Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 марта 2011 г. N 4г/6-1166

 

Судья Московского городского суда Курциньш С.Э., изучив поступившую 11.02.2011 г. надзорную жалобу ЗАО "Ресоциал", подписанную на основании доверенности Е., на определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20.12.2010 г. по гражданскому делу по иску В. к ЗАО "Ресоциал" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула,

 

установил:

 

В. обратился в суд с вышеуказанным иском, ссылаясь на нарушение своих трудовых прав.

Заочным решением суда от 28.12.2009 г. исковые требования В. удовлетворены. Определением суда от 26.04.2010 г. заочное решение было отменено.

При новом рассмотрении дела решением Симоновского районного суда г. Москвы от 25.08.2010 г. в удовлетворении иска В. отказано, осуществлен поворот исполнения заочного решения суда от 28.12.2009 г., с В. в пользу ЗАО "Ресоциал" взыскана заработная плата за время вынужденного прогула в размере 164869,60 рублей. Данное решение определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20.12.2010 г. отменено, дело направлено на новое рассмотрение в ином составе судей.

В надзорной жалобе заявитель ставит вопрос об отмене судебного акта судебной коллегии, просит направить дело на новое кассационное рассмотрение.

Изучив состоявшиеся судебные акты, проверив доводы жалобы, оснований для ее передачи в суд надзорной инстанции в целях рассмотрения по существу не нахожу, нарушений требований ст. 387 ГПК РФ, предусматривающей отмену судебных постановлений в порядке надзора, не имеется.

Судебными инстанциями установлено, что стороны 15.01.2007 г. заключили трудовой договор сроком до 31.12.2007 г., согласно которого истец, являющийся пенсионером, с момента подписания договора приступал к должностных обязанностям водителя с окладом 21600 рублей, о чем в этот же день был издан соответствующий приказ.

01.03.2007 г. стороны подписали дополнительное соглашение, согласно которого должностной оклад истца составил 24000 рублей.

01.01.2008 г. стороны заключили трудовой договор об исполнении вышеуказанных обязанностей сроком до 31.12.2008 г.

29.12.2008 г. стороны подписали дополнительное соглашение к договору от 01.01.2008 г., согласно которого пункт 1.3 договора в части срока действия договора был изменен, в соответствии с новой редакцией данного пункта трудовой договор заключен на срок до окончания болезни сотрудника, последним днем считается последний день больничного листа.

Согласно листка временной нетрудоспособности истец должен был приступить к работе 30.05.2009 г.

29.05.2009 г. истец уволен по основаниям п. 2 ст. 77 ТК РФ (истечение срока трудового договора), о чем издан соответствующий приказ.

Считая увольнение незаконным, истец указал, что в период с 12.07.2008 г. по 29.05.2009 г. он болел, на работу не выходил, договор от 01.01.2008 г. с ним не заключался (при этом свою подпись в договоре не оспаривал), дополнительное соглашение от 29.12.2008 г. им подписано в первый рабочий день - 29.05.2009 г.

То, что дополнительное соглашение подписано истцом 29.05.2010 г., ответчиком не оспаривалось.

Возражая против удовлетворения иска, ответчик указал, что истец скрыл свой диагноз (активный туберкулез легких с бактериовыделением), листок нетрудоспособности не сдавал, о заболевании стало известно только после получения ответа на запрос из Противотуберкулезного диспансера N 20 г. Москвы; о предстоящем расторжении трудового договора после окончания срока его временной нетрудоспособности истец был уведомлен по телефону в декабре 2008 г., ему сообщено, что это будет оформлено дополнительным соглашением, так как при подписании в мае дополнительного соглашения истец никаких возражений не выразил, получил расчет, трудовую книжку, отдал для оплаты листок временной нетрудоспособности, таким образом со стороны работодателя нарушений прав работника допущено не было.

Руководствуясь нормами действующего трудового законодательства, оценив доказательства в их совокупности, суд пришел к выводу о законности увольнения истца по основаниям п. 2 ст. 77 ТК РФ, нарушений порядка увольнения и прав истца не установил, в связи с чем не усмотрел оснований для удовлетворения иска.

Проверяя законность и обоснованность решения, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда с выводами суда первой инстанции не согласилась.

Отменяя решение суда, суд кассационной инстанции указал, что оно постановлено без выяснения всех имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств. Так, судебная коллегия указала, что выводы суда сделаны без учета требований ст. 59 ТК РФ и выяснения обстоятельств о том, имелись ли предусмотренные законом основания для заключения с работником дополнительного соглашения от 29.12.2008 г. в связи с нетрудоспособностью последнего и с установлением в нем нового срока действия трудового договора; также выводы суда о соблюдении ответчиком порядка увольнения истца с учетом того, что тот не оспаривал подписание дополнительного соглашения от 29.12.2008 г. истцом только 29.05.2009 г., не являются бесспорными.

Также судебная коллегия пришла к выводу, что решение суда первой инстанции не может быть признано законным и обоснованным без учета того, что В. на основании заочного решения был восстановлен в прежней должности и приказом от 31.03.2010 г. уволен на основании п. 2 ст. 77 ТК РФ (по собственному желанию), приказ ответчиком не отменен, в установленном законом порядке недействительным не признан, отношение истца к нему должным образом не выяснено.

Исходя из принципа диспозитивности, суд надзорной инстанции проверяет обжалуемые вступившие в законную силу судебные постановления в пределах доводов надзорной жалобы (ч. 1.1 ст. 390 ГПК РФ).

Выражая несогласие с определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда, заявитель указывает, что в судебном заседании суда кассационной инстанции не проводилось исследование доказательств. Данный довод о нарушении судом ст. 358 ГПК РФ не свидетельствует, поскольку согласно данной норме имеющиеся в деле доказательства оглашаются судом кассационной инстанции в случае необходимости; таким образом, обязанности оглашать доказательства закон на суд кассационной инстанции не возлагает.

Не влечет отмену определения судебной коллегии и довод надзорной жалобы заявителя о том, что подробных объяснений по доводам кассационной жалобы представителем ответчика высказать не представилось возможным, а возражения на жалобу судом учтены не были, что привело к неверным выводам об отмене решения суда. В обоснование своего довода заявитель излагает обстоятельства дела, в том числе неустановленные судом первой инстанции.

Таким образом, приведенный выше довод содержит собственную оценку доказательств и фактических обстоятельств спора, установленных судом, что в силу ст. 387 ГПК РФ не влечет отмену обжалуемого судебного акта, поскольку правом оценки доказательств наделен суд первой и кассационной инстанции (ст. ст. 196, 362 ГПК РФ).

В соответствии со ст. 390 ГПК РФ суд надзорной инстанции не вправе переоценивать доказательства и устанавливать новые факты и правоотношения.

Несостоятельным является и довод надзорной жалобы о незаконности обжалуемого судебного акта ввиду отсутствия стадии прений в судебном заседании суда кассационной инстанции, поскольку согласно ст. 359 ГПК РФ данная стадия обязательства в случае, если судом кассационной инстанции исследовались новые доказательства. Из обжалуемого судебного акта не следует, что судом кассационной инстанции исследовались новые доказательства, ссылка на это обстоятельство отсутствует и в надзорной жалобе.

Утверждение заявителя о несостоятельности правовой позиции прокурора в судебном заседании суда кассационной инстанции о незаконности определения суда кассационной инстанции не свидетельствует.

В надзорной жалобе заявитель также указывает, что заключение прокурора для судебной коллегии было основополагающим, между тем то, что суждение судебной коллегии об отмене решения суда первой инстанции совпало с заключением прокурора о незаконности решения, об этом не свидетельствует, поскольку согласно ГПК РФ суд с заключением прокурора не связан. Выводы судебной коллегии в судебном акте мотивированы, определение отвечает требованиям ст. 366 ГПК РФ.

В целом доводы жалобы направлены на повторное рассмотрение дела, что нарушает принцип правовой определенности, который является одним из принципов верховенства права и предусматривает недопустимость пересмотра окончательного решения исключительно в целях проведения повторного слушания по делу и постановления нового решения. Пересмотр окончательного решения суда возможен лишь с целью исправления судебных ошибок при неправильном применении правовых норм, отклонение от данного принципа допустимо исключительно при наличии существенных и неоспоримых обстоятельств. Подобных обстоятельств заявителем в надзорной жалобе не приведены.

С учетом вышеизложенного обжалуемый заявителем судебный акт сомнений в его законности с учетом доводов надзорной жалобы не вызывает, а предусмотренные ст. 387 ГПК РФ основания для его отмены или изменения в настоящем случае отсутствуют.

Руководствуясь ст. ст. 383, 387 Гражданского процессуального кодекса РФ,

 

определил:

 

в передаче надзорной жалобы ЗАО "Ресоциал", подписанной на основании доверенности Е., на определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20.12.2010 г. для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции отказать.

 

Судья

Московского городского суда

С.Э.КУРЦИНЬШ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь