаясь на то, что в его действиях не было вины; в присутствии Ч. схема ДТП не составлялась, какие-либо замеры не проводились; судебными инстанциями не выяснено, при каких обстоятельствах на месте ДТП оказался инспектор К., не были проверены его служебные полномочия; судом было отказано в проведении автотехнической экспертизы; решение судьи Московского городского суда своевременно не было выслано Ч.

Проверив материалы дела, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу обжалуемые судебные акты и постановление должностного лица законными и обоснованными.

При рассмотрении дела судьей районного суда было установлено, что Ч. 10 июля 2009 года, управляя автомобилем марки "_" государственный регистрационный знак _, следовал по внешней стороне МКАД от _ шоссе в сторону _ шоссе, в результате несоблюдения дистанции до впереди идущего транспортного средства, допущенного в нарушение п. 9.10 ПДД РФ, совершил столкновение с автомобилем марки "М" государственный регистрационный знак _ под управлением Б., которая вследствие удара совершила столкновение с автомашиной марки "В" государственный регистрационный знак _ под управлением Е. Указанными действиями Ч. совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения Ч. административного правонарушения и его виновность подтверждены совокупностью исследованных и оцененных судебными инстанциями доказательств: протоколом об административном правонарушении, схемой ДТП, рапортом инспектора ДПС, показаниями допрошенных в судебном заседании в качестве свидетелей инспекторов ДПС Л., К. Достоверность и допустимость перечисленных доказательств сомнений не вызывает.

Довод надзорной жалобы Ч. о том, что в его действиях нет вины, поскольку он п. 9.10 ПДД РФ не нарушал, он совершил столкновение с автомобилем М., который стоял в связи с произошедшим ДТП с автомобилем В., при этом Б., не выставила знак аварийной сигнализации, вывод судебных инстанций о нарушении Ч. п. 9.10 ПДД РФ основан только на показаниях Б. и Е., заинтересованных в исходе дела, не может быть признан состоятельным. В материалах дела содержатся объяснения Е. и Б., из которых следует, что Б. следовала по внешней стороне МКАД, начала сбавлять скорость и, услышав визг тормозов, почувствовала удар в заднюю часть своего автомобиля. Из показаний Е. следует, что она двигалась в левом ряду по внешней стороне МКАД, начала сбрасывать скорость, и также почувствовала удар. Таким образом, автомобили М. и В. находились в движении, а ДТП с их непосредственным участием возникло не до столкновения автомобиля Х. и автомобиля М., а вследствие такового.

Вместе с этим, утверждение Ч. о том, что он совершил столкновение с уже стоявшим автомобилем М., при этом на месте ДТП с участием автомобилей М. и В. находились автомобиль инспектора и эвакуатор, опровергается данными, содержащимися в рапорте инспектора ДПС (л.д. 69). Из рапорта следует, что им при обследовании территории поста было выявлено ДТП с участием трех транспортных средств, при этом эвакуатор на место ДТП подъехал лишь тогда, когда инспектор уже фиксировал данное ДТП, а не как указывает Ч., автомобилей М. и В. Эти обстоятельства нашли свое подтверждение также и в показаниях инспекторов ДПС К., Л., данными ими в судебном заседании при допросе судьей.

Более того, в своих письменных объяснениях Ч. указывал, что следовавший перед ним автомобиль резко повернул вправо, в связи с чем Ч. не успел затормозить и совершил столкновение с автомобилем М., опровергается сведениями, изложенными в рапорте инспектора, в котором указано, что Ч. сообщил инспектору, что впереди следовал автомобиль М., с которым и произошло столкновение.

Ссылка на то, что вывод о нарушении Ч. п. 9.10 ПДД РФ основан только на объяснениях Б., Е., несостоятельна, поскольку этот вывод сделан судебными инстанциями в ходе анализа всех имеющихся в деле доказательств а также показаний свидетелей, полученных в судебном заседании. Каких-либо данных, указывающих на заинтересованность в исходе дела инспектора ДПС, Б. или Е., судебными инстанциями не установлено.

Довод жалобы о том, что в присутствии Ч. схема ДТП не составлялась, какие-либо замеры не проводились, судебными инстанциями не выяснено, в каком ряду МКАД находились все три автомобиля, необоснован. Схема места ДТП была составлена инспектором ДПС, находившимся при исполнении своих служебных обязанностей. Из показаний инспектора ДПС К., данных в судебном заседании, следует, что все замеры, отраженные в схеме, были осуществлены им посредством лазерной линейки. Из материалов дела (л.д. 58) видно, что схема ДТП содержит подписи всех водителей, участвовавших в автоаварии, включая подпись Ч. При этом, подписывая схему, Ч. каких-либо замечаний или возражений не сделал. Судебными инстанциями схема нарушения была оценена в совокупности с другими доказательствами, при этом обстоятельств, свидетельствующих о недопустимости схемы как доказательства, не выявлено. Более того, в настоящем случае правового значения не имеет, в каком именно ряду произошло ДТП.

Довод жалобы о том, что судебными инстанциями не выяснено, при каких обстоятельствах на месте ДТП оказался инспектор К., не были проверены его служебные полномочия, не основателен. В соответствии с положениями ст. 28.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении было возбуждено и все процессуальные документы составлены уполномоченным на то должностным лицом, находившимся при исполнении своих служебных обязанностей. При этом ни в материалах дела, ни в надзорной жалобе не содержится данных, объективно свидетельствующих о том, что инспектор ДПС К. не был наделен таковыми полномочиями.

Довод жалобы о том, что судьей Московского городского суда было отказано в проведении автотехнической экспертизы, не влечет удовлетворение надзорной жалобы, поскольку данный отказ не повлиял на всесторонность, объективность и полноту рассмотрения настоящего дела. Вина Ч. подтверждена совокупностью иных доказательств, отвечающих требованиям ст. 26.2 КоАП РФ, полных и допустимых.

Довод жалобы о том, что решение судьи Московского городского суда не было выслано своевременно, не влечет удовлетворение надзорной жалобы, поскольку обстоятельства отправки копии судебного акта не влияют на содержание самого судебного акта, его законность и обоснованность. Вместе с этим, отправка копии решения судьи Московского городского суда, осуществленная 06 июня 2010 года, не повлияла на реализацию Ч. его права на обжалование данного решения в надзорном порядке.

При рассмотрении жалобы на решение судьи районного суда судьей Московского городского суда всем доводам была дана надлежащая оценка, дело проверено в полном объеме.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных решений и постановления должностного лица.

Порядок и срок давности привлечения Ч. к административной ответственности не нарушены, наказание назначено в пределах санкции ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 4.1 КоАП РФ. При назначении наказания учтены фактические обстоятельства дела, данные о личности, а также характер совершенного административного правонарушения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление инспектора 3 Б-она 1 СП ДПС ГИБДД г. Москвы от 10.07.2009 г., решение судьи Тимирязевского районного суда г. Москвы от 12.01.2010 г. и решение судьи Московского городского суда от 18.02.2010 г. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении Ч. оставить без изменения, надзорную жалобу Ч. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь