Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 марта 2011 г. по делу N 22-1765/11

 

Судья: Александрова С.Ю.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Буяновой Н.А.,

судей Титова А.В., Дубровиной О.В.

при секретаре Б.

рассмотрела в судебном заседании от 2 марта 2011 года кассационную жалобу адвоката Семенова И.А.

на приговор Таганского районного суда города Москвы от 27 декабря 2010 года, которым

К., не судимый,

осужден по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 9 (девяти) годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания исчислен с 30 августа 2010 года.

Приговором также разрешены гражданские иски, вопросы о вещественных доказательствах и о мере пресечения в отношении осужденного.

Взыскано с К.: в пользу П.1 - 23 500 рублей, в пользу П.2 - 2 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Буяновой Н.А., выслушав объяснения осужденного К. и адвоката Семенова И.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Девятьяровой Е.В. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

К. признан виновным в совершении разбоя, то есть нападении в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище.

Судом установлено, что преступление совершено 29 августа 2010 года в городе Москве при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании К. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе адвокат Семенов выражает несогласие с приговором суда ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, и несправедливости приговора.

Считает, что выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

Утверждает об обвинительном уклоне суда при рассмотрении дела, что, по мнению автора жалобы, обусловлено избранием этим же судьей меры пресечения в отношении К. и отказа защитнику в ходе предварительного слушания в изменении обвиняемому ранее избранной меры пресечения.

Указывает о наличии противоречий в показаниях потерпевших и свидетелей.

Обращает внимание на то, что обстоятельства приобретения электрошокера не выяснялись ни в ходе предварительного, ни в ходе судебного следствия, вместе с тем, суд переписал утверждение, надуманное следователем и отраженное в фабуле обвинения.

Отмечает наличие множества искажений в протоколе судебного заседания и выборочность суда при изложении содержания доказательств в приговоре.

Утверждает о фальсификации уголовного дела следователем.

Считает, что события преступления не было, а потерпевших использовали сотрудники милиции для вымогательства взятки у К.

По мнению автора жалобы, второго соучастника, на которого ссылаются потерпевшие, не существовало, так как фоторобот на него не составлялся и материалы уголовного дела в отношении него не выделялись в отдельное производство.

Отмечает, что по адресу, указанному в фабуле обвинения, находился притон для девушек легкого поведения, контролируемый сотрудниками милиции.

Обращает внимание на то, что телесные повреждения у потерпевших не были зафиксированы медицинским путем.

Указывает на отсутствие доказательств нахождения у К. телефона Самсунг.

Выражает несогласие с отклонением судом заявленного им ходатайства о дополнительном допросе всех потерпевших, о допросе следователей М. и М., свидетелей и истребовании выделенных материалов дела в отношении неустановленного соучастника.

Находит необъективной оценку в приговоре показаний потерпевших и свидетелей, в том числе свидетелей защиты.

Указывает о нарушении норм уголовно-процессуального закона при проведении опознания К.

Просит приговор отменить и направить уголовное дело в тот же суд, но в ином составе со стадии судебного разбирательства, изменить К. меру пресечения на подписку о невыезде.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Обстоятельства, при которых совершены преступления и которые в силу ст. 73 УПК РФ подлежали доказыванию, судом установлены верно.

Выводы суда о виновности К. в совершении преступления, за которое он осужден, основаны на надлежаще исследованных в судебном заседании материалах дела, подтверждены изложенными в приговоре доказательствами, подробный анализ и правильная оценка которым даны в приговоре.

Так, из показаний потерпевшей П.1 следует, что после того, как она открыла дверь, увидела двоих молодых людей, которые резко оттолкнули ее и вошли в квартиру. Впоследствии один из вошедших молодых людей был установлен как К., который направил на нее пистолет и сказал отдать все ценное. А второй неизвестный продемонстрировал, как работает электрошокер. К. толкнул ее в спину и сказал идти на кухню. По пути он обыскал ее и забрал два телефона и деньги. После того, как их всех сопроводили на кухню, неизвестный ушел осматривать комнаты, а К. стоял у выхода с кухни и направлял дуло пистолета поочередно на каждую из них. Затем неизвестный вернулся и потребовал передать им имевшиеся денежные средства и телефоны. Они решили не сопротивляться, учитывая, что в руках у К. находился пистолет, а у неизвестного электрошокер, которые нападавшие могли применить в любой момент. И каждая из них передала деньги и телефоны, достав их из сумок. После того, как П.3 сказала, что у нее нет телефона, неизвестный ударил ее локтем в область лица. Увидев это, она сказала К., что у нее нет телефона и денег. После чего неизвестный нанес ей удар рукой в область лица и потребовал передачи ценностей. Она ответила, что все отдала К. После этого неизвестный переключил внимание на П.2, которая также ответила, что все отдала. Затем К. позвал П. в комнату, они отсутствовали 3 - 5 минут, после чего нападавшие ушли из квартиры. Со слов П. ей стало известно, что она сообщила о случившемся участковому уполномоченному Д. Затем П. и П.3 ездили с сотрудниками милиции по району, искали нападавших и один из них был задержан. Она (П.1) сразу же его опознала.

Допрошенная в судебном заседании потерпевшая П.3 поясняла, что находились в квартире вместе с П.1, П. и П.2, когда в дверь позвонили. П.1 открыла дверь. Двое молодых людей, один из которых, как впоследствии установлено, К., угрожая пистолетом и электрошокером вошли в квартиру, оттолкнув П.1, которой велели идти на кухню. По пути К. обыскал П.1 и забрал у нее два мобильных телефона, и, угрожая пистолетом, потребовал передать ему денежные средства. П.1 достала из сумки денежные средства и передала ему. После того, как нападавшие сопроводили на кухню всех находившихся в квартире, К. встал у выхода с кухни и поочередно направлял дуло пистолета на каждую из них, а неизвестный ушел осматривать комнаты. Затем неизвестный соучастник вернулся в кухню и, держа в руке электрошокер и демонстрируя его работу, потребовал от них передать деньги и телефоны. Испугавшись за свою жизнь, она, П.2 и П. достали из сумок деньги и телефоны и передали нападавшим. Выдвигая новые требования о передаче денег, неизвестный ударил ее в область лица и приставил к виску пистолет, который передал ему К. После того, как П.1 вступилась за нее, неизвестный нанес удар в область лица и П.1. Затем К. позвал П. в комнату, и они отсутствовали 3 - 5 минут. После этого К. с неизвестным ушли из квартиры. О случившемся они сразу же сообщили сотрудникам милиции, вместе с которыми проследовали по району в поисках нападавших. Спустя некоторое время она увидела, что наряд милиции, с которым была П, остановил К. и молодого человека, которым оказался А. Она (П.3) сразу же опознала К., как лицо, совершившее нападение на нее и подруг.

Показания потерпевших П.1 и П.3 полностью согласуются с показаниями потерпевших П.2 и П. об обстоятельствах совершенного на них нападения.

Кроме того, потерпевшая П. пояснила, что до изъятия у нее телефона нападавшими она успела со своего телефона осуществить звонок участковому уполномоченному и сказать, что у них проблемы, а затем, не отключая, продолжала держать телефон в руке, чтобы можно было слышать происходящее в квартире.

Суд обоснованно признал показания потерпевших достоверными, поскольку они согласуются между собой, не противоречат показаниям свидетелей, подробно изложенным в приговоре.

Так, свидетель С.1 подтвердил, что ему звонила П., он слышал женские крики и мужские слова "Давайте телефоны". Через некоторое время звонок оборвался. Он пытался позвонить П., но телефон был выключен. О возможно совершаемом преступлении он сообщил в дежурную часть и попросил вызвать группу. Позже П. еще раз ему позвонила и сообщила о том, что в квартиру ворвались двое неизвестных и, угрожая электрошокером и пистолетом, похитили деньги и телефоны. Проследовав к дому, в котором проживают потерпевшие, он никого подозрительного не увидел, и вместе с П. поехал искать нападавших. Никого не обнаружив, они вернулись к дому и зашли в кафе. П. вышла на улицу покурить, но быстро вернулась и сказала, что видела одного из нападавших. Он позвонил в дежурную часть и вызвал подмогу. Следуя с П. на машине, они заметили, что наряд ГНР остановил двух молодых людей. П. сразу же самостоятельно указала на одного из молодых людей, представившегося К., как на лицо, совершившее преступление в отношении нее и подруг. Когда по просьбе сотрудников милиции молодые люди расстегнули надетые у них куртки, он увидел у К. в кобуре пистолет. Указанный пистолет К. передал сотруднику ГНР, а последний передал ему (С.1). Спустя некоторое время к месту, где они стояли, подъехал еще один экипаж, с которым прибыла П.3. Она также указала на К. как на лицо, совершившее преступление. Второго молодого человека потерпевшие не опознали как участника нападения на них в квартире.

Кроме вышеизложенных показаний, по делу имеются и другие, приведенные в приговоре доказательства вины осужденного, признанные судом достоверными, в частности: протокол досмотра С.1, в ходе которого он добровольно выдал пистолет, обнаруженный у К. при задержании; протокол осмотра места происшествия; протокол досмотра К., в ходе которого обнаружены, в том числе электрошокер, 2 телефона "Нокиа", денежные средства в сумме 30 800 рублей; протоколы опознания потерпевшими П.1 и П.2 К. как одного из двух лиц, совершивших на них нападение в квартире, в ходе которого у них были похищены телефоны и денежные средства; заключение баллистической экспертизы пистолета, изъятого у К.; детализация входящих и исходящих вызовов телефона С.1; протоколы выемки и осмотра записи с видеокамеры наружного наблюдения подъезде дома, где расположена квартира, в которой было совершено преступление, из которой усматривается, что К. и неизвестный входили в подъезд дома в 21 час 30 минут 29 августа 2010 г.

Вопреки утверждениям в жалобе, показания потерпевших и свидетелей, положенные в основу обвинительного приговора, непротиворечивы, взаимно дополняют друг друга, объективно подтверждены другими доказательствами по делу. Оснований для оговора ими осужденного судом не установлено, не усматривает их и судебная коллегия. Имевшиеся в показаниях неточности были устранены и, как указал суд в приговоре, связаны с давностью происходивших событий. К тому же они не влияют ни на доказанность вины осужденного в совершении преступления, ни на квалификацию его действий.

Существо показаний осужденного, потерпевших и свидетелей, на основании которых установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию, вопреки доводам кассационной жалобы адвоката, изложено в приговоре в соответствии с их существом, отраженным в протоколе судебного заседания.

Что касается довода кассационной жалобы о выборочности суда при изложении содержания доказательств в приговоре, то по смыслу закона (ст. 307 УПК РФ) в приговоре излагается лишь существо доказательств, то есть содержание, на основании которого устанавливаются обстоятельства, подлежащие доказыванию.

Довод о наличии искажений в протоколе судебного заседания также не может быть принят во внимание, поскольку замечания на протокол судебного заседания в установленном порядке не подавались, а замечания, содержащиеся в кассационной жалобе, рассмотрены председательствующим в порядке ст. 260 УПК РФ и отклонены путем вынесения мотивированного постановления.

Допустимость протоколов опознания проверялась судом первой инстанции. Выводы суда, изложенные в приговоре по данному вопросу, убедительны, основаны на оценке совокупности исследованных в судебном заседании доказательств и являются обоснованными.

В приговоре суд привел, как доказательства стороны обвинения, так и стороны защиты. Указанные доказательства были проверены судом в ходе судебного разбирательства, им дана надлежащая оценка.

Проверка всех доказательств защиты, произведена судом путем сопоставления с другими имеющимися в деле доказательствами, как того и требуют положения ст. 87 УПК РФ.

Достоверность доказательств по делу, которым судом дана оценка, сомнений не вызывает. Требования закона при их получении соблюдены.

Утверждение осужденного о своей непричастности к разбойному нападению, как правильно указал суд, опровергается изложенными в приговоре доказательствами, проверенными судом в судебном заседании.

При этом суд учел и оценил все обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, дал объективную оценку этим доказательствам, указав в приговоре, по каким основаниям он принял одни доказательства и отверг другие.

Оснований для иной оценки доказательств не имеется.

Таким образом, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины осужденного в совершенном преступлении, и в соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, действиям осужденного дана правильная юридическая оценка по ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Наличие квалифицирующих признаков разбоя подробно мотивировано в приговоре. Выводы суда являются полными и аргументированными.

Довод кассационной жалобы о том, что телесные повреждения у потерпевших объективно не подтверждены медицинскими документами, не влияет на квалификацию действий осужденного, поскольку осужденному не вменялось органами предварительного следствия причинение телесных повреждений, опасных для жизни и здоровья потерпевших.

Не являются основанием для признания приговора незаконным и то, что ни органами предварительного следствия, ни судом не установлены обстоятельства приобретения электрошокера, на что обращается внимание в кассационной жалобе, поскольку это не влияет на доказанность вины осужденного и на квалификацию его действий.

Доводы кассационной жалобы о том, что второго соучастника не было, не могут быть признаны состоятельными, поскольку показания потерпевших о совершении нападения двумя лицами подтверждается, в том числе протоколом осмотра записи с камеры видеонаблюдения.

Утверждение адвоката о том, что доказательств нахождения у К. телефона Самсунг не имеется, также являлось предметом исследования суда первой инстанции и получило надлежащую оценку в приговоре, с которой судебная коллегия соглашается.

Нарушений норм уголовно-процессуального законодательства, в том числе при сборе доказательств, а также свидетельствующих о необъективности предварительного и судебного следствия и ставящих под сомнение законность, обоснованность и справедливость обвинительного приговора, по делу не допущено.

Вопреки доводам кассационной жалобы, сведений о фальсификации уголовного дела с целью вымогательства взятки у К. в материалах дела не имеется. У суда, вопреки доводам кассационной жалобы, не имелось оснований ставить под сомнение ни факт совершения преступления в отношении потерпевших, ни причастность осужденного к его совершению. Не имеется их у судебной коллегии.

Довод адвоката, изложенный в кассационной жалобе, об обвинительном уклоне суда при рассмотрении дела также является несостоятельным.

Судебное разбирательство проведено в соответствии с требованиями ст. 15 УПК РФ, процессуальных норм, перечисленных в главе 37 УПК РФ.

Как видно из протокола судебного заседания, суд принял все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. Председательствующий создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Заявленные сторонами ходатайства, в том числе и те, о которых упоминается в кассационной жалобе адвоката, были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Ходатайств о дополнении судебного следствия от стороны защиты не последовало.

Обстоятельств и оснований, предусмотренных УПК РФ и исключающих участие в производстве по уголовному делу судьи, а также данных о том, что судья каким-либо образом заинтересован в исходе дела, в материалах дела не имеется. Не является таковым и то обстоятельство, что судья избирал меру пресечения в отношении К. и отказывал в изменении избранной ранее меры пресечения.

Приговор постановлен в соответствии с требованиями ст. ст. 302, 307 и 308 УПК РФ.

Назначенное К. наказание соответствует требованиям ст. ст. 6, 7, 43, 60, 61 УК РФ и является справедливым.

Оснований, указанных в ч. 1 ст. 379 УПК РФ, влекущих отмену или изменение приговора не усматривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Таганского районного суда города Москвы от 27 декабря 2010 г. в отношении К. оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь