Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 марта 2011 г. по делу N 22-2059

 

Судья: Левашова О.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Шараповой Н.В.

судей Андреевой С.В. и Сергеевой О.В.

рассмотрела в судебном заседании от 2 марта 2011 года кассационное представление прокурора, кассационные жалобы осужденных Г.Н., В. на приговор Тимирязевского районного суда города Москвы от 30 декабря 2010 года, которым:

Г.Н., ранее судимый: 17.12.2004 г. по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 3 годам лишения свободы, 18.04.2005 г. по ст. 119, 112 ч. 1 УК РФ с применением ст. 70, 69 ч. 5 УК РФ к 3 годам 8 месяцам лишения свободы, освободившийся по отбытии наказания 22.07.2008 г., - осужден по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года, по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ к лишению свободы сроком на 4 года, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима; срок отбытия наказания исчислен с 22 июля 2010 года; мера пресечения оставлена прежней - заключение под стражу;

В., ранее судимый: 18.07.2003 г. по ст. 161 ч. 1, 132 ч. 2 п. "б", "в" УК РФ к 4 годам 2 месяцам лишения свободы, - осужден по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ к лишению свободы сроком на 4 года с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима; срок отбытия наказания исчислен с 22 июля 2010 года; мера пресечения оставлена прежней - заключение под стражу;

К., ранее не судимая, - осуждена по ст. 158 ч. 2 п. "а", "в" УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года, на основании ст. 73 УК РФ постановлено наказание считать условным с испытательным сроком на 2 года, возложены обязанности не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного органа, осуществляющего исправление осужденного; мера пресечения оставлена прежней - подписка о невыезде.

Определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Андреевой С.В., выслушав мнение прокурора Алтуховой М.Е., поддержавшей доводы кассационного представления частично и просившей приговор изменить: уточнить даты приговоров в отношении Г.Н., изменить размер ущерба, причиненный потерпевшей Г. и признать смягчающей явку с повинной Г.Н., в остальной части приговор оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, объяснения защитников Гущина В.А., Сорокина В.В., Голоднюка А.В., осужденных Г.Н., В., судебная коллегия

 

установила:

 

Г.Н. и В. приговором признаны виновными в совершении кражи, т.е. тайного хищения чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в жилище.

Г.Н. этим же приговором признан виновным в совершении кражи, т.е. тайного хищения чужого имущества, с причинением значительного ущерба гражданину.

К. этим же приговором признана виновной в совершении кражи, т.е. тайного хищения чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину.

Преступления совершены Г.Н., В., К. при обстоятельствах подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании Г.Н. - виновным себя признал частично, В. - виновным себя не признал, К. - виновной себя признала.

В кассационной представлении прокурор считает, что судом неправильно применен уголовный закон и нарушено уголовно-процессуальное законодательство, поскольку в установочной части приговора неверно указаны имеющиеся у Г.Н. и В. судимости в части указания дат вынесения приговоров и назначенного по ним наказания и судом неверно описано преступное деяние Г.Н. в отношении потерпевшей Г., т.к. согласно материалам дела ей причинен ущерб на общую сумму 37 338 рублей, а указано о причинении ущерба на общую сумму 37378 рублей и не указана стоимость похищенного у нее обручального кольца. Прокурор считает, что судом не приведены в приговоре обстоятельства, указывающие на причинение потерпевшим М. и Г. значительного ущерба, а при назначении наказания не рассмотрена необходимость назначения дополнительных видов наказаний. По мнению прокурора, по эпизоду кражи у потерпевшей Г. суд необоснованно не указал о наличии смягчающего наказание обстоятельства явки с повинной. Прокурор просит приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение.

В кассационной жалобе осужденный Г.Н. считает, что его вина не доказана и приговор противоречит показаниям потерпевшего, свидетеля и обвиняемых, судом не изучены в полном объеме материалы дела, суд принял сторону обвинения и обосновал приговор ложными показаниями К., которая была в состоянии опьянения как в момент совершения преступления, так и при даче показаний, а суд не принял во внимание, что ее показания опровергаются показаниями потерпевшего и свидетелей П., А. и непонятно, почему суд их отверг. По мнению осужденного, суд не дал должной оценки тому, что следователь не проводил очные ставки, и что его показания были взяты с нарушением его прав: без адвоката, в ночное время и под психологическим и физическим давлением следователя и к делу не приобщены записи с камер наружного наблюдения. Осужденный считает, что суд не дал оценки заключению эксперта об отсутствии его отпечатков пальцев, а также не согласен с вменением ему кражи фотоаппарата, т.к. согласно показаниям К. фотоаппарат взяла она. Осужденный считает несостоятельным вменение причинения значительного ущерба потерпевшему, т.к. нет экспертного заключения о стоимости похищенного и похищенное возвращено потерпевшим и с их стороны претензий нет. Также осужденный считает неправомерным вменение ему квалифицирующего признака совершения преступления по предварительному сговору группой лиц, поскольку он в сговор не вступал, а К. его оговорила. Осужденный указывает, что ему не учли явку с повинной, чистосердечное признание, особый порядок и возврат имущества. Осужденный просит приговор отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе осужденный В. выражает несогласие с приговором, т.к. первичные показания брались с нарушением закона: в ночное время, без защитника и под давлением, а суд принял сторону обвинения, основанную на предположениях К., которая была в состоянии алкогольного опьянения, сама не видела, а ее показания опровергаются показаниями потерпевшего, свидетелей П. и А., и в приговоре не указано по каким основаниям суд отверг эти показания. Осужденный утверждает, что с ним не проводились очные ставки и заключением эксперта не было обнаружено его отпечатков пальцев, а Г.Н. показал, что ноутбук ему передала К., показания К. не соответствуют действительности, т.к. он в сговор с ними не вступал, в квартиру не заходил и преступления не совершал. Осужденный не согласен с утверждением потерпевшего М., о том, что ему причинен значительный ущерб, т.к. вещи были в употреблении и их оценку никто не проводил, а ноутбук М. К. получила за оказанные интимные услуги М. Осужденный считает, что по показаниям К. он является пособником и его действия следует квалифицировать по ст. 33 ч. 5, 158 ч. 2 п. "а" УК РФ. Осужденный просит приговор отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела, выслушав мнение прокурора Алтуховой М.Е., поддержавшей доводы кассационного представления частично и просившей приговор изменить: уточнить даты приговоров в отношении Г.Н., изменить размер ущерба, причиненный потерпевшей Г. и признать смягчающей явку с повинной Г.Н., в остальной части приговор оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, объяснения защитников Гущина В.А., Сорокина В.В., Голоднюка А.В., осужденных Г.Н., В., поддержавших доводы кассационных жалоб и представления по тем же основаниям, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению, кассационное представление и кассационную жалобу осужденного Г.Н. - удовлетворению частично, кассационную жалобу осужденного В. - оставлению без удовлетворения, по следующим основаниям:

Вывод суда о виновности Г.Н., В., К. в инкриминируемых им преступлениях основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании, и соответствует фактическим обстоятельствам, установленным судом.

Суд исследовал имеющиеся доказательства: показания потерпевших Г., М., свидетелей Б.А., Б.Б., П.А., П.Б., М., А., К.А., Б.В., письменные документы, протоколы следственных действий, и дал им в приговоре надлежащую оценку, признав их в совокупности доказывающими вину Г.Н., В., К. При этом суд обосновано отверг показания Г.Н. и В., данные в судебном разбирательстве, поскольку они опровергаются доказательствами по делу. У судебной коллегии нет оснований не соглашаться с этой оценкой доказательств и выводами суда в этой части.

В связи с изложенным, доводы кассационных жалоб осужденных о недоказанности их вины судебная коллегия находит необоснованными.

Показания Г.Н. и В. проверены судом в судебном разбирательстве и им дана надлежащая оценка в приговоре: данным в судебном разбирательстве - как недостоверным, поскольку они опровергаются показаниями потерпевших, свидетелей, подробно приведенными в приговоре, не доверять которым оснований не имеется, т.к. в судебном разбирательстве не было установлено причин для оговора ими Г.Н. и В., а также показаниями К. и показаниями Г.Н. и В., данными на предварительном следствии, которые признаны судом достоверными, т.к. подтверждаются иными доказательствами. В связи с изложенным, судебная коллегия находит необоснованными ссылки в кассационных жалобах на показания Г.Н. и В., данные в судебном разбирательстве, и высказанные ими версии произошедшего.

Доводы кассационных жалоб осужденных о том, что их показания подтверждаются показаниями потерпевшего и свидетелей П. и А. судебная коллегия на необоснованными, т.к. эти доводы осужденных противоречат показаниям указанных лиц, подробно приведенным в приговоре, которые признаны судом достоверными и положены судом в основу приговора, в связи с чем судебная коллегия находит также несостоятельными доводы кассационных о том, что они якобы отвернуты судом.

Доводы кассационных жалоб о недопустимости показаний Г.Н. и В., данных на следствии, судебная коллегия находит несостоятельными и не усматривает оснований не соглашаться с выводами суда об их допустимости и достоверности, поскольку они подтверждаются иными доказательствами. Судом были проверены доводы осужденных в этой части, и по делу не усматривается нарушений уголовно-процессуального закона при их получении. Как усматривается из материалов дела, данные показания, положенные судом в основу приговора, даны Г.Н. и В. не в ночное время, в присутствии защитников, подписаны ими и защитниками, удостоверены следователем, и в судебном разбирательстве было установлено, что при их даче на осужденных никакого давления не оказывалось.

Показания К. также были проверены судом в судебном разбирательстве и им дана надлежащая оценка в приговоре как достоверным, поскольку они подтверждаются доказательствами по делу, подробно приведенными в приговоре, и по делу не установлено причин для оговора ею Г.Н. и В. В связи с изложенным, доводы кассационных жалоб о недостоверности показаний К. судебная коллегия находит несостоятельными.

Ссылки в кассационных жалобах осужденных на состояние опьянения К. судебная коллегия находит несостоятельными, т.к. из материалов дела, в том числе, протокола судебного заседания, не усматривается, что в судебном разбирательстве показания ею давались в алкогольном опьянении или что какое-либо состояние мешало ей правильно воспринимать действительность в момент совершения преступления и давать о нем показания.

Доводы кассационных жалоб осужденных о том, что на месте преступления не было обнаружено их отпечатков пальцев и ссылки при этом на заключение эксперта судебная коллегия находит необоснованными, т.к. согласно заключению эксперта следы рук, обнаруженные на месте преступления для идентификации личности не пригодны (л.д. 61 т. 2).

Ссылки в кассационной жалобе осужденного В. на то, что ноутбук К. получила за оказанные ею интимные услуги судебная коллегия находит необоснованными, т.к. таких обстоятельств по делу не установлено, напротив было установлено, что ноутбук был похищен Г.Н. и В. из квартиры потерпевшего.

Судебная коллегия находит необоснованными доводы кассационных жалоб в части отрицания производства по делу очных ставок, т.к. в судебном разбирательстве судом были проверены данные доводы и было установлено, в том числе и из допроса в качестве свидетеля следователя, что очные ставки по делу были проведены, и суд обосновано пришел к выводу о допустимости данных доказательств и правомерно положил протоколы очных ставок в основу обвинительного приговора.

Доводы кассационной жалобы осужденного Г.Н. о том, что суд не в полном объеме исследовал материалы дела и не приобщил записи с камер наружного наблюдения, судебная коллегия находит несостоятельными, т.к. в соответствии с принципами уголовного судопроизводства о состязательности и равноправии сторон судом в судебном разбирательстве были исследованы все доказательства, представленные сторонами, о предоставлении иных доказательств, в том числе записей с видеокамер, сторонами ходатайств не заявлялось.

Доводы кассационных жалоб осужденных о том, что они не вступали в сговор друг с другом на совершение кражи, судебная коллегия находит необоснованными, т.к. в судебном разбирательстве из приведенных в приговоре доказательств было установлено, что они вступили в сговор на похищение ноутбука и похитили его, проникнув квартиру потерпевшего через окно.

Вместе с тем, судебная коллегия находит, что приговор суда содержит противоречия. Так, согласившись с мнением государственного обвинителя, частично отказавшегося от обвинения в судебном разбирательстве, суд исключил из обвинения К. квалифицирующий признак проникновение в жилище, и как, как усматривается из фабулы ее осуждения в приговоре, пришел к выводу, что К. участия в похищении ноутбука не принимала, поскольку таких действий в фабуле ее осуждения по приговоре не содержится, и осудил ее только за действия по похищению фотоаппарата потерпевшего М., однако, в фабуле осуждения суд указал, что она вступила в сговор с Г.Н. и В., направленный на хищение имущества, не приведя при этом каких-либо преступных действий В., совершенных в сговоре с К. Кроме того, в фабуле осуждения Г.Н. и В. суд указал, что они вступили в сговор на хищение чужого имущества только друг с другом, но привел в фабуле их осуждения действия К. по похищению фотоаппарата, не поясняя какое отношение данные действия К. имеют к сговору и действиям Г.Н. и В. по похищению ноутбука.

Таким образом, указание суда о наличии у К. сговора с В. и Г.Н. противоречит указанию о наличии у В. и Г. сговора только друг с другом на те же самые действия.

Кроме того, как усматривается из показаний К. и показаний Г.Н. и В., данных на следствии и признанных судом достоверными, действия К. по похищению фотоаппарата М. не охватывались умыслом Г.Н. и В. и в сговор на похищение ноутбука М. они вступили уже после похищения К. данного фотоаппарата и возвращения К. с похищенным фотоаппаратом в парк. В связи с изложенным, судебная коллегия находит обоснованными доводы кассационной жалобы осужденного Г.Н. о том, что ему необоснованно вменено похищение К. фотоаппарата.

Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия считает необходимым привести приговор в соответствие с выводами суда, указанными в приговоре, с учетом полномочий суда кассационной инстанции о невозможности ухудшения положения осужденных и позиции государственного обвинителя с учетом положений ст. 246 УПК РФ, и в соответствии с положениями ст. 380 УПК РФ приговор изменить: исключить из осуждения Г.Н. и В. по преступлению, совершенному 21 июля 2010 г. действия К. по похищению фотоаппарата и снизить размер причиненного ущерба до 22000 рублей, т.е. стоимости похищенного ноутбука; исключить из осуждения К. указание на вступление в предварительный сговор с Г.Н. и В. и квалифицирующий признак свершения преступления по предварительному сговору группой лиц; переквалифицировать действия К. на ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ, по которой назначить ей наказание с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, конкретных обстоятельств его совершения, данных о личности осужденной, смягчающих наказание обстоятельств, указанных в приговоре. Судебная коллегия считает возможным применить в отношении К. условное осуждение в соответствии с положениями ст. 73 УК РФ, возложив на нее обязанности, указанные в приговоре суда.

Также судебная коллегия находит обоснованными доводы кассационного представления прокурора о том, что суд неверно указал сумму общего ущерба причиненного кражей потерпевшей Г. Как усматривается из предъявленного Г.Н. обвинения и установленных в судебном разбирательстве обстоятельств преступления, совершенной Г.Н. кражей Г. был причинен ущерб на общую сумму 37338 рублей, а суд в приговоре указал в фабуле осуждения Г.Н. о причинении общего ущерба на сумму 37378 рублей. В связи с изложенным, судебная коллегия считает необходимым в соответствии с положениями ст. 380 УПК РФ приговор изменить: снизить размер причиненного Г.Н. ущерба потерпевшей Г. до 37338 рублей.

Доводы кассационного представления о том, что неуказание судом в приговоре в фабуле осуждения Г.Н. стоимости обручального кольца, похищенного у потерпевшей Г., влечет отмену приговора, судебная коллегия находит несостоятельными, т.к. указанное обстоятельство не повлияло на законность и обоснованность постановленного приговора, т.к. в приговоре указана общая сумма причиненного потерпевшей Г. ущерба с учетом изменений внесенных в приговор данным кассационным определением.

Доводы кассационных жалоб осужденных о том, что не установлена стоимость похищенного у М. имущества, судебная коллегия находит необоснованными, т.к. стоимость похищенного установлена в судебном разбирательстве из показаний потерпевшего, которым оснований не доверять не имеется, и данная стоимость определена потерпевшим с учетом того обстоятельства, что имущество использовалось потерпевшим. В связи с изложенным, судебная коллегия находит несостоятельными ссылки осужденных в кассационных жалобах на отсутствие экспертиз похищенного.

Также судебная коллегия находит несостоятельными доводы кассационного представления об отмене приговора в связи с неверным указанием в вводной части приговора дат вынесения приговоров в отношении Г.Н. и В. и назначенного наказания, т.к. выявленные неточности не повлияли на законность и обоснованность приговора в целом и могут быть уточнены судом в порядке ст. 397 УПК РФ.

Судебная коллегия не усматривает по делу нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих за собой отмену или изменение приговора. Судебное разбирательство проведено с соблюдением всех принципов судопроизводства, в том числе состязательности и равноправия сторон, презумпции невиновности. Доводы кассационного представления о нарушении судом уголовно-процессуального закона судебная коллегия находит необоснованными.

Доводы кассационных жалоб осужденных о том, что суд встал на сторону обвинения, судебная коллегия находит несостоятельными, т.к. не усматривает по делу каких-либо обстоятельств указывающих на необъективность суда.

Судебная коллегия считает, что судом правильно квалифицированы действия осужденного Г.Н. по преступлению совершенному в отношении потерпевшей Г. - по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ и действия осужденных Г.Н. и В. в отношении потерпевшего М.: по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ. Выводы суда в этой части мотивированы в приговоре установленными фактическими обстоятельствами преступлений и положениями уголовного закона и обусловлены, в том числе, занятой в судебном разбирательстве позицией государственного обвинителя.

Доводы кассационной жалобы осужденного В. о переквалификации его действий на ст. 33 ч. 5, 158 ч. 2 п. "а" УК РФ судебная коллегия находит несостоятельными, т.к. они противоречат установленным обстоятельствам преступления, согласно которым Г.Н. и В. действовали по предварительному сговору на похищение чужого имущества, которое совершили путем проникновения в жилище и оба совершили действия, образующие состав преступления - кражи с соответствующими квалифицирующими признаками, т.е. являлись соисполнителями данного преступления, когда действия каждого являлись необходимым условием достижения единого преступного результата - похищения ноутбука потерпевшего М.

Доводы кассационного представления и кассационных жалоб о необоснованности вменения осужденным квалифицирующего признака - причинения значительного ущерба гражданину, судебная коллегия находит несостоятельными, т.к. в приговоре суд ссылается на показания потерпевших Г. и М., которые в судебном разбирательстве пояснили, что причиненный им ущерб является для них значительным, и вывод суда о причинении им значительного ущерба сделан в соответствии с положениями уголовного закона - Примечания к ст. 158 УК РФ, т.е. с учетом стоимости похищенного и материального положения потерпевших, т.к. согласно показаниям потерпевших Г. и М., причиненный им ущерб значительно превышает совокупный доход их семьи на каждого ее члена с учетом наличия у них иждивенцев. Судебная коллегия также не усматривает оснований для исключения данного квалифицирующего признака, в том числе, принимая во внимание внесенные в приговор изменения, т.к. стоимость фотоаппарата и ноутбука по отдельности с учетом материального положения потерпевшего М., установленного в судебном разбирательстве, также значительно превышает совокупный доход его семьи на каждого ее члена с учетом наличия у него на иждивении жены и ребенка.

Ссылки в кассационной жалобе осужденного Г.Н. на то, что вещи были возвращены потерпевшим, и они не имеют претензий, судебная коллегия находит несостоятельными, т.к. данные обстоятельства не имеют значения для разрешения вопроса о значительности причиненного ущерба.

По делу отсутствуют какие-либо нарушения уголовного закона, влекущие отмену приговора, однако судебная коллегия усматривает, что судом были неправильно применены положения уголовного закона, определяющие правила погашения судимости.

Так в описательно-мотивировочной части приговора указано, что Г.Н. ранее судим 15.05.2003 г. по ст. 33 ч. 5, 158 ч. 2 п. "а" УК РФ (с учетом изменений, внесенных в приговор постановлением суда от 06.12.2004 г.), однако, судом не принято во внимание, что, как усматривается из копии приговора (т. 3 л.д. 72 - 74), данным приговором Г.Н. был осужден за преступление, совершенное в несовершеннолетнем возрасте, в связи с чем в соответствии с положениями ст. 95 УК РФ судимость Г.Н. на момент совершения им преступлений была погашена.

В вводной части приговора судом указано о наличии у Г.Н. судимости по приговору от 15.03.2003 г., хотя Г.Н., как усматривается из материалов дела такой судимости не имеет.

В связи с изложенным, судебная коллегия считает необходимым в соответствии с положениями ст. 380, 382 УПК РФ приговор изменить: исключить из приговора указание о наличии у Г.Н. судимостей по приговору от 15.03.2003 г. и по приговору от 15.05.03 г.

Судебная коллегия не усматривает нарушений уголовного закона при определении вида и срока наказания осужденным и находит несостоятельными доводы кассационного представления о необходимости отмены приговора в связи с нерассмотрением в приговоре необходимости назначения дополнительных видов наказания. Как усматривается из приговора, суд не назначил осужденным дополнительное наказание, предусмотренное санкцией ст. 158 ч. 2 и 3 УК РФ, что указывает на решение суда об отсутствии необходимости их назначения, что соответствует положениям уголовного закона и санкции указанных статей Особенной части Уголовного кодекса, согласно которым возможно назначение наказания без применения указанного в санкции статьи дополнительного наказания.

Судебная коллегия считает, что наказание Г.Н. и В. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, конкретных обстоятельств их совершения, данных о личности осужденных, отягчающих наказание обстоятельств, и является справедливым.

Доводы кассационный жалобы осужденного Г.Н. и кассационного представления прокурора о наличии по делу смягчающего обстоятельства - явки с повинной, судебная коллегия находит необоснованными. Как усматривает из материалов дела и обстоятельств преступления, совершенного Г.Н. в отношении потерпевшей Г., по делу не имела места явка с повинной, как она определена положениями ст. 142 УПК РФ и которая является смягчающим наказание обстоятельствам согласно ст. 61 УК РФ, поскольку протокол явки с повинной, на который ссылаются осужденный и прокурор, бы составлен после того как у правоохранительных органов появились сведения о совершении этой кражи Г.Н., а именно: свидетелем П. была выдана похищенная у Г. видеокамера и он сообщил, что ее продал ему Г.Н. и потерпевшая и свидетели сообщили следствию о своих подозрениях о совершении кражи Г.Н., и, как усматривается из показаний свидетеля Б. (л.д. 53 т. 1), Г.Н. об этом знал, т.е. органы следствия располагали сведениями о совершении им преступления и Г.Н. об этом было известно.

Ссылки в кассационной жалобе осужденного Г.Н. на чистосердечное признание судебная коллегия находит несостоятельными, т.к. в приговоре правильно отражена занятая им в судебном разбирательстве позиция частичного признания вины.

Доводы кассационной жалобы осужденного Г.Н. о том, что судом не был учтен особый порядок, судебная коллегия находит необоснованными, т.к. дело было рассмотрено судом в общем порядке с судебным разбирательством по делу и ходатайства о вынесении приговора без судебного разбирательства, как усматривается из материалов дела, осужденными не заявлялось.

Ссылки в кассационной жалобы осужденного Г.Н. на возврат имущества потерпевшим судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку, как усматривается из материалов дела, похищенное имущество было возвращено потерпевшим в результате действий правоохранительных органов.

Также судебная коллегия не усматривает оснований для смягчения осужденным наказания в связи с внесенными в приговор изменениями, т.к. данные изменения существенно не затрагивают объем осуждения и не влияют на обстоятельства, учтенные судом при назначении им наказания.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда

 

определила:

 

Приговор Тимирязевского районного суда города Москвы от 30 декабря 2010 года в отношении Г.Н., В., К. изменить:

исключить из приговора указание о наличии у Г.Н. судимостей по приговору от 15.03.2003 г. и по приговору от 15.05.03 г.;

снизить размер причиненного Г.Н. ущерба потерпевшей Г. до 37338 рублей;

исключить из осуждения Г.Н. и В. по преступлению, совершенному 21 июля 2010 г., действия К. по похищению фотоаппарата и снизить размер причиненного ущерба до 22000 рублей;

исключить из осуждения К. указание на вступление в предварительный сговор с Г.Н. и В. и квалифицирующий признак свершения преступления по предварительному сговору группой лиц;

переквалифицировать действия К. на ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ, по которой назначить ей наказание в виде лишения свободы сроком на два года;

на основании ст. 73 УК РФ назначенное К. наказание считать условным с испытательным сроком на 2 года, возложить на нее обязанность в период испытательного срока не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за ее поведением;

в остальной части приговор оставить без изменения, частично удовлетворив кассационное представление прокурора и кассационную жалобу осужденного Г.Н., кассационную жалобу осужденного В. - оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь