Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СУД ЕВРЕЙСКОЙ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 марта 2011 г. по делу N 33-108/2011

 

Судья: Кочев С.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам суда Еврейской автономной области в составе:

председательствующего: Серга Н.С.

судей: Завальной Т.Ю., Поповой М.Н.

при секретаре: Г.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе А. на решение Ленинского районного суда от 27 января 2011 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований А. к Федеральному бюджетному учреждению "Управление Дальневосточного военного округа", Федеральному государственному учреждению "Ленинская квартирно-эксплуатационная часть района" Министерства обороны Российской Федерации, Федеральному бюджетному учреждению - войсковая часть 61424, Открытому акционерному обществу "С" об оспаривании отказа в предоставлении льготы по оплате жилья и коммунальных услуг - отказать.

Заслушав доклад судьи Завальной Т.Ю., пояснения представителя ФБУ "Управление Дальневосточного военного округа" и ФГУ "Ленинская квартирно-эксплуатационная часть района" Министерства обороны Российской Федерации - П., представителя ОАО "С" - И., судебная коллегия, -

 

установила:

 

А. обратилась в суд с иском к ФГУ "Управление Дальневосточного военного округа", Ленинской КЭЧ ДВО МО РФ об оспаривании отказа в предоставлении льготы по оплате жилья и коммунальных услуг. Требование мотивировала тем, что с июня 2004 года она проходит военную службу в войсковой части 61424 в должности начальника медицинской службы. В настоящее время находится в отпуске по уходу за ребенком до трех лет. На основании ст. 59 ЖК РСФСР, ч. 2 ст. 63 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан медицинские работники, работающие и проживающие в сельской местности, а также проживающие с ними члены их семей, пользуются бесплатно жилым помещением с отоплением и освещением. В соответствии с п. 119 Положения о квартирно-эксплуатационной службе и квартирном довольствии Советской Армии и Военно-Морского Флота, введенного в действие Приказом Министра обороны СССР от 22.02.1977 N 75 медицинским работникам, проживающим и работающим в сельских местностях и рабочих поселках, и проживающим с ними членам семей, жилищно-коммунальные льготы (бесплатные квартиры с отоплением и освещением) предоставляются воинскими частями в порядке и по нормам, установленным в союзных республиках для таких же работников гражданских учреждений, предприятий и организаций. Федеральным законом от 22.08.2004 N 122-ФЗ был осуществлен пересмотр системы социальных гарантий, установленных по состоянию на 31.12.2004 для различных категорий граждан. Ей как медицинскому работнику, проживающему и работающему в сельской местности, домоуправлением N 1 Ленинской КЭЧ района предоставлялась льгота в виде бесплатного пользования жильем, отоплением и освещением, но с 01.01.2006 указанная льгота ей не предоставляется. Обращение по данному вопросу к начальнику Ленинской КЭЧ было оставлено без ответа. В рамках длящихся правоотношений у нее сохраняется право на льготы до момента установления Правительством РФ размера, условий и порядка предоставления мер социальной поддержки, поскольку указанное право она приобрела до введения в действие нового Жилищного кодекса РФ. Указывает на позицию Конституционного Суда РФ о том, что правовое регулирование не предполагает лишение медицинских работников федеральных специализированных медицинских учреждений, работающих и проживающих в сельской местности, жилищно-коммунальных льгот, которыми они пользовались до 01.01.2005 на основании ч. 2 ст. 63 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан. Просила возложить на ответчиков обязанность произвести перерасчет незаконно начисленной оплаты за жилье и коммунальные услуги за прошедшее время и обязать начислять квартплату с учетом мер социальной поддержки.

Определением суда от 19.10.2010 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне истицы, был привлечен А.А.

Определением суда от 08.11.2010 наименование ответчиков уточнено как Федеральное бюджетное учреждение "Управление Дальневосточного военного округа", и Федеральное государственное учреждение "Ленинская квартирно-эксплуатационная часть района" Министерства обороны Российской Федерации.

Определениями суда от 08.11.2010 и 14.12.2010 к участию в деле в качестве соответчиков привлечены Федеральное бюджетное учреждение войсковая часть 61424 и открытое акционерное общество "С".

27.01.2011 истица уточнила исковые требования и просила взыскать с ответчиков в ее пользу излишне уплаченную сумму незаконно начисленной оплаты за жилье и коммунальные услуги, начиная с 01.01.2006 и по настоящее время.

В судебном заседании А. свои исковые требования поддержала. Суду пояснила, что с июня 2004 года она проходила военную службу по контракту в войсковой части 96236, расположенной в с. Ленинское, в должности начальника медицинской службы медицинского пункта, а после ее ликвидации - в войсковой части 61424. Она имеет высшее медицинское образование. Помимо медицинских обязанностей, на нее возлагались и общие обязанности военнослужащей - она занималась обеспечением полевых выходов военнослужащих, направляла их в госпиталь, выезжала на полигоны. Проживала сначала по адресу <...>, с ноября 2004 года стала проживать с мужем - А.А. по адресу <...>. Типовой договор найма служебного жилого помещения муж заключил 30.06.2008, ранее его оформления никто не требовал. По предоставлению льготы она обратилась в домоуправление Ленинской КЭЧ в марте 2005 года. Оплату за жилье и коммунальные услуги с учетом льготы ей как медицинскому работнику стали начислять с апреля 2005 года. С 01.01.2006 она оплачивает жилье и коммунальные услуги в полном объеме. О том, что эта льгота положена ей и до сих пор узнала в июле 2010 года. Считает, что право на указанную льготу она, как медик, имеет и до настоящего времени, поскольку проживала и работала в сельской местности.

Представитель ответчиков - ФБУ "Управление ДВО", ФГУ "Ленинская КЭЧ района" - П. исковые требования не признала. Суду пояснила, что Управление дальневосточного военного округа не является надлежащим ответчиком по делу, поскольку вопросами взимания квартирной платы занималась КЭЧ, которая входит в состав ДВО. Все жилые помещения закрытого военного городка находятся в собственности Российской Федерации и переданы на праве оперативного управления в КЭЧ. Поскольку льгота для истицы это федеральная мера социальной поддержки, надлежащим ответчиком по данным финансовым обязательствам является Российская Федерация. Кроме того, право на получение данной льготы распространяется только на медицинских работников проживавших и работавших в сельской местности и пользовавшихся данной мерой социальной поддержки до 01.01.2005. У истицы такое право на указанную дату не возникло. У нее нет трудовых отношений с каким-либо медицинским учреждением, а заключен контракт о прохождении военной службы. Медицинская служба части не является медицинским учреждением. Ранее льгота по оплате жилья военнослужащим предоставлялась, но в связи с изменением законодательства была отменена, поскольку военнослужащим существенно было повышено денежное довольствие. Предоставление истице льготы в период с апреля 2005 года до 01.01.2006 было незаконно. В настоящее время управление специализированным жилищным фондом военных городков по договору между Министерством обороны и ОАО "С" передано данному обществу, которое занимается вопросами начисления и взимания квартплаты.

Представитель ОАО "С" - И. исковые требования не признал. Суду пояснил, филиал их общества обслуживает жилищный фонд военных городков, расположенных на территории с. Ленинское и с. Бабстово. Работают они с 01 ноября 2010 года. С их стороны отказа в предоставлении льготы А. не было, так как такого заявления от нее не поступало.

Представитель Федерального бюджетного учреждения войсковая часть 61424 в суде первой инстанции не участвовал. Из письменного отзыва данного ответчика следует, что заявленные исковые требования они не признают, считают себя ненадлежащим ответчиком, поскольку войсковая часть не состояла в правоотношениях с истицей в вопросах оплаты жилья и коммунальных услуг, не является собственником жилья и не предоставляет коммунальные услуги.

Третье лицо А.А. указал на обоснованность заявленного иска. Суду пояснил, что в своей квартире проживает на основании решения жилищной комиссии, вынесенного в 2003 или 2004 году. Льготы предоставляются по месту фактического проживания, независимо от того, был ли своевременно заключен договор найма квартиры. Они с супругой проживали и производили оплату за жилье, и со стороны КЭЧ к ним не было претензий по поводу не заключения договора и отсутствия прописки. В феврале 2005 года его жена в бухгалтерии КЭЧ узнала, что ей положена льгота как медицинскому работнику, проживающему в сельской местности, и в течение года ей данная льгота предоставлялась.

Суд постановил указанное решение.

В кассационной жалобе А. просит решение суда отменить, принять новое решение об удовлетворении исковых требований. Мотивируя жалобу, указывает на то, что суд неправильно установил обстоятельства, имеющие значение для дела, сделал неверные выводы по существу спора, применил закон, не подлежащий применению, не применил закон подлежащий применению и неправильно истолковал закон. Проанализировав нормативные акты, считает, что медицинская служба Вооруженных Сил является государственной федеральной службой, и приказ Министра обороны СССР от 22.02.1977 N 75 "О введении в действие Положения о квартирно-эксплуатационной службе и квартирном довольствии Советской Армии и Военно-Морского Флота" распространяет оспариваемые жилищные льготы на медицинских работников Министерства обороны. Суд при принятии решения не применил указанный нормативный акт, который действовал на момент возникновения спорных правоотношений, до вступления в силу Федерального закона N 122-ФЗ. Работники и военнослужащие военных госпиталей относятся к Министерству обороны РФ, на них распространяется общая правовая позиция, выраженная в Определении Конституционного Суда от 04.12.2007 N 947-О-П, при проверке жалобы Р. - медицинского работника военного госпиталя, расположенного в сельской местности. До 01.01.2005 специальной нормы распространения жилищных льгот для данной категории работников госпиталей не было. Они применялись на основании системного толкования ст. 63 Основ здравоохранения, ст. 59 ЖК РСФСР и п. 119 приказа Министра обороны N 75. Правовая норма, как она изложена в Постановлении Правительства РФ от 29.12.2004 N 872 не распространяется на медицинских работников госпиталей Министерства обороны, медпунктов, санитарных частей, поэтому суд необоснованно применил указанную норму. Считает, что медицинские работники воинских частей, как и медицинские работники военных госпиталей, входят в государственную систему здравоохранения. Она не согласна с выводом суда о том, что регулирование ее труда определяется не трудовым договором, а контрактом о прохождении военной службы в соответствии с ФЗ "О статусе военнослужащих". Считает, что социальные гарантии, предоставленные ей как военнослужащему, не исключают возможности предоставления других социальных гарантий, как гражданину, в частности, как медицинскому работнику, проживающему и работающему в сельской местности. При совпадении оснований возникновения социальных гарантий, у нее имеется право выбора данных гарантий по одному из оснований. До 01.01.2005 все военнослужащие - медицинские работники правомерно получали данную льготу. Суд не привел нормативного акта, который бы запрещал предоставлять спорную жилищную льготу военнослужащим медицинским работникам, позиции Конституционного Суда РФ истолковал односторонне, из-за чего допустил ошибку в применении и толковании норм материального права. Учитывая положения приказа Министра обороны РФ от 15.02.2000 N 80, действующего на момент возникновения спорных отношений, правовую норму ст. 153 ФЗ N 122-ФЗ, а также то обстоятельство, что с момента назначения на должность 14.06.2004 ей было предоставлено бесплатное жилое помещение пригодное для проживания, выводы суда об отказе в предоставлении льгот является необоснованными и не законными. Считает, что если суд придет к выводу о нераспространении правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда от 04.12.2007 N 947-О-П на сложившиеся правоотношения, то будут нарушены ее права на равную защиту, гарантированную ст. 19 Конституции РФ. В связи с этим просит обратиться в Конституционный Суд РФ с запросом о соответствии статьи 63 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан статье 19 Конституции РФ, так как не обеспечивается равное для всех применение и толкование норм закона.

В кассационную инстанцию А. не явилась, просила рассмотреть жалобу в ее отсутствие.

Представитель ФБУ "Управление Дальневосточного военного округа" и ФГУ "Ленинская квартирно-эксплуатационная часть района" Министерства обороны Российской Федерации - П. указала на законность принятого по делу решения. Пояснила, что суд всем доводам истицы дал надлежащую правовую оценку. Ссылка истицы на нормы в отношении медицинских работников госпиталей юридически не обоснована.

Представитель ОАО "С" - И. просил решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационной жалобы, выслушав пояснения лиц, участвующих в кассационной инстанции, судебная коллегия пришла к следующему.

Из материалов дела следует, что А. с июня 2004 года проходила воинскую службу по контракту с войсковой частью 96236, затем с войсковой частью 61424, дислоцирующейся в селе Бабстово Ленинского района, ЕАО. Приказом от 10.08.2009 N 68 А., капитан медицинской службы - начальник медицинского пункта 111 отдельного зенитного дивизиона 128 пулеметно-артиллерийской дивизии зачислена в распоряжение командира 69 отдельной бригады прикрытия в связи с проведением организационно-штатных мероприятий (в связи с сокращением воинской должности военнослужащего, находящегося в отпуске по уходу за ребенком).

Согласно данным удостоверения личности А. занимает воинскую должность - начальник медицинской службы. В приказе командира войсковой части 61424 от 14.06.2004 года должность истицы указана как "начальник медицинской службы - начальник медицинского пункта".

По данным паспорта А., с 09.02.2005 года она была зарегистрирована в <...>, при войсковой части 96236, а с 04.06.2010 года по настоящее время - в <...>.

Считая, что как медицинский работник, проживающий и работающий в сельской местности, она имеет право на льготы в виде бесплатного пользования квартирой с отоплением и освещением, А. обратилась в суд о понуждении в предоставлении ей указанной льготы.

Статья 59 Жилищного кодекса РСФСР, действовавшего на момент заключения с А. контракта о воинской службе, предусматривала, что специалисты, работающие и проживающие в сельской местности, пользуются бесплатным жилым помещением с отоплением и освещением.

Статьей 119 Положения о квартирно-эксплуатационной службе и квартирном довольствии Советской Армии и Военно-Морского Флота введенного в действие приказом Министра обороны СССР от 22.02.1977 N 75 установлено, что медицинским, фармацевтическим, ветеринарным, педагогическим и культурно-просветительным работникам, проживающим и работающим в сельских местностях и рабочих поселках, и проживающим с ними членам семей жилищно-коммунальные льготы (бесплатные квартиры с отоплением и освещением) предоставляются воинскими частями в порядке и по нормам, установленным в союзных республиках для таких же работников гражданских учреждений, предприятий и организаций.

Часть 2 статьи 63 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан (в редакции, действовавшей до 01.01.2005) предусматривала, что врачи, провизоры, работники со средним медицинским и фармацевтическим образованием государственной и муниципальной систем здравоохранения, работающие и проживающие в сельской местности и поселках городского типа, а также проживающие с ними члены их семей имеют право на бесплатное предоставление квартир с отоплением и освещением в соответствии с действующим законодательством.

Согласно пункта 50 статьи 35 Федерального закона от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" часть вторая статьи 63 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан признана утратившей силу.

Этим же пунктом указанного Закона статья 63 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан дополнена частями четвертой, пятой и шестой, согласно которым меры социальной поддержки медицинских и фармацевтических работников федеральных специализированных организаций здравоохранения устанавливаются Правительством Российской Федерации; те же меры для аналогичных категорий работников организаций здравоохранения, находящихся в ведении субъектов Российской Федерации, устанавливаются органами государственной власти субъектов Российской Федерации, а муниципальных организаций здравоохранения - органами местного самоуправления.

Частью 1 статьи 153 Федерального закона от 22.08.2004 N 122-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" установлено, что в рамках длящихся правоотношений для лиц, у которых возникло до 01 января 2005 года право на компенсации в натуральной форме или льготы и гарантии, носящие компенсационный характер, закрепленные в отменяемых настоящим Федеральным законом нормах, настоящий Федеральный закон не может рассматриваться как не допускающий реализацию возникшего в указанный период права на эти компенсации, льготы и гарантии в форме и размерах, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

Таким образом, при разрешении возникшего спора юридически значимыми обстоятельствами являлись: образование и должность истицы, ее место работы и место проживания.

Материалами дела подтверждается, что по А. на момент возникновения спорных правоотношений и в настоящее время проживает в сельской местности, имеет высшее медицинское образование и квалификацию "врач-лечебник". Вместе с тем, место ее службы не позволяет ей пользоваться желаемой льготой, поскольку часть 2 статьи 63 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан в качестве обязательного условия возникновения права на указанную льготу предусматривала работу в государственной и муниципальной системе здравоохранения.

В соответствии со ст. 12 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан в редакции, действовавшей до 01.01.2005, в государственную систему здравоохранения помимо Министерства здравоохранения РФ, органов управления здравоохранения субъектов Российской Федерации, находящихся в государственной собственности и подчиненных органам управления государственной системы здравоохранения медицинских учреждений, предприятий и организаций входили лечебно-профилактические учреждения, фармацевтические предприятия и организации, аптечные учреждения, создаваемые министерствами, ведомствами, государственными предприятиями, учреждениями и организациями РФ помимо органов Министерства здравоохранения РФ.

Согласно ст. 12 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан (в редакции от 29.12.2006 N 258-ФЗ) в государственную систему здравоохранения помимо федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области здравоохранения, находящихся в государственной собственности и подчиненных федеральным органам исполнительной власти или органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации медицинских предприятий, учреждений и организаций входят медицинские организации, в том числе лечебно-профилактические учреждения; фармацевтические предприятия и организации; аптечные учреждения, создаваемые федеральными органами исполнительной власти в области здравоохранения, другими федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

В результате анализа обстоятельства дела, в совокупности с обозначенными нормативными актами, судом первой инстанции был сделан обоснованный вывод о том, что истица, имея квалификацию врача-лечебника, с 09.06.2004 работала не в учреждениях государственной и муниципальных систем здравоохранения, а по контракту в ведомственном учреждении Министерства обороны РФ. Медицинский пункт войсковой части являлся медицинским подразделением, предназначенным для всестороннего медицинского обеспечения войсковой части и осуществлял свою деятельность в соответствии с Уставом внутренней службы Вооруженных Сил РФ.

Медицинский пункт не входит в перечень федеральных специализированных медицинских учреждений, утвержденный Постановлением Правительства РФ от 29.12.2004 N 872 "О федеральных учреждениях здравоохранения и федеральных учреждениях оздоровительного профиля", и на истицу в отличие от медицинских работников военных госпиталей Министерства обороны РФ работающих по трудовому договору и проживающих в сельской местности, требуемые ею льготы не распространяются.

Особенности регулирования труда истицы определяются не трудовым договором, заключенным с работодателем (Министерством обороны РФ), а контрактом о прохождении военной службы в соответствии с Федеральным законом "О статусе военнослужащих". В соответствии с контрактом, на нее и членов ее семьи распространяются льготы, гарантии и компенсации, установленные законодательством, регулирующим порядок прохождения военной службы.

Таким образом, суд сделал правильный вывод о том, что право пользования льготой на бесплатное жилое помещение с отоплением и освещением до 01.01.2005 у истицы не возникло, поскольку она являлась не медицинским работником, проживающим и работающим в сельской местности, а военнослужащей, проходящей военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации. Следовательно, нормативные акты, на которые истица ссылается в обоснование своей правовой позиции, на нее не распространяются.

Все доводы истицы, заявлявшиеся ею в ходе судебного разбирательства, получили надлежащую правовую оценку суда.

Доводы кассационной жалобы основаны на неверном толковании норм материального права и не могут являться основанием для отмены, либо изменения принятого по делу решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 361 - 364 ГПК РФ, судебная коллегия, -

 

определила:

 

Решение Ленинского районного суда ЕАО от 27 января 2011 года оставить без изменения, кассационную жалобу А. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь