Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 марта 2011 г. по делу N 22-2315/11

 

Судья: Иванова Е.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего: Буяновой Н.А.,

судей: Титова А.В., Дубровиной О.В.,

при секретаре Б.,

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Д. и его защитника-адвоката Медведева А.В. на приговор Таганского районного суда

г. Москвы от 17 декабря 2010 года, которым

Д., ранее не судимый

- осужден по ч. 4 ст. 159 УК РФ (по двум преступлениям), с применением ст. 64 УК РФ, к 3 годам лишения свободы, со штрафом в размере 500000 рублей в доход государства, за каждое преступление; по ч. 3 ст. 159 УК РФ к 2 годам лишения свободы, со штрафом в размере 10000 рублей в доход государства.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно Д. назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 700000 рублей в доход государства.

Срок отбывания наказания исчислен с 17 декабря 2010 года, приговором разрешены вопросы о мере пресечении в отношении осужденного, вещественных доказательствах и гражданском иске ГУП НПЦ "...............", в пользу которого с осужденного взысканы денежные средства в размере 4241000 рублей в счет возмещения материального ущерба, причиненного преступлениями.

Заслушав доклад судьи Титова А.В., пояснения осужденного Д.,

защитников - адвокатов Медведева А.В. и Лисневского А.Г. в обоснование доводов кассационных жалоб и поддержавших их, мнение представителя потерпевшего М.Л. и прокурора Девятьяровой Е.В., полагавших необходимым приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

Д. признан виновным в совершении мошенничества, то есть хищения чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения - по трем преступлениям, два из которых совершены в особо крупном размере, одно в крупном размере.

Согласно приговору, преступления совершены в период, не позднее, чем с 10 февраля 2004 года по 17 февраля 2005 года и окончены в г. Москве. Установленные судом обстоятельства совершения преступлений подробно изложены в приговоре. В судебном заседании Д. вину не признал.

В кассационной жалобе защитник-адвокат М.А. выражает свое не согласие с приговором суда, при этом приводит следующие доводы:

- вывод суда о том, что после поступления на расчетный счет ООО ".........." денежных средств ГУП НПЦ "..............." Д. получил реальную возможность распоряжаться данной суммой по своему усмотрению, является предположением, не основанным на доказательствах, которые в соответствии со ст. 240 УПК РФ были непосредственно исследованы в судебном заседании, при этом указывает на отсутствие доказательств того, что объекты недвижимости, находящиеся в собственности членов семьи осужденного, были приобретены незаконно и ссылки в приговоре на протокол обыска являются необоснованными, в том числе на том основании, что протокол обыска является недопустимым доказательством, поскольку обыск в квартире произведен членом следственной группы, о составе которой Д. не был уведомлен в нарушение требований ст. 163 УПК РФ;

- при вынесении приговора судом были нарушены требования ст. 298 УПК РФ, предусматривающие тайну совещания судей, так как по мнению адвоката, разрешение на проведение видеосъемки при провозглашении приговора было получено сотрудником ФСБ РФ во время нахождения судьи в совещательной комнате;

- судом не выполнены требования закона об установлении формы вины, мотива, совершения деяния, судом не установлено у Д. наличие корыстной цели при заключении договоров с ООО "...........", вывод суда о том, что Д. получил реальную возможность распоряжаться средствами, находящимися на счету ООО "...........", является предположением, не подтвержденным доказательствами, поскольку ни один из свидетелей, допрошенных в судебном заседании, не подтвердил, что Д. владел электронным ключом и имел реальную возможность распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению, перечислять их с расчетного счета ООО "..........." на счета других организаций и лиц, кроме того, в судебном заседании не было опровергнуты показания Д. о том, что он не владеет навыками работы с компьютером, а тем более, воспользоваться электронным ключом для доступа к расчетному счету ООО "..........";

- судом нарушен принцип непосредственности и состязательности судебного разбирательства, а также требования ст. 284 УПК РФ о порядке осмотра вещественных доказательств;

- ссылается на показания свидетелей, в частности С.1, С.2, С.3, С.4, а также С.5, С.6 и С.7, анализируя которые утверждает, что выводы суда о том, что тематика и виды работ, выполненные ООО "...........", и ГУП НПЦ ".........." совпадают, а также то, что эти работы выполнили сотрудники ГУП НПЦ "..........." являются предположением, поскольку не подтверждаются показаниями перечисленных свидетелей, а потому выводы суда о виновности Д., изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела;

- отмечает, что отсутствие технического задания вовсе не означает, что в действительности оно не выдавалось, а работы не сдавались и не выполнялись.

С учетом приведенных доводов адвокат просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции, а также отменить избранную Д. меру пресечения.

В кассационной жалобе осужденный Д. выражает несогласие с приговором, при этом подробно излагает обстоятельства финансово - хозяйственной деятельности ГУП НПЦ "................", особенности выполнения на данном предприятии научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, порядок их финансирования, поясняет специфику взаимоотношений с заказчиком данных работ, которые обуславливали необходимость привлечения для выполнения некоторых видов и этапов этих работ различных контрагентов, в том числе сотрудников других предприятий, студентов, чтобы в последующем выдавать эти работы за свои с целью ускорить производство работ, причем любой сотрудник мог предложить такие способы по своему усмотрению, что по мнению осужденного и объясняло привлечение к выполнению работ ООО "............", с которым первый договор был подписан его заместителем по экономике К. По мнению осужденного, два других договора, заключенных с ООО "..........." позднее, принесли ему на подпись и он подписал их не проверяя, так как для этого существовали службы во главе с К. Договоры соответствовали требованиям и за выполненную работу контрагенту были перечислены денежные средства главным бухгалтером после подписи платежных документов К. Осужденный утверждает, что лично он никакие договоры не оформлял вопреки показаниям свидетелей С.8, С.9 - главного бухгалтера и П., являющегося начальником планово-экономического отдела. Осужденный считает, что выводы органов предварительного следствия и суда о том, что научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, указанные в договорах с ООО "......", выполнены сотрудниками ГУП НПЦ "........." не подтверждаются доказательствами, при этом автор кассационной жалобы приводит и анализирует показания свидетелей С.5, С.6, С.7, С.3, С.4, считает, что их показания не расходятся с его утверждениями об обстоятельствах выполнения работ по договорам. Осужденный приводит доводы о том, что выводы суда о том, что тематика и виды работ, выполненные ООО "............", и ГУП НПЦ "................." совпадают, не подтверждаются доказательствами, указывает о том, что суд необоснованно отверг его показания о невиновности, тем самым нарушил принцип презумпции невиновности и необоснованно пришел к выводу, что совокупность доказательств является достаточной для признания его виновным в совершении преступления, считает, что утверждение суда о том, что по результатам судебного разбирательства достоверно установлено, что ООО "........." никаких работ в рамках заключенных договоров не выполняло, в связи с чем договоры являются фиктивными - являются неубедительными, и не основанными на каких-либо доказательствах и суд необоснованно пришел к выводу, что он (Д.) причастен к оформлению договоров с ООО "...........", зарегистрированного на подставное лицо, и к перечислению денежных средств ГУП НПЦ "............" на р/счет данного общества, сославшись на показания свидетеля С.8, который является для него, Д., подчиненным. Осужденный считает, что его показания о том, что лично он не причастен к составлению договоров и актов судом не опровергнуты, лица их оформившие, не установлены, при том, что материалами дела установлено, что главным бухгалтером денежные средства на расчетный счет ООО "........." были перечислены после подписания платежных документов С.8 обращает внимание на отсутствие данных о получении им (Д.) указанных денежных средств.

Кроме того, осужденный обращает внимание, что при постановлении приговора суд не разобрался и не выяснил субъективную сторону преступления, считает, что доказательства того, что он действовал с корыстной целью в материалах дела отсутствуют, как и не имеется доказательств получения им лично денежных средств в размере 4241000 рублей и причинения соответственно ущерба предприятию в особо крупном размере, поскольку работы по договорам ООО ".........." выполнило в полном объеме, в связи с чем гражданский иск в уголовном деле заявлен необоснованно и не подлежит удовлетворению. На основании приведенных доводов осужденный просит приговор отменить, производство по делу прекратить и освободить его из-под стражи.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия приходит к выводу, что приговор в отношении Д. является законным, обоснованным и справедливым, подлежащим оставлению без изменения.

Из протокола судебного заседания следует, что судом первой инстанции дело рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ, в условиях, обеспечивающих исполнение сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных прав, в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон, предусмотренных положениями ст. 15 УПК РФ.

Нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства РФ, влекущих отмену или изменение приговора, в ходе производства по делу предварительного расследования и его рассмотрения судом первой инстанции, допущено не было.

Вина Д. в совершении преступлений, установлена исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами, в том числе:

- показаниями свидетеля С.10, сотрудника военного представительства 3960 Министерства обороны РФ о том, что в рассматриваемый период он в пределах своей компетенции осуществлял полномочия по рассмотрению технических заданий, контролю за соответствием конструкторской документации требованиям ГОСТ. Кроме того, сотрудники представительства контролировали порядок привлечения ГУП НПЦ "..............." того или иного контрагента, выдачу ему технического задания, согласовали условия договора с ним, контролировали надлежащее исполнение контрагентом условий договора, а также проверяли конечный продукт, представленный контрагентом. Однако об ООО "................." и заключенных с данным обществом договорах, имеющихся в деле, ему ничего не известно. Ни он сам, ни кто-либо из сотрудников представительства, контролировавших работы по государственному контракту N ........... от 1 января 2000 года и договору N ............... от 30 октября 2001 года, не согласовывали с ООО "................" технические задания;

- протоколом выемки об изъятии и осмотре в ИФНС N 2 г. Москвы документов, связанных с деятельностью ООО "..............", из которых усматривается, что указанное общество было зарегистрировано 10 октября 2003 года по адресу: г. Москва, Звонарский переулок, дом .......... стр. ............. с уставным капиталом 10.000 рублей, учредителем его стало ООО "................", а на должность генерального директора и главного бухгалтера общества назначен С.;

- результатами проведенных оперативно-розыскных мероприятий, согласно которым ООО "............." по своему юридическому адресу фактически не располагается; данный адрес является местом массовой регистрации юридических лиц;

- показаниями свидетеля С.11 о том, что в период с 2000 по 2004 год за денежное вознаграждение он занимался регистрацией юридических лиц на территории Московского региона с целью их дальнейшей продажи. В уставных документах указанных юридических лиц он действительно фигурировал в качестве генерального директора, однако в действительности никакого участия в финансово-хозяйственной деятельности таких организаций не принимал. Имеющиеся в деле договоры, сторонами по которым выступают ООО "..........." и ГУП НПЦ "..............", он (С.11) он не подписывал и работ по ним не выполнял;

- платежными поручениями, изъятыми в ходе выемки в ООО ".............." о перечислении со счета ГУП НПЦ "............" на счет ООО "..............." 17 сентября 2004 года - 1.000.000 рублей; 27 декабря 2004 года - 576.000 рублей и 1.640.000 рублей; 17 февраля 2005 года - 1.025.000 рублей якобы за выполненные работы по договорам ........ от 1 марта 2004 года, ......... от 10 февраля 2004 года, ............. от 1 августа 2004 года;

- показаниями специалиста В., о том, что денежные средства, поступившие на счет ООО "................" со счета ГУП НПЦ "...............":

17 сентября 2004 года - 1.000.000 рублей; 27 декабря 2004 года - 576.000 рублей и 1.640.000 рублей; 17 февраля 2005 года - 1.025.000 рублей, наряду с иными средствами, находящимися на счете, перечислялись далее дробными платежами на расчетные счета различных фирм;

- заключением эксперта, по выводам которого подписи от имени генерального директора ООО "............" С.11 в договорах N ........ от 10 февраля 2004 года, N ........ от 1 марта 2004 года, актах сдачи-приемки выполненных работ по данным договорам, календарном плане к договору N ............. от 1 марта 2004 года, протоколе согласования цены к договору N ............... от 1 марта 2004 года, в пояснительной записке к расчету цены по договору N .............. от 1 марта 2004 года, в структуре цены, договоре N ............. от 1 августа 2004 года, акте сдачи-приемки выполненных работ и ведомости исполнения работ по данному договору, - вероятно, исполнены не С.11 а другими лицами;

- заключениями экспертов, по выводам которых договоры между ГУП НПЦ "............" и ООО "................" от 1 марта 2004 года и от 1 августа 2004 года, как и акты сдачи-приемки выполненных по ним работ, были подписаны Д., который на момент рассматриваемых событий занимал должность генерального директора ГУП НПЦ "...............". Договор между ГУП НПЦ "............." и ООО ".............." от 10 февраля 2004 года, акты сдачи-приемки выполненных по ним работ, а также все платежные поручения, на основании которых производились перечисления денежных средств, были подписаны С.8, который на момент рассматриваемых событий занимал должность заместителя директора по экономике и в своей деятельности подчинялся непосредственно Д.;

- показаниями свидетеля С.8, занимавшего должность заместителя генерального директора ГУП НПЦ ".........." по экономике, о том, что в его должностные обязанности входило лишь подписание договорной и финансовой документации, при этом в своей деятельности он подчинялся Д., выполняя указания последнего, поэтому договоры и платежные поручения от имени ГУП НПЦ "..........." подписывал лишь при отсутствии самого генерального директора и при наличии соответствующих указаний от него. Подбором контрагентов для выполнения тех или иных работ, которые по договорам поручались ГУП НПЦ "...........", занимался либо сам Д., как генеральный директор предприятия, либо назначенные им же главные конструктора, однако окончательное решение о заключении договора с тем или иным контрагентом принимал только Д., который в конечном итоге определял общую стоимость, форму оплаты и условия исполнения договора. Свидетель С.8 также пояснил, что о деятельности ООО ".............." ничего не известно, подписание им договора от 10 февраля 2004 года с данным обществом и актов сдачи-приемки выполненных по нему работ, а также платежных поручений о перечислении денежных средств на расчетный счет ООО ".............." могло произойти только по указанию Д.;

- показаниями свидетеля С.12, сотрудника планово-экономического отдела ГУП НПЦ ".........", о том, что с 2004 года она курировала исполнение государственного контракта N ......... от 30 октября 2001 года и к ней поступали все договоры, заключенные ГУП НПЦ "........" с контрагентами для выполнения тех или иных работ в рамках указанного контракта, однако, ООО "..........." ей не знакомо, договоры с данным обществом к ней не поступали, а перечисленные в акте сдачи-приемки работы якобы принятые у ООО "..........", полностью соответствуют работам, в действительности выполненным сотрудниками ГУП НПЦ "..........." и принятым заказчиком по этапу 3.4 в рамках договора N .......... от 30 октября 2001 года;

- сообщением ГУП НПЦ ".........." о том, что в архиве предприятия отсутствуют документы, подтверждающие прием, учет и хранение конструкторской документации по договорам с ООО ".........." от 10 февраля 2004 года, 1 марта 2004 года и от 1 августа 2004 года;

- показаниями свидетелей: С.1, С.2, С.3, С.4, С.5, С.6, С.7, С.8, С.9, С.10, С.11, С.12, С.13, С.14, С.15 о том, что о деятельности ООО ".........." как контрагента ГУП НПЦ "........." им ничего не известно, какая-либо документация, подтверждающая выполнение ООО "........" тех или иных работ по заказу предприятия, в делопроизводстве ГУП НПЦ "............" отсутствует, а также другими собранными по делу доказательствами, содержание которых приведено в приговоре.

Как следует из протокола судебного заседания, перечисленные доказательства исследованы в судебном заседании в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством РФ с участием стороны защиты и обвинения. Проверив материалы уголовного дела, судебная коллегия приходит к выводу, что доказательства, положенные в основу приговора, проверены судом первой инстанции путем сопоставления их с другими доказательствами согласно положениям ст. 87 УПК РФ, каждое доказательство оценено с точки зрения относимости, допустимости и достоверности в соответствии с правилами, установленными ст. 88 УПК РФ.

Судебная коллегия находит необоснованными доводы кассационных жалоб осужденного и его защитника о недопустимости доказательств, которые положены в основу приговора, поскольку собранные по делу и исследованные судом доказательства: показания свидетелей обвинения, протоколы следственных действий, а также иные доказательства, приведенные в приговоре, получены в соответствии с требованиями закона, содержат сведения, относящиеся к обстоятельствам рассматриваемого дела, согласуются друг с другом, в связи, с чем суд обоснованно признал их достоверными, относимыми и допустимыми, в совокупности достаточными для разрешения дела, изложив в приговоре мотивы принятого решения, не согласиться с которыми у судебной коллегии оснований не имеется.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационных жалоб о недопустимости протокола обыска в жилище Д., который указан в приговоре в числе других исследованных в судебном заседании доказательств, поскольку протокол данного следственного действия составлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, с участием понятых и объективно отражает процессуальные действия в том порядке, в каком они производились, в том числе и данные об изъятии документов на недвижимое имущество. То обстоятельство, что в соответствии с постановлениями следователя часть документов после их осмотра была исключена из числа доказательств и возвращена по принадлежности их владельцам, не может являться основанием для признания этого протокола недопустимым доказательством.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационных жалоб о том, что судом не было дано надлежащей оценки показаниям осужденного, в частности, не были опровергнуты его доводы.

В приговоре надлежаще изложены мотивы, на основании которых суд пришел к выводу о допустимости и достоверности одних доказательств, и критическом отношении к другим доказательствам. Оснований сомневаться в правильности выводов суда первой инстанции судебная коллегия не усматривает, поскольку они основаны на совокупности собранных по делу доказательств.

Вопреки доводам кассационных жалоб стороны защиты относительно недопустимости отдельных доказательств, в том числе и протокола обыска по месту жительства Д., изложенные и надлежаще мотивированные в приговоре выводы суда первой инстанции об оценке вышеперечисленных доказательств, об отсутствии нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих признание вышеперечисленных доказательств недопустимыми, судебная коллегия находит правильными и оснований не согласиться с данными выводами не усматривает.

Оценивая вышеизложенные доказательства, в том числе показания свидетелей обвинения, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об их достоверности, принимая во внимание, что они являются логичными и последовательными, дополняют друг друга, согласуются между собой и другими собранными по делу доказательствами, совокупность которых исследована в судебном заседании. Выводы суда об оценке показаний свидетелей, в том числе и об отсутствии у них оснований для оговора осужденного, а также об оценке всех других собранных по делу доказательств, надлежаще мотивированы в приговоре, судебная коллегия находит выводы суда обоснованными и убедительными.

Из представленных материалов уголовного дела усматривается, что адвокатом Медведевым А.В. были поданы замечания на протокол судебного заседания, которые были удостоверены председательствующим в части недостающих в нем сведений о производстве судом в ходе судебного следствия непосредственного осмотра вещественных доказательств, а именно конверта и содержащихся в нем документов

(т. 5, л.д. 118). При таких обстоятельствах, судебная коллегия находит несостоятельными доводы стороны защиты о допущенных в ходе судебного следствия нарушениях уголовно-процессуального законодательства, в частности положений ст. 284 УПК РФ, регламентирующих порядок осмотра вещественных доказательств, поскольку изложенные защитой доводы противоречат протоколу судебного заседания.

Вопреки доводам кассационных жалоб, судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о достоверности показаний С.8, учитывая, что они последовательны, непротиворечивы, согласуются с собранными по делу доказательствами, в частности, показаниями свидетелей С.13, С.14, С.15, сообщившими суду о том, что окончательное решение по выбору контрагентов для выполнения тех или иных работ за счет собственных средств ГУП НПЦ ".........", принимал только генеральный директор предприятия Д., а также показаниями свидетеля С.13, которыми подтверждается правдивость и достоверность показаний свидетеля С.8 о том, что последний отказывался ставить свои подписи на договорах с контрагентами при отсутствии соответствующих указаний генерального директора Д.

Судебная коллегия находит правильными выводы суда первой инстанции о критической оценке показаний и доводов осужденного Д. о том, что участия в заключении с ООО ".............." договоров, составлении актов сдачи-приемки работ по ним он не принимал, подписывал их в числе других принесенных документов, никаких указаний С.8 на подписание договоров с ООО "..........", актов сдачи-приемки выполненных по ни работ, а также платежных поручений не давал, поскольку показания осужденного в этой части опровергаются собранными по делу доказательствами, в том числе приведенными выше показаниями свидетеля С.8

Проверив доводы кассационных жалоб о непричастности Д. к инкриминируемым ему деяниям, судебная коллегия находит их несостоятельными, поскольку судом первой инстанции на основе совокупности рассмотренных в судебном разбирательстве доказательствами, наряду с другими фактическим обстоятельствами дела, достоверно установлен тот факт, что два из трех рассматриваемых договоров с ООО "...........", как и акты сдачи-приемки выполненных по ним работ, были подписаны осужденным Д. лично, а договор с ООО "............" от 10 февраля 2004 года, акты сдачи-приемки выполненных по нему работ, а также платежные поручения о перечислении денежных средств на счет ООО "........." С.8 подписал именно по указанию Д. Учитывая вышеизложенное, судебная коллегия находит правильными выводы суда о том, что именно Д. причастен к оформлению фиктивных по своему характеру договоров с ООО ".........", зарегистрированному на подставное лицо, а также к перечислению денежных средств, принадлежащих ГУП НПЦ "..............", на счет указанного общества.

Изучение представленных материалов уголовного дела показало, что все ходатайства стороны защиты, заявленные в ходе судебного разбирательства, как это видно из протокола судебного заседания, были рассмотрены в судебном разбирательстве в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, каких-либо нарушений судом допущено не было. Суд обоснованно пришел к выводу о достаточности исследованных доказательств для постановления приговора и разрешения вопросов в соответствии с положениями ст. 299 УПК РФ.

Судебная коллегия не соглашается с доводами, приведенными в кассационных жалобах относительно того, что суд не учел всех обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда, поскольку судом установлены все обстоятельства, исходя из положений ст. 73 УПК РФ, в том числе мотивы совершения преступлений, при этом суд первой инстанции всесторонне, полно и объективно исследовал представленные сторонами доказательства, правильно установил обстоятельства совершения Д. преступлений, совокупность доказательств суд обоснованно счел достаточной для принятия решения по уголовному делу, дал правильную оценку представленным доказательствам, изложив мотивы принятого решения в приговоре.

Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд первой инстанции дал им верную юридическую оценку, и на основе исследованных доказательств обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Д. в совершении преступлений и квалификации его действий по ч. 4 ст. 159 (по двум преступлениям) и по ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Наказание осужденному Д. назначено судом с учетом общественной опасности и обстоятельств дела, характера и тяжести совершенных преступлений, данных о его личности, соразмерно содеянному и оснований для его снижения судебная коллегия не находит.

В соответствии с требованиями закона разрешен и гражданский иск, в приговоре суда приведены доказательства и мотивы принятого решения, не согласиться с которыми у судебной коллегии оснований не имеется.

Судом первой инстанции дело рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ, в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон, при этом нарушений уголовного или уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, как в период предварительного следствия, так и в ходе судебного разбирательства, по делу допущено не было, приговор суда постановлен в совещательной комнате, в условиях, обеспечивающих тайну совещания судей и полностью соответствует требованиям ст. 297 УПК РФ.

Таким образом, по делу отсутствуют основания к отмене или к изменению приговора, в том числе по доводам, изложенным в кассационных жалобах осужденного и его защитника.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Таганского районного суда г. Москвы от 17 декабря 2010 года в отношении Д. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Д. и его защитника - адвоката Медведева А.В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь