Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 марта 2011 г. по делу N 22-1846

 

Судья: Тюрина Е.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Никишиной Н.В.,

судей Голова Н.А., Арычкиной Е.А.,

при секретаре С.М.,

рассмотрела в судебном заседании от 2 марта 2011 года кассационные жалобы осужденного П., адвокатов Сатуева М.С., Подколозиной В.А. на приговор Савеловского районного суда г. Москвы от 23 декабря 2010 года, которым:

П., ранее не судимый,

осужден по ч. 4 ст. 159 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 5 (пять) лет;

по ч. 3 ст. 159 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено П. наказание в виде лишения свободы сроком на 5 (пять) лет 6 (шесть) месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок отбывания наказания исчислен с 29 апреля 2010 года.

Взыскано с П. в пользу Л. 872980 рублей.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Голова Н.А., осужденного П., поддержавшего доводы своей кассационной жалобы и жалоб адвокатов Сатуева М.С. и Подколозиной В.А., адвоката Подколозину В.А., поддержавшую доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Потапова И.Е., возражавшего против доводов кассационных жалоб и полагавшего приговор изменить, исключить из осуждения П. ссылку на злоупотребление доверием, а из описательно-мотивировочной части приговора исключить указание на отсутствие постоянного источника дохода и длительное непроживание по месту регистрации, а в остальной части приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

По приговору суда П. признан виновным в том, что совершил мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, в крупном размере.

Кроме того, П. признан виновным в том, что совершил мошенничество, то есть хищение чужого имущества и приобретение права на чужое имущество путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

Согласно приговору, преступления совершены в Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании подсудимый П. по ч. 3 ст. 159 УК РФ в отношении потерпевшего Л. вину признал полностью, по ч. 4 ст. 159 УК РФ, в совершении мошенничества в отношении квартиры С. виновным себя не признал.

В кассационных жалобах осужденный П., адвокаты Сатуев М.С. и Подколозина В.А., не оспаривая квалификацию совершенного деяния П. по ч. 3 ст. 159 УК РФ в части хищения денег у потерпевшего Л. и не соглашаясь с обоснованностью предъявленного П. обвинения по ч. 4 ст. 159 УК РФ, просят приговор отменить, П. в этой части обвинения оправдать за отсутствием в его действиях состава преступления, а уголовное дело в отношении П. направить на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии предварительного слушания, указывая на то, что по делу нет доказательств виновности П. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, что выводы суда о виновности П. в этой части обвинения, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, что проведенные по делу экспертизы носят вероятностный характер, основаны на предположениях и поэтому не могут быть положены в основу обвинительного приговора, при этом ни один эксперт в судебном заседании не был допрошен.

Вывод суда о действиях П. в составе группы лиц по предварительному сговору, о передаче П. заявления от чужого имени в ТБТИ Северное, о поддельности документов на квартиру, основан на предположениях, при этом суд не установил мотива предполагаемых преступных действий П. и не учел показания П. о том, что он не совершал преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, что воспользовался паспортом на имя К. только в одном случае - при хищении денег у Л.

Суд также не принял во внимание, что опознание П. как лица, совершившего преступление по эпизоду ч. 4 ст. 159 УК РФ, ни на предварительном следствии, ни в суде не производилось.

Кроме того, указывают на то, что суд необоснованно огласил показания свидетеля Г., данные ею на предварительном следствии, поскольку никаких оснований для оглашения показаний свидетеля Г. у суда не было.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит обвинительный приговор подлежащим изменению.

Виновность осужденного П. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, вмененного ему по приговору, соответствует фактическим обстоятельствам дела, подтверждается совокупностью всех исследованных в судебном заседании доказательств, которые полно приведены в приговоре, в том числе его признательными показаниями, которые не оспариваются в кассационных жалобах.

Виновность осужденного П. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, установлена исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами, которые в необходимом объеме приведены в приговоре, в том числе показаниями представителя потерпевшего - управления Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы по САО Н., о том, что квартира по ул. Д-я в г. Москве находилась в собственности С., умершей 22 марта 2007 года. До настоящего времени никто из родственников не обратился за принятием наследства и данное имущество должно было перейти в муниципальную собственность, однако в результате преступных действий, в управление г. Москвы данная квартира не поступила;

показаниями свидетеля Д., о том, что примерно в 2005 году он утерял паспорт на свое имя, о чем заявил в органы внутренних дел. Со С. никогда знаком не был, наследства она ему не оставляла, в квартире, принадлежащей С. он никогда не был и о ней не знал, что является собственником данной квартиры также не знал, каких-либо сделок с данной квартирой не совершал. Паспорт, предъявленный ему следователем, является паспортом, ранее им утраченным, на фотографии в паспорте изображен не он, человека, изображенного на паспорте, не знает;

исследованными и признанными судом достоверными показаниями свидетеля С.Ю., данными им на предварительном следствии о том, что ему был представлен пакет правоустанавливающих документов на квартиру по ул. Д-я г. Москвы на регистрацию свидетельства о праве на наследство по завещанию на имя Д. По результатам проведенной правовой экспертизы была произведена регистрация, поскольку перечень документов был полный, никаких сомнений в подлинности представленных документов не возникло;

исследованными и признанными судом достоверными показаниями свидетеля Г., данными ею на предварительном следствии о том, что она принимала документы от заказчика, представившего паспорт на имя К., подлинность паспорта у нее сомнений не вызвала, лицо, изображенное в паспорте соответствовала лицу заказчика. Им было написано заявление и представлены подлинники документов. Со всех представленных документов, в том числе и с паспорта были сняты ксерокопии, которые ею заверены подписью и печатью ТБТИ;

показаниями свидетеля В. о том, что ей были представлены документы по заказу К. технической документации: кадастрового паспорта, экспликации, справки о стоимости квартиры по ул. Д-я в г. Москва. Она выдавала под подпись лицу, предъявившему паспорт на имя К. и квитанцию об оплате, указанные документы. При этом, с предъявленного паспорта была снята копия, при выдаче документов сверила фотографию в паспорте с личностью заказчика, удостоверилась в его личности, сомнений в подлинности паспорта не возникло;

исследованными и признанными судом достоверными показаниями свидетеля В.В., данными ею на предварительном следствии о том, что согласно государственного жилищного сертификата о предоставлении социальной выплаты на приобретение жилья серии ПС N, выданного правительством Х-го края 10 июля 2009 года на сумму 2634660 рублей совместно с мужем решили приобрести квартиру в г. Москве. 8 сентября 2009 года с этой целью она с дочерью А. прилетели в г. Москву и стали подыскивать квартиру стоимостью до трех миллионов рублей, через газету "Из рук в руки", интернет и различные агентства. В конце сентября 2009 года на сайте www, они нашли объявление о продаже квартиры по улице Д-я в г. Москве, стоимостью 3200000 рублей. 21 сентября 2009 года по предварительной договоренности, она вместе с дочерью приехала по указанному адресу, где встретились с мужчиной, который представился Игорем - частным риелтором, каких-либо документов, удостоверяющих личность, он не предъявлял. Квартиру он открывал своим ключом, при этом пояснил, что в настоящее время квартира продается за три миллиона рублей. 24 сентября 2009 года позвонил Игорь, и сообщил, что собственник готов уступить 50000 рублей, тогда она (В.В.) согласилась на покупку квартиры. Затем они встретились с Игорем и мужчиной представившимся собственником квартиры Д., который предъявил оригинал свидетельства о праве собственности и завещания, а также паспорт на имя Д. 6 октября 2009 года они встретились у здания регистрационной палаты по адресу: г. Москва, улица Л-го. Однако сделка не состоялась, поскольку Д. не открыл новый счет в банке, а старую книжку он потерял, на следующий день в 10 часов они снова встретились в регистрационной палате, также там находился мужчина по имени Андрей, который оказывал помощь в ускоренном оформлении квартиры. Были составлены предварительный и основной договоры, Д. лично их подписал и написал ей расписку в получении 10000 долларов США, что эквивалентно 300000 рублей, остальная сумма стоимости квартиры должна была перейти по сертификату через Сбербанк, были заполнены и подписаны все необходимые документы, затем они направились по адресу: г. Москва, ул. Б-я Т-я, где было написано заявление на ускоренную регистрацию. 8 октября 2009 года по просьбе Игоря, она передала ему и Андрею свидетельство о регистрации брака, выписку из домовой книги, которые ранее ей передал Д. для ускоренной регистрации права собственности. Регистрация должна была состояться 6 ноября 2009 года. 10 ноября 2009 года В.В. приехала в регистрационную палату на улицу Лобачевского, где ей сообщили, что регистрация задерживается, поскольку проверяется жилищный сертификат, примерно через две недели, она снова приехала в регистрационную палату, где ей выдали письмо о приостановке регистрации от 8 октября 2009 года и пояснили, что по всем вопросам ей необходимо обращать в милицию;

эти же обстоятельства нашли свое подтверждение в показаниях свидетеля А.А.;

заключением эксперта от 5 апреля 2010 года о том, что оттиск гербовой печати "нотариус г. Москвы Ч." на оборотной стороне "копии свидетельства на наследство по завещанию от 28 сентября 2008 года, где нотариус г. Москвы Ж. удостоверяет на основании завещания, удостоверенного 5 июня 2006 года нотариусом г. Москвы Ч., в соответствии с которым наследником квартиры по улице Д-ая в г. Москве, принадлежащей С., умершей 22 марта 2007 года является Д. на обратной стороне копии свидетельства - отметка без даты о том, что исполняющий обязанности нотариуса г. Москвы С.О. заверено, что свидетельство подчисток, приписок, зачеркнутых слов и иных неоговоренных исправлений, либо каких особенностей не имеет", нанесены не круглой гербовой печатью "нотариус города Москвы Ч.", а другой печатной формой. Подпись от имени С. на оборотной стороне свидетельства, вероятно выполнена не С., а другим лицом;

заключением эксперта N 3221 от 17 июня 2010 года о том, что на изображении фотографий и копии паспорта на имя К., изъятые в ТБТИ Северное г. Москвы и на фотографиях П., представленных для сравнительного исследования, изображено вероятно одно и то же лицо, на изображении фотографии и копии паспорта К., изъятых в ходе обыска в жилище по адресу: г. Москва, улица Пестеля, и на фотографиях П., представленных для сравнительного исследования, изображено одно и то же лицо, на изображении фотографии и копии паспорта К., изъятых в АКБ "Ф Б-к", и на фотографиях П. изображено одно и тоже лицо;

другими приведенными доказательствами, которые свидетельствуют о том, что действия П. по эпизоду совершения мошенничества в отношении квартиры, ранее принадлежащей С., были направлены на хищение чужого имущества и приобретение права на чужое имущество путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

При этом судебная коллегия не находит показания представителя потерпевшего - управления Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы по САО Н., свидетелей Д., С.Ю., Г., В., В.В. и А.А. противоречивыми. Они достаточно полно исследовались в суде, оценены в совокупности с другими доказательствами по делу и на основе такой оценки суд обоснованно пришел к выводу об их достоверности.

Судебная коллегия считает, что суд обоснованно принял проведенные по делу экспертные исследования как допустимые доказательства, поскольку они полностью соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона и выполнены экспертами, квалификация которых сомнений не вызывает, и судебная коллегия соглашается с данной оценкой суда.

Судом первой инстанции дело рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ, в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон.

Положенные судом в основу приговора доказательства получены с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ и являются допустимыми.

Выводы суда, изложенные в приговоре, основаны только на исследованных в ходе судебного разбирательства доказательствах, соответствуют им, вследствие чего доводы кассационных жалоб осужденного П., адвокатов Сатуева М.С. и Подколозиной В.А. о несоответствии выводов суда о виновности П. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, фактическим обстоятельствам дела являются необоснованными.

В приговоре суда содержится надлежащая оценка показаний подсудимого П., а также оценка показаний представителя потерпевшего, свидетелей и других доказательств по делу в соответствии с требованиями ст. ст. 87; 88; 307 УПК РФ, при этом судом в приговоре приведены мотивы, по которым суд отверг одни доказательства и принял другие и судебная коллегия соглашается с данной оценкой, а доводы кассационных жалоб о недоказанности вины П. в инкриминируемом ему деянии по ч. 4 ст. 159 УК РФ, судебная коллегия считает несостоятельными.

Доводы кассационных жалоб осужденного П., адвокатов Сатуева М.С. и Подколозиной В.А. о том, что по делу нет доказательств виновности П. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, что выводы суда о его виновности в этой части обвинения не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, что проведенные по делу экспертизы носят вероятностный характер, основаны на предположениях и поэтому не могут быть положены в основу обвинительного приговора, при этом ни один эксперт в судебном заседании не был допрошен, что выводы суда о действиях П. в составе группы лиц по предварительному сговору, о передаче П. заявления от чужого имени в ТБТИ Северное, о поддельности документов на квартиру, основан на предположениях, при этом суд не установил мотива предполагаемых преступных действий П. и не учел показания П. о том, что он не совершал преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, что воспользовался паспортом на имя К. только в одном случае - при хищении денег у Л., судебная коллегия находит не состоятельными.

Указанные доводы являлись предметом исследования судом первой инстанции и опровергаются совокупностью приведенных в приговоре доказательств. Им дана надлежащая оценка в приговоре, которую судебная коллегия находит объективной.

Что касается доводов кассационных жалоб осужденного П., адвокатов Сатуева М.С. и Подколозиной В.А. о том, что суд не принял во внимание, что опознание П. как лица, совершившего преступление по эпизоду ч. 4 ст. 159 УК РФ, ни на предварительном следствии, ни в суде не производилось, то они являются несостоятельными, так как тот факт, что по делу не проводилось опознание П. как лица, совершившего преступление по эпизоду ч. 4 ст. 159 УК РФ, сам по себе не свидетельствует о том, что П. не виновен в инкриминируемом ему деянии.

С доводами кассационных жалоб осужденного П., адвокатов Сатуева М.С. и Подколозиной В.А. о том, что показания свидетеля Г., данные ею на предварительном следствии, были необоснованно оглашены, судебная коллегия согласиться не может, поскольку, как усматривается из протокола судебного заседания, показания свидетеля Г. обоснованно были оглашены в порядке ст. 281 УПК РФ и проверены судом.

Показания представителя потерпевшего - управления Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы по САО Н., потерпевшего Л. и всех свидетелей оценены судом в совокупности с другими представленными сторонами в судебное разбирательство доказательствами и эту совокупность доказательств суд обоснованно признал достаточной для вывода о виновности П.

Действиям П. суд дал правильную юридическую оценку, квалифицировав их по ч. 3 ст. 159 УК РФ, так как он совершил мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, в крупном размере.

Суд также дал правильную юридическую оценку действиям П. по ч. 4 ст. 159 УК РФ, так как он совершил мошенничество, то есть хищение чужого имущества и приобретение права на чужое имущество путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

Оснований для исключения из осуждения П. ссылки на злоупотребление доверием, как просил прокурор Потапов И.Е., не имеется.

Наказание П. назначено судом в пределах санкций соответствующей статьи УК РФ, соответствует общественной опасности совершенных преступлений, его роли в совершении преступлений, всем обстоятельствам дела, соразмерно содеянному, справедливо, с учетом данных о его личности, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи, что он ранее не судим, имеет несовершеннолетнего ребенка, признал свою вину и заявил о раскаянии по преступлению в отношении Л., что суд признал обстоятельствами, смягчающими его наказание. Отягчающих вину П. обстоятельств судом не установлено. Назначенное П. наказание соответствует закрепленным в уголовном законодательстве Российской Федерации принципам гуманизма и справедливости, отвечает задачам исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений, а поэтому оснований для смягчения осужденному П. наказания не имеется.

Условием для назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, является наличие исключительных обстоятельств, изложенных в ст. 64 УК РФ, которых не установлено судом первой инстанции, как не установлено и оснований для применения ст. 73 УК РФ, что нашло свое отражение в приговоре суда.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, судом первой инстанции при рассмотрении дела по существу допущено не было.

Вместе с тем, судебная коллегия отмечает, что суд в описательно-мотивировочной части приговора при назначении наказания сослался на то, что П. не имеет постоянного источника дохода, длительное время не проживал по месту регистрации, что не предусмотрено ст. 60 УК РФ и является неправомерным, поэтому данная ссылка подлежит исключению из приговора.

В остальной части приговор является законным и обоснованным.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Савеловского районного суда г. Москвы от 23 декабря 2010 года в отношении П. изменить, из описательно-мотивировочной части приговора при назначении наказания исключить указание на то, что П. не имеет постоянного источника дохода, длительное время не проживал по месту регистрации.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь