Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ

от 9 марта 2011 г. по делу N 3-30/11

 

Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда

в составе председательствующего судьи Кручинина М.А.

с участием представителя Волжского межрегионального природоохранного прокурора - заместителя Нижегородского межрайонного природоохранного прокурора Корнишовой Е.В. (по доверенности), представителей Правительства Нижегородской области Г.Т.А., С.М.С., Ч.Д.С. (по доверенностям)

при секретаре судебного заседания Ж.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Волжского межрегионального природоохранного прокурора о признании частично недействующим Положения о министерстве экологии и природных ресурсов Нижегородской области, утвержденного постановлением Правительства Нижегородской области от 31 декабря 2010 года N 965,

 

установила:

 

Волжский межрегиональный природоохранный прокурор обратился в Нижегородский областной суд с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению со дня вступления решения суда в законную силу пунктов 2.3; 3.1; 3.9; 3.36; 3.41; 3.73; 3.74; 3.75; 3.97; 3.98; 4.5; 4.6; 4.7; 4.8; 4.14; 4.23; 4.28; 4.29 Положения о министерстве экологии и природных ресурсов Нижегородской области, утвержденного постановлением Правительства Нижегородской области от 31 декабря 2010 года N 965 (далее - Положение).

В обоснование заявленных требований указал, что министерство экологии и природных ресурсов Нижегородской области (далее - Министерство) согласно оспариваемому в части Положению совмещает функции государственного экологического контроля (пункты 2.3; 3.1; 3.9; 3.41; 3.73; 3.74; 3.75; 3.97; 3.98; 4.5; 4.6; 4.7; 4.14; 4.23; 4.28; 4.29 и функции хозяйственного использования природных ресурсов, что недопустимо в силу статьи 12 и пункта 6 статьи 65 Федерального закона "Об охране окружающей среды".

Кроме того, указал, что на основании пункта 3.65 Положения Министерство уполномочено осуществлять воспроизводство охотничьих ресурсов, т.е. вовлекать их в хозяйственный оборот, что противоречит статье 65 Федерального закона "Об охране окружающей среды", статье 12 Федерального закона "О животном мире", статье 33 Федерального закона "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации".

В заявлении прокурор также указал, что силу статьи 6 Федерального закона "О животном мире" Российской Федерацией органам государственной власти субъектов Российской Федерации не передавались полномочия по осуществлению государственного контроля (надзора) в области охраны и использования водных биоресурсов, вместе с тем, пунктами 4.28, 4.29 Положения Министерство наделяется полномочиями в сфере государственного контроля и надзора в области охраны и использования водных биологических ресурсов.

В предварительном судебном заседании представитель прокурора уточнила, что в мотивировочной части заявления указывается на противоречие федеральному законодательству также и пункта 3.65 Положения о министерстве экологии и природных ресурсов Нижегородской области, однако в просительной части заявления прокурора данный пункт по технической ошибке не был указан. В связи с этим дополнила заявление требованием о признании противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению со дня вступления решения суда в законную силу пункта 3.65 Положения о министерстве экологии и природных ресурсов Нижегородской области, утвержденного постановлением Правительства Нижегородской области от 31 декабря 2010 года N 965.

При рассмотрении дела в суде представитель Волжского межрегионального природоохранного прокурора Корнишова Е.В. требования заявления поддержала по основаниям, указанным в жалобе. Пояснила, что функции хозяйственного использования природных ресурсов перечислены в пунктах 1.1, 3.17, 3.18, 3.39, 3.45, 3.47, 3.57.1, 3.65, 3.70, 3.71, 3.72, 3.84, 3.93 Положения.

В связи с внесением Правительством Нижегородской области в процессе судебного рассмотрения дела изменений в отдельные пункты Положения представитель Волжского межрегионального природоохранного прокурора Корнишова Е.В. просила производство по делу в части признания недействующими пунктов 3.65, 4.23, 4.28, 4.29 Положения прекратить.

Представитель Правительства Нижегородской области Г.Т.А. сообщила, что Правительством Нижегородской области принято постановление от 03 марта 2011 года N 142 "О внесении изменений в Положение о министерстве экологии и природных ресурсов Нижегородской области, утвержденное постановлением Правительства Нижегородской области от 31 декабря 2010 года N 965", которым из Положения исключаются пункты, предусматривающие полномочия Министерства по хозяйственному использованию объектов природной окружающей среды и полномочия по государственному контролю за водными биологическими ресурсами.

Также представитель Правительства Нижегородской области Г.Т.А. пояснила, что, исходя из определения термина "использование природных ресурсов", содержащегося в статье 1 Федерального закона "Об охране окружающей природной среды", использование природных ресурсов включает в себя возможность их использования как в хозяйственных целях так и в иных, например, при реализации определенных государственных полномочий. Действующее законодательство не содержит определения понятия "хозяйственное использование природных ресурсов". По мнению Правительства Нижегородской области, хозяйственным использованием природных ресурсов является непосредственное воздействие на природные ресурсы, осуществляемое в результате деятельности хозяйствующих субъектов (водопользование, использование объектов животного мира, добыча недр и т.д.). Термин "хозяйствующий субъект" определяется в экономических словарях и положениях федерального законодательства (в частности, в Федеральном законе от 26 июля 2006 года N 135-ФЗ "О защите конкуренции") как юридическое или физическое лицо (индивидуальный предприниматель, коммерческая организация, а также некоммерческая организация) ведущее хозяйство от своего имени и осуществляющее деятельность, приносящую ему доход. Министерство экологии и природных ресурсов Нижегородской области является органом исполнительной власти Нижегородской области и не занимается деятельностью, приносящей ему доход, соответственно Министерство не осуществляет хозяйственное использование природных ресурсов.

Осуществляемые Министерством функции по принятию решений о предоставлении права пользования участками недр, заключению договоров водопользования и принятию решений о предоставлении водных объектов в пользование, выдаче разрешения на добычу охотничьих ресурсов и объектов животного мира, не отнесенных к охотничьим и водным биологическим ресурсам, в том числе в научных, культурно-просветительских, воспитательных, рекреационных и эстетических целях, разрешений на содержание и разведение объектов животного мира в полувольных условиях и искусственно созданной среде обитания, носят управленческий и организационный характер и определены действующим законодательством.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона "О животном мире" использование объектов животного мира - это изучение, добыча объектов животного мира или получение иными способами пользы от указанных объектов для удовлетворения материальных или духовных потребностей человека с изъятием их из среды обитания или без такового. Министерство указанной деятельностью не занимается.

Кроме того, Перечень видов государственного экологического контроля, установленный постановлением Правительства Российской Федерации от 27 января 2009 года N 53, не содержит таких видов государственного контроля, как контроль платы за негативное воздействие на окружающую среду и контроль за соблюдением законодательства об экологической экспертизе.

Представитель указала на то, что деятельность Министерства построена таким образом, что в рамках Министерства функции государственного экологического контроля не совмещаются с организационными и управленческими функциями в области охраны окружающей среды.

Кроме того, требование прокуратуры исключить из компетенции министерства экологии и природных ресурсов Нижегородской области полномочия по осуществлению государственного экологического контроля (а не организационные и управленческие функции в области охраны окружающей среды) нарушает установленный частью 1 статьи 77 Конституции Российской Федерации принцип самостоятельности установления субъектом Российской Федерации системы органов государственной власти.

Просила суд отказать Волжскому межрегиональному прокурору в удовлетворении заявленных требований.

Представитель Правительства Нижегородской области С.М.С. с доводами, изложенными в отзыве на заявление прокурора, согласился. Также указал суду о том, что хозяйственное использование природных ресурсов Министерство не осуществляет. В специальном законе об охоте в Водном кодексе РФ таких запретов на совмещение функций не имеется. В Федеральном законе "О животном мире" содержится свое определение использования объектов животного мира. Использование объектов животного мира Министерство также не осуществляет. Фактически прокурор вторгается в компетенцию органа государственной власти субъекта Российской Федерации. Ссылку прокурора на судебную практику Верховного Суда РФ нельзя признать обоснованной, так как она основана на других, в частности лесных отношениях; система органов государственной власти по тем делам была совсем иная, иные обстоятельства. Просил в удовлетворении заявления прокурора отказать.

Представитель Правительства Нижегородской области Ч.Д.С. также просил в удовлетворении заявления прокурора отказать по приведенным выше основаниям.

Рассмотрев материалы настоящего дела, обсудив доводы и требования заявления Волжского межрегионального природоохранного прокурора, заслушав явившихся в судебное заседание лиц, судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда приходит к следующему.

Исходя из положений части 1 статьи 251 ГПК РФ прокурор в пределах своей компетенции вправе обратиться в суд с заявлением о признании нормативного правового акта противоречащим закону полностью или в части.

Оспариваемое в части постановление Правительства Нижегородской области от 31 декабря 2010 года N 965 "Об утверждении Положения о министерстве экологии и природных ресурсов Нижегородской области" было официально опубликовано в газете "Нижегородские новости" от 22 января 2011 года N 10 и вступило в законную силу со дня его подписания, за исключением пункта 3.28 Положения, вступающего в силу с 01 января 2011 года (п. 3).

Данное постановление Правительства Нижегородской области определяет задачи министерства экологии и природных ресурсов Нижегородской области, устанавливает функции и права Министерства при осуществлении государственной политики Нижегородской области и государственного управления в сфере охраны окружающей среды, использования и охраны водных объектов, в сфере недропользования, охраны, воспроизводства и использования объектов животного мира и водных биологических ресурсов, в области охоты, а также осуществлении переданных Российской Федерацией полномочий в данных сферах в соответствии с федеральным законодательством.

В соответствии с пунктами "д" и "к" части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации природопользование, охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности, водное, лесное законодательство и законодательство об охране окружающей среды находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Согласно части 2 и части 5 статьи 76 Конституции РФ по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, которые не могут противоречить федеральным законам.

Пунктом 2 статьи 26.3 Федерального закона от 06 октября 1999 года N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации по допросам совместного ведения, осуществляемым данными органами самостоятельно за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации (за исключением субвенций из федерального бюджета), отнесено решение вопросов:

осуществления государственного контроля в области охраны окружающей среды (государственного экологического контроля) на объектах хозяйственной и иной деятельности независимо от форм собственности, за исключением объектов хозяйственной и иной деятельности, подлежащих федеральному государственному экологическому контролю (подпункт 56);

осуществления государственного регионального контроля и надзора за использованием и охраной водных объектов, мониторинга водных объектов, резервирования источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, нормативно-правового регулирования отдельных вопросов в сфере полных отношений, полномочий собственника водных объектов в пределах, установленных водным законодательством Российской Федерации (подпункт 59).

Правовое регулирование отношений, о которых возник спор, на федеральном уровне осуществляется Конституцией Российской Федерации, Лесным кодексом Российской Федерации, Водным кодексом Российской Федерации. Федеральным законом от 10 января 2002 года N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды", Федеральным законом от 24 апреля 1995 года N 52-ФЗ "О животном мире", Федеральным законом от 20 декабря 2004 года N 166-ФЗ "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов", Федеральным законом от 24 июля 2009 года N 209-ФЗ "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В период судебного рассмотрения данного дела Правительством Нижегородской области принято постановление от 03 марта 2011 года N 142 "О внесении изменений в Положение о министерстве экологии и приходных ресурсов Нижегородской области, утвержденное постановлением Правительства Нижегородской области от 31 декабря 2010 года N 965", которым изменены пункты 3.65, 3.80, 4.28, 4.29 Положения, пункт 4.23 изложен в иной редакции.

В соответствии с частью 3 статьи 32 Закона Нижегородской области от 03 октября 2007 года N 129-З "О Правительстве Нижегородской области" постановления Правительства вступают в силу со дня их подписания, если самими постановлениями Правительства не предусмотрен иной порядок вступления их в силу. Постановления Правительства по вопросам защиты прав и свобод человека и гражданина вступают в силу не ранее чем через десять дней со дня их официального опубликования.

Постановление Правительства Нижегородской области от 03 марта 2011 года N 142, которым внесены изменения в оспариваемое в части постановление Правительства Нижегородской области, не регулирует вопросы защиты прав и свобод человека и гражданина и не содержит положений об ином порядке вступления данного нормативного правового акта в силу. Поэтому суд рассматривает заявление прокурора, учитывая изменения, внесенные в постановление Правительства Нижегородской области от 31 декабря 2010 года N 965 "Об утверждении Положения о министерстве экологии и природных ресурсов Нижегородской области" постановлением Правительства Нижегородской области" от 03 марта 2011 года N 142.

При рассмотрении данного дела судом в удовлетворении ходатайства представителя Волжского межрегионального природоохранного прокурора Корнишовой Е.В. о прекращении производства по делу в части признания недействующими пунктов 3.65. 4.23. 4.28, 4.29 Положения о министерстве экологии и природных ресурсов Нижегородской области отказано, о чем 09 марта 2011 года вынесено определение,

Как указано выше, прокурором оспариваются пункты 2,3; 3.1; 3.9; 3.36; 3.41; 3.65; 3.73; 3.74; 3.75; 3.97; 3.98; 4.5; 4.6; 4/7; 4.8; 4.14; 4.23; 4.28; 4.29 Положения о министерстве экологии и природных ресурсов Нижегородской области, утвержденного постановлением Правительства Нижегородской области от 31 декабря 2010 года N 965.

Пунктом 2.3 Положения установлено, что одной из основных задач Министерства является осуществление государственного экологического контроля.

Пунктами 3.1; 3.9; 3.36; 3.41; 3.65; 3.73; 3.74; 3.75; 3.97; 3.98 определены отдельные функции Министерства, а именно: Министерство в соответствии с возложенными на него задачами выполняет следующие основные функции:

пункт 3.1. Осуществляет государственный контроль и надзор в области охраны окружающей среды (государственный экологический контроль) (за исключением контроля на объектах хозяйственной и иной деятельности, подлежащих федеральному государственному экологическому контролю), который включает в себя:

государственный контроль за охраной атмосферного воздуха;

государственный контроль за деятельностью в области обращения с отходами производства и потребления;

региональный государственный контроль и надзор за использованием и охраной водных объектов, за исключением водных объектов, подлежащих федеральному государственному контролю и надзору;

государственный контроль за геологическим изучением, охраной и рациональным использованием участков недр местного значения (государственный геологический контроль);

государственный экологический контроль на озелененных территориях;

государственный контроль и надзор за соблюдением законодательства в области охраны и использования объектов животного мира и среды их обитания на территории Нижегородской области, за исключением государственного контроля и надзора за соблюдением законодательства в области охраны и использования объектов животного мира и среды их обитания, находящихся на особо охраняемых природных территориях федерального значения и водных биологических ресурсов;

пункт 3.9. Осуществляет контроль в порядке, установленном федеральным законодательством, платы за негативное воздействие на окружающую среду по объектам хозяйственной и иной деятельности, за исключением объектов, подлежащих федеральному государственному экологическому контролю;

пункт 3.36. Выявляет нарушения законодательства в области охраны окружающей среды и осуществляет контроль за принятием мер по устранению таких нарушений;

пункт 3.41. Осуществляет контроль за соблюдением законодательства об экологической экспертизе при осуществлении хозяйственной и иной деятельности на объектах, подлежащих государственному экологическому контролю, в установленном действующим законодательством порядке;

пункт 3.65. Организует охрану и воспроизводство объемов животного мира, в том числе охотничьих ресурсов, за исключением объектов животного мира, находящихся на особо охраняемых природных территориях федерального значения, а также охрану среды обитания указанных объектов животного мира;

пункт 3.73. Осуществляет контроль за использованием капканов и других устройств, используемых при осуществлении охоты;

пункт 3.74. Осуществляет контроль за оборотом продукции, получаемой от объектов животного мира;

пункт 3.75. Осуществляет государственный охотничий контроль и надзор на территории Нижегородской области, за исключением особо охраняемых природных территорий федерального значения;

пункт 3.97. Привлекает в установленном порядке граждан и юридических лиц к предусмотренной законодательством ответственности за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды на территории Нижегородской области. Применяет штрафные санкции, предъявляет иски о возмещении ущерба, причиненного окружающей среде в результате нарушения природоохранного законодательства;

пункт 3.98. Составляет и пределах своей компетенции протоколы об административных правонарушениях, осуществляет рассмотрение дел об административных правонарушениях в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством Нижегородской области.

Пунктами 4.5, 4.6, 4.7. 4.8, 4.14. 4.23, 4.28, 4.29 определены права Министерства; а именно Министерство имеет право:

пункт 4.5. Посещать с целью проверки организации, объекты хозяйственной и иной деятельности независимо от форм собственности, за исключением объектов, подлежащих федеральному государственному экологическому контролю; знакомиться с необходимыми документами, результатами анализов, иными материалами, необходимыми для выполнения служебных обязанностей;

пункт 4.6. Проверять соблюдение нормативов, государственных стандартов и иных нормативных документов в области охраны окружающей среды, работу очистных сооружений и других обезвреживающих устройств, средств контроля, а также выполнение планов и мероприятий по охране окружающей среды;

пункт 4.7. Проверять выполнение требований, указанных в заключении государственной экологической экспертизы, и вносить предложения по ее проведению;

пункт 4.8. Составлять по результатам проверок акты, предъявлять требования и выдавать предписания юридическим и физическим лицам об устранении нарушений природоохранного законодательства;

пункт 4.14. Обращаться в случаях, установленных законодательством Российской Федерации, в суд и в арбитражный суд, в том числе с требованием об ограничении, о приостановлении или о запрещении в установленном порядке хозяйственной и иной деятельности, осуществляемой с нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, и с требованием об ограничении, о приостановлении или о запрещении эксплуатации хозяйственных и других объектов, негативно влияющих на состояние водных объектов, находящихся в собственности Нижегородской области;

пункт 4.23. Предъявлять в установленном порядке в пределах компетенции иски о возмещении ущерба водным объектам, расположенным на территории Нижегородской области;

пункт 4.28. Проверять в установленном порядке в пределах компетенции исполнение законодательства в области охраны и использования объектов животного мира и среды их обитания;

пункт 4.29. В порядке, установленном законодательством Российской Федерации, в пределах компетенции посещать с целью проверки объекты хозяйственной и иной деятельности, знакомиться с документами, проверять выполнение мероприятий по охране и использованию объектов животного мира.

Оспаривая содержание пунктов 2.3; 3.1; 3.9; 3.36; 3,41; 3.73; 3.74; 3.75; 3.97; 3.98; 4.5; 4.6; 4.7; 4.8; 4.14; 4.23; 4.28; 4.29 Положения, прокурор указал на то, что они противоречат федеральному законодательству, а именно статье 3, части 6 статьи 65 Федерального закона от 10 января 2002 года N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" и статье 12 Федерального закона от 24 апреля 1995 года N 52-ФЗ "О животном мире", так как нарушаются нормы указанных федеральных законов, запрещающих совмещение функции государственного контроля в области охраны окружающей среды (государственного экологического контроля) и функции хозяйственного использования природных ресурсов.

В соответствии с пунктом 1 статьи 64 Федерального закона "Об охране окружающей среды" контроль в области охраны окружающей среды (экологический контроль) проводится в целях обеспечения органами государственной власти Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, юридическими и физическими лицами исполнения законодательства в области охраны окружающей среды, соблюдения требований, в том числе нормативов и нормативных документов в области охраны окружающей среды, также обеспечения экологической безопасности.

На основании статьи 3 указанного Федерального закона одним из основных принципов охраны окружающей среды является независимость контроля в области охраны окружающей среды.

Пунктом 1 статьи 65 данного Федерального закона определено, что государственный контроль в области охраны окружающей среды (государственный экологический контроль) осуществляется в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 2 Правил осуществления государственного контроля в области охраны окружающей среды (государственного экологического контроля), утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27 января 2009 года N 53, государственный экологический контроль проводится в целях обеспечения органами государственной власти Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, юридическими и физическими лицами исполнения законодательства в области охраны окружающей среды, соблюдения требований в области охраны окружающей среды, а также обеспечения экологической безопасности.

Согласно пункту 3 указанных выше Правил государственный экологический контроль состоит, в том числе из: а) государственного контроля за охраной атмосферного воздуха; б) государственного контроля за деятельностью в области обращения с отходами (за исключением радиоактивных отходов); в) государственного контроля и надзора за использованием и охраной водных объектов: г) государственного контроля за геологическим изучением, рациональным использованием и охраной недр: е) государственного контроля в области охраны, воспроизводства и использования объектов животного мира и среды их обитания.

На основании пункта 6 статьи 65 Федерального закона "Об охране окружающей среды" запрещается совмещение функций государственного контроля в области охраны окружающей среды (государственного экологического контроля) и функций хозяйственного использования природных ресурсов.

Под хозяйственным использованием природных ресурсов (земли, недр, почв, поверхностных и подземных вод, атмосферного воздуха, растительного, животного мира и иных организмов), исходя из содержания статьи 1 Федерального закона "Об охране окружающей среды", следует понимать их эксплуатацию, вовлечение в хозяйственный оборот, включая вес виды воздействия на них в процессе хозяйственной и иной деятельности.

Исходя из того, что земля, недра, почвы, поверхностные и подземные воды, атмосферный воздух, растительный, животный мир и иные организмы, а также озоновый слой атмосферы и околоземное космическое пространство, обеспечивающие в совокупности благоприятные условия для существования жизни на Земле являются компонентами окружающей среды (статья 1 Федерального закона "Об охране окружающей среды") и государственный экологический контроль состоит из государственного контроля и надзора за указанными компонентами, их использованием и охраной, судебная коллегия приходит к выводу о том, что положения Федерального закона "Об охране окружающей среды" распространяют свое действие на отношения в области государственного контроля за перечисленными компонентами природной среды.

Судебная коллегия полагает, что анализ содержания самого Положения о министерстве экологии и природных ресурсов Нижегородской области, утвержденного постановлением Правительства Нижегородской области от 31 декабря 2010 года N 965, позволяет сделать вывод о том, что Министерству переданы функции хозяйственного использования природных ресурсов, в том числе по вовлечению их в хозяйственный оборот.

Так, в соответствии с пунктом 1.1. министерство экологии и природных ресурсов Нижегородской области является органом исполнительной власти Нижегородской области, обеспечивающим осуществление государственной политики Нижегородской области и государственного управления в сфере охраны окружающей среды, использования и охраны водных объектов, в сфере недропользования, охраны, воспроизводства и использования объектов животного мира и водных биологических ресурсов, в области охоты, а также осуществляющим переданные Российской Федерацией полномочия в данных сферах в соответствии с федеральным законодательством.

Пунктом 2.1 Положения установлено, что одной из задач Министерства является осуществление государственного управления в области охраны окружающей среды.

Положением о министерстве экологии и природных ресурсов Нижегородской области на Министерство возложено осуществление таких функций как: участие в отношениях в сфере экологического страхования, сертификации, лицензирования, аудита и других механизмов регулирования природопользования в пределах своей компетенции (п. 3.8); распоряжение совместно с Российской Федерацией единым государственным фондом недр на территории Нижегородской области, выделение участков недр местного значения (п. 3.14); участие в работе комиссий, созданных федеральным органом управления государственным фондом недр, по рассмотрению заявок о предоставлении права пользования участками недр, находящимися на территории Нижегородской области (п. 3.16); принятие решений о предоставлении права пользования участками недр для целей сбора минералогических, палеонтологических и других геологических коллекционных материалов (п. 3.17); принятие решений о проведении конкурсов или аукционов на право пользования участками недр (п. 3.18); принятие решений о предоставлении по результатам аукциона права на разведку и добычу общераспространенных полезных ископаемых; предоставлении права пользования участком недр местного значения для строительства и эксплуатации подземных сооружений местного значения, не связанных с добычей полезных ископаемых и другие полномочия по предоставлению прав пользования участками недр (п. 3.19); осуществление выдачи разрешений на выброс вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух стационарным источником в порядке, определенном Правительством Российской Федерации (п. 3.39); осуществление владения, пользования и распоряжения водными объектами, находящимися в собственности Нижегородской области (п. 3.45); заключение договоров водопользования, проведение аукционов по приобретению права на заключение договора водопользования, принятие решений о предоставлении водных объектов в пользование (п. 3.47); предоставление водных объектов или их части в пользование (п. 3.57.1); организация воспроизводства объектов животного мира, в том числе охотничьих ресурсов, за исключением объектов животного мира, находящихся на особо охраняемых природных территориях федерального значения (п. 3.65); заключение охотхозяйственных соглашений (п. 3.69); осуществление выдачи разрешений на добычу охотничьих ресурсов, на содержание и разведение объектов животного мира в полувольных условиях и искусственно созданной среде обитания, на добычу объектов животного мира, на пользование объектами животного мира (п. 3.70); распределение разрешений на добычу охотничьих ресурсов между физическими лицами, осуществляющими охоту в общедоступных охотничьих угодьях (пункт 3.71); осуществление выдачи, регистрации, замены и аннулирования охотничьих билетов, в том числе охотничьих билетов иностранного охотника (п. 3.72); участие в разработке и реализации программ Нижегородской области и мероприятий по охране и воспроизводству объектов животного мира, в том числе охотничьих ресурсов, и водных биологических ресурсов, а также среды их обитания в соответствии с законодательством Российской Федерации и Нижегородской области (п. 3.84); распределение между пользователями водными биоресурсами промышленных квот в пресноводных водных объектах и квот добычи (вылова) водных биоресурсов для организации любительского и спортивного рыболовства (п. 3.88); заключение договоров пользования водными биоресурсами (п. 3.93).

Исходя из изложенного и приведенных выше положений Федерального закона "Об охране окружающей среды", Федерального закона "О животном мире" судебная коллегия приходит к выводу о том, что Министерство экологии и природных ресурсов Нижегородской области наделено полномочиями по хозяйственному использованию природных ресурсов, поэтому одновременно не может быть наделено полномочиями (функциями) по государственному контролю в области охраны окружающей среды (государственному экологическому контролю).

Суд соглашается с доводами прокурора о том, что пункты 2,3; 3.1; 3.9; 3.36; 3.41; 3.97; 3.98; 4.5; 4.6; 4.7; 4.8; 4.14; 4.28; 4.29 Положения о Министерстве экологии и природных ресурсов Нижегородской области содержит положения, наделяющие Министерство контрольными и надзорными функциями в области охраны окружающей среды.

При этом судебная коллегия исходит из следующего.

В пунктах 2.3 и 3.1 Положения прямо указывается на то, что задачей и функцией Министерства является осуществление государственного экологического контроля.

Пунктом 3.9 Положения установлено полномочие (функция) Министерства по контролю за платой за негативное воздействие на окружающую среду по объектам хозяйственной и иной деятельности.

Осуществление такой платы предусмотрено статьей 16 Федерального закона от 10 января 2002 года N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды", поэтому, как считает судебная коллегия, контроль за платой за негативное воздействие на окружающую среду является контрольной функцией Министерства в области охраны окружающей среды.

Пунктом 3.36 Положения предусмотрено полномочие (функция) Министерства по выявлению нарушений законодательства в области охраны окружающей среды и осуществлению контроля за принятием мер по устранению выявленных нарушений.

Принимая во внимание положение статьи 1 Федерального закона "Об охране окружающей среды", согласно которой контроль в области охраны окружающей среды представляет собой систему мер, направленную на предотвращение, выявление и пресечение нарушений, судебная коллегия считает, что указанное в пункте 3.36 Положения полномочие (функция) по выявлению нарушений законодательства в области охраны окружающей среды относится к функциям государственного экологического контроля. Контроль за принятием мер по устранению выявленных нарушений также является государственной контрольной функцией Министерства.

Пунктом 3.41 предусмотрено полномочие Министерства по осуществлению контроля за соблюдением законодательства об экологической экспертизе при осуществлении хозяйственной и иной деятельности на объектах, подлежащих государственному экологическому контролю.

Признавая указанную функцию относящейся к функциям государственного контроля в области охраны окружающей среды (государственного экологического контроля), судебная коллегия исходит из того, что проведение экологической экспертизы предусмотрено статьей 33 Федерального закона "Об охране окружающей среды", поэтому осуществление контроля за приведением экологической экспертизы является государственной контрольной функцией. При этом суд принимает во внимание, что Министерство согласно пунктам 3.11, 3.26, 3.40 Положения осуществляет деятельность по организации и проведению экологических экспертиз. Наличие контрольной функции по соблюдению законодательства об экологической экспертизе и функции по организации и проведению экологических экспертиз приводит к нарушению принципа независимости контроля в области охраны окружающей среды, установленного статьей 3 Федерального закона "Об охране окружающей среды".

В связи с указанным судебная коллегия считает, что постановление Правительства Нижегородской области от 31 декабря 2010 года N 965 в части пунктов 2.3; 3,1; 3.9; 3.36; 3.41 Положения противоречит положениям пункта 6 статьи 65 Федерального закона "Об охране окружающей природной среды" и статье 12 Федерального закона "О животном мире", так как Министерство также наделено функциями хозяйственного использования природных ресурсов, и подлежит признанию в указанной части недействующим.

Пунктом 3.65 Положения предусмотрено полномочие Министерства по организации охраны и воспроизводства объектов животного мира, в том числе охотничьих ресурсов, за исключением объектов животного мира, находящихся на особо охраняемых природных территориях федерального значения, а также охране среды обитания указанных объектов животного мира.

Судебная коллегия полагает, что оснований для признания пункта 3.65 Положения недействующим не имеется, так как согласно абзацу 2 статьи 6 Федерального закона от 24 апреля 1995 года N 52-ФЗ "О животном мире" такое полномочие передано Российской Федерацией органам государственной власти субъекта, которым является министерство экологии и природных ресурсов Нижегородской области. Полномочий по осуществлению государственного экологического контроля данный пункт не содержит.

В связи с указанным судебная коллегия считает, что постановление Правительства Нижегородской области от 31 декабря 2010 года N 965 в части пункта 3.65 Положения не противоречит нормам федерального законодательства, имеющего большую юридическую силу.

Пунктом 3.73 Положения установлено, что Министерство осуществляет контроль за использованием капканов и других устройств, используемых при осуществлении охоты. Пунктом 3.75 Положения установлено, что Министерство осуществляет государственный охотничий контроль и надзор на территории Нижегородской области, за исключением особо охраняемых природных территорий федерального значения.

Оспаривая указанные пункты Положения, прокурор полагает, что они противоречат пункту 6 статьи 65 Федерального закона "Об охране окружающей природной среды" и статье 12 Федерального закона "О животном мире".

Судебная коллегия не может согласиться с доводами прокурора по следующим мотивам.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона от 24 июля 2009 года N 209-ФЗ "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российском Федерации" капканы и другие устройства, используемые при осуществлении охоты, относятся к орудиям охоты.

Подпунктом 8 пункта 1 статьи 33 указанного Федерального закона предусмотрено, что полномочия по осуществлению контроля за использованием капканов и других устройств, используемых при осуществлении охоты, переданы органам государственной власти субъектов Российской Федерации.

Таким образом, правоотношения в области охоты на федеральном уровне регулируются Федеральным законом от 24 июля 2009 года N 209-ФЗ "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации".

Данный Федеральный закон не содержит положений, запрещающих наличие у одного органа государственной власти полномочий (функций) по хозяйственному использованию охотничьих ресурсов и осуществлению государственного охотничьего контроля и надзора. Не содержат таких ограничений, в частности, статья 2 и статья 40 Закона, устанавливающие основные принципы правового регулирования в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов, и определяющие вопросы государственного охотничьего контроля и надзора.

При этом судебная коллегия также исходит из того, что государственный охотничий контроль и надзор не являются элементами государственного экологического контроля, перечисленными в пункте 3 Правил осуществления государственного контроля в области охраны окружающей среды (государственного экологического контроля), утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27 января 2009 года N 53.

В связи с изложенным судебная коллегия считает, что к правоотношениям в области государственного охотничьего контроля и надзора, в том числе контроля за использованием капканов и других устройств, используемых при осуществлении охоты, не могут быть применены положения пункта 6 статьи 65 Федерального закона "Об охране окружающей природной среды" и статьи 12 Федерального закона "О животном мире".

Поэтому суд не может согласиться с доводами прокурора о том, что пункт 3.73 и пункт 3.75 Положения должны быть признаны противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению.

Пунктом 3.74 Положения установлено полномочие (функция) министерства экологии и природных ресурсов Нижегородской области осуществлять контроль за оборотом продукции, получаемой от объектов животного мира.

Полномочия по осуществлению контроля за оборотом продукции, получаемой от объектов животного мира, переданы Российской Федерацией органам государственной власти субъектов Российской Федерации на основании статьи 6 Федерального закона "О животном мире".

В соответствии с подпунктом "е" пункта 3 Правил осуществления государственного контроля в области охраны окружающей среды (государственного экологического контроля), утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27 января 2009 года N 53, государственный контроль в области охраны, воспроизводства и использования объектов животного мира и среды их обитания является элементом государственного экологического контроля.

Так как вопросы контроля за оборотом продукции, получаемой от объектов животного мира, регулируются положениями Федерального закона "О животном мире", а контроль за использованием объектов животного мира является элементом государственного экологического контроля, то судебная коллегия приходит к выводу о том, что пунктом 3.74 Положения предусмотрена функция государственного контроля в области охраны окружающей среды, переданная министерству экологии и природных ресурсов Нижегородской области.

В связи с указанным суд считает, что постановление Правительства Нижегородской области от 31 декабря 2010 года N 965 в части пункта 3.74 Положения (с учетом наделения Министерства функциями хозяйственного использования природных ресурсов) противоречит положениям пункта 6 статьи 65 Федерального закона "Об охране окружающей природной среды" и статье 12 Федерального закона "О животном мире" и подлежит признанию недействующим.

Пунктом 3.97 Положения предусмотрено, что Министерство привлекает в установленном порядке граждан и юридических лиц к предусмотренной законодательством ответственности за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды на территории Нижегородской области. Применяет штрафные санкции, предъявляет иски о возмещении ущерба, причиненного окружающей среде в результате нарушения природоохранного законодательства.

По данному пункту Положения судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона "Об охране окружающей природной среды" контроль в области охраны окружающей среды (экологический контроль) - это система мер, направленная на предотвращение, выявление и пресечение нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, обеспечение соблюдения субъектами хозяйственной и иной деятельности требований, в том числе нормативов и нормативных документов, в области охраны окружающей среды.

Поэтому пункт 3.97 Положения в части наделения Министерства полномочиями по привлечению к ответственности за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды, применению штрафных санкций суд относит к функциям государственного контроля в области охраны окружающей среды, как мерам, направленным на пресечение нарушений законодательства в области охраны окружающей среды.

Данный вывод, по мнению суда, подтверждается и положениями Правил осуществления государственного контроля в области охраны окружающей среды (государственного экологического контроля), утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27 января 2009 года N 53, согласно которым в рамках осуществления государственного экологического контроля предусмотрено проведение проверок, привлечение в установленном порядке лиц, виновных в нарушении законодательства об охране окружающей среды, к административной ответственности.

В связи с указанным судебная коллегия считает, что пункт 3.97 Положения в части наделения Министерства полномочиями (функциями) по привлечению к ответственности за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды, применению штрафных санкций (с учетом наделения Министерства функциями хозяйственного использования природных ресурсов) противоречит положениям пункта 6 статьи 65 Федерального закона "Об охране окружающей природной среды" и подлежит признанию недействующим.

Пункт 3.97 Положения в части наделения Министерства полномочиями по предъявлению исков о возмещении ущерба, причиненного окружающей среде в результате нарушения природоохранного законодательства, по мнению судебной коллегии, не противоречит действующему федеральному законодательству, так как данная функция не относится к функции государственного контроля в области охраны окружающей среды. В данном случае полномочие по предъявлению исков о возмещении ущерба, причиненного окружающей среде, суд рассматривает как функцию органа государственной власти субъекта Российской Федерации по охране окружающей среды, т.е. деятельность, направленную на восстановление природной среды (абзац 11 статьи 1 Федерального закона "Об охране окружающей среды"). Из анализа статьи 1 Федерального закона "Об охране окружающей среды" следует, что понятия "охрана окружающей среды" и "контроль в области охраны окружающей среды" не являются тождественными.

Поэтому в указанной части заявление прокурора удовлетворению не подлежит.

Пунктом 3.98 Положения установлены полномочия (функции) Министерства экологии и природных ресурсов Нижегородской области по составлению протоколов об административных правонарушениях, рассмотрению дел об административных правонарушениях в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством Нижегородской области.

Судебная коллегия считает, что указанные полномочия в сфере административных правоотношений являются мерами, направленными на предотвращение, выявление и пресечение нарушений законодательства в области охраны окружающей среды, то есть входят в правовое понятие "экологический контроль" (статья 1 Федерального закона "Об охране окружающей природной среды").

Поэтому функции, указанные в пункте 3.98 Положения, суд относит к функциям государственного контроля в области охраны окружающей среды, как мерам, направленным на пресечение нарушений законодательства в области охраны окружающей среды.

Указанное также следует из положений Правил осуществления государственного контроля в области охраны окружающей среды (государственного экологического контроля), утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 21 января 2009 года N 53, согласно которым в рамках осуществления государственного экологического контроля предусмотрено проведение проверок, привлечение в установленном порядке лиц, виновных в нарушении законодательства об охране окружающей среды, к административной ответственности,

В связи с указанным судебная коллегия считает, что пункт 3.98 Положения (с учетом наделения Министерства функциями хозяйственного использования природных ресурсов) противоречит положениям пункта 6 статьи 65 Федерального закона "Об охране окружающей природной среды" и подлежит признанию недействующими.

Пунктами 4.5, 4.6, 4.7. 4.8, 4.28, 4.29 Положения о Министерстве экологии и природных ресурсов Нижегородской области предусмотрены права Министерства по проведению проверок исполнения законодательства в области охраны окружающей среды и применению мер, направленных на предотвращение, выявление и пресечение нарушений законодательства в области охраны окружающей среды (право посещения объектов хозяйственной и иной деятельности, ознакомления с документами, иными материалами; право проверки соблюдения нормативов, государственных стандартов, и иных нормативных документов в области охраны окружающей среды, работы очистных сооружений, других обезвреживающих устройств, средств контроля, право проверки выполнения планов и мероприятий по охране окружающей среды; проверка выполнения требований, указанных в заключении государственной экологической экспертизы, внесение предложений по ее проведению; составление актов проверки, предъявление требований, выдача предписаний; предъявление и т.д.).

Судебная коллегия полагает, что пункты 4.5, 4.6, 4.7, 4.8, 4.28, 4.29 Положения устанавливают права Министерства по осуществлению государственного экологического контроля путем реализации мер, направленных на предотвращение, выявление и пресечение нарушений законодательства об охране окружающей среды.

Вместе с тем, как установил суд, министерство экологии и природных ресурсов Нижегородской области оспариваемым в части Положением наделено полномочиями по хозяйственному использованию природных ресурсов, что приводит к противоречию указанных выше пунктов Положения статьям 3 и части 6 статьи 65 Федерального закона от 10 января 2002 года N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды".

Пункт 4.14 Положения устанавливает право Министерства экологии и природных ресурсов Нижегородской области обращаться в случаях, установленных законодательством Российской Федерации, в суд и в арбитражный суд, в том числе с требованием об ограничении, о приостановлении или о запрещении в установленном порядке хозяйственной и иной деятельности, осуществляемой с нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, и с требованием об ограничении, о приостановлении или о запрещении эксплуатации хозяйственных и других объектов, негативно влияющих на состояние водных объектов, находящихся в собственности Нижегородской области.

Судебная коллегия полагает, что само по себе право Министерства экологии и природных ресурсов Нижегородской области обращаться в суд и в арбитражный суд предусмотрено законом и не может быть ограничено. Министерство входит в систему органов исполнительной власти области, является юридическим лицом (пункт 1.2 Положения), обладает процессуальной правоспособностью и процессуальной дееспособностью (статьи 36, 37 ГПК РФ, статья 43 АПК РФ), вправе обращаться в суд и в арбитражный суд, в том числе при осуществлении защиты прав при осуществлении функций хозяйственного использования природных ресурсов и прав юридического лица.

Вместе с тем, право обращаться в суд и в арбитражный суд с требованием об ограничении, о приостановлении или о запрещении в установленном порядке хозяйственной и иной деятельности, осуществляемой с нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, и с требованием об ограничении, о приостановлении или о запрещении эксплуатации хозяйственных и других объектов, негативно влияющих на состояние водных объектов, находящихся в собственности Нижегородской области, по мнению судебной коллегии, относится к функциям государственного контроля в области охраны окружающей среды (государственного экологического контроля) путем реализации мер, направленных на предотвращение и пресечение нарушений законодательства об охране окружающей среды.

Так как министерство экологии и природных ресурсов Нижегородской области оспариваемым в части Положением наделено полномочиями по хозяйственному использованию природных ресурсов, что приводит к противоречию указанных выше пунктов Положения статьям 3 и части 6 статьи 65 Федерального закона от 10 января 2002 года N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды", то пункт 4.14 Положения подлежит признанию недействующим в части слов: "в том числе с требованием об ограничении, о приостановлении или о запрещении в установленном порядке хозяйственной и иной деятельности, осуществляемой с нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, и с требованием об ограничении, о приостановлении или о запрещении эксплуатации хозяйственных и других объектов, негативно влияющих на состояние водных объектов, находящихся в собственности Нижегородской области".

В части слов "Обращаться в случаях, установленных законодательством Российской Федерации, в суд и в арбитражный суд" пункт 4.14 Положения признанию недействующим не подлежит.

Пунктом 4.23 Положения установлено право Министерства предъявлять в установленном порядке в пределах компетенции иски о возмещении ущерба водным объектам, расположенным на территории Нижегородской области.

Данный пункт, по мнению судебной коллегии, не противоречит действующему федеральному законодательству, так как указанная функция по предъявлению исков о возмещении ущерба не относится к функции государственного контроля в области охраны окружающей среды. В данном случае полномочие по предъявлению исков о возмещении ущерба, причиненного окружающей среде, суд рассматривает как функцию органа государственной власти субъекта Российской Федерации по охране окружающей среды, т.е. деятельность, направленную на восстановление природной среды (абзац 11 статьи 1 Федерального закона "Об охране окружающей среды"). Из анализа статьи 1 Федерального закона "Об охране окружающей среды" следует, что понятия "охрана окружающей среды" и "контроль в области охраны окружающей среды" не являются тождественными.

В связи с изложенным в части признания недействующим пункта 4.23 Положения заявление прокурора удовлетворению не подлежит.

Рассмотрев доводы Правительства Нижегородской области, суд первой инстанции приходит к следующему.

Суд не может согласиться с доводами Правительства Нижегородской области о том, что Положение о министерстве экологии и природных ресурсов Нижегородской области, утвержденное постановлением Правительства Нижегородской области от 31 декабря 2010 года N 965, не наделяет Министерство полномочиями (функциями) по хозяйственному использованию природных ресурсов.

Действительно, в Федеральном законе от 10 января 2002 года N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" не определено понятие "хозяйственное использование природных ресурсов". Вместе с тем, в Законе дано понятие "использование природных ресурсов" - эксплуатация природных ресурсов, вовлечение их в хозяйственный оборот, в том числе все виды воздействия на них в процессе хозяйственной и иной деятельности.

Судебная коллегия полагает, что вовлечение природных ресурсов в хозяйственный оборот, в том числе все виды воздействия на них в процессе хозяйственной деятельности, является хозяйственным использованием природных ресурсов. При этом законодатель в самом Федеральном законе не разграничил понятия "использование природных ресурсов" и "хозяйственное использование природных ресурсов", не дал в Законе различные определения указанным понятиям, что, по мнению судебной коллегии, также подтверждает данный вывод.

Поэтому судебная коллегия, как указано выше, соглашается с доводами прокурора о том, что оспариваемое в части постановление Правительства Нижегородской области содержит положения, наделяющие Министерство полномочиями (функциями) по хозяйственному использованию природных ресурсов.

Обсуждая довод Правительства Нижегородской области о том, что Федеральный закон "О животном мире", "Водный кодекс", Федеральный закон "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" другие законы, регулирующие правоотношения, связанные с охраной и использованием природных ресурсов, не содержат правовой нормы, аналогичной части 6 статьи 65 Федерального закона "Об охране окружающей среды", судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона "Об охране окружающей среды" окружающая среда - совокупность компонентов природной среды, природных и природно-антропогенных объектов, а также антропогенных объектов. Компонентами природной среды являются, в том числе земля, недра, почвы, поверхностные и подземные воды, атмосферный воздух, растительный, животный мир и иные организмы.

В силу части 1 статьи 65 указанного выше Федерального закона Государственный контроль в области охраны окружающей среды (государственный экологический контроль) осуществляется в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Пунктом 3 Правил осуществления государственного контроля в области охраны окружающей среды (государственного экологического контроля), утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27 января 2009 года N 53, определены виды государственного экологического контроля, который состоит, в том числе из государственного контроля и надзора за использованием и охраной водных объектов, государственного контроля в области охраны, воспроизводства и использования объектов животного мира и среды их обитания.

В связи с изложенным судебная коллегия применяет положения части 6 статьи 65 Федерального закона "Об охране окружающей среды" к правоотношениям, возникающим при осуществлении государственного экологического контроля, в отношении перечисленных в статье 1 Федерального закона "Об охране окружающей среды" компонентов природной среды.

Мотивы, по которым судебная коллегия не может согласиться с доводом Правительства Нижегородской области о неприменении статьи 3, части 6 статьи 65 Федерального закона "Об охране окружающей среды" при рассмотрении вопроса о предоставлении Министерству полномочий по контролю платы за негативное воздействие (п. 3.9 Положения) и контролю за соблюдением законодательства об экологической экспертизе (п. 3.41 Положения), изложены судебной коллегией в данном решении.

Относительно доводов Правительства Нижегородской области о фактическом вмешательстве прокурора в полномочие субъекта Российской Федерации самостоятельно устанавливать систему органов государственной власти, судебная коллегия приходит к следующему.

В данном случае прокурор обратился в суд в порядке статьи 251 ГПК РФ с заявлением о признании недействующим в части нормативного правового акта. При этом, как пояснил в судебном заседании представитель прокурора, прокурор исходил из того, что министерство экологии и природных ресурсов Нижегородской области, являющееся согласно пункту 1.1 Положения органом исполнительной власти Нижегородской области, обеспечивающим осуществление государственной политики Нижегородской области и государственного управления в сфере охраны окружающей среды, использования и охраны водных объектов, в сфере недропользования, охраны, воспроизводства и использования объектов животного мира и водных биологических ресурсов, в области охоты одновременно наделяется полномочиями по осуществлению государственного экологического контроля. Усмотрев возникшее противоречие норм (пунктов Положения), устанавливающих функции Министерства по осуществлению государственного экологического контроля, федеральному законодательству, прокурор обратился в суд с заявлением о признании данных норм противоречащими, недействующими и не подлежащими применению. При этом требований, связанных с созданием либо ликвидацией какого-либо органа государственной власти субъекта Российской Федерации, заявление прокурора не содержит.

В соответствии с частью 1 статьи 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Согласно части 2 статьи 255 ГПК РФ, установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречит федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени.

С учетом изложенного суд считает необходимым заявление прокурора удовлетворить в части и признать противоречащими федеральному законодательству и недействующими пункты 2.3, 3.1, 3.9, 3.36, 3.41, 3.74. 3.98, 4.5, 4.6, 4.7, 4.8, 4.28, 4.29 Положения о министерстве экологии и природных ресурсов Нижегородской области, утвержденного постановлением Правительства Нижегородской области от 31 декабря 2010 года N 965.

Пункт 3.97 Положения о министерстве экологии и природных ресурсов Нижегородской области, утвержденного постановлением Правительства Нижегородской области от 31 декабря 2010 года N 965, признать противоречащим федеральному законодательству и недействующим в части слов: "Привлекает в установленном порядке граждан и юридических лиц к предусмотренной законодательством ответственности за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды на территории Нижегородской области. Применяет штрафные санкции,". В остальной части пункт 3.97 Положения признанию недействующим не подлежит.

Пункт 4.14 Положения о министерстве экологии и природных ресурсов Нижегородской области, утвержденного постановлением Правительства Нижегородской области от 31 декабря 2010 года N 965, признать противоречащим федеральному законодательству и недействующим в части слов: "в том числе с требованием об ограничении, о приостановлении или о запрещении в установленном порядке хозяйственной и иной деятельности, осуществляемой с нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, и с требованием об ограничении, о приостановлении или о запрещении эксплуатации хозяйственных и других объектов, негативно влияющих на состояние водных объектов, находящихся в собственности Нижегородской области". В остальной части пункт 4.14 Положения признанию недействующим не подлежит.

Учитывая, что оспариваемый в части нормативный правовой акт после его вступления в законную силу применялся, приведенные выше пункты Положения признаются недействующими (пункты 3.97, 4.14 - недействующими в части) со дня вступления данного решения суда в законную силу.

В удовлетворении заявления прокурора о признании пунктов 3.65, 3.73, 3.75, 4.23 противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению со дня вступления решения суда в законную силу судебная коллегия отказывает.

На основании части 3 статьи 253 ГПК РФ решение суда или сообщение о решении суда о признании нормативного правового акта недействующим полностью или в части после вступления его в законную силу подлежит опубликованию в печатном издании, в котором был официально опубликован нормативный правовой акт.

Учитывая данное требование закона, суд постановляет обязать Правительство Нижегородской области после вступления данного судебного решения в законную силу опубликовать сообщение о решении в газете "Нижегородские Новости".

На основании изложенного и руководствуясь статьями 194 - 198, 253 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

решила:

 

Заявление Волжского межрегионального природоохранного прокурора о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению со дня вступления решения суда в законную силу пунктов 2.3; 3.1; 3.9; 3.36; 3.41; 3.65, 3.73; 3.74; 3.75; 3.97; 3.98; 4.5; 4.6; 4.7; 4.8; 4.14; 4.23; 4,28; 4.29 Положения о министерстве экологии и природных ресурсов Нижегородской области, утвержденного постановлением Правительства Нижегородской области от 31 декабря 2010 года N 965, удовлетворить в части.

Признать противоречащими федеральному законодательству и недействующими со дня вступления решения суда в законную силу пункты 2.3, 3.1, 3.9, 3.36, 3.41, 3.74; 3.98, 4.5, 4.6, 4.7, 4.8, 4.28, 4,29 Положения о министерстве экологии и природных ресурсов Нижегородской области, утвержденного постановлением Правительства Нижегородской области от 31 декабря 2010 года N 965.

Признать противоречащим федеральному законодательству и недействующим со дня вступления решения суда в законную силу пункт 3.97 Положения о министерстве экологии и природных ресурсов Нижегородской области, утвержденного постановлением Правительства Нижегородской области от 31 декабря 2010 года N 965, в части слов: "Привлекает в установленном порядке граждан и юридических лиц к предусмотренной законодательством ответственности за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды на территории Нижегородской области. Применяет штрафные санкции,".

Признать противоречащим федеральному законодательству и недействующим со дня вступления решения суда в законную силу пункт 4.14 Положения о министерстве экологии и природных ресурсов Нижегородской области, утвержденного постановлением Правительства Нижегородской области от 31 декабря 2010 года N 965, в части слов: "в том числе с требованием об ограничении, о приостановлении или о запрещении в установленном порядке хозяйственной и иной деятельности, осуществляемой с нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, и с требованием об ограничении, о приостановлении или о запрещении эксплуатации хозяйственных и других объектов, негативно влияющих на состояние водных объектов, находящихся в собственности Нижегородской области".

В остальной части удовлетворении заявления прокурора отказать.

Обязать Правительство Нижегородской области после вступления данного судебного решения в законную силу опубликовать сообщение о решении в газете "Нижегородские Новости".

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации через Нижегородский областной суд в течение десяти дней со дня вынесения мотивированного решения.

 

Судья областного суда

М.Л.КРУЧИНИН

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь