Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 марта 2011 г. по делу N 22-2673

 

судья Борисов О.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Маркова С.М.

и судей Андреевой С.В. и Пронякина Д.А.

рассмотрела в судебном заседании от 9 марта 2011 года кассационное представление прокурора, кассационную жалобу осужденного Г. на приговор Тимирязевского районного суда города Москвы от 14 декабря 2010 года, которым:

Г., родившийся в 1971 года в Донецкой области Украинской ССР, со средне-техническим образованием, женатый, работающий охранником в ООО Люберецкий вещевой рынок, зарегистрированный по адресу: Рязанская область, ранее не судимый, - осужден по ст. 264 ч. 3 УК РФ к лишению свободы сроком на 4 года с лишением права управления транспортными средствами сроком на три года, с отбыванием наказания в колонии-поселении. Мера пресечения в виде подписки о невыезде - отменена, избрана меры пресечения в виде заключения под стражу, взят под стражу в зале суда. Срок отбытия наказания исчислен с 14 декабря 2010 г.

Определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Андреевой С.В., выслушав мнение прокурора Алтуховой М.Е., поддержавшей доводы кассационного представления, частично и полагавшей приговор изменить, объяснения потерпевшей Б., защитника Верещагиной Е.М., осужденного Г., судебная коллегия

 

установила:

 

Г. приговором признан виновным в нарушении правил дорожного движения, повлекших по неосторожности смерть человека.

Преступление совершено Г. при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании Г. виновным себя не признавал.

В кассационном представлении прокурор, не оспаривая виновности Г. в предъявленном обвинении, квалификации его действий, считает, что суд нарушил нормы уголовно-процессуального законодательства и неправильно применил уголовный закон, поскольку, назначив осужденному отбывание наказания в колонии-поселении, избрал меру пресечения в виде заключения под стражу, хотя в соответствии со ст. 76 УИК РФ осужденные к лишению свободы направляются к месту отбытия наказания под конвоем, за исключением следующих в колонию-поселение самостоятельно согласно требованиям ст. 75-1 УИК РФ, поэтому суд не должен был брать Г. под стражу в зале суда. Прокурор просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе осужденный Г. считает приговор суда чрезмерно суровым, поскольку суд опирался на показания свидетелей, полученных с нарушениями норм УПК РФ: достоверность показаний свидетеля Б. не установлена; достоверность и допустимость показаний свидетеля К. опровергается показаниями свидетеля С.; К. не явился на судебное заседание, его показания были получены в нарушение требований ст. 190 УПК РФ, поскольку протокол допроса свидетеля составлен в форме рукописного текста без удостоверения данного факта; свидетель К. в ходе судебного разбирательства отрицал факт дачи им показаний следователю и сам факт его допроса в качестве свидетеля, что свидетельствует о нарушении ст. 189, 190 УПК РФ; достоверность показаний свидетеля Т. не была установлена и не согласуется с показаниями свидетеля С., а также опровергаются фототаблицей имеющейся в материалах дела, из которой следует, что наезд на потерпевшего совершил автомобиль под управлением Т.; показания свидетеля З. не проверялись судом и являются недопустимыми на основании ст. 75 ч. 2 п. 1 УПК РФ. Осужденный полагает, что судом, в нарушение требований ст. 75 ч. 2 п. 1 УПК РФ, приняты во внимание сообщенные им сведения сразу же после ДТП, когда он не мог достоверно утверждать о произошедшем, давал без защитника и от которых он отказался, чем суд нарушил требования ст. 75 ч. 2 п. 1, 88 ч. 1, 189, 190 УПК РФ. Осужденный считает, что суд не исследовал в достаточной мере причинно-следственную связь между повреждениями послужившими причиной смерти Б. и травмами, которые погибший получил в результате столкновения его автомобиля с автомобилем потерпевшего. Осужденный указывает, что судом не исследованы обстоятельства получения его автомобилем повреждений, которые свидетельствуют о столкновении его автомобиля с автомобилем потерпевшего в результате контакта его автомобиля с третьим автомобилем, что подтверждается показаниями свидетеля С. и специалиста Б. По мнению осужденного, суд не принял его более 20 летний безаварийный стаж вождения судом, нарушены его права на защиту, а также ст. 47 ч. 4 п. 21 УПК РФ, и не принял во внимание факт нарушения потерпевшим ПДД. Осужденный считает, что назначенное наказание является чрезмерно суровым и просит приговор изменить, назначив более мягкое наказание.

Потерпевшей Б. поданы возражения на кассационную жалобу осужденного, в которых она выражает несогласие с ее доводами и просит оставить кассационную жалобу осужденного без удовлетворения.

Исследовав материалы дела, выслушав мнение прокурора Алтуховой М.Е., поддержавшей доводы кассационного представления, частично и полагавшей приговор изменить: указать Г. следовать в колонию-поселение самостоятельно, в остальной части приговор оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения, объяснения потерпевшей Б., не возражавшей против доводов кассационного представления и возражавшей против доводов кассационной жалобы, выслушав объяснения защитника Верещагиной Е.М., осужденного Г., поддержавших доводы кассационной жалобы и кассационного представления, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению, кассационное представление - подлежащим удовлетворению частично, а кассационную жалобу - не подлежащей удовлетворению, по следующим основаниям:

Вывод суда о виновности Г. в совершении инкриминируемого ему деяния основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании, и соответствует фактическим обстоятельствам, установленным судом.

Суд исследовал имеющиеся доказательства: показания потерпевшей Б., свидетелей Б., Т., К., К., Т., В., З., К., С., специалистов Ц., Б., протоколы следственных и процессуальных действий, иные документы, заключение экспертизы, и дал им в приговоре надлежащую оценку, признав доказательства обвинения достоверными, допустимыми и в совокупности доказывающими вину Г. Суд обоснованно отверг показания Г. и специалиста Б., поскольку они опровергаются доказательствами по делу. У судебной коллегии нет оснований не соглашаться с этой оценкой доказательств и выводами суда.

Судебная коллегия находит, что в судебном разбирательстве были объективно установлены все значимые по делу обстоятельства на основании непосредственно исследованных в судебном разбирательстве доказательств. Доказательства этих обстоятельств и обоснование выводов суда приведены судом в приговоре. Доказательства оценены судом в соответствии с положениями ст. 17, 88 УПК РФ с точки зрения их достоверности, относимости, допустимости, а в совокупности - достаточности для разрешения дела. В приговоре суд указал: по каким основаниям принял одни доказательства и отверг другие. В связи с изложенным, судебная коллегия находит несостоятельными доводы кассационной жалобы о неверной оценке доказательств.

Показания Г. проверены судом в судебном разбирательстве и им дана надлежащая оценка в приговоре, как недостоверным, поскольку они опровергаются показаниями свидетелей обвинения, подробно приведенными в приговоре, не доверять которым оснований не имеется, т.к. в судебном разбирательстве не было установлено причин для оговора ими Г. и они подтверждаются объективно установленными обстоятельствами дорожно-транспортного происшествия, содержащимися в протоколах осмотра и приложении к ним. В связи с изложенным, судебная коллегия находит необоснованными ссылки в кассационной жалобе осужденного на свои показания и высказанную им версию произошедшего.

Показания свидетелей обвинения были проверены в судебном разбирательстве и свидетели Б., Т., К., Т., В., З., К. были допрошены судом в судебном разбирательстве в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в том числе были предупреждены об ответственности по ст. 307, 308 УПК РФ. В связи с изложенным, судебная коллегия находит несостоятельными доводы кассационной жалобы осужденного недопустимости данных доказательств, положенных судом в основу обвинительного приговора.

Также судебная коллегия находит несостоятельными ссылки в кассационной жалобе на положения ст. 75 УПК РФ при оценке показаний свидетеля З., поскольку в основу приговора судом были положены показания свидетеля З., отражающие фактические обстоятельства, непосредственным очевидцем которых он являлся, в том числе сообщений Г. о произошедшем непосредственно после дорожно-транспортного происшествия. Доводы осужденного в кассационной жалобе об отсутствии при этом адвоката, нарушении ст. 189, 190 УПК РФ и неспособности его достоверно сообщать о произошедшем судебная коллегия находит несостоятельными, т.к. указанные фактические сведения были получены не в результате производства какого-либо следственного действия, и из обстоятельств, установленных в судебном разбирательстве, не усматривается, что что-либо препятствовало Г. сообщать сотруднику ГИБДД достоверные сведения о дорожно-транспортном происшествии.

Показания свидетеля К. были исследованы в судебном разбирательстве посредством их оглашения и судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационной жалобы о недопустимости данного доказательства, поскольку из материалов дела, в том числе протокола допроса, не усматривается нарушений уголовно-процессуального закона при получении данного доказательства, в том числе положений ст. 190 УПК РФ. Показания свидетеля удостоверены его подписями и подписями следователя, в том числе удостоверена запись о предупреждении свидетеля об уголовной ответственности по ст. 307, 308 УПК РФ, а составление протокола допроса от руки не противоречит положениям ст. 166 УПК РФ, согласно которой допускается написание протоколов следственных действий таким способом.

Доводы кассационной жалобы о том, что свидетель К. не допрашивался в на следствии, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку в основу обвинительного приговора судом положены его показания, данные в судебном разбирательстве.

Доводы кассационной жалобы осужденного о недостоверности показаний свидетелей Б., К. и Т. судебная коллегия находит несостоятельными, т.к. не усматривает оснований не соглашаться с выводами суда об их достоверности, которые обоснованы в приговоре анализом всей совокупности доказательств, в том числе подтверждением сообщенных ими сведений объективно установленными обстоятельствами дорожно-транспортного происшествия из протоколов следственных действий и иных материалов дела, исследованных в судебном разбирательстве. Ссылки в кассационной жалобе на показания свидетеля защиты С. судебная коллегия находит необоснованными в связи с тем, что показания данного свидетеля не опровергают фактические сведения сообщенные свидетелями обвинения.

Доводы кассационной жалобы осужденного о том, что наезд на потерпевшего совершил автомобиль под управлением Т. и о том, что ДТП произошло в результате столкновения автомобиля осужденного с неким "третьим" автомобилем, судебная коллегия находит необоснованными, т.к. она противоречат установленным в судебном разбирательстве обстоятельствам дорожно-транспортного происшествия, изложенным в приговоре суда. Судебная коллегия не усматривает оснований не соглашаться с оценкой данных доводов осужденного, данной судом в приговоре и находит, что о ложности данных заявлений свидетельствует, в том числе, и то обстоятельство, что Г. высказывает различные версии причин ДТП, в том числе указывая, что причиной ДТП явилось столкновение с автомобилем, под управлением К. Ссылки в кассационной жалобе на фототаблицу судебная коллегия находит несостоятельными, т.к. из фототаблицы не усматривается достоверности версий осужденного, также как и из установленных из представленных сторонами доказательств повреждений автомобиля осужденного, как полагает об этом в кассационной жалобе осужденный.

Показаниям специалиста Б. в приговоре дана надлежащая оценка и судебная коллегия не находит оснований не соглашаться с выводами суда о том, что они не основаны на каких-либо расчетах и противоречат установленным по делу фактическим обстоятельствам произошедшего ДТП. В связи с чем, судебная коллегия находит необоснованными ссылки осужденного в кассационной жалобе на показания Б., а ссылки на показания свидетеля С. судебная коллегия находит необоснованными, поскольку из них не следуют заявленные осужденным обстоятельства.

Ссылки в кассационной жалобе на 20-летний безаварийный стаж вождения судебная коллегия находит несостоятельными, т.к. это обстоятельство не исключает установленных в судебном разбирательстве обстоятельств нарушения Г. Правил дорожного движения.

Доводы осужденного о нарушении потерпевшим Правил дорожного движения, аналогичные доводам кассационной жалобы, были проверены судом в судебном разбирательстве и получили оценку в приговоре, в котором суд пришел к выводу об отсутствии таких нарушений. Судебная коллегия не усматривает оснований не соглашаться с данным выводом суда, поскольку он основан на доказательствах, исследованных судом в судебном разбирательстве.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационной жалобы осужденного о том, что судом не установлена причинно-следственная связь между повреждениями, послужившими причиной смерти Б. и травмами, которые погибший получил в результате столкновения его автомобиля с автомобилем потерпевшего, поскольку в судебном разбирательстве было установлено, что смерть потерпевшего согласно заключению медицинской экспертизы наступила в результате, травм полученных им в ДТП, которое произошло в результате нарушения Г. Правил дорожного движения.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих за собой отмену приговора, судебная коллегия не усматривает. Судебное разбирательство было проведено с соблюдением всех принципов судопроизводства, в том числе, состязательности и равноправия сторон, права на защиту, презумпции невиновности. В связи с чем, судебная коллегия находит необоснованными доводы кассационной жалобы о нарушениях уголовно-процессуального закона, в том числе права на защиту осужденного. В судебном разбирательстве защиту осужденного осуществлял адвокат и стороне защиты, в том числе подсудимому Г., судом было предоставлено право представлять доказательства, которым сторона защиты воспользовалась. Ходатайства сторон были рассмотрены судом в соответствии с требованиями ст. 271 УПК РФ и судебная коллегия не усматривает, что отклонение какого-либо ходатайства повлекло незаконность и необоснованность постановленного судом приговора.

Судебная коллегия считает, что судом правильно квалифицированы действия осужденного Г. по ст. 264 ч. 3 УК РФ. Выводы суда в этой части достаточно полно мотивированы судом в приговоре установленными фактическими обстоятельствами преступления и положениями уголовного закона.

По делу отсутствуют какие-либо нарушения уголовного закона, влекущие отмену или изменение приговора, в том числе в части определения вида и размера, назначенного осужденному наказания. Доводы кассационного представления о неправильном применении судом уголовного закона судебная коллегия находит необоснованными, т.к. в представлении прокурором такие нарушения не обозначены.

Судебная коллегия находит доводы кассационной жалобы осужденного о несправедливости приговора вследствие его суровости необоснованными и считает, что наказание Г. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, конкретных обстоятельств его совершения, данных о личности осужденного, смягчающих наказание обстоятельств, и является справедливым.

Однако, судебная коллегия находит обоснованными доводы кассационного представления прокурора о неправомерности принятия решения о заключении Г. под стражу. Действительно, решение суда об избрании меры пресечения Г. в виде заключения под стражу в приговоре судом необоснованно и по обстоятельствам дела не усматривается, что ранее избранная ему мера пресечения виде подписки о невыезде и надлежащем поведении нарушалась Г. в период следствия и рассмотрения дела судом, или что он не имеет постоянного места жительства на территории РФ. В приговоре не приведены обстоятельства, послужившие основанием для такого решения суда в соответствии с требованиями ст. 97, 99, 108, 110 УПК РФ и ст. 75-1 УИК РФ, согласно которой осужденный, не содержащийся под стражей до приговора, может быть заключен под стражу и направлен в колонию-поселение под конвоем лишь в случаях уклонения его от следствия и суда, нарушения им меры пресечения или отсутствия у него постоянного места жительства на территории РФ. В связи с изложенным, судебная коллегия находит необоснованным решение суда об избрании Г. меры пресечения в виде заключения под стражу и считает необходимым приговор в соответствии с положениями ст. 380, 381 УПК РФ в части избрания Г. меры пресечения в виде заключения под стражу - отменить, Г. из-под стражи освободить.

Принимая во внимание положения ст. 75-1 УИК РФ, согласно которым осужденный следует в колонию-поселение самостоятельно, с учетом ранее обоснованного судебной коллегией решения об отменен приговора в части избрания Г. меры пресечения, судебная коллегия считает необходимым приговор в соответствии с положениями ст. 381 УПК РФ изменить, определив к месту отбывания наказания Г. следовать самостоятельно, обязать его явиться в территориальный орган уголовно-исполнительной системы за предписанием о направлении к месту отбывания наказания и зачесть в срок отбытия наказания содержание Г. под стражей.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда

 

определила:

 

Приговор Тимирязевского районного суда города Москвы от 14 декабря 2010 года в отношении Г.

в части избрания Г. меры пресечения в виде заключения под стражу - отменить,

Г. из-под стражи освободить,

определить к месту отбывания наказания Г. следовать самостоятельно;

обязать Г. явиться в территориальный орган уголовно-исполнительной системы за предписанием о направлении к месту отбывания наказания;

зачесть в срок отбытия наказания содержание Г. под стражей с 14 декабря 2010 г. по 9 марта 2011 г. включительно;

срок отбывания наказания Г. исчислять со дня прибытия в колонию- поселение;

в остальной части приговор оставить без изменения, частично удовлетворив кассационное представление прокурора, кассационную жалобу осужденного Г. - оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь