Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 марта 2011 г. по делу N 22-2668

 

Судья Лифанова Н.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Маркова С.М.,

судей Колотовой С.Ф. и Пронякина Д.А.,

рассмотрела в судебном заседании от 9 марта 2011 г. кассационную жалобу адвоката Шкляева С.Б.

на приговор Тимирязевского районного суда город Москвы от 24 января 2011 года, которым

Г., 1963 года рождения, уроженец Республики Дагестан, гражданин РФ, зарегистрированный по адресу: Республика Дагестан, ранее не судимый, -

осужден по ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 228-1 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 5 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания Г. исчислен с 27 сентября 2010 года.

Разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Колотовой С.Ф., объяснения адвоката Шкляева С.Б., поддержавшего доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Алтуховой М.Е., полагавшей приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Г. признан виновным в том, что совершил покушение на совершение незаконного сбыта наркотических средств в крупном размере, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам.

Согласно приговору, преступление совершено 27 сентября 2010 г. в г. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Г. вину свою не признал.

В кассационной жалобе адвокат Шкляев С.Б., излагая обстоятельства дела, указывает, что после задержания Г. у него была обнаружена одна из меченых 500-рублевых купюр. На этом основании, суд пришел к выводу, что Г. совершил покушение на сбыт наркотических средств, в крупном размере. Данный вывод суда, по его мнению, не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела, что привело к неправильному применению судом уголовного закона.

Полагает, что суд необоснованно не принял во внимание показания Г. о стоимости приобретенного им героина за 2 500 рублей. Судом не выяснялся вопрос о сумме личных денег у Г. при покупке героина, тогда как Г. настаивает на том, что он добавил на приобретение героина единственную имевшуюся у него 1 000-рублевую купюру.

Считает, что показания Г. объясняют причину нахождения у него меченой 500-рублевой купюры, как подтверждение факта приобретения им героина совместно с Кудрявых, на их совместные денежные средства и умысла на их совместное употребление, а не сбыт наркотического средства. Суд не привел доказательств того, что Г. приобрел героин за меньшую сумму, чем 2 500 рублей и поэтому оставил себе 500 рублей, как за посредничество в сбыте наркотиков.

Настаивает на том, что действия Г. должны быть квалифицированы как соисполнительство или пособничество в приобретении наркотического средства.

Просит приговор изменить, переквалифицировать действия Г. на ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 218 УК РФ и снизить назначенное ему наказание в соответствии с измененной квалификацией содеянного.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы адвоката, не находит оснований для отмены или изменения приговора.

Вывод суда о виновности Г. в инкриминируемом ему деянии основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании, и соответствует фактическим обстоятельствам, установленным судом.

Суд проверил имеющиеся по делу доказательства: показания свидетелей К., Х., П., П., Г, заключение судебно-химической экспертизы, протоколы следственных и процессуальных действий, иные документы и дал им надлежащую оценку, признав доказательства допустимыми, относимыми и в совокупности подтверждающими вину Г..

При этом суд обоснованно критически отнесся к показаниям осужденного Г. о том, что он не сбывал 27 сентября 2010 г. героин, а приобрел его на совместные деньги со знакомым по имени "Виталий" и для их совместного потребления, сбытом героина никогда не занимался, и привел мотивы своих выводов.

У судебной коллегии отсутствуют основания не соглашаться с данной оценкой доказательств и выводами суда.

Судом установлено, что 27 сентября 2010 г., примерно в 18 часов 20 минут, Г., имея умысел на незаконный сбыт наркотических средств, за денежное вознаграждение в размере 500 рублей, в ходе оперативно-розыскного мероприятия "проверочная закупка" незаконно сбыл К. наркотическое средство - героин, общей массой 0,80 г, в крупном размере, ранее получив от К. денежные средства в сумме 2 000 рублей, после чего был задержан на месте сбыта сотрудниками УФСКН.

Судебная коллегия находит, что в ходе судебного разбирательства были объективно установлены все обстоятельства по делу на основании непосредственно исследованных судом доказательств, собранных с соблюдением ст. 74, 86 УПК РФ. Сомнений в правдивости показаний указанных выше свидетелей у суда не имелось.

Доказательств этих обстоятельств и обоснование выводов суда приведены судом в приговоре.

Также судом дана правильная оценка доводов адвоката Шкляева С.Б. о квалификации действий Г. на ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 228 УК РФ, не согласиться с которой нет оснований.

Оценка доказательств дана судом в соответствии с требованиями ст. 17, 88 УПК РФ с точки зрения их достоверности, относимости, допустимости, а в совокупности - достаточности для разрешения дела, которая не противоречит материалам дела и оснований для признания ее неправильной не имеется.

Оперативно-розыскные мероприятия проводились в соответствии с требованиями Федерального закона РФ "Об оперативно-розыскной деятельности" от 12 августа 1995 г. и ст. 89 УПК РФ, в связи с чем, суд обоснованно признал результаты, полученные в ходе оперативно-розыскного мероприятия, допустимыми доказательствами, и сослался на них в приговоре, как на доказательство вины Г..

Заключение судебной химической экспертизы было исследовано в судебном заседании, при этом суд правильно согласился с выводами эксперта и положил их в основу приговора, так как из материалов дела усматривается, что проведена она по назначению следователя по возбужденному уголовному делу, в соответствующем экспертном учреждении и лицом, обладающим необходимыми познаниями для дачи заключений, в связи с чем у суда не имелось оснований сомневаться в выводах эксперта, положенных в основу приговора.

Из материалов дела следует, что в ходе личного досмотра Г., в присутствии понятых, из внутреннего кармана сумки, принадлежащей Г., была обнаружена и изъята денежная купюра, достоинством 500 рублей, которая была выдана К. для проведения проверочной закупки героина, серия и номер которой совпали с серией и номером купюры, выданной К. в числе других денежных средств для проведения проверочной закупки героина.

Каких-либо сведений о заинтересованности свидетелей при даче показаний в отношении осужденного, оснований для оговора ими Г., равно как и противоречий в показаниях свидетелей по обстоятельствам дела, ставящих их под сомнение, и которые повлияли или могли повлиять на выводы и решение суда о виновности Г., на правильность применения уголовного закона и на меру назначенного ему наказания, судебной коллегией не установлено.

Анализ доказательств, имеющихся в материалах дела, свидетельствуют о правильности установления судом фактических обстоятельств дела, а также вывода суда о доказанности вины осужденного Г. и правовой оценке его действий по ст. 30 ч. 3, ст. 228-1 ч. 2 п. "б" УК РФ.

При этом суд исходил из того, что по смыслу закона "под незаконным сбытом наркотических средств следует понимать любые способы их возмездной или безвозмездной передачи другим лицам".

Оснований для иной квалификации действий Г., как об этом ставится адвокатом вопрос в кассационной жалобе, у суда не имелось.

Каких-либо нарушений закона органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании, влекущих отмену приговора или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, в том числе нарушений текущего законодательства, принципа презумпции невиновности, конституционных прав Г., не установлено. Дело расследовано и рассмотрено всесторонне и объективно.

Наказание Г. назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, конкретных обстоятельств дела, данных о личности виновного, смягчающих наказание обстоятельств, влияния назначенного наказания на его исправление.

Проанализировав совокупность всех данных о личности осужденного, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о необходимости назначения Г. наказания, связанного с изоляцией от общества.

Вопрос о применении ст. 64, 73 УК РФ при назначении Г. наказания был предметом рассмотрения суда первой инстанции, который обоснованно не усмотрел оснований для их применения.

С учетом изложенного, судебная коллегия считает, что назначенное Г. наказание является соразмерным содеянному и справедливым.

Таким образом, у судебной коллегии не имеется оснований для отмены или изменения приговора суда, в том числе и по доводам, изложенным адвокатом в кассационной жалобе.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда

 

определила:

 

Приговор Тимирязевского районного суда города Москвы от 24 января 2011 года в отношении Г. оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката Шкляева С.Б. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь