Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ТОМСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 марта 2011 г. по делу N 33-610/2011

 

Судья: Николаенко Н.Г.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Томского областного суда в составе:

председательствующего Худиной М.И.,

судей: Титова Н.Д., Тищенко Т.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Томске дело по иску общества с ограниченной ответственностью "Страховая компания "Медика - Томск" в интересах О.С. к Муниципальному учреждению здравоохранения "Чаинская Центральная районная больница" о возмещении морального вреда

по кассационной жалобе Муниципального учреждения здравоохранения "Чаинская Центральная районная больница" на решение Чаинского районного суда Томской области от 12 января 2011 года.

Заслушав доклад судьи Тищенко Т.А., объяснения представителя МУЗ "Чаинская Центральная районная больница" С. (доверенность от <...>), поддержавшей жалобу, О.С., представителей ООО "Страховая компания "Медика - Томск" К., Г., П. (доверенности от <...>), возражавших против жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

ООО "Страховая компания "Медика - Томск", действуя в интересах О.С., обратилось с иском к МУЗ "Чаинская Центральная районная больница" о возмещении морального вреда. В обоснование иска указано, что в результате проведенной проверки качества медицинской помощи было установлено, что с декабря 2007 года по 16.10.2008 мать О.С. 96 раз обращалась в Чаинскую ЦРБ с жалобами на боли <...>. В декабре 2007 года О. была впервые госпитализирована в гинекологическое отделение по поводу предъявляемых жалоб, выписана с диагнозом <...>. В дальнейшем О. было проведено три курса лечения <...>. В связи неэффективностью амбулаторного лечения О. в июне 2008 года была госпитализирована в хирургическое отделение Чаинской ЦРБ с диагнозом <...>. Несмотря на очевидность неэффективности лечения О., ей и в дальнейшем проводилось неадекватное лечение (инфузионная терапия) без углубления диагностического поиска в плане дифференциальной диагностики хронического болевого синдрома. После выписки из стационара состояние О. продолжало ухудшаться. 8 и 16.10.2008 она вновь обращалась в женскую консультацию ЦРБ с жалобами на боли, но не получила никаких назначений и рекомендаций. О. неоднократно отказывали в выдаче направления на консультацию к областным специалистам. 21.10.2008 О. была осмотрена акушером - гинекологом центра планирования семьи ОКБ и с диагнозом: <...> в экстренном порядке госпитализирована в гинекологическое отделение ОКБ. В плане дифференциальной диагностики болевого синдрома и исключения метастатического поражения в экстренном порядке выполнены R-обзор брюшной полости, УЗИ ОБП, ЭГДС, КФС, консультация хирурга, кульдоцентез. По результатам поставлен рабочий диагноз <...>. Показано оперативное лечение в экстренном порядке, однако прогноз течения заболевания на данном этапе был уже крайне неблагоприятным и <...> О. умерла. Исходя из медицинской документации и экспертного заключения, еще в декабре 2007 года имелись экстренные показания для направления О. в гинекологическое отделение ОКБ. Как на амбулаторном этапе, так и при повторной госпитализации в Чаинской ЦРБ имелись показания для проведения УЗИ, ОБП, ЭГДС, лапароскопии, которые позволили бы еще в декабре 2007 года направить О. в ТОКБ для проведения необходимых диагностических манипуляций и постановки истинного диагноза. При своевременном оперативном вмешательстве прогноз на жизнь был бы более положительным. Однако вследствие несвоевременной диагностики заболевания и неадекватного лечения диагноз был поставлен только 21.10.2008 и прогноз заболевания на этом этапе был уже неблагоприятным, то есть шансы на выздоровление были небольшими. Таким образом, смерть О. является следствием некачественного оказания Чаинской ЦРБ медицинской помощи. В связи со смертью матери О.С. причинены нравственные страдания, выразившиеся в горе и переживаниях в связи с утратой самого близкого человека. С учетом степени страданий О.С. просили взыскать <...> рублей в счет компенсации морального вреда.

В судебном заседании представители ООО "Страховая компания "Медика - Томск" П., Г. поддержали исковые требования.

О.С. настаивала на удовлетворении иска.

Представитель МУЗ "Чаинская ЦРБ" Е. иск не признала. Утверждала, что случай с О. был труден для диагностирования. Больная состояла на учете у врача <...> в связи с тем, что перенесла операцию по поводу <...>, что могло объяснять болевой синдром. У больной имелось множество полостных операций. Применяемый в Чаинской ЦРБ метод обследования аппаратом УЗИ не мог дать достоверной информации о картине заболевания. При госпитализации О. в июне 2008 года возникало подозрение на наличие <...>, но было сделано предположение, что это <...>. Диагноз не подтвердился, а от дальнейшего обследования больная отказалась, ссылаясь на семейные проблемы. Обратила внимание на трудность диагностирования <...> и низкую эффективность его лечения, поскольку болезнь, как правило, выявляется на очень поздних стадиях. Считала, что истцом не доказан факт причинения моральных страданий.

Суд на основании ст. 41 Конституции РФ, ст. ст. 151, 1064, 1068, 1101 ГК РФ, ст. ст. 30, 33, 68 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22.07.1993 N 5487-1, Приказа Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 07.04.2006 N 258, ст. 15 ФЗ "О медицинском страховании граждан в РФ", Постановления Пленума ВС РФ от 20.12.1994 N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", ст. 98 ГПК РФ иск удовлетворил частично, взыскал с МУЗ "Чаинская ЦРБ" в пользу О.С. в возмещение морального вреда <...> рублей, в пользу ООО "Страховая компания "Медика - Томск" в возмещение расходов по оплате государственной пошлины 4000 рублей.

В кассационной жалобе МУЗ "Чаинская ЦРБ" просит отменить решение суда. Обращает внимание на то, что в период после выписки из стационара (июнь 2008 г.) до 08.10.2008 обращений О. не зафиксировано, т. о., неверен вывод суда о том, что состояние О. продолжало ухудшаться после выписки из стационара. Кроме того, из дела усматривается, что О. отказалась от прохождения обследования в ОКБ в июне 2008 года, данный факт подтвердила и О.С. Считает, что судом неправильно применены нормы материального права - ст. 33 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22.07.1993 N 5487-1, т.к. отказ от медицинского вмешательства (лечения) осуществляется непосредственно в условиях нахождения в стационаре. Какой-либо документации на согласие либо отказ больного от рекомендуемых устных направлений на дальнейшее дополнительное обследование в медицинские учреждения не требуется, письменного направления не предусмотрено. По ее мнению, не дано оценки тому факту, что О. к моменту начала течения болезни являлась <...>, работала в должности <...> до и после госпитализации. В период с июня и по октябрь 2008 года не установлен факт влияния трудовой деятельности О. на течение болезни. Утверждает, что в деле отсутствуют доказательства влияния физических, нравственных и моральных страданий на здоровье О.С. Она не обращалась к психиатру либо невропатологу. Нет доказательств приобретения ею лекарственных препаратов, следовательно, компенсация морального вреда взыскана необоснованно.

Проверив материалы дела, выслушав явившихся лиц, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого решения суда.

В силу общего положения п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно разъяснениям, содержащимся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 1 от 26.01.2010 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" (п. 11), установленная ст. 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Как считает судебная коллегия, представленные в материалы дела доказательства с достоверностью свидетельствуют о том, что в результате виновных действий ответчика О.С. причинен моральный вред.

В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции установлено, что в период с декабря 2007 года по 16.10.2008 мать О.С. 96 раз обращалась в МУЗ "Чаинская Центральная районная больница" с жалобами на боли <...>, в периоды с 11.12.2007 по 19.12.2007, с 18.06.2008 по 28.06.2008 проходила стационарное лечение в МУЗ "Чаинская Центральная районная больница".

В период прохождения лечения в стационаре с 11.12.2007 по 19.12.2007 О. проведено общеклиническое обследование, 19.12.2007 она выписана из стационара с диагнозом <...>.

28.01.2008, 26.03.2008 и 04.06.2008 О. обращалась в женскую консультацию с жалобами на боли <...>. Амбулаторно проведено 3 курса лечения <...>.

В связи с неэффективностью амбулаторного лечения О. в июне 2008 года была госпитализирована в хирургическое отделение Чаинской ЦРБ с диагнозом <...>. В стационаре выполнены общеклинические исследования. 28.06.2008 пациентка выписана из стационара в удовлетворительном состоянии.

Обратившись 08.10.2008 и 16.10.2008 в МУЗ "Чаинская Центральная районная больница" в связи с болевым синдромом, О. каких-либо назначений и рекомендаций назначено не было.

21.10.2008 при осмотре акушером - гинекологом центра планирования семьи ОКБ О. поставлен диагноз <...>, пациентка в экстренном порядке госпитализирована в гинекологическое отделение ОКБ.

После проведения оперативного лечения О. поставлен диагноз <...>.

<...> О. умерла по причине <...>.

Как следует из заключения эксперта акушера - гинеколога высшей категории К. от 12.08.2010, случай с О. сложен в плане постановки диагноза. Вместе с тем даже более тщательное УЗИ, исследование <...> в ЦРБ позволило бы определить огрпринадлежность <...> и направить диагностический поиск по нужному пути уже в декабре 2007 года. Как отметил эксперт, при <...> болевой синдром не характерен, но даже при постановке диагноза <...> и <...> О. было необходимо поставить на диспансерный учет у гинеколога с регулярным полноценным обследованием не реже 2-х раз в год, что позволило бы предположить <...> на более раннем этапе лечения. В связи с неэффективностью консервативного лечения, сохранения болевого синдрома, присоединением нарушения функции смежных органов, и на амбулаторном этапе, и при повторной госпитализации в хирургическое отделение Чаинской ЦРБ были показания для расширенного обследования: УЗИ ОБП, ЭГДС, лапароскопия, консультация хирурга, невролога, чего не было сделано. При своевременном выполнении полного объема диагностических и лечебных мероприятий продолжительность жизни О. была бы значительно увеличена (л.д. 33-34).

Разрешая заявленные требования, суд на основании вышеустановленного, оценки по правилам ст. 67 ГПК РФ заключения эксперта акушера - гинеколога от 12.08.2010, пришел к выводу о доказанности факта некачественно оказанной ответчиком медицинской помощи О.

Анализ фактических обстоятельства дела в совокупности с исследованными доказательствами не позволяет судебной коллегии усомниться в правильности выводов суда первой инстанции.

Разрешая заявленный спор и удовлетворяя иск в части, суд правомерно исходил из требований ст. 151 ГК РФ, согласно которой, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Положениями п. 2 ст. 1101 ГК РФ предусмотрено, что размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда, при этом должны учитываться требования разумности и справедливости.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд учел конкретные обстоятельства дела, степень физических и нравственных страданий О.С., характер пережитых ею нравственных страданий, степень родственных отношений с О., ее индивидуальные особенности, требования разумности и справедливости, степень вины причинителя вреда. Оснований, по которым судебная коллегия могла бы не согласиться с размером возмещения, указанным в решении суда, в жалобе не приведено.

Как считает судебная коллегия, ответчиком суду не представлено доказательств отсутствия своей вины, суждения, изложенные в кассационной жалобе, противоречат собранным по делу доказательствам, в частности, медицинским документам, заключению эксперта.

Доводы кассатора, основанные на неправильном толковании норм материального права, были предметом исследования и оценки в суде первой инстанции (ст. ст. 12, 56, 67 ГПК РФ). Фактическое и нормативное обоснование выводов суда первой инстанции полно приведено в решении, составленном по правилам ст. 198 ГПК РФ, которое судебная коллегия признает обоснованным.

Таким образом, вынесенное по делу решение соответствует фактическим обстоятельствам дела и нормам материального и процессуального права, оснований для его отмены или изменения по доводам кассационной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 360, 366, абз. 2 ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Чаинского районного суда Томской области от 12 января 2011 года оставить без изменения, кассационную жалобу Муниципального учреждения здравоохранения "Чаинская Центральная районная больница" - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь