Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2011 года

 

Судья: Карпова О.П.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего Коробейниковой Л.Н.,

судей Анисимовой В.И., Шаровой Т.В.,

при секретаре Л.А.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Ижевске 14 марта 2011 года дело по кассационной жалобе Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) в городе <...> (межрайонного) Удмуртской Республики на решение Октябрьского районного суда г. Ижевска от 01 февраля 2011 года, которым

исковое заявление ФИО 1 к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) в городе <...> (межрайонному) Удмуртской Республики о восстановлении пенсионных прав удовлетворен.

Признано незаконным решение Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) в городе <...> (межрайонного) Удмуртской Республики N <...> от <...> об отказе ФИО 1 в досрочном назначении трудовой пенсии по старости.

Управление Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в городе <...> (межрайонное) Удмуртской Республики обязано досрочно назначить ФИО 1 трудовую пенсию по старости, как лицу, не менее 25 лет осуществлявшему педагогическую деятельность в учреждениях для детей, независимо от ее возраста, со дня возникновения права, а именно с 19 сентября 2008 года.

С Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) в городе <...> (межрайонного) Удмуртской Республики взысканы в пользу ФИО 1 расходы по оплате государственной пошлины в размере 200 рублей, расходы на оплату услуг представителя 1000 рублей, расходы по составлению доверенности 500 рублей, всего взыскано 1700 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Анисимовой В.И., объяснения представителя ответчика по доверенности В.Л.А., поддержавшей доводы кассационной жалобы, представителя истца по доверенности С.Т.С., полагавшей доводы жалобы необоснованными, Судебная коллегия

 

установила:

 

ФИО 1 обратилась в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) в городе <...> (межрайонному) Удмуртской Республики (далее - Управление) о восстановлении пенсионных прав. В обоснование иска указала, что решением Управления N <...> от <...> года ей отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости как лицу, осуществлявшему педагогическую деятельность. Ответчиком необоснованно исключены из подсчета сроков осуществления педагогической деятельности периоды, когда она находилась в отпуске по уходу за ребенком в возрасте до полутора лет и от полутора до трех лет, начавшийся в период действия нормативных актов, позволявших включать такие отпуска в стаж осуществления педагогической деятельности, а также периоды работы преподавателем детской школы искусств <...>. Просит признать решение Управления N <...> от <...> года об отказе в установлении пенсии незаконным, обязать ответчика досрочно назначить пенсию с момента возникновения права, взыскать судебные расходы.

Суд рассмотрел дело в отсутствие истицы, в порядке ст. 167 ГПК РФ.

В судебном заседании представитель истицы по доверенности С.Т.С. на удовлетворении исковых требований настаивала.

Представитель ответчика по доверенности В.Л.А. исковые требования не признала.

Суд вынес вышеизложенное решение.

В кассационной жалобе ответчик ставит вопрос об отмене решения суда, вынесении нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований, ввиду неправильного применения норм материального права. Ответчик в кассационной жалобе оспаривает наличие правовых оснований для включения в стаж периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком до 3 лет, продолжавшегося после 06.10.1992 г., а также периодов работы преподавателем детской школы искусств. Указывает на неправильное применение судом при определении момента возникновения права на пенсию положений ст. 19 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ".

В возражениях представитель истца просит оставить решение суда без изменения, полагая доводы кассационной жалобы необоснованными.

Судебная коллегия, проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы, оснований отмены решения суда не усматривает.

Периоды нахождения истца в отпуске по уходу за ребенком в возрасте до полутора лет и от полутора лет до трех лет, с 06 октября 1992 года по 31 августа 1993 года, подлежат включению в стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии, на основании постановления Госкомитета СССР по труду и социальным вопросам и Секретариата ВЦСПС N 156/10-30 от 06 июля 1982 года "О порядке предоставления частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста одного года и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет", постановления Совета Министров СССР и ВЦСПС N 677 от 22 августа 1989 года "Об увеличении продолжительности отпусков женщинам, имеющим малолетних детей", п. 7 разъяснения Госкомтруда СССР и Секретариата ВЦСПС от 29 ноября 1989 года N 23/24-11 "О порядке предоставления женщинам частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения им полутора лет и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет". Доводы ответчика о возможности включения подобного отпуска до 06.10.1992 г. (до момента вступления в силу Закона РФ от 25.09.1992 г. N 3543-1 "О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РФ") судом правомерно признаны необоснованными.

Поскольку предоставленный истцу отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет начался в период действия указанных нормативных актов (до 06 октября 1992 года), суд со ссылкой на положения ч. 2 ст. 6, ч. 4 ст. 15, ч. 1 ст. 17, ст.ст. 18,19, ч. 1 ст. 55 Конституции РФ, предполагающих правовую определенность законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения и возможность реализации гражданином приобретенных на основе действующего законодательства прав, пришел к правильному выводу о наличии оснований для зачета в педагогический стаж истца периода ее нахождения в отпуске по уходу за ребенком до достижения трех лет по 31 августа 1993 года.

Периоды работы в должности преподавателя детской школы искусств с 01 января 2001 года по 04 февраля 2001 года, с 18 февраля 2001 года по 27 мая 2001 года, с 20 августа 2001 года по 31 августа 2004 года, с 14 сентября 2004 года по 04 сентября 2008 года не включены ответчиком со ссылкой на невыполнение п. 12 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществляющем педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей", утвержденных постановлением Правительства РФ от 29.10.2002 г. N 781 (далее - Правила от 29.10.2002 г. N 781), а именно - недостижения на 01 января 2001 года стажа в размере 16 лет 08 месяцев.

В связи с включением в стаж вышеуказанного периода отпуска по уходу за ребенком, требования п. 12 Правил от 29.10.2002 года N 781 соблюдены, т.к. у истицы на 01.01.2001 года педагогический стаж составил более 16 лет 8 месяцев и имеет место факт работы с 01.11.1999 года по 31.12.2000 года в требуемой Правилами должности и учреждении раздела 2 Списка от 29.10.2002 года N 781. Таким образом, суд обоснованно включил истцу спорные периоды работы в качестве преподавателя детской школы искусств. Доводы жалобы о том, что условия, предусмотренные п. 12 Правил от 29.10.2002 года N 781 не соблюдены, являются несостоятельными.

С учетом зачтенного ответчиком в стаж педагогической деятельности истицы периода продолжительностью 16 лет 06 месяцев 06 дней, принимая во внимание включенные судом периоды, на момент обращения истца в пенсионный орган за назначением пенсии (04 сентября 2008 года), ее педагогический стаж не достигал установленных законом 25 лет. Однако исследованными судом доказательствами бесспорно подтверждено, что в период со дня обращения за назначением пенсии истец продолжала работать преподавателем в детской школе искусств, то есть в должности и учреждении, дающими право на досрочное назначение пенсии, а потому суд правильно определил дату назначения пенсии - с момента возникновения права. Решение Управлением было принято 27 октября 2008 года, то есть после того, как у истицы возникло право на пенсию. При таких обстоятельствах, учитывая, что спорные периоды отпуска по уходу за ребенком и работы преподавателем ДШИ необоснованно исключены ответчиком из стажа, право на пенсию с учетом периода работы после подачи заявления возникло до вынесения Управлением решения, суд правильно признал решение Управления от 27 октября 2008 года незаконным и обязал ответчика назначить истице пенсию с момента возникновения права. Данное толкование, по мнению Судебной коллегии, не противоречит ст. 19 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" и гарантирует гражданину своевременное пенсионное обеспечение.

Все доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, являлись предметом рассмотрения в суде первой инстанции, всем им дана надлежащая оценка в решении суда со ссылкой на примененные нормы материального права. Оснований для иных выводов у Коллегии нет.

С учетом изложенного кассационная жалоба ответчика не подлежит удовлетворению.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Октябрьского районного суда г. Ижевска от 01 февраля 2011 года оставить без изменения, кассационную жалобу Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственного учреждения) в городе <...> (межрайонного) Удмуртской Республики - без удовлетворения.

 

Председательствующий

КОРОБЕЙНИКОВА Л.Н.

 

Судьи

АНИСИМОВА В.И.

ШАРОВА Т.В.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь