Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 1 марта 2011 г. по делу N 7-п-34/2011

 

Председатель Нижегородского областного суда Каневский Б.С., рассмотрев жалобу Л.В. на постановление мирового судьи судебного участка N 1 Шахунского района Нижегородской области от 28 октября 2010 года и решение судьи Шахунского районного суда Нижегородской области от 14 декабря 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в отношении Л.В.,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 1 Шахунского района Нижегородской области от 28 октября 2010 года Л.В. привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ с назначением наказания в виде лишения права управления транспортными средствами на срок 1 год 7 месяцев.

Решением судьи Шахунского районного суда Нижегородской области от 14 декабря 2010 года постановление мирового судьи оставлено без изменения.

В жалобе Л.В. просит постановление мирового судьи и решение районного суда отменить и прекратить производство по делу.

Изучив истребованное по жалобе дело об административном правонарушении, нахожу судебные постановления законными и обоснованными, а жалобу подлежащей отклонению.

Согласно п. 2.3.2 Правил дорожного движения РФ, водитель транспортного средства обязан проходить по требованию сотрудников милиции освидетельствование на состояние опьянения.

Работники милиции в силу ст. 11 Закона "О милиции" имеют право проводить в установленном законом порядке освидетельствование лиц, подозреваемых в совершении преступления либо в отношении которых имеется повод к возбуждению дела об административном правонарушении, для определения наличия в организме алкоголя или наркотических средств либо направлять или доставлять данных лиц в медицинское учреждение, если результат освидетельствования необходим для подтверждения или опровержения факта правонарушения или объективного рассмотрения дела о правонарушении.

Невыполнение законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения влечет административную ответственность, предусмотренную ст. 12.26 КоАП РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 27.12 КоАП РФ требование о направлении водителя на медицинское освидетельствование является законным, если у должностного лица, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортных средств, имелись достаточные основания полагать, что лицо, управляющее транспортным средством, находится в состоянии опьянения.

В силу ч. 6 ст. 27.12 КоАП РФ, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и оформление его результатов, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинское освидетельствование на состояние опьянения и оформление его результатов осуществляются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Согласно п. 3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утв. Постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 года N 475, достаточными основаниями полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, является наличие одного или нескольких следующих признаков: запах алкоголя изо рта; неустойчивость позы; нарушение речи; резкое изменение окраски кожных покровов лица; поведение, не соответствующее обстановке.

Как усматривается из материалов дела об административном правонарушении, 23 сентября 2010 года в 12 часов 40 минут на ул. Гагарина, 18 г. Шахунья Нижегородской области водитель Л.В., управлявший ранее на ул. Энгельса г. Шахунья транспортным средством, отказался от выполнения законного требования сотрудника милиции прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

О том, что признаки опьянения у Л.В. имелись, свидетельствуют данные, отраженные сотрудниками ГИБДД в акте освидетельствования на состояние опьянения от 23 сентября 2010 года, а именно: запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи, поведение, не соответствующее обстановке.

С учетом имеющихся оснований полагать, что водитель находится в состоянии опьянения, Л.В. было предложено пройти освидетельствование на специальном приборе, от прохождения которого он отказался в присутствии двух понятых.

Согласно ч. 1.1 ст. 27.12 КоАП РФ, лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, подлежит освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения в соответствии с частью 6 настоящей статьи. При отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо несогласии указанного лица с результатами освидетельствования, а равно при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения указанное лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

При отказе Л.В. от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения у сотрудников ГИБДД имелись достаточные основания для направления его на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, следовательно, их требования являлись законными.

Направление водителя на медицинское освидетельствование проведено с соблюдением требований, установленных Постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 года N 475.

Учитывая тот факт, что Л.В. в присутствии двух понятых оказался от прохождения медицинского освидетельствования, о чем свидетельствует протокол о направлении на медицинское освидетельствование от 23 сентября 2010 года, и, оценив все представленные доказательства в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, мировой судья пришел к обоснованному выводу о наличии в действиях Л.В. состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП РФ.

Судом установлены все обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного рассмотрения дела. Суд дал верную оценку указанным Л.В. событиям административного правонарушения. Данная судом оценка дорожной обстановки в момент совершения Л.В. административного правонарушения сомнений не вызывает.

Довод жалобы о том, что Л.В. не мог являться субъектом вмененного правонарушения, поскольку автомобилем в состоянии опьянения не управлял, судебными инстанциями был исследован и оценен, однако своего подтверждения не нашел.

Мировым судьей и судьей районного суда исследованы и оценены все доказательства, представленные в дело об административном правонарушении, следовательно, доводы жалобы в указанной части во внимание быть приняты не могут и подлежат отклонению. Результат оценки доказательств по делу нашел свое отражение в обжалуемых судебных постановлениях. Судом указаны основания, по которым были приняты одни доказательства и отвергнуты другие. Оснований для переоценки доказательств по делу не имеется.

Виновность Л.В. в совершении административного правонарушения по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ подтверждается материалами дела, а именно: протоколом об административном правонарушении от 23 сентября 2010 года, составленным уполномоченным должностным лицом с соблюдением требований ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ; протоколом об отстранении от управления транспортным средством от 23 сентября 2010 года; актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения от 23 сентября 2010 года; протоколом о направлении на медицинское освидетельствование от 23 сентября 2010 года; объяснениями Д.; объяснениями Л.А.; объяснениями Х. Оснований полагать, что данные доказательства получены с нарушением закона, у суда не имелось. Достоверность и допустимость данных доказательств сомнений не вызывает.

Совокупность имеющихся в материалах дела доказательств являлась достаточной для вывода суда о наличии в действиях Л.В. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Доводы жалобы о том, что инспектор ДПС, составивший протокол об административном правонарушении, применил в отношении Л.В. ничем необоснованную физическую силу, не могут быть приняты во внимание, поскольку объективно ничем не подтверждены. Кроме того, Л.В. не лишен был права обратиться с жалобой на действия сотрудников ГИБДД в установленном законом порядке.

В жалобе заявитель указывает, что в отношении него сотрудником ГИБДД не были также составлены протоколы за управление транспортным средством без паспорта собственника, без доверенности, без водительского удостоверения, без полиса ОСАГО и протокол за нарушение правил расположения транспортного средства на проезжей части. Однако данный довод не может повлечь отмену вынесенных по делу судебных постановлений за совершение Л.В. правонарушения, выразившегося в невыполнении законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, поскольку составление данных протоколов на квалификацию данного правонарушения не влияет.

Доводы жалобы о том, что Л.В. сотрудником ГИБДД не были разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ и ст. 25.1 КоАП РФ опровергаются имеющимся в материалах дела протоколом об административном правонарушении, из которого усматривается, что положения данных статей Л.В. были разъяснены, однако от подписи в соответствующих графах он отказался, о чем выполнены соответствующие записи.

Является несостоятельным довод жалобы о том, что при составлении протокола об административном правонарушении его действия сотрудниками ГИБДД были квалифицированы по ч. 2 ст. 12.26 КоАП РФ, поскольку мировым судьей при рассмотрении дела было обоснованно принято во внимание то обстоятельство, что, несмотря на обязательность указания в протоколе об административном правонарушении конкретной статьи КоАП РФ, предусматривающей административную ответственность за совершенное лицом правонарушение, а также пункта Правил дорожного движения, право окончательной юридической квалификации действий лица относится к полномочиям суда. Рассмотрев дело об административном правонарушении, мировой судья пришел к обоснованному выводу о том, что Л.В. было допущено нарушение п. 2.3.2 ПДД, и, исходя из обстоятельств конкретного дела об административном правонарушении, мировой судья правомерно привлек Л.В. к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Жалоба не содержит в себе доводов, которые не являлись бы предметом проверки в суде первой и второй инстанции, а также ставили бы под сомнение состоявшиеся судебные постановления, в связи с чем, оснований для удовлетворения жалобы Л.В. не имеется.

Наказание Л.В. назначено в пределах санкции статьи 12.26 КоАП РФ.

Обжалуемые судебные постановления обоснованы, мотивированы, и соответствуют требованиям ст. 29.10 КоАП РФ.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 30.17 КоАП РФ,

 

постановил:

 

постановление мирового судьи судебного участка N 1 Шахунского района Нижегородской области от 28 октября 2010 года и решение судьи Шахунского районного суда Нижегородской области от 14 декабря 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении Л.В. оставить без изменения, жалобу Л.В. - без удовлетворения.

 

Председатель суда

Б.С.КАНЕВСКИЙ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь