Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 марта 2011 г. N 22-1174/402

 

Судья Третьякова Я.Ю. Дело N 1-169/10

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Лебедевой О.В.,

судей Андреевой А.А., Каширина В.Г.,

при секретаре С.

рассмотрела в судебном заседании 02 марта 2011 года кассационные жалобы осужденного Г. и адвоката Артюшкова В.Н. на приговор судьи <адрес> суда Санкт-Петербурга от 01 ноября 2010 года, которым

Г., родившийся <...> в <адрес>, несудимый, -

осужден по ст. 318 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ наказание назначено условно, с испытательным сроком 1 год, в течение которого Г. обязан не менять место жительства без уведомления специализированного органа, осуществляющего исправление осужденного, и регулярно - 1 раз в месяц обязан являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию.

Приговором суда вина Г. установлена в том, что 25.03.2008 г. он применил насилие, не опасное для жизни и здоровья, в отношении представителей власти, исполнявших свои должностные обязанности - в отношении сотрудников милиции <ФИО3> и <ФИО4>

Заслушав доклад судьи Андреевой А.А., объяснения осужденного Г. и представляющего его интересы адвоката Артюшкова В.Н., защитника Груздева В.Н., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Васюкова В.В., просившего приговор как законный и обоснованный оставить без изменения, доводы кассационной жалобы как необоснованные оставить без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе и дополнениях к жалобе осужденный Г. просит приговор отменить, производство по делу прекратить. Ссылается на незаконность и необоснованность приговора вследствие нарушения судом норм УПК РФ и неправильного применения уголовного закона. Просит учесть, что при его задержании 25.03.2008 г. около 9 час. 25 мин. сотрудники милиции <ФИО3> и <ФИО4> повалили его на асфальт, нанесли ему не менее 30 ударов руками и обутыми ногами по голове, лицу и различным частям тела, после чего надели наручники и совместно с другими сотрудниками милиции доставили на автомобиле в 18 отдел милиции, где насильно удерживали его в наручниках до 19 часов, избивали, причинили телесные повреждения, повлекшие стойкую потерю зрения. Судом незаконно и необоснованно ему было отказано в проведении судебно-медицинской экспертизы для определения характера, времени и механизма причиненных ему телесных повреждений, незаконно отказано в приобщении к материалам дела медицинских документов о состоянии его здоровья, подтверждающих факт причинения ему <ФИО3> и <ФИО4> телесных повреждений и травмы. Не учтено судом, что поводом для его задержания явилось поручение следователя лишь об установлении его местонахождения и обеспечении его явки к следователю, вместо чего он был задержан и его длительное время удерживали в отделе милиции и избивали.

Просит учесть, что в момент задержания расценивал действия <ФИО3> и <ФИО4> как нападение на него - Г., поскольку в течение месяца до дня задержания 25.03.2008 г. ему и его родственникам поступали звонки и СМС - сообщения с угрозами расправой в его - Г. отношении, как он считал, в связи с производством по другому уголовному делу, возбужденному в связи с пропажей его знакомой <ФИО7> Поэтому считает, что 25.03.2008 г. он действовал в состоянии крайней необходимости, что исключает его уголовную ответственность по ст. 318 ч. 1 УК РФ. Обращает также внимание на то, что незаконно суд сослался на причинение <ФИО4> ушиба мягких тканей правой кисти, поскольку обвинение было предъявлено лишь в нанесении не менее 3 ударов в область головы потерпевшего <ФИО4> и не менее 2 ударов в область головы потерпевшего <ФИО3>. Необоснованными считает ссылки как на доказательства на телефонограммы N N 464, 465 об обращении потерпевших в травму и на заключения экспертов N N 2757, 2758, поскольку только сведения о телесных повреждениях, которые подтверждены заключением судебно-медицинской экспертизы могут быть положены в основу обвинительного приговора.

Просит также учесть, что в момент его задержания 25.03.2008 г., которое он расценил как нападение, на нем была спортивная шапка, уши были плотно закрыты, на ушах были наушники, у него был включен аудиоплеер, которые были изъяты при его досмотре, то есть он не слышал никаких обращений в его адрес со стороны <ФИО3> и <ФИО4>. Кроме того, имеются медицинские данные о том, что у него нарушены функции органов зрения, поэтому он в момент задержания не мог видеть удостоверений сотрудников милиции, поэтому у него не могло быть прямого умысла на применение насилия в отношении представителей власти. Считает также, что их действия не соответствовали их должностным инструкциям.

Ссылается на существенные противоречия в выводах суда, т.к. суд сослался на показания потерпевших <ФИО3> и <ФИО4>, которые утверждали, что он наносил им удары кулаком, однако потерпевшие и свидетель <ФИО10> показали о том, что удерживали его - Г. за обе руки с двух сторон, что свидетельствует о том, что он не мог наносить удары.

Просит учесть также то, что не была рассмотрена по существу его жалоба от 08.10.2010 г., поданная в порядке ст. 125 УПК РФ, на отказ в возбуждении уголовного дела по факту применения сотрудниками милиции <ФИО3> и <ФИО4> насилия к нему 25.03.2008 г., в связи с чем нельзя считать его вину доказанной, а приговор суда законным.

Ссылается на неисследованность обстоятельств дела, поскольку судом не был допрошен свидетель <ФИО8>, что существенно ущемило его - осужденного права, повлияло на объективность и обоснованность вынесенного приговора. Считает незаконным оглашение показаний данного свидетеля, данных им в ходе предварительного следствия, против чего сторона защиты возражала, реальных мер к обеспечению явки свидетеля в судебное заседание судом не предпринималось. Также ссылается в дополнениях к кассационной жалобе на то, что уголовное дело в отношении сотрудников милиции должно быть возбуждено, что влечет признание приговора в его - Г. отношении незаконным, необоснованным и подлежащим отмене.

Судом было отказано в допросе в качестве свидетелей сотрудников милиции, прибывших на место происшествия по вызову граждан, не был оглашен и исследован рапорт сотрудника милиции <ФИО19> в адрес начальника 1 отдела милиции УВД по <адрес> Санкт-Петербурга <ФИО20> о получении 25.03.2008 г. в 09-11 сообщения с <адрес> о том, что трое неизвестных пристают к мужчине, угрожая предметом, похожим на пистолет, что также нарушило его - Г. право на защиту, в связи с чем просит приговор отменить, уголовное дело производством прекратить.

В кассационной жалобе адвокат Артюшков В.Н., представляющий интересы осужденного Г., просит приговор в отношении подзащитного отменить, уголовное дело производством прекратить. Ссылается на незаконность, необоснованность приговора, постановленного с нарушением норм УПК РФ и норм УК РФ. Считает, что действия Г., совершенные 25.03.2008 г. в отношении <ФИО4> и <ФИО3>, не являются преступлением, поскольку у Г. не имелось прямого умысла на совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ. Из показаний потерпевших <ФИО4> и <ФИО3>, свидетеля <ФИО10> следует, что до совершения Г. инкриминируемых ему действий, его с двух сторон держали за рукава одежды, взяли его под руки. Г., пытаясь освободить руки, стал отмахиваться от удерживавших его и при этом попал рукой по голове <ФИО3> и <ФИО4>, но вырваться ему не удалось. Действия Г., таким образом, охватываются диспозицией ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ и не являются преступлением. Кроме того, обращает внимание, что уголовная ответственность по ст. 318 ч. 1 УК РФ применяется к лицам, совершившим насилие либо угрозу его применения в отношении представителей власти, действующих правомерно, в пределах предоставленных им полномочий. Однако, из должностных обязанностей сотрудников милиции <ФИО4> и <ФИО3> не усматривается, что они вправе по собственному усмотрению производить задержание граждан. Просит учесть, что из материалов дела усматривается наличие поручения следователя сотрудникам 18 отдела милиции установить местонахождение Г. и обеспечить его явку к следователю, однако Г. после задержания был доставлен к следователю через 10 часов, поэтому действия сотрудников милиции не являлись правомерными. Не доказана также осведомленность Г. о должностном положении потерпевших, которые не были одеты в форменную одежду, у Г. в момент задержания имелся аудиоплеер, который он слушал и который у него был изъят после задержания., т.е. его слух был ограничен, и согласно представленным медицинским данным у Г. при доставлении в следственный изолятор было зафиксировано нарушение функций органов зрения, деформация и истончение правого зрительного нерва. Из указанных документов следует, что на момент совершения инкриминируемых ему действий Г. нуждался в квалифицированной медицинской помощи. Судом необоснованно было отказано в проведении судебно-медицинской экспертизы для исследования патологии органов зрения у Г. Утверждает, что Г. при таких обстоятельствах не понял характера действий потерпевших, сотрудники милиции начали задержание до предъявления удостоверений, т.к., согласно показаниям свидетеля <ФИО8>, Г. во время инкриминируемых ему действий кричал и звал на помощь милицию. Показания осужденного о том, что он не был осведомлен о том, что его задерживают именно сотрудники милиции, подтверждаются также рапортом дежурного 1 отдела милиции <адрес> РУВД о вызове наряда милиции гражданами, которые приняли сотрудников милиции за нарушителей общественного порядка, пристающих к мужчине и угрожающих предметом, похожим на пистолет. Также ссылается на нарушение требований ст. 252 УПК РФ, т.к. суд неправомерно установил причинение Г. <ФИО4> ушиба мягких тканей руки, поскольку указанные действия не были вменены в вину Г. органами предварительного следствия.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, мнения сторон, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным, не усматривает законных оснований для удовлетворения доводов кассационных жалоб.

Вина Г. в совершении преступления правильно установлена судом тщательно исследованными доказательствами, анализ которых полно и правильно приведен в приговоре суда, и подтверждается: показаниями потерпевших <ФИО4> (т. 1 л.д. 27 - 29, т. 4 л.д. 24), <ФИО3> (т. 4 л.д. 53 - 57), свидетелей <ФИО10> (т. 4 л.д. 7 - 11) и <ФИО8> (т. 1 л.д. 34 - 36, т. 4 л.д. 57); рапортами <ФИО4> (т. 1 л.д. 74) и <ФИО3> (т. 1 л.д. 73) об обстоятельствах задержания ими 25.03.2008 г. Г. в связи с выполнением отдельного поручения следователя по уголовному делу по факту похищения <ФИО7> об установлении местонахождения Г. и обеспечения его явки к следователю, что подтверждается поручением следователя (т. 1 л.д. 69), в рапортах указано на то, что Г. при его задержании оказал сопротивление, наносил <ФИО4> и <ФИО3> удары, в связи с чем к Г. были применены приемы самбо и спецсредства; телефонограммами от 25.03.2008 г. об обращении в травматологический пункт <ФИО3> (т. 1 л.д. 12) и <ФИО4> (т. 1 л.д. 11) в связи с причиненными им телесными повреждениями при оказании им сопротивления задержанным; заключениями судебно-медицинского эксперта Б., не установившей на момент исследования 15.05.2008 г. подтверждений зафиксированных 25.03.2008 г. в травмпункте диагнозов сотрясения головного мозга у <ФИО3> (т. 1 л.д. 44 - 45) и ушиба носа, сотрясения головного мозга у <ФИО4> (т. 1 л.д. 57 - 58), указано, что в связи с отсутствием клинической и неврологической симптоматики приведенные диагнозы экспертной оценке не подлежат; должностными инструкциями старших уполномоченных по особо важным делам 1 отделения 18 отдела УБОП при ГУВД <ФИО4> (т. 1 л.д. 80 - 82) и <ФИО3> (т. 1 л.д. 83 - 85), а также постановлением от 28.05.2008 г. об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении <ФИО4> и <ФИО3> по ст. 286 ч. 3 п. "а" УК РФ за отсутствием в их действиях состава преступления (т. 1 л.д. 87 - 88), из которого также следует, что применение физической силы и спецсредств в отношении Г. при его задержании <ФИО4> и <ФИО3> являлось обоснованным и совершенным в пределах, необходимых для задержания Г. как лица подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 126 ч. 2 п. "з" УК РФ.

Из последовательных и подробных показаний потерпевших <ФИО4> и <ФИО3> усматривается, что 25.03.2008 г. они, выполняя поручение следователя об обнаружении и доставлении к следователю подозреваемого Г., располагая его фотографией, около 09 часов у <адрес>, задержали, как впоследствии установлено, именно Г.Д. Подойдя к нему, представились, показали свои служебные удостоверения, предложили Г. предъявить документы. Г. назвался Ф., заявил, что документов, удостоверяющих его личность у него при себе нет, на предложение проехать в отдел милиции, ответил отказом, пытался скрыться, они сначала удерживали его под руки с двух сторон, но Г. активно вырывался и освобождал руки, нанес <ФИО4> не менее трех ударов в область головы, <ФИО3> - не менее двух ударов в область головы, причинив физическую боль как <ФИО4>, так и <ФИО3>, у <ФИО4> из носа пошла кровь. В связи с оказанным сопротивлением <ФИО4> и <ФИО3> применили к Г. приемы самбо, уложили его на землю, удерживали ему руки за спиной до приезда наряда милиции, затем, при задержании и доставлении в УБОП, к Г. были применены наручники, поскольку Г. активно пытался освободиться. Свидетель <ФИО10> - сотрудник милиции подтвердил показания потерпевших, пояснял, что видел, проезжая мимо места задержания, как задерживаемый Г. размахивал руками, цеплялся за одежду <ФИО3> и <ФИО4> и наносил им удары, целясь в область головы и тела, поэтому к Г. были применены меры физического воздействия, <ФИО4> и <ФИО3> уложили Г. на асфальт, завели его руки за спину, затем были применены наручники. Свидетель <ФИО8> увидел своего знакомого Г. уже лежащим на асфальте вниз лицом, его удерживали за руки, заведенные за спину, рядом с ним находились несколько мужчин в гражданской одежде, показавшие свидетелю удостоверения сотрудников УБОП ГУВД по СПб и ЛО и пояснившие, что Г. задержан по подозрению в совершении преступления, Г., несмотря на их призывы вести себя спокойно, кричал и звал на помощь.

В материалах дела имеется рапорт от 25.03.2008 г. (т. 1 л.д. 10), исследованный судом, о вызове наряда милиции УВД <адрес> в связи с сообщением о том, что у <адрес> трое неизвестных пристают к мужчине, угрожают предметом, похожим на пистолет. Прибывший наряд милиции установил, что в данном случае сотрудники УБОП ГУВД задерживали подозреваемого (Г.).

Судом обоснованно признаны достоверными показания потерпевших <ФИО4> и <ФИО3> об обстоятельствах задержания ими подозреваемого Г., не установлено оснований сомневаться в том, что при задержании <ФИО4> и <ФИО3> представлялись Г., предъявляли ему свои служебные удостоверения, Г. их слышал и понимал, пытался представиться чужим именем, а при попытке доставить его в отдел милиции для установления личности, активно сопротивлялся, пытаясь скрыться, причинил при этом физическую боль <ФИО4> и Г. при нанесении последним ударов в область головы. Правомерность действий сотрудников УБОП при ГУВД по СПб и ЛО <ФИО3> и <ФИО4> сомнений не вызывает, исходя из наличия у них оснований для задержания Г. как лица, подозреваемого в совершении преступления, и выводов об отсутствии в их действиях превышения должностных полномочий согласно постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела, данные о признании которого незаконным или необоснованным отсутствуют. Несостоятельны доводы о неправомерности действий сотрудников милиции после задержания Г. и длительного его недоставления к следователю, поскольку при задержании Г. им было совершено другое преступление - применение насилия в отношении представителей власти, по факту которого проводилась проверка и в последующем в отношении Г. было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 318 УК РФ (т. 1 л.д. 1). Судом правильно учтено отсутствие каких-либо существенных и не устраненных судом противоречий в показаниях потерпевших <ФИО4>, <ФИО3>, свидетелей <ФИО10> и <ФИО8>, отсутствие у потерпевших <ФИО4>, <ФИО3>, свидетеля <ФИО10> оснований для оговора ранее им не знакомого Г. Согласно показаниям потерпевших <ФИО4> и <ФИО3>, свидетеля <ФИО10> сотрудники милиции <ФИО4> и <ФИО3> сначала удерживали Г. под руки, но затем Г. начал вырываться, освобождать руки и при этом наносил удары потерпевшим в область головы. Исходя из показаний потерпевших относительно характера примененного к ним насилия и заключений судебно-медицинского эксперта судом правильно установлено, что действиями Г. каждому из потерпевших была причинена физическая боль, не установлено причинение телесных повреждений какой-либо степени тяжести. Согласно описательно-мотивировочной части приговора судом не вменено в обвинение Г. причинение им <ФИО4> ушиба мягких тканей правой кисти - повреждения, не влекущего кратковременного расстройства здоровья, указанного в заключении судебно-медицинского эксперта, в связи с чем доводы кассационной жалобы о нарушении судом требований ст. 252 УПК РФ несостоятельны. Версия осужденного Г. о том, что он не понял, что к нему обращаются сотрудники милиции, не слышал их, т.к. был в шапке и наушниках, слушал музыку, сотрудники милиции подошли к нему сзади, не представлялись, стали его избивать, он испугался и звал на помощь, а в связи с офтальмологическим заболеванием не мог рассмотреть удостоверений сотрудников милиции, не имел умысла применять насилие к сотрудникам милиции, судом обоснованно признана надуманной с целью уклонения от ответственности за содеянное и полностью опровергнутой приведенными доказательствами. Судом обоснованно сделаны выводы о наличии достаточных, достоверных и полученных с соблюдением требований уголовно-процессуального закона доказательств, подтверждающих вину Г. в совершении преступления - умышленного применения насилия к представителям власти. В материалах дела отсутствуют подтверждения доводов о наличии каких-либо признаков необходимой обороны в действиях Г. Выводы суда при оценке доказательств, соответствующие фактическим данным дела, сомнений в правильности и объективности не вызывают, доводы кассационных жалоб, сводящиеся к переоценке доказательств, несостоятельны и основания для их удовлетворения отсутствуют.

Все существенные и необходимые для правильного разрешения дела обстоятельства судом установлены полно, всесторонне и объективно, допрошены все необходимые свидетели. При оглашении в судебном заседании показаний свидетеля <ФИО8> судом не было допущено нарушений требований ст. 281 ч. 2 п. 4 УПК РФ ввиду тщательной проверки данных о местонахождении свидетеля и наличия чрезвычайных обстоятельств, препятствующих его явке в суд как лица местонахождение которого не установлено. В ходе предварительного следствия и судебного разбирательства не было допущено нарушений требований уголовно-процессуального закона, прав сторон, влекущих за собой отмену приговора.

Действиям Г. судом дана надлежащая юридическая оценка по ст. 318 ч. 1 УК РФ по мотивам, подробно и правильно приведенным в приговоре.

При назначении наказания осужденному Г. судом надлежащим образом учтены характер, степень общественной опасности совершенного им преступления, относящегося к категории преступлений средней тяжести, данные о личности Г., все обстоятельства дела, влияющие на назначение наказания в соответствии с требованиями главы 10 УК РФ, мнение потерпевших о наказании виновному. Назначенное осужденному Г. наказание является справедливым, соразмерным тяжести содеянного и данным о его личности. Вывод суда о возможности применить к Г. условное осуждение в порядке ст. 73 УК РФ судом мотивирован надлежащим образом.

При таких обстоятельствах приговор суда как законный, обоснованный и справедливый подлежит оставлению без изменения. Доводы кассационных жалоб как несостоятельные подлежат оставлению без удовлетворения.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор судьи <адрес> суда Санкт-Петербурга от 01 ноября 2010 года в отношении осужденного Г. оставить без изменения.

Кассационные жалобы осужденного Г., адвоката Артюшкова В.Н. оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь