Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 марта 2011 г. по делу N 22-2624/2011

 

Судья Скуридина И.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Поляковой Л.Ф.,

судей Селиной М.Е. и Пасюнина Ю.А.,

при секретаре Б.,

рассмотрела в судебном заседании 09 марта 2011 года кассационную жалобу адвокатов Колотушкиной М.В. и Пироговой А.В.

на постановление судьи Басманного районного суда города Москвы от 11 февраля 2011 года, по которому в отношении

П., <...>, гражданина РФ, имеющего высшее образование, холостого, работавшего помощником адвоката в Московской коллегии адвокатов N 100, зарегистрированного по адресу: Московская область;

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. п. "а, б" ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона N 162-ФЗ от 08.12.2003 года), ч. 3 ст. 127 УК РФ;

продлен срок содержания под стражей в качестве меры пресечения на 03 (три) месяца, а всего до 11 (одиннадцати) месяцев 10 суток, т.е. до 13 мая 2011 года.

Заслушав доклад судьи Селиной М.Е., объяснения адвокатов Колотушкиной М.В. и Пироговой А.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Смирнова В.Н., полагавшего необходимым постановление судьи оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Органами предварительного расследования П. обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных п. п. "а, б" ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона N 162-ФЗ от 08.12.2003 года), ч. 3 ст. 127 УК РФ.

Уголовное дело возбуждено 13 сентября 2006 года следователем по особо важным делам прокуратуры города Москвы по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. п. "а, ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ по факту покушения на убийство первого заместителя председателя Центрального банка Российской Федерации К. и убийства его водителя С.

20 сентября 2006 года заместителем Генерального прокурора РФ настоящее уголовное дело изъято у следователя по особо важным делам управления по расследованию бандитизма и убийств прокуратуры города Москвы и передано старшему следователю по особо важным делам Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

12 декабря 2006 года настоящее уголовное дело соединено в одно производство с уголовным делом N 75502, возбужденным 24 мая 2006 года по признакам преступления, предусмотренного п. "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ в отношении неустановленных лиц, присвоив соединенному уголовному делу N 18/377479-06.

Из данного уголовного дела для завершения расследования по эпизодам убийств К. и С. 21 мая 2007 года в отношении Ф., А., Ш., П., П., П., Б., а 05 октября 2009 года в отношении П., в отдельное производство выделены уголовные дела и направлены в Московский городской суд в порядке ст. 222 УПК РФ.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей указанные лица признаны виновными в инкриминируемых им преступлениях и Московским городским судом 13 ноября 2008 года приговорены к различным срокам лишения свободы. П. приговорен к 06 (шести) годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима и в настоящее время содержится в ФБУ ИЗ-77/3 УФСИН России по г. Москве.

13 апреля 2010 года настоящее уголовное дело соединено в одно производство с уголовным делом, возбужденным 13 апреля 2010 года по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 127 УК РФ в отношении Б., К., П., П., С., П., присвоив соединенному уголовному делу N 18/ 377479-06.

22 апреля 2010 года П. предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных п. п. "а, б" ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона N 162-ФЗ от 08.12.2003 года) и ч. 3 ст. 127 УК РФ.

03 июня 2010 года Басманным районным судом города Москвы обвиняемому П. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

01 ноября 2010 года П. предъявлено обвинение в окончательной редакции в совершении преступлений, предусмотренных п. п. "а, б" ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона N 162-ФЗ от 08.12.2003 года) и ч. 3 ст. 127 УК РФ.

В настоящее время уголовное дело N 18/ 377479-06 находится в производстве и.о. старшего следователя по особо важным делам при Председателе Следственного комитета Российской Федерации А.

Срок предварительного следствия по уголовному делу и срок содержания обвиняемого П. под стражей неоднократно продлевались в установленном законом порядке, в очередной раз срок предварительного следствия продлен 19 января 2011 года заместителем Председателя Следственного комитета РФ до 13 мая 2011 года.

Следователь с согласия и.о. руководителя Главного следственного управления Следственного комитета РФ обратился в суд с ходатайством о продлении в отношении обвиняемого П. срока содержания под стражей в качестве меры пресечения, указывая на то, что до истечения срока содержания обвиняемого под стражей завершить проводимое по делу расследование не представляется возможным. Кроме того, по мнению следствия, избранная в отношении П. мера пресечения не может быть изменена, поскольку обстоятельства, послужившие основанием для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, не изменились; по делу необходимо выполнить ряд следственных и иных процессуальных действий с участием обвиняемого в городе Москве и Московской области, направленные на окончание расследования, выполнение требований ст. ст. 216 - 219 УПК РФ, составления обвинительного заключения и направления дела прокурору, а, находясь в исправительном учреждении, режим которого отличен от условий содержания в следственном изоляторе, П. посредством передачи соответствующих поручений иным лицам и другим соучастникам преступлений, может угрожать свидетелям и иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Постановлением от 11 февраля 2011 года суд, признав доводы ходатайства законными и обоснованными, продлил срок содержания под стражей обвиняемого П. на период, указанный в ходатайстве следователя.

В кассационной жалобе адвокаты Колотушкина М.В. и Пирогова А.В., подробно анализируя указанные судом основания для продления обвиняемому П. срока содержания под стражей, а также обстоятельства возбуждения, расследования и соединения уголовных дел в отношении Б. и по факту убийства первого заместителя Председателя ЦБ РФ К. и его водителя С., считают, что органом предварительного следствия допущено грубое нарушение требований УПК РФ при соединении уголовных дел, нарушен процессуальный закон при решении вопроса о продлении срока предварительного следствия по уголовному делу, и, соответственно, нарушены требования закона при решении вопроса о продлении срока содержания под стражей обвиняемого П., который повторно заключен под стражу по тому же уголовному делу.

Выражая несогласие с доводами следствия о необходимости продления обвиняемому П. срока содержания под стражей, защитники полагают, что указанные следствием доводы не нашли своего подтверждения в ходе судебного заседания и являются исключительно предположениями и домыслами, никаких фактических данных в подтверждение своих доводов следствие суду не представило. Суд в свою очередь, как полагают защитники, удовлетворяя ходатайство следственных органов, несмотря на не подтвержденные доводы, принял их во внимание, односторонне подошел к рассмотрению ходатайства следствия, поскольку ни одно из положений ст. ст. 97, 99 УПК РФ, не применимо к П. Защитники просит постановление суда отменить.

Проверив представленные материалы, обсудив доводы кассационной жалобы защитников обвиняемого, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения судебного решения.

В соответствии со ст. 108 ч. 1 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения.

Согласно ч. 2 ст. 109 УПК РФ в случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до 2 месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен судьей районного суда до 6 месяцев, а в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, в случаях особой сложности уголовного дела и при наличии оснований для избрания этой меры пресечения, - до 12 месяцев.

Как видно из представленных материалов, при решении вопроса о продлении срока содержания обвиняемого П. под стражей суд учел объем следственных и процессуальных действий, которые необходимо выполнить по уголовному делу для завершения расследования, принял во внимание особую сложность уголовного дела, поэтому испрашиваемый срок для продления содержания обвиняемого под стражей, справедливо признан судом первой инстанции разумным, обоснованным и разумным.

Также судом принято во внимание, что оснований для изменения избранной в отношении обвиняемого П. меры пресечения не имеется, при этом судом обоснованно указано, что П. обвиняется в совершении общественно-опасных деяний, относящихся к категории тяжких и особо тяжких преступлений, за совершение каждого из которых уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет.

Оценивая расследуемые по делу обстоятельства, представленные материалы и данные, характеризующие личность обвиняемого, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что имеются достаточные основания полагать, что, находясь в местах лишения свободы, режим которых отличен от условий содержания под стражей в условиях следственного изолятора, П. может оказать давление на свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства, либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Вопреки доводам кассационной жалобы защитников обвиняемого, суд, принимая решение по ходатайству следствия, строго руководствовался требованиями уголовно-процессуального закона; выводы суда о необходимости продления в отношении П. срока содержания под стражей в качестве меры пресечения в постановлении мотивированы и соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным по делу.

Из представленных материалов усматривается, что судебное решение об избрании П. меры пресечения в виде заключения под стражу по иному уголовному делу, а не по делу, по которому обвиняемый задерживался ранее и по которому постановлен обвинительный приговор, вступило в законную силу; доводы стороны защиты о неверном исчислении срока следствия и срока содержания П. под стражей неоднократно проверялись судом, поэтому у суда кассационной инстанции не имеется правовых оснований считать незаконными судебные решения об избрании обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу и последующих продлений сроков содержания обвиняемого под стражей.

Таким образом, суду первой инстанции было представлено отвечающее требованиям закона ходатайство следователя о продлении срока содержания обвиняемого П. под стражей, которое обосновано фактическими данными, подтверждающими невозможность отмены или изменения меры пресечения в виде заключения под стражу, а также содержит указание на наличие предусмотренных законом оснований для дальнейшего ее применения. Суду представлены необходимые материалы, подтверждающие изложенные в ходатайстве доводы.

Ходатайство составлено уполномоченным на то должностным лицом - следователем, в производстве которого находится уголовное дело, в рамках возбужденного уголовного дела, в установленные законом сроки и с согласия соответствующего руководителя следственного органа.

Поэтому доводы, изложенные в кассационной жалобе, о том, что мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого П. избрана повторно по тому же уголовному делу, что органами следствия неверно исчисляются сроки следствия и сроки содержания обвиняемого под стражей, признаются судебной коллегией несостоятельными.

Доводы защитников обвиняемого о том, что отсутствуют достаточные основания для продления срока содержания под стражей, поскольку не представлены доказательства наличия оснований для предположения, что П. может воспрепятствовать следствию, признаются судебной коллегией необоснованными, поскольку все доводы стороны защиты проверялись в судебном заседании и получили соответствующую оценку в постановлении суда.

Оснований не согласиться с правильностью выводов суда первой инстанции у судебной коллегии не имеется, тем более суду представлены материалы, подтверждающие правовые основания для продления срока содержания обвиняемого П. под стражей.

Нарушений уголовно-процессуального закона при разрешении ходатайства о продлении срока содержания под стражей в отношении П. судом не допущено. Ходатайство рассмотрено с соблюдением требований всех норм уголовно-процессуального закона, регулирующих порядок продления срока содержания под стражей.

Таким образом, постановление суда является законным, обоснованным и мотивированным, а оснований для отмены постановления суда по доводам, изложенным в кассационной жалобе, судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Постановление Басманного районного суда города Москвы от 11 февраля 2011 года о продлении срока содержания под стражей в качестве меры пресечения в отношении обвиняемого П. оставить без изменения, кассационную жалобу защитников обвиняемого - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь