Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 марта 2011 г. по делу N 4г/6-1126

 

Судья Московского городского суда Курциньш С.Э., изучив поступившую 01.02.2011 г. надзорную жалобу Б. на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 10.08.2010 г. и на определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 08.12.2010 г. по гражданскому делу по иску Б. к ОАО "Страховая компания "РОСНО" о взыскании страхового возмещения,

 

установил:

 

02.02.2009 г. ответчик отказал Б. в выплате страхового возмещения, считая данный отказ незаконным, Б. обратился в суд с иском и просил взыскать с ОАО "СК РОСНО" страховое возмещение в размере 25000 рублей, процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 1125 рублей, компенсации морального вреда в размере 15000 рублей.

Впоследствии истец уточнил исковые требования и просил взыскать с ответчика страховое возмещение в размере 25000 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 1992 рублей, в счет компенсации морального вреда в размере 20000 рублей, в счет соответствующего уменьшения стоимости услуги 31508 рублей, штраф в доход государства в размере 50% от взыскании суммы, возврат государственной пошлины в размере 984 рублей.

Решением Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 09.12.2009 г. в удовлетворении исковых требований было отказано. Данное решение определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 08.06.2010 г. отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела истец вновь уточнил исковые требования и просил взыскать с ответчика сумму страхового возмещения в размере 25000 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 5083 рублей, компенсацию морального вреда в размере 50000 рублей, в счет соответствующего уменьшения стоимости услуги 31508 рублей, штраф в доход государства в размере 50% от взысканной суммы, возврат государственной пошлины в размере 984 рубля.

Решением Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 10.08.2010 г. иск удовлетворен частично, с ответчика в пользу истца взыскано в счет страхового возмещения 25000 рублей, проценты за пользование денежными средствами 4566,66 рублей, возврат государственной пошлины в размере 984 рублей, а всего 30550,66 рублей; в удовлетворении остальной части требований отказано. Данное решение определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 08.12.2010 г. оставлено без изменения.

В надзорной жалобе, поданной через отделение почтовой связи 25.01.2011 г., истец ставит вопрос об отмене принятых по делу судебных актов в части отказа в удовлетворении требований о взыскании компенсации морального вреда и уменьшении стоимости услуги, просит направить дело в этой части на новое рассмотрение.

Изучив состоявшиеся судебные акты, проверив доводы жалобы, оснований для ее передачи в суд надзорной инстанции в целях рассмотрения по существу не нахожу, нарушений требований ст. 387 ГПК РФ, предусматривающей отмену судебных постановлений в порядке надзора, не имеется.

Судебными инстанциями установлено, что 10.04.2008 г. стороны заключили договор добровольного страхования транспортного средства Шкода Октавия государственный номер *, включающий риск "угон", "ущерб", "пожар".

09.10.2008 г. застрахованному имуществу причинены механические повреждения, которые образовались в результате парковке - при повороте низким забором повреждены правые двери и молдинги.

Истец обратился к ответчику с заявлением о выплате страхового возмещения, 02.02.2009 г. ОАО "СК РОСНО" отказало в удовлетворении заявления, ссылаясь на отсутствие документов, необходимых для идентификации события страховым случаем и получения страхового возмещения.

Оценив доказательства в их совокупности, руководствуясь нормами действующего законодательства, суд пришел к выводу о незаконности отказа страховщика выплатить страховое возмещение, в связи с чем счел требования истца о взыскании страховой суммы и процентов за пользование денежными средствами обоснованными.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда с выводами суда согласилась, оснований для отмены или изменения решения в приведенной выше части не усмотрела. Заявитель надзорной жалобы судебные акты в данной части не обжалует.

Разрешая исковые требования Б. о взыскании компенсации морального вреда и уменьшении стоимости услуги, штрафа суд первой инстанции руководствовался ст. 151, Главой 48 ГК РФ, Законом РФ "О защите прав потребителей", Законом РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации" и пришел к выводу о необоснованности заявленных требований, поскольку отношения по имущественному страхованию не подпадают под предмет урегулирования Закона РФ "О защите прав потребителей", доказательств причинения истцу ответчиком каких-либо физических или нравственных страданий также не представлено.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда с выводами суда согласилась, оснований для отмены или изменения решения в приведенной выше части не усмотрела.

В надзорной жалобе заявитель ставит вопрос об отмене принятых по делу судебных актов в части отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации морального вреда и уменьшении стоимости услуги, указывая, что страхование является услугой, а к договорам оказания услуг применяются общие положения о подряде и бытовом подряде, в том числе и положения о соразмерности уменьшения цены. В обоснование своих доводов Б. ссылается на ст. ст. 779, 783, 723, 739, 503 ГК РФ.

В силу п. 1 ст. 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Договор страхования признаками договора возмездного оказания услуг и видами тех обязательств, которые возникают на основе этого договора, не охватывается, что следует, в том числе, и из п. 2 ст. 779 ГК РФ, в котором перечислены как те виды услуг, к которым применяется договор возмездного оказания услуг, так и те виды, на которые это договор не распространяется. И ни в одном из перечней страхование не значится.

Таким образом, договор страхования не относится ни к одной из разновидностей договоров оказания услуг, а само страхование нельзя рассматривать в качестве услуги, даже особого рода.

Применительно к гражданскому праву к услугам относятся лишь те услуги, которые носят нематериальный характер, т.е. та деятельность услугодателя, которая, во-первых, не воплощается в овеществленном результате и где, во-вторых, услугодатель не гарантирует достижения предполагаемого положительного результата.

Исходя из этого, страхование ни с экономической, ни с правовой точек зрения не относится к деятельности по оказанию услуги (даже рассматриваемой в качестве особой услуги), а договор страхования - к разновидности договора оказания услуг.

В процессе осуществления страхования страховщик не оказывает страхователю услугу, а осуществляет его страховую защиту, которая материализуется в страховой и иных выплатах. При этом страховщик при наступлении страхового случая несет ответственность за выплаты, т.е. конструкция договора гарантирует достижение предполагаемого положительного результата.

То, что отношения по имущественному страхованию не подпадают под предмет регулирования Закона РФ "О защите прав потребителей" и положения данного Закона к отношениям имущественного страхования, не применяются также следует из следующих норм.

Закон РФ "О защите прав потребителей" регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав (преамбула Закона).

Отношения по страхованию урегулированы главой 48 ГК РФ, Законом РФ "Об организации страхового дела", а также специальными законами об отдельных видах страхования.

Согласно п. 1 ст. 929 ГК РФ по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

В соответствии с п. 1 ст. 2 Закона РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации" страхование - это отношения по защите интересов физических и юридических лиц, Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований при наступлении определенных страховых случаев за счет денежных фондов, формируемых страховщиками из уплаченных страховых премий (страховых взносов), а также за счет иных средств страховщиков.

Целью страхования при заключении договора имущественного страхования является погашение за счет страховщика риска имущественной ответственности перед другими лицами, или риска возникновения иных убытков в результате страхового случая.

Из анализа вышеприведенных правовых норм следует, что отношения по имущественному страхованию не подпадают под предмет регулирования Закона РФ "О защите прав потребителей" и положения данного Закона к отношениям имущественного страхования не применяются.

Поскольку договор страхования не является договором возмездного оказания услуг, то нормы ст. ст. 723, 739, 503 ГК РФ к спорным правоотношениям также не применимы.

Несогласие заявителя с подобным выводом основано на ошибочном толковании закона, что в силу ст. 387 ГПК РФ не влечет отмену судебных актов в оспариваемой им части.

В надзорной жалобе заявитель также указывает, что моральный вред ему причинен обманом ответчика по условиям предоставления услуг, недостоверной и недобросовестной рекламой, не представлением полной и достоверной информации по услугам. В обоснование своих доводов Б. ссылается на ст. 38 Федерального закона "О рекламе".

В силу п. 2 ст. 38 Федерального закона "О рекламе" лица, права и интересы которых нарушены в результате распространения ненадлежащей рекламы, вправе обращаться в установленном порядке в суд или арбитражный суд, в том числе с исками о возмещении убытков, включая упущенную выгоду, о возмещении вреда, причиненного здоровью физических лиц и (или) имуществу физических или юридических лиц, о компенсации морального вреда, о публичном опровержении недостоверной рекламы (контррекламе).

При этом согласно той же статье нарушение физическими или юридическими лицами законодательства Российской Федерации о рекламе влечет за собой ответственность в соответствии с гражданским законодательством.

В настоящее время вопросы компенсации морального вреда, в частности, регулируются ст. ст. 12, 150 - 152, 1099 - 1101 ГК РФ, ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей", ч. 5 ст. 18 Федерального закона "О статусе военнослужащих", ст. 237 ТК РФ, п. 3 ст. 8 Федерального закона "Об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний".

Как правильно установили судебные инстанции, разрешение требований истца о компенсации морального вреда на основании ст. 38 Федерального закона "О рекламе" подлежат рассмотрению во взаимосвязи с нормами ГК РФ, регулирующими вопросы компенсации морального вреда.

Поскольку судебные инстанции пришли к выводу об отсутствии доказательств причинения истцу ответчиком физических или нравственных страданиях, то их вывод об отсутствии оснований для взыскания компенсации морального вреда является правильным.

Несогласие заявителя с таким выводом судебных инстанций содержит собственную оценку доказательств и фактических обстоятельств спора, установленных судом, а также основано на ином толковании закона, что в силу ст. 387 ГПК РФ не влечет отмену обжалуемых судебных актов, поскольку правом оценки доказательств наделен суд первой и кассационной инстанции (ст. ст. 196, 362 ГПК РФ). В соответствии со ст. 390 ГПК РФ суд надзорной инстанции не вправе переоценивать доказательства и устанавливать новые факты и правоотношения.

С учетом вышеизложенного обжалуемые заявителем судебные постановления сомнений в их законности с учетом доводов надзорной жалобы не вызывают, а предусмотренные ст. 387 ГПК РФ основания для их отмены или изменения в настоящем случае отсутствуют.

Руководствуясь ст. ст. 383, 387 Гражданского процессуального кодекса РФ,

 

определил:

 

в передаче надзорной жалобы Б. на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 10.08.2010 г. и на определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 08.12.2010 г. для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции отказать.

 

Судья

Московского городского суда

С.Э.КУРЦИНЬШ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь