Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 11 марта 2011 г. по делу N 4а-58/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу К. на постановление мирового судьи судебного участка N 58 района Теплый Стан г. Москвы от 07 октября 2010 года и решение судьи Черемушкинского районного суда г. Москвы от 29 ноября 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 58 района Теплый Стан г. Москвы от 07 октября 2010 года К. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

Решением судьи Черемушкинского районного суда г. Москвы от 29 ноября 2010 года указанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба К. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе К. выражает несогласие с состоявшимися по делу судебными решениями и просит об отмене постановления мирового судьи, ссылаясь на то, что оснований полагать, что он находится в состоянии опьянения, у сотрудников ГИБДД не имелось, поскольку спиртных напитков он не употреблял, признаки опьянения у него отсутствовали; понятых, указанных в процессуальных документах, он не видел; от управления транспортным средством его не отстраняли, протокол о запрещении эксплуатации транспортного средства не составлялся, транспортное средство другому лицу не передавалось; при привлечении его к административной ответственности нарушены процессуальные нормы, содержащиеся в ст. ст. 25.6, 25.7 КоАП РФ, в нарушение требований, предусмотренных ст. 28.2 КоАП РФ в протокол об административном правонарушении не внесены данные об истинных очевидцах произошедшего, более того, отсутствие свидетелей указывает на несоблюдение порядка привлечения к административной ответственности; протокол об административном правонарушении не является доказательством самостоятельно, без учета всех обстоятельств, поскольку лишь фиксирует вменяемое правонарушение; судья районного суда отказал в удовлетворении ходатайства о вызове в судебное заседание понятых; он не был извещен о месте и времени рассмотрения дела, извещение и копии составленных процессуальных документов ему не вручались, но, во всяком случае, сведения о месте и времени рассмотрения дела, сделанные сотрудником ГИБДД в протоколе об административном правонарушении и в извещении, а не в повестке, надлежащим извещением не является.

Проверив представленные материалы, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 25 сентября 2010 года в 04 часа 30 минут К., управляя автомобилем "..." государственный регистрационный знак <... >, следовал в районе дома * по ул. * в г. * от ул. * в направлении * с признаками опьянения (запах алкоголя из полости рта, резкое изменение окраски кожных покровов лица), в 04 часа 45 минут в нарушение п. 2.3.2 ПДД РФ не выполнил законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, основанием для направления на которое послужил отказ от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. Указанными действиями К. совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

В соответствии со ст. ст. 26.2, 27.12 КоАП РФ для подтверждения факта управления транспортным средством в состоянии опьянения водитель, у которого были выявлены признаки опьянения, подлежит направлению на медицинское освидетельствование. В отношении К. медицинское освидетельствование проведено не было, поскольку согласно протоколу о направлении на медицинское освидетельствование он от его прохождения отказался.

Факт совершения К. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения и объяснения К.: "Выпил банку коктейля"; протоколом об отстранении от управления транспортным средством; протоколом о направлении на медицинское освидетельствование, согласно которому основанием для направления К. на медицинское освидетельствование послужил его отказ от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения при наличии признаков опьянения - запах алкоголя из полости рта, резкое изменение окраски кожных покровов лица, однако, К. в присутствии двух понятых отказался от прохождения медицинского освидетельствования; рапортом сотрудника ГИБДД; письменными объяснениями понятых, а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях К. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, является правильным.

По утверждению К., оснований полагать, что он находится в состоянии опьянения, у сотрудников ГИБДД не имелось, поскольку спиртных напитков он не употреблял, признаки опьянения у него отсутствовали. Данный довод нельзя признать состоятельным, поскольку совокупность перечисленных выше доказательств объективно свидетельствует о том, что признаки опьянения у К. имелись, они зафиксированы в протоколе об отстранении от управления транспортным средством, в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование, а также в протоколе об административном правонарушении. Данные процессуальные документы К. подписал, не выражая несогласие с их содержанием, без каких-либо замечаний и возражений. Также из представленных материалов усматривается, что в момент возбуждения производства по делу К. не оспаривал обстоятельств вменяемого ему правонарушения, о том, что не употреблял спиртное, и об отсутствии у него признаков опьянения не заявлял, а, напротив, собственноручно указал в протоколе об административном правонарушении, что выпил банку коктейля. Данные обстоятельства свидетельствуют об изменении К. своей позиции относительно обстоятельств правонарушения с целью избрания наиболее выгодного способа защиты, что не противоречит его процессуальному положению как лица, в отношении которого ведется производство по делу, но, тем не менее, дает основания критически оценивать рассматриваемый довод.

Довод К. о том, что понятых, указанных в процессуальных документах, он не видел, нельзя признать обоснованным. Представленные материалы свидетельствуют о том, что в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. 27.12 КоАП РФ, меры обеспечения производства по делу, в том числе направление на медицинское освидетельствование, были применены к К. с участием понятых, что подтверждается наличием анкетных данных и подписей понятых в соответствующих протоколах, а также их письменными объяснениями. Более того, следует учесть, что при составлении всех процессуальных документов К. не заявлял о недостоверности изложенных в них сведений о понятых.

В надзорной жалобе К. утверждает, что от управления транспортным средством его не отстраняли, протокол о запрещении эксплуатации транспортного средства не составлялся, транспортное средство другому лицу не передавалось, что, по его мнению, говорит о незаконности его привлечения к административной ответственности. Между тем, с данным утверждением согласиться нельзя, потому как согласно протоколу об отстранении от управления транспортным средством данная мера обеспечения производства по делу к К. была применена, основанием к тому явилось управление им транспортным средством с признаками опьянения. Совершение данного процессуального действия удостоверено как подписью самого К., так и подписями понятых. То обстоятельство, что протокол о запрещении эксплуатации транспортного средства не составлялся, транспортное средство другому лицу не передавалось, не опровергает установленный судебными инстанциями факт отказа К. от законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

По мнению К., при привлечении его к административной ответственности нарушены процессуальные нормы, содержащиеся в ст. ст. 25.6, 25.7 КоАП РФ, в нарушение требований, предусмотренных ст. 28.2 КоАП РФ в протокол об административном правонарушении не внесены данные об истинных очевидцах произошедшего, более того, отсутствие свидетелей указывает на несоблюдение порядка привлечения к административной ответственности. Данный довод не ставит под сомнение допустимость протокола об административном правонарушении как доказательства по делу. Статьей 28.2 КоАП РФ не предусмотрено обязательное указание в протоколе об административном правонарушении свидетелей, в случае наличия очевидцев правонарушения неуказание их в названном протоколе не лишало К. ссылаться на данных свидетелей и ходатайствовать об их допросе в ходе рассмотрения дела. В соответствии с ч. 2 ст. 25.7 КоАП РФ присутствие понятых обязательно в случаях, предусмотренных главой 27 КоАП РФ, которой регламентировано применение мер обеспечения по делам об административных правонарушениях, к каковым составление протокола об административном правонарушении не относится, а потому присутствие понятых при его составлении не требуется.

Довод К. о том, что протокол об административном правонарушении не является доказательством самостоятельно, без учета всех обстоятельств, поскольку лишь фиксирует вменяемое правонарушение, не основан на законе. В соответствии со ст. 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются в числе прочего протоколом об административном правонарушении. Кроме того, представленные материалы свидетельствуют о том, что протокол об административном правонарушении был исследован при рассмотрении дела и оценен в совокупности с другими доказательствами и по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ.

Довод К. о том, что судья районного суда отказал в удовлетворении ходатайства о вызове в судебное заседание понятых, не может быть принят во внимание, поскольку из представленных материалов не следует, что в ходе производства по делу заявлялось подобное ходатайство в порядке, предусмотренном ст. 24.4 КоАП РФ. Имеющиеся по делу доказательства являлись достаточными для рассмотрения дела по существу.

В надзорной жалобе К. указывает, что он не был извещен о месте и времени рассмотрения дела, извещение и копии составленных процессуальных документов ему не вручались, но, во всяком случае, указание сотрудником ГИБДД сведений о месте и времени рассмотрения дела в протоколе об административном правонарушении и в извещении, а не в повестке, надлежащим извещением не является.

Из представленных материалов следует, что о рассмотрении дела об административном правонарушении 07 октября 2010 года в 12 часов 00 минут в судебном участке N 58 г. Москвы К. был своевременно и надлежащим образом извещен сотрудником ГИБДД 25 сентября 2010 года, о чем свидетельствует соответствующее извещение, в котором К. поставил свою подпись. Поскольку КоАП РФ не содержит каких-либо ограничений, связанных с извещением лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, о месте и времени рассмотрения дела, оно в зависимости от конкретных обстоятельств дела может быть произведено с использованием любых доступных средств связи, позволяющих контролировать получение информации лицом, которому оно направлено. Изложенное свидетельствует о том, что извещение о месте и времени рассмотрения дела может быть произведено и сотрудником ГИБДД и такое извещение является надлежащим, а потому К. не должен был игнорировать необходимость явиться в судебное заседание при отсутствии к тому уважительных причин.

Ссылка К. на то, что извещение и копии составленных протоколов ему не вручались, не может быть принята во внимание, потому как вручение этих документов К. подтверждается наличием его подписей в соответствующих протоколах.

При таких обстоятельствах мировой судья обоснованно и в соответствии с требованиями КоАП РФ принял решение о рассмотрении дела об административном правонарушении в отношении К. в его отсутствие, поскольку он, будучи осведомленным о месте и времени рассмотрения дела, в судебное заседание не явился, о причинах своей неявки суду не сообщил, ходатайство об отложении рассмотрения дела не представил.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Принцип презумпции невиновности судебными инстанциями не нарушен.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену вынесенных судебных решений.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 58 района Теплый Стан г. Москвы от 07 октября 2010 года и решение судьи Черемушкинского районного суда г. Москвы от 29 ноября 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении К. оставить без изменения, надзорную жалобу К. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь