Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕССКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 марта 2011 г. по делу N 33-126/11

 

Судья Алиев Ш.С.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Карачаево-Черкесской республики в составе:

председательствующего Гришиной С.Г.,

судей: Болатчиевой А.А., Чепурова В.В.,

при секретаре С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе ответчика - Карачаево-Черкесского регионального филиала ОАО "Российский Сельскохозяйственный банк" на решение Карачаевского городского суда КЧР от 20 января 2011 года по исковому заявлению Л.Л. к Л.Ш. и Карачаево-Черкесскому региональному филиалу ОАО "Российский Сельскохозяйственный банк" о признании недействительным договора залога и применении последствий недействительности ничтожной сделки.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда КЧР Чепурова В.В., объяснения представителя Карачаево-Черкесского регионального филиала ОАО "Российский Сельскохозяйственный банк" - М., объяснения представителя истицы Л.Л. - Р.Х., судебная коллегия,

 

установила:

 

Л.Л. обратилась в суд с иском к Л.Ш. и Карачаево-Черкесскому региональному филиалу ОАО "Российский Сельскохозяйственный банк" о признании недействительным договора залога и применении последствий недействительности ничтожной сделки указав, что с ответчиком Л.Ш. состоит в зарегистрированном браке с 1984 года. В 2007 году она с супругом приобрела здание мини-кафе, площадью 77 кв. м и земельный участок, площадью 100 кв. м, расположенные по адресу: <...>, право собственности на которые зарегистрированы на имя супруга Л.Ш. В 2009 году, не поставив ее в известность, супруг заключил с Карачаево-Черкесским региональным филиалом ОАО "Россельхозбанк" договор и произвел залог общего, совместно нажитого имущества, в виде вышеуказанного кафе и земельного участка, о чем ей стало известно от супруга лишь в марте 2010 года. Считает, что указанная сделка является ничтожной, поскольку, в нарушение ст. 35 СК РФ, у нее не было отобрано нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки.

В судебном заседании суда первой инстанции представитель истицы - Р.-Х. исковые требования своего доверителя поддержал и просил их удовлетворить в полном объеме.

Представитель ответчика Л.Ш. - А. исковые требования признала и просила их удовлетворить.

Представитель ответчика Карачаево-Черкесского регионального филиала ОАО "Российский Сельскохозяйственный банк" - М. исковые требования не признал и просил суд в их удовлетворении отказать.

Третьи лица К.К.-У. и представитель Управления Федеральной службы регистрации кадастра и картографии по КЧР в судебное заседание суда первой инстанции не явились.

Суд счел возможным рассмотреть дело в отсутствие указанных 3-их лиц.

Решением Карачаевского городского суда КЧР от 20 января 2011 года исковые требования Л.Л. удовлетворены и судом постановлено.

Признать недействительным договор N ... об ипотеке (залоге недвижимости), заключенный 03 марта 2009 года между Л.Ш. и ОАО "Российский Сельскохозяйственный банк", применив последствия недействительности ничтожной сделки.

В кассационной жалобе Карачаево-Черкесского регионального филиала ОАО "Российский Сельскохозяйственный банк" ставится вопрос об отмене решения Карачаевского городского суда КЧР и принятии по делу нового судебного акта об отказе в удовлетворении иска, поскольку решение суда вынесено с нарушением норм материального и процессуального права; судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, выслушав объяснения участвующих в деле лиц, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 2 ст. 347 ГПК РФ суд кассационной инстанции в интересах законности вправе проверить решение суда первой инстанции в полном объеме.

Согласно ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным. Суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

В соответствии с ч. 4 ст. 198 ГПК РФ в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

Решение суда является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Как следует из материалов дела, между ОАО "Российский Сельскохозяйственный банк", в лице исполняющего обязанности директора Карачаево-Черкесского регионального филиала ОАО "Россельхозбанк" (Кредитор) и К.К.-У. (Заемщик) был заключен кредитный договор N ... от 03.03.2009 года, согласно условиям которого Кредитор обязуется предоставить Заемщику денежные средства (кредит) в размере <...> и на условиях договора, а Заемщик обязуется возвратить полученные денежные средства и уплатить проценты за пользование кредитом в размере <...>, в сроки и на условиях кредитного договора.

Л.Ш. является собственником здания мини-кафе, площадью 77 кв. м и земельного участка, площадью 100 кв. м, расположенных по адресу: <...>, что подтверждается имеющимися в деле свидетельствами о государственной регистрации права N ... от 13.04.2007 года и N ... от 24.07.2007 года соответственно (л.д. 7 - 8).

Для обеспечения надлежащего исполнения обязательств по Кредитному договору N ..., между ОАО "Российский Сельскохозяйственный банк", в лице исполняющего обязанности директора Карачаево-Черкесского регионального филиала ОАО "Россельхозбанк" (Залогодержатель) и Л.Ш. (Залогодатель) был заключен договор об ипотеке (залоге недвижимости) N ... от 03.03.2009 года, согласно условиям которого Залогодатель передает Залогодержателю в залог мини-кафе с земельным участком, расположенные по адресу: <...>, с установленной сторонами залоговой стоимостью, в размере <...> рублей. Договор ипотеки (залоге недвижимости) N ... был подписан сторонами 03.03.2009 года и зарегистрирован в установленном законом порядке (п. 1 ст. 10 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)").

Из материалов дела также следует, что с 07.09.1984 года Л.Ш. состоит в зарегистрированном браке с истицей Л.Л., что подтверждается свидетельством о заключении брака N ... (л.д. 6).

В соответствии со ст. 363 ГК РФ нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными в случае, если: суд не применил закон, подлежащий применению; суд применил закон, не подлежащий применению; суд неправильно истолковал закон.

Удовлетворяя иск и признавая договор об ипотеке (залоге недвижимости) от 03.03.2009 года недействительным, суд руководствовался п. 3 ст. 35 Семейного кодекса Российской Федерации и мотивировал свое решение тем, что нотариально удостоверенное согласие истицы Л.Л. на заключение Л.Ш. договора об ипотеке (залоге недвижимости) мини-кафе и земельного участка, которые являются совместной собственностью супругов, не было получено и что это обстоятельство само по себе является достаточным основанием для признания указанной сделки недействительной. При этом суд посчитал, что указанная сделка, по изложенным основаниям является ничтожной.

Сделанные судом выводы основаны на неправильном толковании и применении норм материального права.

Принимая такое решение, суд не учел фактические обстоятельства дела и положения ст. 35 СК РФ и ст. 253 ГК РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 35 СК РФ для совершения сделок с недвижимостью необходимо нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Соблюдение требования о предварительном согласии супругов на заключение сделки обеспечивается органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Вместе с тем, из материалов дела следует, что ответчиком Л.Ш., при регистрации договора об ипотеке (залоге недвижимости) от 03.03.2009 года, от регистрирующего органа - УФРС по КЧР и КЧ РФ ОАО "Россельхозбанк", с целью заключения кредитного договора и получения К.К.-У. кредита, умышленно, было скрыто то обстоятельство, что он находится в зарегистрированном браке с Л.Л., что подтверждается его заявлениями (л.д. 45, 49 - 50). Данное обстоятельство не оспаривалось и самим Л.Ш.. В материалах дела отсутствует паспорт Л.Ш., однако стороны не оспаривают то обстоятельство, что в паспорте последнего отсутствуют сведения о регистрации брака.

С учетом представленных сторонами документов, у регистрирующего органа отсутствовали основания для отказа в регистрации договора об ипотеке (залоге недвижимости) от 03.03.2009 года, а следовательно действия УФРС по КЧР были совершены в рамках действующего законодательства и в пределах предоставленных УФРС по КЧР полномочий.

Нормы ст. 35 Семейного кодекса Российской Федерации распространяются на правоотношения, возникшие между супругами, и не регулируют отношения, возникшие между иными участниками гражданского оборота. К указанным правоотношениям должна применяться ст. 253 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно п. 3 которой каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.

Таким образом, при разрешении спора о признании недействительной сделки по распоряжению общим имуществом, совершенной одним из участников совместной собственности, по мотивам отсутствия у него необходимых полномочий либо согласия других участников, когда необходимость его получения предусмотрена законом (ст. 35 Семейного кодекса Российской Федерации), следует учитывать, что такая сделка является оспоримой, а не ничтожной. В соответствии с положениями п. 3 ст. 253 Гражданского кодекса Российской Федерации требование о признании сделки недействительной может быть удовлетворено только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных обстоятельствах.

По вышеизложенным основаниям Судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции неверно установил, что договор об ипотеке (залоге недвижимости) от 03.03.2009 года является ничтожной сделкой, и не применил в данном случае закон, подлежащий применению, а именно ст. 253 ГК РФ. Указанный довод заявителя, изложенный в кассационной жалобе, судебная коллегия считает заслуживающим внимания.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ основанием для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке является неправильное применение норм материального права.

С учетом вышеизложенного, а также принимая во внимание, что при разрешении данного спора суд первой инстанции не применил закон, подлежащий применению, а применил закон, не подлежащий применению, судебная коллегия считает, что решение Карачаевского городского суда от 20.01.2011 года подлежит отмене.

Так как юридически значимые обстоятельства по делу установлены на основании имеющихся доказательств, судебная коллегия полагает возможным вынести по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Как следует из искового заявления, истица Л.Л. обратилась в суд с иском к супругу Л.Ш. и Карачаево-Черкесскому региональному филиалу ОАО "Российский Сельскохозяйственный банк" о признании недействительным договора залога, ссылаясь на то, что супруг без ее ведома и без нотариально удостоверенного согласия заключил указанный договор залога их общей собственности.

Согласно ч. 2 ст. 35 Семейного кодекса РФ при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

В силу ч. 3 ст. 253 ГК РФ каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.

Исходя из положений ч. 3 ст. 253 ГК РФ, а также принимая во внимание, что договор об ипотеке (залоге недвижимости) от 03.03.2009 года был зарегистрирован в установленном порядке в связи с тем, что в предъявленном в регистрационную палату паспорте и заявлениях Л.Ш. не имелось сведений о регистрации брака, Судебная коллегия полагает, что указанная сделка является оспоримой и может быть признана недействительной по требованию супруга только в том случае, если другая сторона сделки знала или должна была знать о несогласии супруга на продажу.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Вместе с тем, стороной истца не представлено доказательств того, что другая сторона в сделке (Карачаево-Черкесский РФ ОАО "Россельхозбанк") знала или заведомо должна была знать о необходимости согласия Л.Л. на заключение договора об ипотеке (залоге недвижимости), а указание на то обстоятельство, что в паспорте Л.Ш. имеются сведения о детях не свидетельствует о том, что Л.Ш. находится в зарегистрированном браке и тем более не подтверждает то, что Карачаево-Черкесский РФ ОАО "Россельхозбанк" знал, либо должен был знать об этом.

Принимая во внимание вышеизложенное, судебная коллегия считает, что исковые требования Л.Л. к Л.Ш. и Карачаево-Черкесскому региональному филиалу ОАО "Российский Сельскохозяйственный банк" о признании недействительным договора залога и применении последствий недействительности ничтожной сделки не подлежат удовлетворению.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ч. 3, 362 ч. 1 п. 3, 4, 366 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Карачаевского городского суда КЧР от 20 января 2011 года отменить и принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Л.Л. к Л.Ш. и Карачаево-Черкесскому региональному филиалу ОАО "Российский Сельскохозяйственный банк" о признании недействительным договора залога и применении последствий недействительности ничтожной сделки - отказать.

 

Председательствующий

С.Г.ГРИШИНА

 

Судьи

А.А.БОЛАТЧИЕВА

В.В.ЧЕПУРОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь