Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

Именем Российской Федерации

 

ПРИГОВОР

от 14 марта 2011 г. по делу N 2-12/11

 

Судья Санкт-Петербургского городского суда Нечаева О.Ю.

с участием государственного обвинителя - прокурора отдела государственных обвинителей Управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами прокуратуры Санкт-Петербурга младшего советника юстиции Михайловой Е.Н.

подсудимого А.А.

защитника - адвоката Асландзия В.Т., представившего ордер N *** и удостоверение N ***,

при секретаре А.Н.

переводчиков И., А.Д., Н.З.

а также потерпевшего Щ., представителя потерпевшего С. - С.В., представителя потерпевшего Щ. - адвоката Васильева О.В., представившего ордер *** N *** и удостоверение N ***

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела N 2-12/11 в отношении

А.А., ***, ранее не судимого,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "а" УК РФ

 

установил:

 

Подсудимый А.А. совершил покушение на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, потерпевших Щ. и С.

Преступление совершено в Санкт-Петербурге при следующих обстоятельствах:

04 октября 2009 года в период с 00 часов 14 минут до 00 часов 33 минут, находясь в салоне маршрутного такси *** с государственным номерным знаком ***, следовавшего по *** в сторону *** в ***, в ходе конфликта, возникшего на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, подсудимый А.А. нанес потерпевшему Щ. не менее одного удара кулаком в область головы, а затем нанес не менее одного удара кулаком в область головы потерпевшего С., после чего, имея умысел на убийство потерпевших Щ. и С., умышлено нанес не менее 3 ударов неустановленным следствием ножом, потерпевшему Щ. в область расположения жизненно важных органов - грудную клетку и брюшную полость, а затем не менее 4 ударов ножом потерпевшему С. в область расположения жизненно важных органов - грудную клетку и живот, преодолевая сопротивление последнего, который закрывался руками от ударов подсудимого.

После того, как маршрутное такси остановилось на автобусной остановке ***, расположенной на расстоянии 62,3 метра от *** в ***, потерпевшие Щ. и С. вышли на улицу, подсудимый А.А., продолжая реализовывать умысел на убийство потерпевших, выйдя из салона маршрутного такси, держа в руках нож, стал преследовать, убегавшего от него в сторону *** потерпевшего Щ., который упал на проезжую часть и впоследствии потерял сознание. Подсудимый А.А., увидев, что потерпевший Щ. упал, посчитал, что причиненных им ножевых ранений достаточно для наступления смерти, побежал за потерпевшим С., который двигался по проезжей части *** в сторону *** в ***. Подсудимый А.А., догнав потерпевшего С., продолжая реализовывать умысел на его убийство, нанес потерпевшему С. не менее 2 ударов ножом в область расположения жизненно важных органов - живот, от которых потерпевший С. упал и потерял сознание. Подсудимый А.А., посчитав, что нанесенных им ножевых ранений, достаточно для наступления смерти потерпевшего С., с места происшествия скрылся.

Своими преступными действиями подсудимый А.А. причинил потерпевшему С. телесные повреждения в виде: гематомы лобной области слева; двух резаных ран правой кисти в области средних фаланг 4 и 5 пальцев; колото-резаной слепой раны груди слева по окологрудинной линии в 5-ом межреберье, проникающей в полость перикарда, с повреждением передней стенки правого желудочка, межреберной артерии и ветвей внутренней грудной артерии, с тампонадой полости перикарда кровью (около 1000 мл); трех колото-резаных слепых ран живота по срединной линии, проникающих в брюшную полость, с повреждением пряди большого сальника и кровоизлиянием в брюшную полость (гемоперитонеумом), которые в совокупности осложнились развитием угрожающего для жизни состояния - острой обильной кровопотери с шоком крайне тяжелой степени, терминальным состоянием, расценивающиеся как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, а потерпевшему Щ. причинил телесные повреждения в виде: одной колото-резаной раны передней брюшной стенки слева, ниже реберной дуги на 5 см по средней ключичной линии, проникающей в брюшную полость, с ранением пряди большого сальника, сопровождавшейся гемоперитонеумом, расценивающаяся как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, а также одной непроникающей колото-резаной раны груди слева на уровне 5-го межреберья между окологрудинной и средней ключичной линиями и одной непроникающей колото-резаной раны на уровне 6-го межреберья по передней подмышечной линии, расценивающиеся как легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья.

Подсудимый А.А. не довел свой преступный умысел, направленный на убийство потерпевших Щ. и С. до конца по независящим от него обстоятельствам, так как потерпевшим Щ. и С. была своевременно оказана квалифицированная медицинская помощь. Кроме того, после нанесения указанных ножевых ранений потерпевшие потеряли сознание, а он (А.А.), посчитав, что нанесенных им ножевых ранений потерпевшим Щ. и С. достаточно для наступления их смерти, прекратил преступные действия и скрылся с места происшествия.

Виновность подсудимого полностью подтверждается:

- показаниями потерпевшего Щ., который в суде показал, что вечером 03 октября 2009 года после работы он с С. встретились с друзьями и посидели в ресторане около станции метро ***, выпив около 300 гр. водки. Около 00 часов решили ехать домой к С. и возле станции метро *** сели в маршрутное такси ***, на заднее сиденье, расположенное вдоль по ходу движения автобуса. Напротив него сидел молодой человек, как впоследствии выяснилось, это был подсудимый А.А., а напротив С., сидела девушка в белом пальто, это была А.К. С. очень устал и склонил голову на свои колени к задней двери автобуса, на что А.К. пододвинулась к А.А. Он (Щ.), увидев это, подумал, что девушка волнуется, сказал А.А., чтобы тот не переживал и все будет хорошо, на что А.А. ответил "Не переживаю". Но потом, А.А. разозлился, начался словесный конфликт, он (Щ.) не оскорблял подсудимого и его спутницу, не выражался нецензурной бранью, а пытался успокоить А.А. словесно. Он (Щ.) обратился к С. и сказал ему, что А.А. от них чего-то хочет. С. поднял голову, и тогда с места вскочил А.А. и сильно ударил кулаком в челюсть сперва его (Щ.), а потом С. Они с С. встали со своих сидений и С. толкнул А.А. на сиденье и стал придерживать его за плечи, а он (Щ.) попытался нанести удар кулаком А.А., однако, не знает, попал или нет. А.А. пытался встать, при этом руки у него были свободными, и тут он (Щ.) почувствовал снизу удар ножом в живот, отпрянул в сторону, но почувствовал еще 2 удара ножом в грудь и живот. А.К. закричала, пыталась разнять С. и А.А. Он (Щ.) крикнул пассажирам, что у А.А. нож, маршрутное такси остановилось и пассажиры вышли из салона автобуса. Он (Щ.) вышел на улицу, пошел за маршрутное такси, через 10 - 15 сек. из автобуса вышел С. и упал. Затем вышел А.А. и, увидев его (Щ.), что-то сказав, с ножом в руке направился к нему. Он (Щ.) побежал в сторону бензоколонки, А.А. последовал за ним, продолжая что-то кричать. Он (Щ.) упал на ***, оставаясь лежать достал сотовый телефон и позвонил З. и П. Около него остановилась автомашина ***, из которой вышли мужчина и женщина, которые попытались оказать ему помощь и вызвали "Скорую помощь". Потом, приехал его знакомый З., и он (Щ.) лежал у него на коленях до момента утраты сознания. Все удары ножом ему А.А. нанес в салоне маршрутного такси.

- протоколом принятия устного заявления от 17 октября 2009 года, в котором Щ. сообщает, что 04 октября 2009 года в период с 00 часов 00 минут до 01 часа 00 минут на перекрестке *** и *** в *** неизвестное лицо, находясь в салоне маршрутного такси автомобиля "Газель", следовавшего по маршруту ***, в ходе внезапно возникшего конфликта, нанесло ему не менее трех ударов ножом в область грудной клетки и живота, а также не менее одного удара рукой в область лица, причинив тем самым физическую боль и телесные повреждения (том *** л.д. ***).

- заявлением от 17 октября 2009 года, в котором Щ. просит привлечь к уголовной ответственности неизвестное лицо за причинение ему телесных повреждений 04 октября 2009 года в салоне маршрутного такси *** (том *** л.д. ***).

- показаниями свидетеля З. о том, что 04 октября 2009 года около 00 часов ему на мобильный телефон позвонил Щ., он попросил срочно приехать, назвал адрес около ***, пояснил, что его порезал в маршрутном такси и за ним гнались. Речь у него была членораздельная, голос уставшим, было слышно, что он до этого бежал, по голосу Щ. был трезв. Он (З.) приехал, увидел много людей, Щ. лежал у кого-то на коленях, на животе у него была кровь. Он (З.) забрал Щ. к себе на колени и стал ждать "Скорую помощь". Ему (З.) сообщили, что есть еще один раненый и он увидел, что это С., который лежал на асфальте и дергался, его забрала вторая "Скорая помощь". Со слов девушки, которая стояла там, ему известно, что в маршрутном такси произошел конфликт между Щ., С. и молодым человеком кавказской национальности, потом увидели нож, маршрутное такси остановилось и все вышли. У девушки, которая была с парнем кавказской национальности, оказалась порезана рука. Нож был у подсудимого А.А., который к моменту приезда его (З.) уже уехал. Со слов Щ. ему стало известно, что когда тот вышел из автобуса, то за ним гнались. Когда он (З.) посещал Щ. в больнице, тот ему рассказал, что он с С. возвращались с вечеринки, сели в маршрутное такси, С. стал засыпать и наклонился чуть вперед, А.А. начал волноваться, опасаясь, что С. станет плохо, тогда Щ. сказал подсудимому, что не надо волноваться и все будет нормально, подсудимый ответил ему, что он не волнуется и с этого начался конфликт, а потом происходило все как во сне. Первым удары нанес А.А.

- показаниями свидетеля П. о том, что 04 октября 2009 года примерно около 00 часов ей позвонил Щ. и сказал, что его порезали, он нервничал. Поскольку она находилась за городом, то не могла приехать. Со слов Щ. она поняла, что его порезали в маршрутном такси вместе с другом С. человек кавказской национальности. Потом трубку взяла девушка, и она (П.) стала кричать ей, чтобы вызвали "Скорую помощь". Потом она (П.) позвонила матери Щ. Со слов Щ. ей известно, что они с С. ехали от станции метро *** в маршрутном такси, на них набросился человек кавказской национальности и нанес обоим по несколько ударов ножом. Щ. спокойный, доброжелательный человек, выпивает редко и мало.

- протоколом соединений абонентов ***, согласно которому 04 октября 2009 года в 00.26.53 с абонентского номера ***, зарегистрированного на Щ., был сделан исходящий звонок на абонентский номер ***, зарегистрированный на З., длительностью 52 сек., базовая станция расположена в ***; а в 00.32.08 был сделан исходящий звонок на абонентский номер ***, зарегистрированный на П., длительностью 48 сек., базовая станция расположена в ***. (том *** л.д. ***)

- показаниями свидетеля С.Т. о том, что Щ. ее сын. 04 октября 2009 года около 00 часов они созванивались по телефону, при этом сын сказал, что находится на корпоративной вечеринке, он был адекватен, речь связная. Около 00 часов 30 минут ей позвонила П. и сказала, что Щ. с другом порезали в маршрутном такси, сказала, что надо позвонить З. В 03 часа ночи она приехала в больницу. В это время С. и Щ. делали операции. Впоследствии сын ей рассказал, что они с С. ехали в маршрутном такси, С. задремал и наклонился, сын сказал парню кавказской национальности, чтобы тот не беспокоился и что все будет хорошо, но парню это не понравилось, все так и началось. Сын относится уважительно к лицам другой национальности, он адекватный человек.

- показаниями свидетеля К. о том, что 04 октября 2009 года ему позвонила мать Щ. и сообщила, что Щ. находится в Военно-медицинской академии, так как у него ножевое ранение. 07 или 08 октября 2009 года он (К.) приехал в больницу, Щ. не мог говорить, был в тяжелом состоянии. Впоследствии Щ. пояснил, что он с С. ехали в маршрутном такси от станции метро ***, случился конфликт, и ему и С. нанесли ножевые ранения. Щ. крайне редко употребляет спиртные напитки, к лицам кавказской национальности не допускает никаких высказываний.

- показаниями свидетеля П.Д. о том, что 04 октября 2009 года ему позвонила П. между 00 часами и 01 часом ночи и сообщила, что С. и Щ. порезали. Он (П.Д.) приехал в больницу к Щ. 08 октября 2009 года. Щ. был после операции в плохом состоянии. Позднее Щ. ему рассказал, что он ехал с С. в маршрутном такси, молодой человек набросился на них и нанес ножевые ранения, Щ. помнит, что вышел из маршрутного такси и больше ничего не помнит.

- справкой из *** ГУЗ *** от 25 июня 2010 года, согласно которой 04 октября 2009 года в 00 часов 30 минут на "03" поступил вызов для направления бригады скорой медицинской помощи к Щ., ***, по адресу *** и угол ***. Поводом к вызову явилось "Ножевое ранение в живот" Вызывавший скорую помощь назвался прохожим, сообщил номер телефона ***, 04 октября 2009 года в 00 часов 30 минут на "03" поступил вызов для направления бригады скорой медицинской помощи к неизвестному мужчине ***, по адресу *** и угол ***. Поводом к вызову послужило, что есть еще один пострадавший с ножевым ранением в живот. Вызов поступил от должностного лица *** по прямому телефону ГУВД "02" (том *** л.д. ***)

- картой вызова Ленинградской станции скорой медицинской помощи N *** от 04 октября 2009 года, изъятой в ходе выемки 19 октября 2009 года (том *** л.д. ***), согласно которой бригада подстанции N *** получив вызов в 00.32, прибыла на место в 00.43 на *** и *** к Щ., ***, у которого ножевое проникающее ранение брюшной полости, левой половины грудной клетки, под вопросом гемопневмоторакс слева, а также колото-резаная рана передней половины левой грудной клетки, запах алкоголя, шок 1 степени, доставлен в стационар в ВПХ (том *** л.д. ***)

- телефонограммой N ***, согласно которой Щ. в 01 час 30 минут 04 октября 2009 года поступил в больницу ВМА, доставлен подстанцией N *** экипажем *** с полученными ножевыми ранениями (том *** л.д. ***)

- справкой из *** N *** от 04 октября 2009 года, согласно которой Щ., поступил 04 октября 2009 года с диагнозом сочетанное ранение груди, живота. Множественные (2) колото-резаные непроникающие ранения левой половины груди. Колото-резаное проникающее ранение живота с повреждением пряди большого сальника. Гемоперитонеум. Острая кровопотеря средней степени. Травматический шок 3 степени (том *** л.д. ***)

- справкой из *** N ***, согласно которой Щ. находился в стационаре с 04 октября по 13 октября 2009 года, выписан в удовлетворительном состоянии на амбулаторное лечение с 14 октября 2009 года (том *** л.д. ***)

- копией листков нетрудоспособности, согласно которым Щ. находился на лечении до 29 октября 2009 года, и выписан на работу с 30 октября 2009 года (том *** л.д. ***)

- справкой *** от 30 июня 2010 года, согласно которой у Щ. при исследовании 04 октября 2009 года содержание алкоголя в крови - этаноловый спирт 3,6 промиле (том *** л.д. ***)

- протоколом выемки от 22 октября 2009 года, согласно которому в присутствии понятых в помещении *** изъяты медицинская карта, история болезни N *** и 5 рентгеноснимков грудной клетки на имя Щ. (том *** л.д. ***)

- заключением судебно-медицинской экспертизы N *** от 29 октября 2009 года, согласно которому у потерпевшего Щ. установлены: одна колото-резаная рана передней брюшной стенки слева, ниже реберной дуги на 5 см по средней ключичной линии, проникающая в брюшную полость, с ранением пряди большого сальника, сопровождавшаяся гемоперитонеумом; непроникающие колото-резаные раны груди слева - одна на уровне 5-го межреберья между окологрудинной и средней ключичной линиями и одна на уровне 6-го межреберья по передней подмышечной линии. Рана живота, проникающая в брюшную полость, по признаку опасности для жизни расценивается как тяжкий вред здоровью. Раны груди, влекут за собой кратковременное расстройство здоровья и расцениваются как легкий вред здоровью. Колото-резаные раны образовались от действия предмета, обладающего колюще-режущими свойствами, могли образоваться от ударов ножом и не исключается их образование 04 октября 2009 года (том *** л.д. ***)

- заключением дополнительной судебно-медицинской экспертизы N *** от 25 июня 2010 года, согласно которому у Щ. установлены: одна колото-резаная рана передней брюшной стенки слева, ниже реберной дуги на 5 см по средней ключичной линии, проникающая в брюшную полость, с ранением пряди большого сальника, сопровождавшаяся гемоперитонеумом, непроникающие колото-резаные раны груди слева - одна на уровне 5-го межреберья между окологрудинной и по средней ключичной линиями и одна на уровне 6-го межреберья по передней подмышечной линии. Учитывая локализацию повреждений имеется 3 точки приложения (воздействия) травмирующей силы (том *** л.д. ***)

- заключением дополнительной судебно-медицинской экспертизы N *** от 15 июля 2010 года, согласно которому у Щ. установлены: одна колото-резаная рана передней брюшной стенки ниже реберной дуги на 5 см по средней ключичной линии, проникающая в брюшную полость, с ранением пряди большого сальника, сопровождавшаяся гепоперитонеумом (кровь в брюшной полости); непроникающие колото-резаные раны груди слева - одна на уровне 5 межреберья между окологрудинной и по средней ключичной линиями и одна на уровне 6 межреберья по передней подмышечной линии. (том *** л.д. ***)

- показаниями эксперта К.Н., допрошенной в судебном заседании в порядке ст. 282 УПК РФ, которая полностью подтвердила свои заключения экспертиз в отношении Щ. и показала, что телесные повреждения, установленные у потерпевшего Щ. могли образоваться при любом положении тела, при котором область повреждения была доступна руке, в которой находился нож. Учитывая, что в своих показаниях А.А. не пояснил, расположение потерпевших, точки приложения силы, направление клинка ножа, расстояние до потерпевших и другие конкретные обстоятельства, то высказаться о возможности причинения телесных повреждений Щ. при обстоятельствах, указанных А.А., в судебном заседании, не представляется возможным, как и невозможно провести следственный эксперимент при отсутствии объективных данных.

- протоколом предъявления лица для опознания от 23 ноября 2009 года, согласно которому потерпевший Щ. среди представленных на опознание лиц, опознал А.А., как человека, который, находясь в салоне маршрутного такси ***, нанес ему один удар в лицо и три удара ножом в область тела (том *** л.д. ***)

- показаниями представителя потерпевшего С.В. о том, что С. ее сын. 03 октября 2009 года он работал, позвонил ей в 18 часов и сказал, что поедет встречаться с друзьями. Потом они созвонились в 21 час, и сын был в адекватном состоянии. 04 октября 2009 года в 4 часа 20 минут ей позвонили и сообщили, что необходимо приехать в Военно-медицинскую академию. Там она разговаривала с доктором, который оперировал ее сына. Сын по характеру мягкий, не агрессивный, в состоянии алкогольного опьянения ложится спать. С 04 октября 2009 года по настоящее время он находится в коме. С. не злоупотреблял спиртными напитками, работал, занимался футболом.

- заявлением от 19 января 2010 года, в котором С.В. просит привлечь к уголовной ответственности А.А. за нанесение 04 октября 2009 года ножевых ранений и телесных повреждений ее сыну - С. (том *** л.д. ***)

- показаниями свидетеля С.Е. о том, что вечером 04 октября 2009 года ему позвонила сестра С.М. и сказала, что С. порезали в маршрутном такси. Он приезжал в больницу к С., но тот был в коме. С. неагрессивен, к лицам кавказской национальности относится нормально, к женщинам относится трепетно. Когда С. выпьет спиртных напитков, то идет ложиться спать.

- картой вызова *** станции скорой медицинской помощи N *** от 04 октября 2009 года, изъятой в ходе выемки 19 октября 2009 года (том *** л.д. ***), согласно которой бригада подстанции N ***, получив вызов в 00.32, прибыла на место в 00.43 на *** и ***, к неизвестному мужчине ***, у которого ножевое ранение сердца, ножевые проникающие ранения брюшной полости, шок 3 степени. Передан спец. бригаде (том *** л.д. ***)

- картой вызова *** станции скорой медицинской помощи N *** от 04 октября 2009 года, согласно которой бригада подстанции N *** получив вызов в 00.35, прибыла на *** и ***, к неизвестному мужчине ***, у которого колото-резаные раны груди и живота (проникающие). Ранение сердца. Терминальное состояние. Доставлен в стационар ВПХ (том *** л.д. ***)

- телефонограммой N ***, согласно которой неизвестный с полученными колото-резаными проникающими ранениями груди и живота, с ранениями сердца, в 01 час 11 минут 04 октября 2009 года доставлен подстанцией N *** экипажем *** в больницу *** (том *** л.д. ***)

- справкой *** N *** от 04 октября 2009 года, согласно которой С. поступил в 04 октября 2009 года с диагнозом комбинированная травма, ЗЧТМТ, СГМ. Подкожная гематома лобной области слева. Тяжелое сочетанное ранение груди, живота, конечностей. Колото-резаное слепое проникающее ранение левой половины груди с проникающим ранением правого желудочка сердца. Тампонада сердца, Множественные (3) колото-резаные ранения живота с повреждением пряди большого сальника. Гемоперитонеум. Множественные (2) резаные ранения 4, 5 пальцев правой кисти. Острая кровопотеря тяжелой степени. Острая сердечно-сосудистая недостаточность. Терминальное состояние. (том *** л.д. ***)

- показаниями свидетеля П.А. о том, что в октябре 2009 года он работал врачом на *** в ***. С. поступил в крайне тяжелом состоянии, а именно терминальном состоянии, то есть между жизнью и смертью, поэтому его не раздевая, прямо в одежде повезли в операционную. При поступлении у С. признаков жизни не было, у него была огромная кровопотеря. После операции произошли изменения головного мозга, и он ни на что не реагирует. С. долгое время лежал в реанимации, потом на отделении, в результате до настоящего времени С. находится в состоянии комы. Щ. медицинскую помощь он (П.А.) не оказывал, но поступил Щ. тоже в тяжелом состоянии. Наличие большего содержания этанола в крови не влияет на кровопотерю.

- заключением судебно-медицинской экспертизы N *** от 30 декабря 2009 года, согласно которому у С. установлены: колото-резаная слепая рана груди слева по окологрудинной линии в 5-ом межреберье, проникающая в полость перикарда, с повреждением передней стенки правого желудочка, межреберной артерии и ветвей внутренней грудной артерии, с тампонадой полости перикарда кровью (около 1000 мл), три колото-резаные слепые раны живота по срединной линии, проникающие в брюшную полость, с повреждением пряди большого сальника и кровоизлиянием в брюшную полость (гемоперитонеумом), две резаные раны правой кисти в области средних фаланг 4 и 5 пальцев, гематома лобной области слева. Раны, осложнившиеся развитием угрожающего для жизни состояния - острой обильной кровопотери с шоком крайне тяжелой степени - терминальным состоянием, а также рана груди, проникающая в полость перикарда, и раны живота, проникающие в брюшную полость - по признаку опасности для жизни квалифицируются как тяжкий вред здоровью. Наименование ран туловища как "колото-резаные", указание на острые края и остроугольные концы раны груди, наличие отходящего от него раневого канала свидетельствуют о причинении каждого из ранений вследствие воздействия острого предмета с колюще-режущими свойствами. Раны правой кисти образованы об воздействия острого предмета (предметов) с режущими свойствами. Гематома причинена от ударного воздействия твердого тупого предмета в месте приложения травмирующей силы. При образовании повреждений на теле потерпевшего имелось семь мест приложения травмирующей силы. Механизм образования и локализация ран не исключает возможность их причинения от ударов предметом с колюще-режущими свойствами с область груди, живота и верхней конечности (правой кисти) потерпевшего. Наличие повреждений при обращении за мед. помощью, характер проведенного оперативного вмешательства относительно ран, клиническая картина ранений груди и живота не исключают возможности причинения их во время указанное в постановлении, то есть 04 октября 2009 года с 00 часов до 01 часа (том *** л.д. ***)

- заключением дополнительной судебно-медицинской экспертизы N *** (дополнительное к N *** от 25 - 30.12.09 г.) от 10 июня 2010 года, согласно которому у С. установлены: колото-резаная слепая рана груди слева по окологрудинной линии в 5-ом межреберье, проникающая в полость перикарда, с повреждением передней стенки правого желудочка, межреберной артерии и ветвей внутренней грудной артерии, с тампонадой полости перикарда кровью (около 1000 мл), три колото-резаные слепые раны живота по срединной линии, проникающие в брюшную полость, с повреждением пряди большого сальника и кровоизлиянием в брюшную полость (гемоперитонеумом), две резаные раны правой кисти в области средних фаланг 4 и 5 пальцев, гематома лобной области слева. Все раны в совокупности, в том числе и резаные раны правой кисти, осложнились развитием угрожающего для жизни состояния - острой обильной кровопотери с шоком крайне тяжелой степени - терминальным состоянием, поэтому по признаку опасности для жизни квалифицируются как тяжкий вред здоровью. Раны правой кисти отдельной судебно-медицинской оценке определения степени тяжести вреда здоровью не подлежат. Механизм образования и локализация ран не исключают возможность их получения от ударов предметом с колюще-режущими свойствами в область верхней конечности (правой кисти) потерпевшего, как указано в постановлении. Наличие ран кисти при поступлении в стационар не исключает возможность причинения их во время, названное в постановлении, то есть 04 октября 2009 года в период с 00 часов до 00 часов 55 минут (том *** л.д. ***)

- справками *** N *** от 16 апреля 2010 года, согласно которым С. поступил 04 октября 2009 года с диагнозом комбинированная травма, ЗЧТМТ, СГМ. Подкожная гематома лобной области слева. Тяжелое сочетанное ранение груди, живота, конечностей. Колото-резаное слепое проникающее ранение левой половины груди с проникающим ранением правого желудочка сердца. Тампонада сердца. Множественные (3) колото-резаные ранения живота с повреждением пряди большого сальника. Гемоперитонеум. Множественные (2) резаные ранения 4, 5 пальцев правой кисти. Острая кровопотеря тяжелой степени. Острая сердечно-сосудистая недостаточность. Терминальное состояние. Находился в стационаре с 04 октября 2009 года по 10 марта 2010 года и выписывается для продолжения реабилитации в специализированном центре. (том *** л.д. ***)

- показаниями эксперта С.М., допрошенной в судебном заседании в порядке ст. 282 УПК РФ, которая подтвердила ранее данные ею заключения в отношении С., и показала, что рана груди согласно описанию раневого канала была причинена сверху вниз, что исключает ее образование при обстоятельствах, указанных в судебном заседании подсудимым А.А., в том числе и при падении С. грудью на нож, который находился в руке подсудимого, в то время как последний сидел. Гематома в лобной области головы С. не характерна для падения с высоты собственного роста, поскольку нет никаких повреждений на выступающих частях лица, как например, нос и другие. Эта гематома образовалась от одного воздействия травмирующего предмета. Телесные повреждения, обнаруженные на туловище С., образовались от 4 воздействий травмирующим предметом. Раны кисти у С. могли образоваться как от одного, так и от двух воздействий травмирующим предметом.

- справкой ГУЗ *** N *** от 25 апреля 2010 года, согласно которой С. находился на лечении с 10 марта 2010 года по 02 апреля 2010 года. Производство следственных действий с С. невозможно в связи с его состоянием (том *** л.д. ***)

- справкой N *** Городской поликлиники N *** от 17 мая 2010 года, согласно которой С. находится на квартирном лечении, контакту недоступен, 17 марта 2010 года признан инвалидом 1 группы (том *** л.д. ***)

- справкой *** от 30 июня 2010 года, согласно которой у С. при исследовании 04 октября 2009 года содержание алкоголя в крови - этаноловый спирт 3,2 промиле (том *** л.д. ***)

- показаниями свидетеля В.В. о том, что 04 октября 2009 года около 00 часов он вышел с А.Л. из кинотеатра и собирались ехать домой. Сели в маршрутное такси ***, поскольку было одно свободное место, то А.Л., а он стоял боком на ступени возле двери и смотрел в центр салона, наблюдая за тем, как происходит разговор между двумя молодыми людьми, которые сидели сзади. Сначала они просто разговаривали, потом разговор перешел в конфликт. С. стало плохо, это не понравилось подсудимому и он стал разговаривать с Щ. В конце разговора подсудимый выразился нецензурной бранью в адрес Щ., а затем вскочил и ударил кулаком по лицу сперва Щ., а потом сразу С. Потерпевшие отреагировали, они привстали и посадили А.А. на место. Потерпевшие загораживали подсудимого, а подсудимый сидел. Чтобы потерпевшие наносили удары подсудимому он (В.В.) не видел. Потом прозвучало "Нож" и все стали выбегать из маршрутного такси. На улице он (В.В.) хотел собрать народ и пойти в салон автобуса, чтобы разнять дерущихся. Потом из маршрутного такси вышли потерпевшие, затем подсудимый, в руках у него был нож. С. остался возле остановки, а подсудимый сразу направился к Щ. Щ. стал убегать от подсудимого в сторону ***. С. приподнял свитер, у него была кровь. А.А. не догнал Щ., вернулся к маршрутному такси, задел его (В.В.), от чего он (В.В.) развернулся и увидел в руках А.А. нож. Подсудимый подбежал к своей девушке и увидел, что у нее рука порезана, выругался нецензурно и побежал за маршрутное такси. Он (В.В.) вызвал по сотовому телефону милицию и "Скорую помощь". А.Л. позвала его в машину, которую она остановила, он сел в машину и они отъехали на некоторое расстояние и наблюдали за происходящим. Он (В.В.) увидел лежащего С. К машине, в которой они сидели, подошел А.А. и попросил довезти его с девушкой до травмпункта, но водитель отказал ему. А.А. с девушкой прошли вперед и остановили машину, а он с А.Л. на машине стали их преследовать, чтобы помочь сотрудникам милиции задержать А.А., но у травмпункта упустили их из вида. Он (В.В.) звонил в милицию и сообщал, где находится А.А. Они записали номера машины, на которой ехал подсудимый с девушкой, и сообщили эти данные в милицию. У А.А. телесных повреждений не было, у А.К. была только порезана рука.

- протоколом предъявления лица для опознания от 08 ноября 2009 года, согласно которому В.В. среди представленных на опознание лиц опознал А.А. как человека, который, находясь 04 октября 2009 года в период с 00 часов 01 минуты до 01 часа 00 минут в салоне маршрутного такси ***, нанес удары ножом молодым людям, выйдя на улицу А.А. попытался догнать молодых людей (том ***, л.д. ***)

- копией контрольной карточки "02" N ***, согласно которой на телефон "02" поступил звонок 04 октября 2009 года в 00 часов 26 минут с телефона ***, принадлежащего В.В., который указал место происшествия, а именно *** - ***, и обстоятельства - ножевое ранение. В 00.28 В.В. сообщил, что в маршрутке *** ударили ножом пассажира, в 00.31 В.В. сообщил, что ударивший мужчину ножом поймал попутку *** микроавтобус серия *** и уехал по *** в сторону ***, а в 00.35 В.В. сообщил, что мужчина, ударивший ножом, находится на *** в травмпункте. (том *** л.д. ***)

- копией книги *** по ***, согласно которой по телефону "02" 04 октября 2009 года в 00.28 поступил звонок от В.В. о происшествии на *** и *** и указал обстоятельства, а именно ножевое ранение (том *** л.д. ***)

- копией книги *** по***, согласно которой под N *** имеется запись за 04 октября 2009 года о том, что в 00.27 поступило сообщение о происшествии на *** и *** и указано, что в маршрутном такси ножевое (том *** л.д. ***)

- копией книги *** по ***, согласно которой под N *** имеется запись, что "04.10.2009 года в 05.00, перерегистрация КУСП - *** о/м - 04 октября 2009 года в 00 часов 27 минут по адресу *** и *** в маршрутном такси N *** неизвестный ударил ножом", под номером *** имеется запись "04.10.09 в 05.10 получена телефонограмма N *** из ***, что 04 октября 2009 года в 01 часа 30 минут по "03" доставлен Щ., ***, ножевое ранение. Диагноз: Проникающее ранение брюшной полости левой половины грудной клетки, запах алкоголя, шок 1 ст. Тяжелое, операция (том *** л.д. ***)

- показаниями свидетеля А.Л. в суде и оглашенными частично показаниями в ходе предварительного следствия при допросе от 23 июня 2010 года (том *** л.д. ***) о том, что 04 октября 2009 года около 00 часов она со своим другом В.В. вышли из кинотеатра и сели в маршрутное такси ***. В автобусе было одно свободное место, на которое она и села, а В.В. остался стоять. Она сидела за водителем, и не видела, что происходит сзади, однако, слышала словесную перепалку и поняла, что С. стало плохо, и он прислонился к задней двери, на что подсудимый возмутился и что-то начал говорить. Щ. сказал ему, что все нормально и стал его успокаивать. Никаких оскорблений со стороны Щ. не было, потом началась драка. При повороте автобуса кто-то из пассажиров крикнул "Нож" и маршрутное такси остановилась. Все вышли из салона, в автобусе остались подсудимый, его девушка и двое потерпевших. Потом из маршрутного такси вышел Щ., С., А.А. и его девушка. Кровь была на всех, кроме А.А. На остановке А.А. стал гоняться за потерпевшими, в руках у него был предмет, предположительно нож, поскольку она видела лезвие. С. упал, поднял свитер, на животе у него была кровь, он попросил вызвать "Скорую помощь". А.А. побежал за Щ. в сторону ***. Она (А.Л.) стала останавливать машину. Подсудимый вернулся, увидел, что у А.К. кровь, выругался нецензурно и побежал за С., догнал его, и замахнулся правой рукой, в которой, как она предполагает, находился нож, поскольку что-то блеснуло, в область туловища С., после удара С. упал и больше не вставал. Она (А.Л.) села в машину, туда же сел и В.В., они отъехали метров 20 и стали наблюдать за происходящим. К машине, в которой они находились, подошли А.А. и А.К. и попросили их подвезти, поскольку их порезали в маршрутном такси. Водитель им отказал, и они отошли дальше. Подсудимый и девушка остановили автомашину и поехали в травмпункт, а они поехали за ними. Они видели как подсудимый и А.К. подходили к травмпункту, а потом водитель машины, на которой ехали подсудимый и девушка, стал отъезжать, но они предупредили его, что сообщили данные машины в милицию. Куда потом делись А.А. и девушка они не видели, поскольку ждали сотрудников милиции.

После частичного оглашения протокола допроса от 23 июня 2010 года свидетель подтвердила свои показания и пояснила, что она предположила, что в руках А.А. был нож, поскольку при замахе, у него в руке что-то блеснуло, а после удара С. упал и больше не вставал.

- протоколом предъявления лица для опознания от 22 декабря 2009 года, согласно которому А.Л. среди представленных на опознание лиц опознала А.А. как человека, который, находясь 04 октября 2009 года в период с 00 часов до 00 часа 30 минут ехал в маршрутном такси по ***, и совершил нападение на двух молодых людей, впоследствии установленных как Щ. и С., А.А. с ножом в руках преследовал на улице Щ. и С., затем остановив автомашину уехал на ней (том *** л.д. ***)

- показаниями свидетеля Д. о том, что он со своей подругой Н. возвращались с работы, 04 октября 2009 года около 00 часов сели в маршрутное такси на боковые сиденья по ходу движения, потом зашли А.А. с А.К., а затем С. и Щ. Потерпевшие сидели слева от него (Д.). С. сидел у задней двери лицом к А.К., Щ. напротив А.А. Маршрутка поехала, и на остановке вошли парень и девушка, девушка села на свободное сиденье, а мужчина остался стоять. С. стало плохо, и он наклонился к задней двери, закрыв лицо руками. Подсудимый и его девушка сделали недовольные лица, тогда Щ. спокойно сказал им, чтобы они не волновались, все будет хорошо. От него никаких угроз не было, нецензурно он не выражался. Подсудимый начал развивать конфликт, предлагал разобраться, выйти и поговорить, а потерпевшие пытались уйти от конфликта. Подсудимый сел, потом встал и нанес по одному удару кулаком по голове С. и Щ. Потерпевшие встали со своих сидений и началась толкотня. А.К. находилась среди них, сидела. С. удерживал подсудимого за плечи. Маршрутка остановилась, все начали выходить, и кто-то крикнул "Нож". Выходя из маршрутного такси, он (Д.) видел в руках А.А. нож, которым он размахивал. После пассажиров, сначала вышел Щ., потом С., который сел на корточки рядом с автобусом и просил вызвать "Скорую помощь", а за ними вышел А.А. Через некоторое время из автобуса вышла девушка подсудимого, она была в крови, у нее была поранена рука. Он (Д.) вместе с Н. пытались оказать ей помощь. Подсудимый, увидев кровь на руке А.К., сказал: "Они и тебя порезали?", и побежал за Щ. Через несколько минут подсудимый вернулся, побежал за С., который шел по ***, догнал его и нанес ему удар, после которого С. упал лицом вниз на асфальт и больше не вставал. А.А. подошел к А.К. сказал ей "Я его убил", на что девушка вскрикнула и спросила "Как убил?", подсудимый снял ремень, перетянул им руку А.К., потом они остановили автомашину и уехали на ней.

- протоколом предъявления лица для опознания от 22 декабря 2009 года, согласно которому Д. среди представленных на опознание лиц опознал А.А. как человека, который, находясь 04 октября 2009 года в период с 00 часов до 01 часа 00 минут в салоне маршрутного такси ***, развил конфликт с молодыми людьми, впоследствии установленными как Щ. и С. После того, как началась драка, А.А. нанес удары ножом Щ. и С., когда маршрутное такси остановилось, то А.А. преследовал молодых людей на улице, затем подошел к девушке сказал "Я его убил!", а затем остановив автомашину, уехал на ней (том *** л.д. ***)

- показаниями свидетеля Н. в суде, а также частично оглашенными ее показаниями в ходе предварительного следствия во время допроса от 01 августа 2010 года (том *** л.д. ***) о том, что 04 октября 2009 года около 00 часов 20 минут она вместе со своим другом Д. возвращались с работы и сели в маршрутное такси *** около станции метро *** на задние сиденья. Потом вошли подсудимый А.А. с девушкой А.К., при этом А.К. села напротив ближе к запасному выходу, а рядом с девушкой сел А.А. Затем в маршрутное такси вошли потерпевшие, Щ. сел рядом с ней (Н.), а С. ближе к запасному выходу. Когда маршрутное такси начало движение, то С. наклонился в сторону задней двери, при этом он не прикасался к девушке, но девушка демонстративно прижалась к А.А. Тогда Щ. сказал А.А., чтобы тот не беспокоился и все будет хорошо. А.А. разозлился, стал кричать, агрессивно говорить, предлагал выйти и разобраться, то есть предлагал потерпевшим драку. Щ. пытался успокоить подсудимого, не оскорбляя его, но произошел словесный конфликт. Щ. сказал А.А., что тот смелый, и отвернулся к С. А.А. 10 сек. посидел, руки у него были в карманах, потом встал и ударил в лицо Щ., после чего начал наносить удары кулаком в область лица С. Потерпевшие встали и прижали А.А. к сиденью, каждый, держа рукой за плечо А.А. Целевых ударов потерпевшие подсудимому не наносили, при этом руки А.А. были свободны и в движении. Затем А.А. нанес один удар ножом в область живота Щ., и один удар ножом в область живота С. Потом кто-то крикнул "Нож" и все стали выбегать из маршрутки. Когда А.А. выбегал из маршрутки, то она увидела у него в руках нож. Сперва из маршрутного такси вышли пассажиры, а потом из маршрутного такси вышел Щ., затем С., у них одежда была в крови. Далее из автобуса вышел А.А., держа в руках нож, который был в крови, позже вышла А.К., пальто ее было опачкано кровью, у нее была порезана левая рука. А.К. ничего не говорила, других телесных повреждений у нее не было. Она (Н.) с Д. стали оказывать А.К. помощь. С. сел на остановке и попросил вызвать "Скорую помощь". А.А., выйдя из маршрутного такси, ударил ногой лежащего С., а когда Щ. побежал по ***, то А.А. побежал за Щ. Потом С. встал и пошел в сторону *** по ***. А.А. вернулся, в руках у него был нож. Увидев, что у А.К. порезана рука, подсудимый побежал за С., обогнал его и спереди нанес ему удар. Было два или три замаха рукой, после которых С. упал. Затем А.А. вернулся, но ножа у него в руках уже не было, и сказал "Я его убил", А.К. спросила "Как убил?". А.А. снял ремень, перевязал А.К. руку, они пошли останавливать машину, чтобы уехать. Все события происходили на улице около 5 минут.

После частичного оглашения протокола допроса от 01 августа 2010 года свидетель подтвердила данные показания, что видела, как потерпевшие придерживали А.А., прижав его к сиденью, однако руки у него были свободны, и он нанес по одному удару ножом потерпевшему С. и Щ., и пояснила, что на момент допроса помнила лучше.

- протоколом предъявления лица для опознания от 22 декабря 2009 года согласно которому Н. среди представленных на опознание лиц опознал А.А. как человека, который, находясь 04 октября 2009 года в период с 00 часов до 01 часа 00 минут в салоне маршрутного такси ***, развил конфликт с молодыми людьми, впоследствии установленными как Щ. и С., после того как началась драка, А.А. вытащил нож и нанес удары ножом Щ. и С. область груди. Когда маршрутное такси остановилось, потерпевшие выбежали на улицу, Щ. стал убегать и упал лицом на асфальт. А.А. возвратился к маршрутному такси и сказал "Я его убил", остановил автомашину и уехал на ней (том *** л.д. ***)

- показаниями свидетеля Н.А. о том, что он работал водителем маршрутного такси ***, маршрут состоит из 5 остановок. Начало маршрута у станции метро ***, потом по ***, по ***, далее по *** и по ***. 04 октября 2009 года около 00 часов у станции метро *** набрался полный салон пассажиров. На первой остановке сели еще двое - парень и девушка. Не доезжая *** в салоне автобуса началась драка, и, завернув на ***, он (Н.А.) остановил автобус. Драка происходила между двумя парнями и еще одним человеком. Ножа он ни у кого не видел. Все вышли из автобуса, а трое остались в салоне. Он (Н.А.) наблюдал происходящее в зеркало. Кто кому наносил удары, он не видел. Драка происходила в задней части такси. Трое последних, выходящих из автобуса, выходили в процессе драки. Когда все покинули салон, то он обнаружил кровь в нескольких местах на полу и стекле. На улице он увидел девушку, которая не участвовала в драке, стояла на улице возле остановки, у нее рука и одежда были в крови. Другой парень лежал на остановке. Он (Н.А.) дал бинт, чтобы вытирали кровь. Он оказывал помощь и лежащему мужчине. Один из троих, выйдя из маршрутного такси, пошел в сторону ***, второй в сторону ***, а третий парень с девушкой остановили машину и уехали. Догонял ли А.А. кого-либо, он не заметил, никто ни за кем не гонялся. По инструкции он (Н.А.) должен был вызвать "Скорую помощь", но растерялся и не знал что делать, поэтому дал А.А. свой сотовый телефон, так как тот тоже просил вызвать "Скорую помощь". На тот момент у него (Н.А.) был номер мобильного телефона ***. У лежащего на асфальте парня на груди на одежде была кровь. Телесных повреждений на лице у А.А. и его девушки не было. Были ли во время поездки в салоне автобуса люди в состоянии алкогольного опьянения он (Н.А.) не заметил, никаких конфликтов при оплате проезда ни с кем у него не было.

- схемой движения автобусов по маршруту ***, на которой указан маршрут *** от станции метро *** по *** и поворотом на ***. (том *** л.д. ***)

- показаниями свидетеля Л. о том, что 04 октября 2009 года в период с 00 часов до 01 часа она вместе с Г. ехала на автомашине *** в сторону ***. На остановке увидели скопление народа, недалеко от остановки лежал мужчина. Они проехали дальше, увидели мужчину и женщину, у которой была кровь на светлом пальто, это был подсудимый и его девушка. А.А. подошел к машине и попросил отвезти их в травмпункт, пояснив, что на них напали на остановке и девушке порезали руку. Г. согласился отвезти их, и они поехали в травмпункт ***, высадили подсудимого и девушку возле травмпункта, а сами уехали. Когда отъезжали от травмпункта, то подъехали люди и сказали, что сообщили данные их машины в милицию, пояснив, что молодой человек, которого они везли кого-то ударил ножом. У девушки кровь была на левой руке и рана, а на лбу было покраснение, у А.А. телесных повреждений не было, в том числе и на лице. Во время поездки А.А. разговаривал по телефону один раз на нерусском языке. Впоследствии ножа в салоне своей автомашины не обнаружили.

- показаниями свидетеля Г. о том, что 04 октября 2009 года он вместе с Л. ехали на автомашине *** от станции метро *** в сторону ***. На *** стояло транспортное средство с включенной аварийной сигнализацией, это было маршрутное такси, и там суетился народ, все были в панике. Неподалеку от этого места лежал человек. Проехав вперед, он остановился возле А.К. и А.А., у А.К. было светлое пальто в крови. Они попросили подальше их отвезти, пояснив, что их тут избивают. Он (Г.) предложил отвезти их в травмпункт. Во время поездки А.А. разговаривал по телефону на нерусском языке. У девушки была шишка на лбу, у А.А. не было никаких телесных повреждений. Он (Г.) высадил их у травмпункта, а когда стал отъезжать, то к ним подошли люди и сказали, что они ехали за их машиной, так как у А.А. при себе нож и они за нас переживали.

- протоколом осмотра места происшествия от 04 октября 2009 года и фототаблицами к нему, из которого усматривается, что в присутствии понятых был произведен осмотр площадки остановочного павильона, расположенного на *** и *** в ***, в ходе осмотра были обнаружены пятна бурого цвета, месторасположение которых было зафиксировано. (том *** л.д. ***)

- протоколом осмотра места происшествия от 04 октября 2009 года и фототаблицами к нему, из которых усматривается, что в присутствии понятых был произведен осмотр автомашины *** с государственным номерным знаком ***, в ходе осмотра был осмотрен салон автомашины и на задней, двухстворчатой двери, в центре, вверху обнаружены пятна бурого цвета (том *** л.д. ***)

- протоколом осмотра предметов от 15 июля 2010 года, из которого усматривается, что в присутствии понятых был произведен осмотр соскобов пятен вещества бурого цвета, изъятые из автомашины марки *** государственный номерной знак ***, смывы пятен вещества бурого цвета, изъятых с площадки автобусного павильона, и три светлые дактилоскопические пленки, снятые при осмотре автомашины *** с государственным номерным знаком *** (том *** л.д. ***)

- протоколом осмотра места происшествия от 08 октября 2009 года и фототаблицами к нему, в ходе которого в присутствии понятых был произведен осмотр салона автомашины *** с государственным номерным знаком ***, и зафиксирована обстановка в салоне автомашины, а также изъят резиновый коврик с пятнами бурого цвета (том *** л.д. ***)

- протоколом осмотра предметов от 15 июля 2010 года, согласно которому в присутствии понятых был осмотрен резиновый коврик, изъятый 08 октября 2009 года из автомашины *** с государственным номерным знаком ***. Во время осмотра на внутренней стороне коврика обнаружены следы бурого цвета (том *** л.д. ***)

- протоколом дополнительного осмотра места происшествия от 02 июня 2010 года с участием потерпевшего Щ. из которого усматривается, что в присутствии понятых был произведен осмотр автобусной остановки ***, расположенной на расстоянии около 70 метров от *** в ***. В ходе осмотра потерпевший Щ. пояснил обстоятельства конфликта, произошедшего в салоне маршрутного такси ***, указал, что А.А. нанес ему не менее трех ударов ножом и один удар в область лица, кроме того А.А. нанес несколько ударов ножом С., а после остановки маршрутного такси, после того как он (Щ.) направился в сторону ***, а за ним следовал А.А. с ножом в руке. Он (Щ.) потерял сознание, упал на проезжей части *** (том *** л.д. ***)

- протоколом дополнительного осмотра места происшествия от 15 июля 2010 года с участием потерпевшего Щ., в ходе которого был осмотрен участок остановочного павильона *** и прилегающей территории, с помощью GPS-навигатора зафиксированы координаты и расстояния указанных объектов. На месте Щ. указал обстоятельства, при которых А.А. нанес ему и С. ножевые ранения, а также обстоятельства преследования его А.А., который держал нож, с целью его (Щ.) убийства (том *** л.д. ***)

- протоколом осмотра предметов от 09 октября 2009 года, из которого усматривается, что в присутствии понятых были осмотрены предметы одежды потерпевших С. и Щ., изъятых в ходе выемки 08 ноября 2009 года (том *** л.д. ***), на которых обнаружены пятна бурого цвета (том *** л.д. ***)

Указанные предметы одежды потерпевших С. и Щ. были осмотрены в судебном заседании.

- протоколом осмотра предметов от 09 ноября 2009 года согласно которому в присутствии понятых были осмотрены предметы одежды А., а именно пальто белого цвета и платье серого цвета, при этом на левом рукаве пальто белого цвета, принадлежащего А.К. были обнаружены пятна. (том *** л.д. ***)

Данные предметы одежды А.К. были осмотрены в судебном заседании.

- заключением судебно-криминалистической экспертизы N *** от 17 ноября 2009 года, согласно которому на представленных предметах одежды и обуви потерпевшего Щ. имеются микрочастицы текстильных волокон-наслоений различной природы (натуральные и химические) и разного цвета (том *** л.д. ***)

- заключением судебно-криминалистической экспертизы N *** от 11 декабря 2009 года, согласно которому на предметах одежды и обуви Щ. не имеется волокон-наслоений общей родовой (групповой) принадлежности с волокнами, входящими в состав предметов одежды А.К. (том *** л.д. ***)

- заключением судебно-криминалистической экспертизы N *** от 03 ноября 2009 года, согласно которому на представленных на экспертизу предметах одежды и обуви, принадлежащих С., имеются посторонние волокна различной природы и цвета. Кроме текстильных волокон-наслоений на поверхности исследуемых объектов имеются наслоения вещества бурого цвета, похожего на кровь, волос, похожих на волосы человека и минеральных зерен песка (том *** л.д. ***)

- заключением судебно-криминалистической экспертизы N *** от 07 декабря 2009 года, согласно которому, на одежде и обуви С. не имеется волокон-наслоений, одинаковых по родовым признакам с волокнами, входящими в состав материалов платья и пиджака А.К. (том *** л.д. ***)

- заключением судебно-биологической экспертизы N *** от 12 - 21 октября 2009 года, согласно которому в соскобе, изъятом из салона маршрутного такси *** и смыве, изъятому с места происшествия на асфальте напротив ***, найдена кровь человека. В соскобе, установлена группа крови О с изогемагглютинами. В смыве кровь принадлежит лицу мужского генетического пола группы А (том *** л.д. ***)

- заключением дополнительной судебно-биологической экспертизы N *** от 26.11 - 08.12.2009 года, согласно которому происхождение крови в соскобе от С., Щ. и А.А. (образцы крови которых получены в ходе выемок: С. 25 ноября 2009 года (том *** л.д. ***), А.А. 02 декабря 2009 года (том *** л.д. ***), Щ. 25 ноября 2009 года (том *** л.д. ***) исключается. В смыве кровь принадлежит лицу мужского генетического пола группы А. Полученные данные не исключают происхождения крови в смыве от С., Щ. и А.А. (том *** л.д. ***)

- заключением судебно-криминалистической экспертизы N *** от 30 октября 2009 года, согласно которому на дактилопленках N 1, 2, 3 с сидений (N 4 и 5) маршрутного такси *** с государственным регистрационным номерным знаком *** имеются наслоения текстильных волокон различной природы и цвета. Кроме наслоений текстильных волокон на поверхностях представленных объектов имеются наслоения минеральных зерен песка, пылевидного вещества серого цвета и волос, похожих на волосы человека и животного. (том *** л.д. ***)

- заключением судебно-криминалистической экспертизы N *** от 09 декабря 2009 года, согласно которому на дактилопленке N 1 с микрочастицами с сиденья N 5 из салона маршрутного такси *** с государственным регистрационным номерным знаком *** имеется 7 волокон-наслоений хлопка серого цвета общей групповой принадлежности сходными с волокнами, входящими в трикотаж платья свидетеля А.К. (том *** л.д. ***)

- заключением судебно-биологической экспертизы N *** от 18 - 30 октября 2009 года, согласно которому в буроватых помарках на резиновом коврике, изъятом с места происшествия салона маршрутного такси *** с государственным регистрационным номерным знаком *** обнаружена кровь человека, принадлежащая женскому генетическому полу, во всех помарках выявлен антиген Н и в двух из них получены данные в отношении антигена В, что свидетельствует о том, что кровь происходит от женщины группы О, а в двух других высказаться о групповой принадлежности не представляется возможным. (том *** л.д. ***)

- заключением дополнительной судебно-биологической экспертизы N *** от 20 ноября 2009 года, согласно которому кровь в двух помарках на коврике происходит от женщины группы О и следовательно, эта кровь могла принадлежать А.К. (образцы крови которой получены в ходе выемки от 19 ноября 2009 года (том *** л.д. ***), как и другой любой женщине с аналогичной групповой характеристикой крови по системе АВО (том *** л.д. ***)

- заключением дополнительной судебно-биологической экспертизы N *** от 30.06 - 02.07.2010 года, согласно которому, происхождение крови в соскобе и смыве, изъятых с места происшествия, от А.К. исключается (том *** л.д. ***)

- заключением дополнительной судебно-биологической экспертизы N *** от 22 - 28 июня 2010 года, согласно которого, на пальто и платье А.К., представленных на исследование, крови не обнаружено (том *** л.д. ***)

- заключением судебно-биологической экспертизы N *** от 02 июля 2010 года, согласно которого на одежде С. обнаружена кровь человека. В 4 пятнах на джинсах, пятне на свитере, в одном смыве с ботинка, одном пятне на куртке установлена принадлежность крови мужского генетического пола, которая могла произойти как от А.А., так и от Щ., так и от С. Данных о принадлежности крови от А.К. не получено (том *** л.д. ***)

- заключением судебно-биологической экспертизы N *** от 20 июля 2010 года, согласно которого на одежде Щ. обнаружена кровь человека. При условии происхождения крови от одного человека, кровь на пальто, джемпере, джинсах, спортивных брюках, трусах, носках и туфлях могла произойти как от самого Щ., так и от С. и А.А. или от смешения крови указанных лиц. (том *** л.д. ***)

- протоколом осмотра предметов от 20 ноября 2009 года и фотоизображениями к нему, из которых усматриваются, что в присутствии понятых был произведен осмотр дисков с видеозаписями (***, ***, ***), изъятых из *** в ходе выемок 13 октября 2009 года (том *** л.д. ***), 17 октября 2009 года (том *** л.д. ***), 26 октября 2009 года (том *** л.д. ***) и просмотрены видеозаписи, содержащиеся на данных дисках. На фотографиях запечатлено, что молодой человек с девушкой, одетой в белое пальто, с белой розой в руке, поднимались по эскалатору на станции метро *** 04 октября 2009 года в 00 часов 14 минут 34 секунды (том *** л.д. ***)

- протоколом осмотра предметов от 22 июня 2010 года с участием А.К., согласно которому при просмотре дисков, изъятых из *** она пояснила, что на видео изображена она и А.А., которые 04 октября 2009 года в 00 часов 14 минут вышли из электрички и поднимались по эскалатору станции метро *** (том *** л.д. ***)

Указанные диски с видеозаписями с камер наружного наблюдения были просмотрены в судебном заседании.

- показаниями свидетеля А.К. о том, что 03 октября 2009 года около 22 часов она встретилась с А.А. у станции метро ***, погуляли, пошли в суши-бар ***, пробыли там около 2 часов 30 минут, потом поехали на метро домой, сели на станции метро ***, вышли на станции метро ***. Поскольку собирались ехать к ней домой на ***, то сели в маршрутное такси ***, где было 4 свободных места. Она села в конце салона, рядом с запасным выходом, рядом сел А.А. Маршрутка немного отъехала и в нее сели двое молодых человека. Они шумно заходили в автобус и сели напротив них. Одному из этих парней, стало плохо, он закрыл рот руками и наклонился к ней, дотронувшись головой ее коленей. Она отодвинула колени, на что отреагировал второй молодой человек, который сидел напротив А.А., он сказал "Не переживай", повторив эту фразу несколько раз. А.А. ему ответил спокойно, что не переживает, потом между потерпевшими и А.А. произошел конфликт, переросший в драку, в какой-то момент у нее произошел "провал в памяти", в связи с чем, она не видела, наносил или нет удары ножом подсудимый А.А. и не знает кто и какой момент порезал ей руку. Маршрутное такси резко остановилось, молодые люди оказались на своих местах. Прозвучало слово "Нож" и из маршрутного такси стали выходить люди. Сначала вышел Щ., потом С., затем А.А., а она выходила последняя. Все выходили спокойно, крови ни на ком она не видела. Только у нее пальто было в крови и рана на левой руке. Она стояла у маршрутного такси, когда к ней подошел А.А. и сказал "Они и тебя порезали", после чего А.А. метнулся в сторону потерпевших и сразу вернулся, снял ремень и дал его ей, чтобы пережать руку, замотал руку шарфом, потом он бегал и кричал, чтобы вызвали "Скорую помощь", обращался к водителю автобуса, и как она поняла, то "Скорую помощь" хотели вызвать для нее. Один из молодых людей упал в метрах 300 от автобуса, кто это был из двоих потерпевших она не знает, поскольку ее это не волновало. А.А. к нему не подходил. У А.А. ножа она не видела. Они с А.А. пошли останавливать машину, на которой поехали в травмпункт, адрес А.А. не называл, поскольку водитель знал, где он находится. Во время поездки, как ей кажется, по телефону из них никто не разговаривал. По дороге они заметили, что их преследует машина и подумали, что это те двое парней. В первом травмпункте им не открыли дверь. Опасаясь слежки, они прошли дворами, потом их забрала автомашина, на которой приехал брат А.А., который отвез их в травмпункт, расположенный в ***. Там врачу она представилась другим именем и назвала иные обстоятельства произошедшего. Ей зашили руку и они поехали к дому А.А., где А.А. вышел, а ее брат А.А. довез до станции метро, где остановил другую машину, на которой она вернулась домой. В этот же день она звонила А.А., интересовалась его здоровьем. А.А. не выходил из дома 2 недели. Она к нему не приезжала. В милицию А.А. не обращался, к врачам тоже. Она обращалась в медсанчасть *** и не посещала занятия полторы недели. О случившемся с ней она рассказала 4 девушкам из своей группы.

- справкой из *** согласно которой абонентский номер N *** принадлежит А.К. с 14 ноября 2008 года (том *** л.д. ***)

- справкой из *** от 06 июля 2010 года, согласно которой абонентские номера *** и *** зарегистрированы на М.Ф. (том *** л.д. ***)

- справкой из ***, согласно которой абонентский номер N *** принадлежит А.А. с 28 августа 2009 года (том *** л.д. ***)

- протоколом соединений между абонентами ***, согласно которому с абонентского номера ***, принадлежащего А.А. были произведены соединения: 03 октября 2009 года в 22.16.25, исходящий звонок, базовая станция расположена по адресу ***, 04 октября 2009 года в 00.33.28 исходящий звонок на абонентский номер ***, зарегистрированный на М.Ф., базовая станция расположена по адресу ***, в 00.37.06 входящий звонок с абонентского номера ***, зарегистрированного на М.Ф., базовая станция расположена в Санкт-Петербурге по адресу ***, в 00.42.43 исходящий звонок на абонентский номер ***, базовая станция расположена по адресу ***; в 00.44.03 исходящий звонок на абонентский номер ***, базовая станция расположена по адресу ***; в 00.44.49 исходящий звонок на абонентский номер ***, зарегистрированный на М.Ф., базовая станция расположена ***, в 00.49.21 исходящий на абонентский номер ***, базовая станция расположена по адресу ***; в 01.06.20 исходящий на абонентский номер ***, базовая станция расположена по ***; в 01.07.49 входящий с абонентского номера ***, базовая станция расположена по ***; в 03.10.19 исходящий на абонентский номер ***, зарегистрированный на А.К., базовая станция расположена по адресу *** (том *** л.д. ***)

- протоколом соединений между абонентами ***, согласно которого с абонентского номера ***, зарегистрированного на А.К. были произведены соединения: 03.10.2009 года входящий звонок, базовая станция расположена по адресу ***, 04 октября 2009 года: в 00.52.13, исходящий звонок на абонентский номер ***, зарегистрированный на М.Ф., длительностью 43 сек., базовая станция расположена по адресу ***, в 01.06.23 исходящий звонок на абонентский номер М.Ф., длительностью 50 сек., базовая станция расположена по адресу ***, в 02.12.40 и 02.39.10 исходящий звонок на абонентский номер ***, зарегистрированный на Г.А., длительностью 32 сек. и 39 сек. соответственно, базовая станция, расположена по адресу ***, в 02.42.55 входящий звонок с абонентского номера, зарегистрированного на Г., длительностью 20 сек., базовая станция расположена по адресу ***, в 03.10.19 входящий звонок с абонентского номера, зарегистрированного на А.А., длительностью 17 сек., базовая станция расположена по адресу ***, в 03.37.07 и 04.16.31 исходящие звонки на абонентский номер, зарегистрированный на А.А., длительностью 180 и 158 сек., базовая станция расположена по адресу ***. (том *** л.д. ***)

- справкой *** ГУЗ *** 26 января 2010 года, согласно которой 04 октября 2009 года в период с 00 часов до 01 часа 30 минут на городскую станцию скорой медицинской помощи по телефону *** с номеров *** и *** вызовов не зарегистрировано (том *** л.д. ***)

- показаниями свидетеля А.Р. о том, что А.А. - его родной брат. 04 октября 2009 года он (А.Р.) находился в центре города, когда ему поступил звонок от брата А.А. Брат попросил приехать к станции метро ***. Он (А.Р.) перезвонил на телефон брата и брат пояснил, что у А.К. ранена рука, они едут в травмпункт и за ними следят. В травмпункте на *** им не открыли дверь, он (А.Р.) подъехал и забрал их оттуда, повез в травмпункт, расположенный в ***, где А.К. оказали помощь. После травмпункта он отвез брата домой, который стал общаться со своими друзьями, а А.К. далее на машине довез то ли до станции метро ***, то ли ***, где остановил ей другую машину, а сам вернулся домой. На следующий день брат рассказал, что он с А.К. возвращались с прогулки, сели в маршрутное такси, к ним сели два пьяных молодых человека, тот который сел напротив А.К. был очень пьян, он наклонился к коленям А.К., и поскольку она была в юбке ей стало неудобно, она придвинулась к А.А. Другой молодой человек, сказал, что все будет нормально, на что А.А. ответил, что знает, что все будет нормально. Они прижали А.А. к сиденью и стали бить. В какой-то момент А.А. достал нож и стал наносить удары ножом. Брат думал, что он лишь протыкает одежду парней. Потом все выбежали из маршрутного такси, брат попросил вызвать "Скорую помощь", а сам поймал машину и уехал с А.К. в травмпункт. Друзья брата к их дому приехали возможно одновременно с ними. Они созванивались с ними по дороге. Когда он (А.Р.) вернулся домой, то брат был дома. Он спросил у брата про нож, типа "Зачем?", и он пояснил, что не имел другого способа защищаться. О том, кто поранил А.К. ни брат, ни А.К. ничего не рассказывали. Со слов брата он понял, что это был складной нож, который брат купил в комиссионном магазине, куда А.А. дел нож после драки он (А.Р.) не спрашивал. Рассказывая о слежке брат пояснил, что он подумал, что их преследуют эти двое парней.

- показаниями свидетеля М.Ф. о том, что 04 октября 2009 около 00 часов 15 минут ему позвонил А.А. и сказал, что попал в драку и его избили. Он пояснил, что у станции метро *** был с А.К., сказал, что остановил машину и они едут в травмпункт, так как у А.К. порезана рука. А.А. находился в шоковом состоянии. Больше ничего А.А. не сообщал. Он (М.Ф.) был дома и сказал А.А., что приедет с Б. Через 15 минут Б. подъехал к станции метро *** и они проследовали к станции метро *** в травмпункт. В это время А.А. позвонил Б. и сказал, что они направляются домой к станции метро ***. У дома на *** А.А. сел к ним в машину, где рассказал, что в маршрутном такси у станции метро *** у него произошла драка с двумя парнями, которая началась со словесной перепалки. А.А. короткое время занимался боксом. Со слов А.А. его привез брат, который потом уехал.

- показаниями свидетеля Б. о том, что ему 04 октября 2009 года около 00 часов позвонил А.А. и сообщил, что попал в драку, у А.К. кровь и нужна помощь. Он (Б.) поехал в сторону ***, но по дороге ему позвонил М.Ф. и попросил его забрать, поскольку уже знал о случившемся от А.А. Они поехали к станции метро ***, но позвонил А.А. и сказал, что они направляются в другой травмпункт к станции метро ***, поскольку на *** в травмпункте им не открыли дверь. Он с М.Ф. поехали к станции метро ***, но вновь позвонил А.А. и сообщил, что они едут домой. Он (Б.) вместе с М.Ф. поехали к станции метро ***, подъехав к дому А.А., увидели как отъезжает машина брата А.А. А.Р. Они разговаривали с А.А. около 10 минут, который пояснил, что подрался с двумя парнями в маршрутном такси из-за словесной перепалки, так как один из парней прислонился к коленям А.К., а А.А. им на это сделал предупреждение, но они не успокаивались, тогда А.А. им грубо ответил, и началась драка. Один из парней держал А.А. за руку, а другой бил, во время драки у него появились силы и он вырвался и ответил нападавшим. На улице, выйдя из маршрутного такси, А.А. увидел, что у А.К. рука в крови, они остановили машину и уехали в травмпункт. На одежде А.А. крови не видел. Встретился с ним через неделю, А.А. сказал, что к врачу не обращался. Наносил ли во время драки А.А. удары ножом, он ничего им не рассказывал. А.А. пояснил, что когда они ехали в травмпункт, то заметили слежку и подумали, что это те ребята.

Оценивая собранные по делу доказательства, суд находит их достоверными, а виновность подсудимого доказанной.

В ходе судебного заседания подсудимый А.А. виновным себя не признал и пояснил, что 03 октября 2009 года вечером встретился со своей подругой А.К., погуляли по городу, поужинали в суши-баре, где он выпил около 0,33 литра пива, затем поехали на метро и вышли на станции метро ***, где сели в маршрутное такси ***, чтобы доехать до дома А.К. Они сидели на задних сиденьях, расположенных вдоль стен автобуса, при этом, А.К. села рядом с запасными дверями, а он слева от нее. Через некоторое время в маршрутное такси вошли и сели напротив них двое молодых людей, сильно пьяных, которыми впоследствии оказались Щ. и С., при этом С. сел напротив А.К., а Щ. напротив него. С. стало плохо, и он наклонил голову вперед, коснувшись колен А.К. А.К. придвинулась к нему (А.А.), а Щ., обращаясь к нему агрессивно стал говорить, чтобы он, то есть А.А., не переживал и все будет нормально, на что он (А.А.) ответил: "С чего ты взял, что я переживаю?". Однако, Щ. несколько раз повторил эту фразу, нецензурно выражаясь. На это он (А.А.) сказал Щ., что некрасиво выражаться так при девушке, в ответ Щ. стал оскорблять его националистическими выражениями, назвал его мальчиком. Он (А.А.) предложил Щ. записать свой номер телефона, чтобы потом встретиться и разобраться. На это Щ. ответил ему в грубой форме и толкнул в плечо, в ответ он (А.А.) ударил Щ. После этого Щ. и С. накинулись на него, они прижали его к сиденью. Он (А.А.) наклонился вперед, прижал голову к коленям, руками закрыв ее. Один из потерпевших держал его правую руку, а второй наносил удары. Потом он (А.А.) услышал крик подруги и увидел, как С. нанес ей удар, у А.К. уже была кровь. После этого он (А.А.) ничего не помнит, он достал складной нож из кармана, раскрыл его обеими руками и стал наносить удары. Щ. сказал С., что он их чем-то колет. Маршрутное такси затормозило. Щ. упал вперед, а С. упал на колени, а грудью лег на его (А.А.) колени, при этом он (А.А.) в этот момент сидел на сиденье, а в руке у него был нож в полуоткрытом состоянии. Когда выходили из автобуса, то он (А.А.) ждал, когда С. встанет на ноги и выйдет. Как выходила А.К. из автобуса он не видел. При выходе из маршрутного такси, Щ. подбежал к нему, стал выражаться нецензурно и убежал в сторону метро ***, а он (А.А.) проследовал за ним метра 2, после чего вернулся. А.К. стояла у маршрутного такси, у нее была порезана рука, тогда он (А.А.) снял свой ремень, перевязал руку А.К. На расстоянии 10 метров от остановки он увидел лежащего на асфальте С., тогда он (А.А.) обратился к водителю автобуса, чтобы тот вызвал "Скорую помощь", однако, водитель передал ему свой сотовый телефон. Поскольку он (А.А.) находился в таком состоянии, что не понимал что происходит, то передал телефон другому парню. Он (А.А.) подходил к лежащему С., не доходя до него метра 2, и увидел, что С. еле дышит. Он (А.А.) подошел к А.К. и решил, что они сами быстрее доедут до больницы, не дожидаясь приезда "Скорой помощи" и пошли останавливать проезжающие машины. В 50 метрах стояла машина, в которой находилось двое мужчин и девушка, которые отказались отвезти их, пояснив, что видели всю ситуацию. Пройдя вперед они остановили машину, на которой проследовали в травмпункт. Во время поездки они заметили, что за ними следует машина, к которой они ранее подходили. Они остановились у травмпункта, вышли, и увидели, что из той машины вышли люди и подошли к водителю машины, на которой они приехали. Дверь в травмпункте им не открыли, тогда он (А.А.) позвонил брату А.Р., который приехал к ним и отвез их в другой травмпункт. Затем брат отвез его (А.А.) до дома, а А.К. повез домой. У травмпункта он (А.А.) звонил своим друзьям, просил их приехать, но поскольку брат за ними приехал, то он перезвонил друзьям и они подъехали к его дому, где они на улице поговорили. У него (А.А.) была разбита губа и левая бровь, шишки по всей голове, но колотых либо резаных ран на нем не было. Удары наносили ему и С. и Щ. Как наносил потерпевшим удары ножом, он (А.А.) не помнит. На улице ударов ножом потерпевшим не наносил, убрал нож в карман, выходя из маршрутного такси, впоследствии нож спрятал в машине между сиденьями, на которой ехал в травмпункт, опасаясь задержания. Кто порезал руку А.К. ему неизвестно, в руках у потерпевших ничего не было. К врачам и в милицию он (А.А.) не обращался, поскольку не доверяет им. Все события в салоне автобуса произошли быстро, и возможности уйти от конфликта у него (А.А.) не было. В маршрутном такси находилось около 15 человек, но за помощью он (А.А.) ни к кому не обращался. Свидетели Н., В.В., А.Л., Д. его оговаривают, свидетели Л. и Г. говорят правду.

Доводы подсудимого А.А. о совершении в отношении него и его девушки - А.К. противоправных действий со стороны потерпевших Щ. и С., об отсутствии умысла на совершение убийства потерпевших, поскольку он (А.А.) причинил им ранения, защищаясь от их нападения, а, находясь на улице, ударов ножом им не наносил, опровергаются совокупностью собранных и проверенных судом доказательств.

Судом были проанализированы показания потерпевшего Щ., который детально изложив обстоятельства произошедшего, пояснил, что никаких тяжких оскорблений, в том числе и по принадлежности А.А. и его девушки к другой национальности, каких-либо угроз ни подсудимому А.А., ни его спутнице - А.К. он не высказывал, нецензурной бранью не выражался. Увидев недовольство и опасения А.К., когда С. наклонился к запасной двери, он (Щ.) попросил А.А. не переживать, поскольку все будет хорошо, а затем, видя, что А.А. разозлился, пытался спокойно словесно его успокоить.

Данные обстоятельства полностью подтвердили в судебном заседании свидетели Н., А.Л., В.В. и Д., которые ранее не были знакомы не только с потерпевшими С. и Щ., но и с подсудимым А.А. и свидетелем А.К., при этом ни к кому из указанных лиц свидетели не испытывали неприязненных отношений, таким образом, оснований оговаривать подсудимого и свидетеля А.К. у них не имеется. В ходе судебного заседания подсудимый А.А. заявил, что эти свидетели оговаривают его, однако, оснований оговора не привел.

Потерпевший Щ. не отрицал то обстоятельство, что он и С. находились в состоянии алкогольного опьянения, что в свою очередь подтверждается и справками из ***, вместе с тем, пояснил, что они были адекватными, речь связная, конфликтов не затевали. Данное обстоятельство подтверждается показаниями представителя потерпевшего С.В., которая разговаривала с сыном - С. 03 октября 2009 года в 21 час, при этом сын был в нормальном состоянии, показаниями свидетеля С.Т. - матери потерпевшего Щ., которая разговаривала с сыном 04 октября 2009 года в 00 часов и по голосу определила, что сын был в нормальном состоянии, речь связная, он не был возбужден. Свидетели З. и П., которым сразу после произошедшего позвонил по телефону Щ., пояснили, что по голосу они не поняли, что Щ. находился в состоянии алкогольного опьянения, поскольку речь была связная, он был адекватен. Характеристики, данные потерпевшим, их знакомыми и близкими родственниками, допрошенными в судебном заседании, сводятся к тому, что и С. и Щ. редко употребляли спиртные напитки, поскольку работали, при этом, С. после употребления спиртных напитков всегда хотел спать, по характеру они миролюбивые, дружелюбные, неконфликтные, к женщинам относились с трепетом, националистических взглядов не придерживались и среди своих друзей имели много лиц иной национальности.

Не подтвердил в судебном заседании обстоятельства, указанные подсудимым А.А. и свидетелем А.К. о том, что, при посадке в маршрутное такси, Щ. шумно и конфликтно оплачивал проезд, и свидетель Н.А. - водитель маршрутного такси, который пояснил, что не заметил среди пассажиров кого-либо сильно пьяным, и никаких конфликтов с пассажирами при оплате проезда, у него не было.

Никто из допрошенных лиц, находящихся в маршрутном такси ***, не подтвердил и то обстоятельство, что Щ. первым толкнул А.А. в плечо рукой, таким образом, именно Щ. спровоцировал драку, в результате которой Щ. с С. нанесли А.А. множественные удары кулаками по голове.

Данный довод А.А., подтвердила его знакомая А.К., которая находилась вместе с подсудимым в маршрутном такси, и показала, что одному из этих парней, стало плохо, он закрыл рот руками и наклонился вперед, дотронувшись головой до ее коленей. Она отодвинула колени в сторону, на что отреагировал второй молодой человек, который сидел напротив А.А., он выразился нецензурной бранью и сказал "Не переживай", повторив эту фразу несколько раз, затем потерпевшие стали оскорблять их по национальному происхождению, выражаясь нецензурной бранью, А.А. попросил их не выражаться нецензурно, тогда один из них толкнул А.А. рукой в плечо. А.А. отвернул плечо, второй молодой человек поднял голову, но был не активен. А.А. не сдержался и ударил Щ. кулаком в лицо. Потом Щ. и С. встали со своих мест и стали с силой наносить удары А.А. по голове. Один из парней наклонился к А.А., взял его за руки, но удары наносили А.А. оба молодых человека. А.А. склонил голову на колени и придерживал ее руками, однако, к ее показаниям суд относится критически, поскольку они противоречивы по своему содержанию, опровергаются проверенными судом доказательствами, а также частично противоречат показаниям самого подсудимого А.А.

Кроме показаний свидетеля А.К. доводы подсудимого подтвердили, допрошенные в судебном заседании свидетели М.Ф., Б., М., брат и отец подсудимого.

Так, свидетель А.Р. - брат подсудимого показал, что со слов брата ему известно, что потерпевшие, будучи сильно пьяными, учинили конфликт с А.А., при этом А.А. пытался их успокоить, но понял к чему все идет, в результате парни стали оскорблять их и избивать.

Свидетель М.Ф. показал, что в маршрутном такси два здоровых парня стали оскорблять А.А. и А.К., началась словесная перепалка, а потом А.А. начали избивать руками и ногами.

Свидетель Б. дал аналогичные показания, однако, не упоминал, что А.А. говорил им о том, что его били ногами. При этом свидетель Б. отметил, что на оскорбления парней, А.А. ответил грубо, после чего началась драка.

Свидетель А.Г. - отец подсудимого показал, что о том, что с А.А. произошло, ему стало известно через полторы - две недели от жены. Сын ничего сперва не рассказывал, сидел в комнате у компьютера, не выходил из квартиры. Потом сын ему рассказал, что он ехал с девушкой в маршрутном такси и там двое пьяных молодых людей, стали ругаться в его адрес и в адрес девушки, выражаясь нецензурной бранью и оскорбляя их по поводу национальности, на что А.А. предупредил их, что так не надо себя вести, но парни не прекратили, один парень держал А.А., а другой бил его по голове, которая лежала у А.А. на коленях.

Свидетель М. показал, что со слов А.А. узнал, что он сидел с А.К. в маршрутном такси, напротив них двое пьяных парней, один из которых спал, а со вторым у А.А. произошел конфликт, поскольку этот парень имел неприязнь к А.А. по национальной принадлежности. Потом потерпевшие оба налетели на А.А., при этом А.А. никого не собирался бить, но когда потерпевшие ударили А.К., то А.А. не смог сдержаться. Все происходило в салоне маршрутного такси, а продолжилось на улице.

Вместе в тем, следует отметить, что указанные лица не являлись очевидцами произошедшего, их показания являются производными, поскольку обстоятельства произошедшего знают только со слов А.А., а изложенные ими обстоятельства опровергаются показаниями свидетелей Н., А.Л., Д., С.В., потерпевшего Щ., которые непосредственно наблюдали за происходящим как в салоне маршрутного такси, так и на остановке, и которые пояснили, что инициатором конфликта был именно подсудимый А.А., при этом Щ. первым ударов подсудимому не наносил.

То обстоятельство, что подсудимый А.А. первым нанес по одному удару кулаком по голове каждому из потерпевших, сперва Щ., а затем С. подтверждается не только показаниями самого потерпевшего Щ., но и показаниями свидетелей Н., Д. и В.В., подтвердивших указанные обстоятельства. При этом показания потерпевшего Щ. и свидетелей полностью согласуются друг с другом и объективно подтверждаются заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно которой у потерпевшего С. установлена гематома лобной области слева, которая по показаниям допрошенного в судебном заседании эксперта С.М. образовалась от одного воздействия травмирующим предметом, при этом эксперт объяснила, в связи с чем указанная гематома не могла образоваться при падении с высоты собственного роста. Факт нанесения удара кулаком потерпевшему Щ. подтвердила и свидетель А.К. в судебном заседании.

Потерпевший Щ., не отрицал, что после нанесенных им ударов подсудимым А.А. кулаком по голове, он с С. встали со своих мест, С. толкнул подсудимого на сиденье и придерживал его, поскольку подсудимый пытался встать, а он (Щ.) пытался нанести удары кулаком подсудимому, однако, достигли ли удары цели он не знает, так как все происходило очень быстро, а пространство в салоне маршрутного такси было ограничено. В какой-то момент Щ. почувствовал удар ножом в тело, отпрянув от подсудимого, почувствовал еще несколько ударов.

В ходе судебного заседания в порядке ст. 276 ч. 1 п. 1 УПК РФ по ходатайству защиты был частично оглашен протокол допроса потерпевшего Щ. от 08.10.2009 года (том *** л.д. ***), где последний указал, что он вышел из салона вышеуказанного автомобиля и почувствовал, что ему нанес молодой человек не менее 7 ударов складным ножом в область груди и живота. После оглашения данных показаний потерпевший Щ. пояснил, что данные показания не соответствуют действительности, поскольку его допрашивали 08 октября 2009 года после операции в ***, он плохо соображал, однако настаивает, что все ранения ему были причинены в салоне маршрутного такси. О плохом самочувствии потерпевшего во время допроса свидетельствует запись в конце протокола этого допроса. Учитывая состояние потерпевшего во время допроса, произведенного в больнице после операции, суд расценивает указанные показания как добросовестное заблуждение потерпевшего и доверяет показаниям потерпевшего Щ. в судебном заседании, поскольку они последовательны, непротиворечивы. В ходе судебного заседания были исследованы протоколы осмотра места происшествия с участием Щ., в ходе которых Щ. на месте показал и рассказал обстоятельства, причиненных ему телесных повреждений, настаивая на том, что все удары ножом были нанесены ему А.А. в салоне маршрутного такси. О нанесении одного удара кулаком в лицо и трех ударов ножом в грудь и живот свидетельствуют и заявления Щ. от 17 октября 2009 года (том *** л.д. ***, л.д. ***)

Данные обстоятельства полностью подтверждаются показаниями очевидцев преступления, а также заключениями судебно-медицинских экспертиз о характере, локализации, установленных у потерпевшего Щ. телесных повреждений.

В то же самое время в салоне маршрутного такси потерпевшему С., А.А. были нанесены удары ножом в грудь и живот, после которых, выйдя из маршрутного такси, С. встал на колени недалеко от остановки, приподнял свитер, и окружающие увидели у него кровь.

Помимо показаний подсудимого А.А., который признает факт нанесения ударов ножом потерпевшим в салоне маршрутного такси, указанные обстоятельства подтверждаются показаниями потерпевшего Щ., свидетелей Н., Д., а также показаниями брата и отца подсудимого, свидетелей М.Ф. и М., которым известны указанные обстоятельства со слов подсудимого. При таких обстоятельствах, суд не усматривает оснований для самооговора у подсудимого А.А. и доверяет его показаниям о том, что в маршрутном такси он нанес ножевые ранения обоим потерпевшим.

В судебном заседании свидетель А.К., которая находилась в непосредственной близости с потерпевшими и подсудимым, отрицает, что видела, как подсудимый наносил удары ножом потерпевшим, ссылаясь на "провал в памяти". Однако, данное объяснение свидетеля А.К. суд расценивает как надуманное, вызванное стремлением помочь уйти от ответственности за содеянное своему близкому знакомому - подсудимому А.А.

Версия подсудимого А.А. о том, что он первоначально находился в состоянии необходимой обороны, а увидев, как его спутницу избивают, находился в состоянии аффекта, была всесторонне исследована в судебном заседании и не нашла своего подтверждения, поскольку была опровергнута исследованными судом доказательствами.

Обосновывая нахождение в состоянии необходимой обороны, подсудимый А.А. привел довод о том, что действиями потерпевших, которые его вдвоем жестоко избивали, ему были причинены множественные телесные повреждения головы. Однако, указанный довод полностью опровергаются не только показаниями свидетелей Н., Д., В.В., А.Л., Н.А., но также и показаниями свидетелей Л. и Г., показаниям которых подсудимый А.А. доверяет.

Все указанные свидетели, которые видели подсудимого А.А. как в момент совершения им преступления, так и после, утверждают, что на лице и голове подсудимого А.А. не было никаких телесных повреждений. Отсутствуют также объективные подтверждения наличия у подсудимого А.А. каких-либо телесных повреждений, а довод подсудимого о том, что он не обращался за медицинской помощью, поскольку занимался самолечением, не доверяет врачам и в их семье так принято, суд находит несостоятельным.

В ходе предварительного следствия были назначены и проведены три судебно-медицинских экспертизы в отношении А.А.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы N *** от 10 декабря 2009 года усматривается, что у А.А. установлены три телесных повреждения: - ссадины тыльной поверхности правой кисти (2) и правого лучезапястного сустава (1), ссадины могли образоваться как от скользящего воздействия острого предмета, так и от твердого тупого предмета с ограниченной травмирующей поверхностью по механизму трения, ссадины образовались за около 2 - 10 суток до проведения экспертизы 08.11.2009 года. Ссадины не влекут за собой расстройства здоровья и не расцениваются как повреждения, не причинившие вреда здоровью (том *** л.д. ***), согласно заключению судебно-медицинской экспертизы N *** от 30 ноября 2009 года у А.А. при осмотрах 09 и 10 ноября 2009 года телесных повреждений не отмечено (том *** л.д. ***), а согласно заключению судебно-медицинской экспертизы N *** от 03 июля 2010 года высказаться о наличии у А.А. ЧМТ на 08.11.2009 года не представляется возможным (том *** л.д. ***)

Таким образом, согласно указанным экспертизам на момент производства экспертизы 08 ноября 2009 года у А.А. были установлены телесные повреждения в виде ссадин на руках, которые образовались в период с 28 октября по 06 ноября 2009 года, то есть значительно позднее событий, имевших место 04 октября 2009 года. Других телесных повреждений у А.А. установлено не было.

Наличие телесных повреждений у А.А. подтверждают только родственники и друзья подсудимого, однако, следует отметить, что в части описания этих повреждений их показания крайне отличаются друг от друга. Так, согласно показаниям свидетеля А.К. у подсудимого А.А. на лице были ссадины. Из показаний свидетеля А.Р. - брата подсудимого, следует, что у А.А. была деформирована голова, разбита губа, несколько гематом на голове, опухоль под глазом, мелкие ссадины на лице, гематомы в затылочной части головы и около уха, которое было синее. Свидетель М.Ф. показал, что *** А.А. сел к ним в машину, А.А. был сильно избит, у него была гематома на глазу и около 10 шишек в лобной, затылочной и теменной части головы, нижняя губа справа кровоточила, А.А. жаловался на боль в ребрах и ногах. Свидетель Б., который находился вместе с М.Ф. в автомашине, куда сел А.А., показал, что у А.А. он видел шишки в затылочной части головы, губа была разбита, жаловался на головокружение.

Как усматривается из показаний свидетелей А.К., М.Ф., Б. и А.Р., которые видели А.А. сразу после событий, имевших место в маршрутном такси ***, все свидетели указывают разные телесные повреждения у подсудимого.

Свидетель М., который видел подсудимого 05 октября 2009 года, отвечая на вопрос адвоката, пояснил, что у А.А. вся голова была в шишках, синяках, гематомах, как будто на него "трактор наехал", а отвечая на вопрос государственного обвинителя, показал, что у А.А. на лице была одна ссадина, синяк справа в районе глаза, около синяка мелкие царапины и одна большая, шишки на волосяной части головы.

Свидетель А.Г. - отец подсудимого А.А., проживающий с семьей, в том числе и подсудимым в одной квартире, пояснил, что видел у сына что-то красное, гематому за ухом. При этом по поводу обращения к врачу, отец подсудимого заявил, что в этом не было необходимости.

Показания указанных свидетелей непоследовательны, не согласуются друг с другом, опровергаются вышеприведенными доказательствами, поэтому суд не доверяет им и считает их неправдивыми, расценивая их, как желание помочь уйти от ответственности за содеянное подсудимому.

При таких обстоятельствах, проанализировав показания всех допрошенных лиц, суд приходит к выводу о том, что потерпевшими не был причинен подсудимому какой либо вред здоровью, и в момент нанесения подсудимым А.А. ударов ножом потерпевшим, никакой угрозы для его жизни и здоровья не было, что свидетельствует о том, что подсудимый не находился в состоянии необходимой обороны.

Судом была проанализирована версия подсудимого А.А. о том, что он начал наносить удары ножом, после того как увидел, что потерпевший С. наносит удары его девушке - А.К. В подтверждение данной версии свидетельствуют показания свидетеля А.К., которая пояснила, что ей нанесли сильно 3 удара кулаком по голове.

Допрошенные в судебном заседании потерпевший Щ., а также свидетели Н., В.В., А.Л., Д., а также водитель маршрутного такси Н.А. пояснили, что потерпевшие не избивали свидетеля А.К. На улице они увидели, что у А.К. была порезана рука, при этом никаких телесных повреждений на лице у А.К. не было. Указанные свидетели, находясь на улице вместе с А.К., оказывали ей первую медицинскую помощь, в связи с чем, имели реальную возможность рассмотреть телесные повреждения на лице последней, если бы таковые были.

В судебном заседании был допрошен свидетель И., который показал, что 04 октября 2009 года он работал врачом-травматологом в поликлинике N ***. В ночь с 03 на 04 октября 2009 года к нему обратилась А.К., у нее были две резаные раны: левого предплечья и в области кисти. Больше никаких телесных повреждений у нее не было. Все раны зафиксированы в истории болезни. Других жалоб она не предъявляла. Она рассказывала обстоятельства произошедшего, но поскольку прошло много времени то подробностей он не помнит. После ознакомления с протоколом его допроса от 29 июля 2010 года в томе *** л.д. ***, он (И.) подтвердил показания. Он (И.) сделал анестезию и зашил рану на руке А.К. Он (И.) мог не заметить раны на закрытых участках тела, однако, на открытых участках тела, в том числе и на лице, раны обязательно фиксируются.

Кроме того, свидетель Б.М. показал, что в октябре 2009 года он работал врачом-хирургом в "***". В начале октября 2009 года к нему обратилась курсант А.К. в связи с наличием резаной раны на ладони левой руки. Гематом и ссадин на лице у А.К. не было. Других жалоб на здоровье с ее стороны не было, если бы они были, то она была бы направлена к невропатологу и об этом была бы сделана отметка в карточке. Ей было дано освобождение от занятий, которое по такой ране составляет от 10 дней до 1 месяца. Посещала ли она занятия ему неизвестно. Приходила к нему на прием несколько раз.

В судебном заседании был допрошен свидетель С.Ф., который обучается на одном курсе, но в разных группах с А.К., и который показал, что в период с 05 по 07 октября 2009 года гематом и ссадин на лице А.К. он не видел.

Свидетель А.К. в судебном заседании пояснила, что указанные телесные повреждения видели девушки, которые обучаются с ней в одной группе и указанные лица были допрошены в судебном заседании.

Так, свидетель А.М. показала, что она вместе с А.К. учится в одной группе, в начале октября 2009 года А.К. пришла в университет, у нее была забинтована рука и шишка на голове, она жаловалась на головные боли, ходила сперва в медсанчасть, а потом в октябре - ноябре к невропатологу и ее хотели положить в больницу. Сначала А.К. ничего не рассказывала, а потом сказала, что они ехали в маршрутном такси с ее молодым человеком и там завязалась драка, в результате которой А.К. тоже пострадала. Никаких подробностей произошедшего она не рассказывала. Шишка на лбу была незаметна только если голове был головной убор, но, входя, в аудиторию или в кабинет, головной убор снимается, и тогда шишка у А.К. была видна.

Свидетели Ю. и Ф., дали показания аналогичные показаниям свидетеля А.М., дополнив, что видели шишку на лбу А.К. и синяк. А.К. несколько раз пропускала занятия, когда ходила на прием в медсанчасть и в больницу.

Вместе с тем, объясняя показания врачей И. и Б.М., свидетель А.К. заявила, что к врачу в медсанчасть Университета обратилась только через 4 дня после случившегося, а все эти дни накладывала компресс на гематому и применяла косметические средства, чтобы замаскировать ее, при этом впервые на занятия пошла спустя полторы недели.

Указанные показания свидетеля А.К. ставят под сомнение показания свидетелей Ю., Ф. и А.М., которые настаивали на том, что видели в начале октября 2009 года на лбу у А.К. синяк и шишку, ничего не упоминая о том, что А.К. маскировала их косметическими средствами, в связи с чем шишка была незаметна.

Поскольку показания указанных свидетелей опровергаются приведенными выше доказательствами, суд не доверяет им и считает их неправдивыми, вызванными желанием подтвердить обстоятельства, изложенные своей подругой.

В ходе предварительного следствия 21 июля 2010 года в помещении травматологического отделения *** ГУЗ "***" была произведена выемка карточки травматика N *** от 04 октября 2009 года на А.К., *** года рождения (том *** л.д. ***), а 21 июля 2010 года в помещении медицинской части *** была произведена выемка медицинской книжки А.К. (том *** л.д. ***)

Согласно копии выписки из медицинской книжки А.К. из *** следует, что действительно к хирургу она впервые обратилась 07 октября 2009 года, где были зафиксированы только две резаные раны левой кисти, никаких других телесных повреждений не отражено, в том числе, и жалоб на головные боли. 09 октября 2009 года А.К. вновь была на приеме у хирурга, а 12 октября 2009 года врачами она была допущена к соревнованиям по бегу на 3 000 метров. 06 ноября 2009 года имеется запись о том, что у А.К. "першение в горле, головная боль, температура 38". И только 23 ноября 2009 года ее направляют к неврологу, где на приеме 24 ноября 2009 года А.К. впервые предъявляет жалобы на головную боль, тошноту, кашель и излагает обстоятельства, произошедшие 04 октября 2009 года.

Проанализировав все доказательства в совокупности друг с другом, суд приходит к выводу о том, что 04 октября 2009 года в маршрутном такси *** свидетелю А.К. не были нанесены удары по голове потерпевшим С., о чем свидетельствуют показания очевидцев событий, так и показания врачей И. и Б., записи в медицинской книжке, согласно которым кроме резаных ран на руке никаких жалоб и телесных повреждений зафиксировано не было, а по состоянию здоровья врачами она была допущена к бегу на 3000 метров уже 12 октября 2009 года и только после задержания подсудимого А.А. 08 ноября 2009 года, А.К. впервые обращается к неврологу и предъявляет жалобы на тошноту и головную боль, в связи с чем суд не доверяет показаниям А.К. о нанесении ей ударов по голове потерпевшим С. и считает их неправдивыми.

Допрошенный в судебном заседании свидетель Г., водитель машины, который подвозил подсудимого и А.К. до травмпункта *** района, пояснил, что видел, у девушки на лбу шишку, а свидетель Л., с которой ехал Г., пояснила, что видела на лбу девушки покраснение. Суд расценивает показания указанных свидетелей как добросовестное заблуждение, поскольку подсудимый и А.К. сидели на заднем сиденье автомашины, поездка длилась непродолжительное время, и основное внимание свидетелей было обращено на то, что у девушки была порезана рука, и одежда ее была в крови. При этом свидетели не заметили даже того момента, когда подсудимый, исходя из его собственных показаний, спрятал нож, между сиденьями их автомашины.

То обстоятельство, что свидетелю А.К. было причинено резаное ранение левой руки установлено в судебном заседании и подтверждается показаниями свидетелей, которые были очевидцами произошедшего, а также показаниями врачей И. и Б.М. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы N *** от 06 июля 2010 года у А.К. установлены: одна резаная рана левой кисти и одна резаная рана левого предплечья в нижней трети. Данные раны (как каждая в отдельности, так и в совокупности) по признаку кратковременного расстройства здоровья расцениваются как легкий вред здоровью. Указанные раны образовались от воздействия острого предмета, обладающего колющими и режущими свойствами и могли быть получены 04 октября 2009 года до 01 часа 51 минуты. Длительность лечения обусловлена выставленным диагнозом "Посттравматическая энцефалопатия с синдромом внутричерепной гипертензии", который объективными медицинскими данными не подтвержден, поэтому экспертной оценке не подлежит (том *** л.д. ***)

Относительно резаной раны руки, свидетель А.К. пояснила, что она не знает, кто и в какой момент порезал ей руку. Подсудимый А.А. пояснил, что это сделал не он. При этом и подсудимый, и свидетель А.К. утверждают, что никаких предметов, в том числе и ножей, в руках у потерпевших С. и Щ. не было.

Подсудимый А.А. в судебном заседании показал, что нож действительно был у него, однако, он достал его из кармана, раскрыл обеими руками и стал наносить им удары потерпевшим, после того как увидел, что С. наносит удары А.К., при этом у А.К. уже была кровь. Данные показания подсудимого А.А. противоречат как его собственным показаниям относительно отсутствия у потерпевших колюще-режущих предметов, так и фактическим обстоятельствам, установленным в ходе судебного заседания, в связи с чем, суд не доверяет показаниям подсудимого А.А. в данной части и считает их неправдивыми.

Вместе с тем, суд полагает, что в ходе судебного заседания достоверно установлено, что потерпевшие никакого насилия к А.К. не применяли, в том числе не причиняли ей резаную рану руки.

В ходе судебного заседания подсудимый А.А., отрицая умышленный характер своих действий, подтвердил, что все телесные повреждения, установленные у потерпевших Щ. и С. причинены им, поскольку именно он, достав из кармана нож, наносил им удары хаотично, полагая, что прокалывает одежду потерпевших.

В ходе судебного заседания был исследован протокол осмотра предметов от 09 октября 2009 года, согласно которому в присутствии понятых были осмотрены предметы одежды потерпевших С. и Щ. и на которых обнаружены пятна вещества бурого цвета (том *** л.д. ***) Указанные предметы одежды потерпевших были осмотрены государственным обвинителем в судебном заседании и обращено внимание на то, что все предметы одежды имеют различного вида загрязнения, а также на них имеются многочисленные пятна вещества бурого цвета. В дополнении к судебному следствию государственным обвинителем повторно были осмотрены указанные предметы одежды и обращено внимание на то, что на них имеются порезы линейной формы внешне сходные по форме и размеру. Были допрошены понятые, которые принимали участие при осмотре указанных предметов в ходе предварительного следствия, и которые пояснили, что при осмотре видели, указанные порезы на одежде, однако, почему следователь не внес их в протокол им неизвестно.

Довод защиты о том, что указанные порезы на одежде отсутствовали ранее, суд не принимает во внимание, поскольку данный довод противоречит показаниям самого подсудимого А.А., так как из его показаний следует, что он полагал, что удары попадали в одежду потерпевших, о чем он рассказал и своему брату А.Р., а также тем, что подсудимый А.А. не отрицает, что все ножевые ранения были причинены именно им, при этом как усматривается из показаний допрошенных лиц, одежда потерпевших на момент начала драки была в порядке.

В ходе судебного заседания подсудимым А.А. впервые была выдвинута версия о том, что в тот момент, когда маршрутное такси затормозило, Щ. упал вперед, а С. упал на колени, а грудью навалился на колени сидящего подсудимого, в руках у которого был нож в полуоткрытом состоянии, и таким образом, по версии подсудимого, ранение груди С. могло образоваться при падении его на нож. Данное обстоятельство не подтверждается как показаниями потерпевшего Щ., который ничего не говорил о том, что во время торможения он падал, так и не подтверждается показаниями водителя маршрутного такси, а также пассажирами, допрошенными в судебном заседании. Кроме того, ничего не говорит об этом и свидетель А.К., которая напротив пояснила, что после того, как маршрутное такси остановилось, потерпевшие оказались сидящими на своих местах, как впрочем, и она, и подсудимый А.А. Свидетель В.В., уже находясь на улице, хотел собрать людей и войти в маршрутное такси, чтобы разнять дерущихся, что соответствует показаниями водителя - свидетеля Н.А., который пояснил, что выходили трое молодых людей в процессе драки. Кроме того, из показаний эксперта С.М. следует, что установленное у С. телесное повреждение в области груди не могло образоваться при обстоятельствах, указанных подсудимым в судебном заседании. При таких обстоятельствах, суд не доверяет показаниям подсудимого А.А. и расценивает данную версию как надуманную.

Подсудимый А.А., в подтверждение отсутствия у него умысла на убийство потерпевших, пояснил, что все удары ножом были нанесены им в салоне маршрутного такси, а на улице потерпевшего Щ. не преследовал, а потерпевшему С. ударов на улице не наносил.

Однако, данные доводы подсудимого А.А. опровергаются показаниями потерпевшего Щ. о том, что после выхода из маршрутного такси подсудимый нанес удар ногой по лежащему на асфальте недалеко от остановки потерпевшему С., а затем держа в руке нож, стал преследовать Щ., что-то выкрикивая на ходу. Щ., опасаясь действий А.А., побежал по ***, но находясь на проезжей части упал, подсудимый, увидев это, не стал подходить к Щ., а вновь вернулся к маршрутному такси.

Данное обстоятельство частично подтверждает и сам подсудимый А.А., который первоначально в своих показаниях в судебном заседании отрицал данные обстоятельства, утверждая, что нож убрал в карман при выходе из маршрутного такси, однако, впоследующем после частичного оглашения протокола допроса А.А. от 08.06.2010 года в томе *** на л.д. ***, подсудимый А.А. подтвердил, что после выхода из маршрутного такси, Щ. подошел к нему (А.А.), когда у него еще нож был в руке и с этим ножом он прошел за потерпевшим метра 2.

Свидетель А.К. в судебном заседании, отрицая, что подсудимый на улице наносил потерпевшим удары, вместе с тем показала, что А.А. "метнулся" в сторону потерпевших, но потом вернулся. Вместе с тем, свидетели В.В., А.Л., Д. и Н. показали в суде, что после выхода из маршрутного такси подсудимый стал преследовать, убегающего от него по *** Щ., но через несколько минут вернулся, в руках у него был нож.

Показания потерпевшего Щ. подтверждаются и показаниями свидетеля З., которому Щ. позвонил сразу после того как упал, и сообщил, что за ним гнались.

Из показаний указанных свидетелей следует, что после того, как подсудимый А.А. вернулся после преследования Щ., он подошел к А.К., и со словами "Они и тебя порезали", держа в руках нож, пошел за потерпевшим С., который медленно шел по ***, догнал его, обошел его и находясь к потерпевшему лицом нанес ему несколько ударов, при этом, свидетели показали, что при замахах, видели, что в руке подсудимого что-то блеснуло и именно после этих ударов С. упал и больше не вставал. Из показаний свидетелей Д. и Н. следует, что, вернувшись от С., подсудимый сказал А.К. "Я его убил!", указанные обстоятельства свидетели указывали и при опознании А.А. в ходе предварительного следствия.

Показания свидетелей Н., Д., В.В., А.Л., потерпевшего Щ., последовательны, непротиворечивы, детально соответствуют и согласуются друг с другом, поэтому суд доверяет им и считает их правдивыми, а показаниям подсудимого А.А. суд не доверяет, поскольку они опровергаются вышеприведенными доказательствами.

Довод в опровержение показаний свидетелей, приведенный защитой, который сводится к тому, что указанные лица, находясь на улице ночью, не могли видеть обстоятельства, о которых указывают в своих показаниях, что подтверждается, по мнению защиты, в том числе и фототаблицами к протоколу осмотра места происшествия, суд расценивает как несостоятельный. Согласно показаниям допрошенных лиц действия происходили на ***, которые в достаточной степени освещены уличным освещением. После выхода из маршрутного такси потерпевший Щ. побежал по освещенному *** пр., где и упал на проезжей части, а потерпевший С. медленно двигался по освещенной *** ул., где его и настиг подсудимый. Таким образом, указанные участки местности были в зоне видимости свидетелей и были достаточно освещены, в связи с чем, свидетели могли увидеть те обстоятельства, о которых они дали показания. Фототаблицы к протоколу осмотра места происшествия свидетельствуют о плохом качестве фотоизображений, а не об отсутствии освещенности вообще.

В опровержение данного довода свидетельствуют и показания свидетеля А.К., которая пояснила, что, находясь на улице, подсудимый А.А. постоянно находился в поле ее зрения, несмотря на утверждение свидетелей Н. и Д. о том, что А.К. не обращала внимание на подсудимого, поскольку у нее была ранена рука, при этом рана кровоточила и ее внимание было сосредоточено исключительно на ране.

Довод подсудимого А.А. о том, что он просил вызвать "Скорую помощь", то есть, таким образом, пытался оказать помощь потерпевшим, не свидетельствует об отсутствии у него умысла на убийство потерпевших, поскольку данный довод был проверен судом и не нашел своего подтверждения.

В ходе судебного заседания было установлено, что и у подсудимого А.А. и у свидетеля А.К. в ту ночь 04 октября 2009 года при себе были мобильные телефоны. Согласно справке из ОАО "***" абонентский номер N *** зарегистрирован на А.К. с 14 ноября 2008 года (том *** л.д. ***), а согласно справке из ОАО "***" абонентский номер N *** зарегистрирован на А.А. с 28 августа 2009 года (том *** л.д. ***). По указанным телефонам они совершали звонки в течение всей ночи 2009 года, о чем свидетельствуют протоколы соединений между абонентами, производимых с телефона А.А. и А.К. (том *** л.д. ***) Однако, они не воспользовались своими телефонами для того, чтобы вызвать "Скорую помощь", о чем свидетельствует справка *** ГУЗ "***" от 26 января 2010 года, согласно которой 04 октября 2009 года в период с 00 часов до 01 часа 30 минут на городскую станцию скорой медицинской помощи по телефону "03" с номеров *** и *** вызовов не зарегистрировано (том *** л.д. ***)

В судебном заседании свидетель Н.А. показал, что по инструкции он должен был вызвать "Скорую помощь", однако, он находился в шоковом состоянии и не знал как набрать номер, в связи с чем передал свой мобильный телефон молодому человеку, а именно подсудимому А.А., который и вызвал "Скорую помощь". После этих показаний, подсудимый А.А. пояснил, что водитель передал ему свой сотовый телефон, однако, поскольку он (А.А.) не понимал, что происходит, не смог набрать номер и передал телефон стоящему рядом молодому человеку. Данные обстоятельства, изложенные подсудимым, не подтвердили свидетели, которые находились в тот момент вблизи маршрутного такси. Кроме того, в судебном заседании свидетель Н.А. пояснил, что 04 октября 2009 года номер его сотового телефона был ***.

Однако, согласно справке из *** ГУЗ "***" от 25 июня 2010 года, 04 октября 2009 года в 00 часов 30 минут на "03" поступил вызов для направления бригады скорой медицинской помощи к Щ., 25 лет, по адресу ***, повод к вызову "Ножевое ранение в живот". Вызывавший скорую помощь назвался "Прохожий" сообщил номер телефона ***; 04 октября 2009 года в 00 часов 30 минут на "03" поступил вызов для направления бригады скорой медицинской помощи к неизвестному мужчине 30 лет, по адресу ***. Повод к вызову "Еще один пострадавший (ножевое ранение (живот)". Вызов поступил от должностного лица С.Е. по прямому телефону ГУВД "02" (том *** л.д. ***).

Таким образом, вызов бригады "Скорой помощи" был осуществлен не с телефона Н.А., а с другого телефона.

Вместе с тем, свидетель В.В. показал, что именно он со своего телефона позвонил по "02", где передал информацию о случившемся, а в последующем неоднократно звонил в милицию, и сообщал о пути следования подсудимого А.А. и А.К., что подтверждается копией контрольной карточки "02" N *** согласно которой на телефон "02" поступил звонок 04 октября 2009 года в 00 часов 26 минут с телефона ***, заявитель В.В., место происшествия ***, ножевое ранение. Сведения: 00.28 - в маршрутке *** ударили ножом пассажира, 00.31 - ударивший мужчину ножом поймал попутку *** микроавтобус *** и уехал по *** в сторону ***. 00.35 - Мужчина, ударивший ножом, находится на *** в травмпункте (том *** л.д. ***), а также копией книги *** по *** району Санкт-Петербурга, согласно которой по телефону "02" 04 октября 2009 года в 00.28 поступил звонок от В.В. о происшествии на *** пр. и указано, что ножевое (том *** л.д. ***)

При таких обстоятельствах, суд критически относится в данной части к показаниям свидетеля Н.А., поскольку свидетель в суде пояснил, что был один пострадавший и приезжала только одна машина "Скорой помощи", о том, что он не видел, что в салоне автобуса, после того как потерпевшие и подсудимый покинули автобус, оставалась девушка, что на улице никто ни за кем не бегал, что не соответствует действительности и достоверно установлено в судебном заседании, а, учитывая, что свидетель Н.А. по его словам находился в шоковом состоянии, суд расценивает данные показания как добросовестное заблуждение свидетеля, а показаниям подсудимого А.А. суд не доверяет, поскольку они опровергаются вышеприведенными доказательствами.

Кроме того, из показаний свидетеля А.К. следует, что подсудимый, увидев, что у нее из раны на руке идет кровь, стал кричать, чтобы вызвали "Скорую помощь" и она поняла, что "Скорая помощь" необходима именно для оказания ей медицинской помощи, поскольку она знала о своем ранении, а что было с потерпевшими ей было все равно, но, однако, не дожидаясь "Скорой помощи" они решили сами ехать в больницу. О том, что просьба вызвать "Скорую помощь" была направлена не на оказание медицинской помощи потерпевшим, свидетельствует и то, что по показаниям А.К., заметив, что за их машиной следует другая машина, они предположили, что это именно потерпевшие. Брат и отец подсудимого А.А., а также свидетель Б., показали, что со слов подсудимого им стало известно, что во время поездки в травмпункт за ними ехала машина, в связи с чем, подсудимый А.А. подумал, что это потерпевшие.

Однако, данная информация, сообщенная подсудимым А.А. отцу, брату и Б., заведомо не соответствовала действительности, поскольку подсудимый А.А. причинив множественные ножевые ранения потерпевшим, полагал, что потерпевшие должны были скончаться, что охватывалось его умыслом, и соответственно потерпевшие не могли преследовать их на машине.

Все вышеизложенное свидетельствует о том, что подсудимый А.А. не вызывал "Скорую помощь" и таким образом не пытался оказать помощь потерпевшим.

Напротив, все его последующие действия после нанесения ранений потерпевшим были направлены на то, чтобы как можно быстрее скрыться с места преступления. Так, во время поездки в травмпункт, подсудимый избавился от орудия преступления, спрятав нож между сиденьями автомашины, подъехав к травмпункту, расположенному в *** районе, где им не открыли дверь, подсудимый и свидетель А.К., позвонив брату подсудимого, прошли дворами, и по утверждению самого подсудимого, чтобы не быть задержанными. При прибытии в травмпункт *** района свидетель А.К. назвалась вымышленным именем, а именно неправильно указала свое имя, отчество и год рождения, а также обстоятельства с ней произошедшие. После этого, А.Р. отвез подсудимого домой, а потом ночью довез А.К., у которой была ранена рука, до станции метро "***" или "***", где остановил другую машину, на которой последняя доехала до дома. В течение нескольких недель подсудимый не выходил из дома, при этом согласно протоколу соединений между абонентами ОАО "***" в период с 18 октября 2009 года по 30 октября 2009 года соединения между абонентскими номерами ***, принадлежащим А.К., и ***, принадлежащим А.А., отсутствуют (том ***, л.д. ***)

Объяснения подсудимого А.А. о том, почему он не выходил из квартиры, а также объяснения А.К. о том, почему в травматологическом пункте она назвалась вымышленным именем, суд находит неубедительными.

Довод подсудимого А.А. о том, что в момент нанесения ударов ножом, он находился в состоянии аффекта, опровергается заключением амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, согласно которой подсудимый А.А. в состоянии аффекта (физиологического или ином эмоциональном состоянии, существенно ограничивающим способность к осознанию и регуляции своих действий) не находился. Выявленные у А.А. индивидуально-психологические особенности не оказали существенного влияния на поведение А.А. в момент инкриминируемого ему деяния. В судебном заседании были допрошены эксперт-психиатр К.М., которая подтвердила выводы экспертизы и пояснила, что с учетом показаний подсудимого А.А. в судебном заседании, последний хроническим психическим заболеванием, временным расстройством психики не страдает, в состоянии аффекта не находился. Допрошенная в судебном заседании эксперт-психолог С. также подтвердила выводы экспертизы, разъяснила суть примененных ей методик и тактик при исследовании личности подсудимого, а также пояснила, на основании чего она пришла к выводу о том, что подсудимый А.А. в момент инкриминируемых ему деяний не находился в состоянии аффекта.

В судебном заседании по ходатайству защиты был допрошен в качестве специалиста Б., который разъяснил суть примененных экспертами тестов, дал им свою отрицательную оценку, не подкрепив свои доводы, какими-либо иными объективными данными, в связи с чем, суд расценивает показания специалиста Б. в данной части как его субъективное мнение. Вместе с тем, из показаний того же специалиста Б., следует, что для решения вопроса о том, находился либо нет человек при совершении деликта в состоянии аффекта, необходимо знать всю картину происходящего, а не базироваться исключительно на показаниях только подсудимого, при этом ответить на этот вопрос могут только эксперты.

Учитывая, что в ходе судебного заседания достоверно установлено, что никаких противоправных действий со стороны потерпевших как в отношении подсудимого А.А., так и в отношении свидетеля А.К. не было, тяжких оскорблений, унижающих честь и достоинство, в том числе и по принадлежности к другой национальности потерпевшие в отношении подсудимого и А.К. не высказывали, то подсудимый А.А. в момент нанесения ударов ножом потерпевшим не находился как в состоянии необходимой обороны, так и в состоянии аффекта, в связи с чем версия подсудимого А.А. является несостоятельной.

Показания свидетеля А.К. о том, что инициатором конфликта и последующей драки явился потерпевший Щ. не нашли подтверждения в судебном заседании, и опровергаются всей совокупностью собранных и проверенных судом доказательств, поэтому суд не доверяет показаниям свидетеля А.К. и считает их неправдивыми, вызванными желанием помочь уйти от ответственности за содеянное подсудимому.

Государственный обвинитель в судебных прениях предложил квалифицировать действия подсудимого А.А. по ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "а" УК РФ как покушение на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, двух лиц.

При этом государственный обвинитель исключил из обвинения подсудимого А.А. нанесение одного из двух ударов кулаком по голове потерпевшего С., поскольку согласно показаниям эксперта гематома в лобной области образовалась от одного воздействия, о чем свидетельствуют и показания потерпевшего Щ. и свидетелей, очевидцев произошедшего.

Принимая во внимание позицию государственного обвинителя, а также фактические обстоятельства, установленные в судебном заседании, суд квалифицирует действия подсудимого А.А. по ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "а" УК РФ как совершение покушения на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, двух лиц, исключив из обвинения подсудимого нанесение одного удара по голове кулаком потерпевшему С.

Согласно действующему уголовному закону покушение на убийство может быть совершено только с прямым умыслом, то есть лицо в момент совершения преступления осознавало общественную опасность своих действий, предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий в виде смерти и желало их наступления.

Как достоверно установлено в судебном заседании, подсудимый А.А., находясь в салоне маршрутного такси ***, следовавшего от станции метро *** по *** в Санкт-Петербурге 04 октября 2009 года в период с 00 часов 14 минут до 00 часов 32 минут, в ходе конфликта на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, нанес по одному удару кулаком по голове потерпевшим Щ. и С., а затем с целью убийства потерпевших нанес, Щ. три удара неустановленным ножом, имеющимся при себе, в области расположения жизненно важных органов - грудь и живот, причинив последнему телесные повреждения, расценивающиеся как тяжкий вред по признаку опасности для жизни, а затем нанес этим же ножом С. 4 удара в область расположения жизненно важных органов - грудь и живот, а после того, как маршрутное такси остановилось возле остановки "***", с целью доведения преступного умысла до конца, вооруженный ножом, преследовал, убегающего от него Щ., однако, увидев, что последний упал, и решив, что причиненных ранее им ранений достаточно для наступления смерти Щ., вернулся к маршрутному такси, и стал преследовать С., которому нанес еще 2 удара ножом в область расположения жизненно важных органов - живот, от которых С. упал, потеряв сознание. В результате действий подсудимого потерпевшему С. были причинены телесные повреждения, расценивающиеся как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Смерть потерпевших не наступила по независящим от воли подсудимого обстоятельствам, поскольку потерпевшим была своевременно оказана квалифицированная медицинская помощь. Кроме того, после нанесения указанных ножевых ранений потерпевшие потеряли сознание, а он (А.А.), посчитав, что нанесенных им ножевых ранений потерпевшим Щ. и С. достаточно для наступления их смерти, прекратил преступные действия и скрылся с места происшествия.

О прямом умысле на совершение убийства обоих потерпевших свидетельствует орудие преступления, а именно нож, количество нанесенных ударов каждому потерпевшему, области нанесения ударов - левая половина грудной клетки и живот, целенаправленность и активность в достижении преступного результата, а также наступившие последствия, а именно причинение каждому из потерпевших тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни, при этом С. с 04 октября 2009 года по настоящее время находится в коме.

О прямом умысле на совершение убийства, свидетельствуют и показания свидетелей Н. и Д., которые пояснили, что после того, как подсудимый вернулся от С., он сказал А.К. "Я его убил".

Поведение подсудимого А.А. как в салоне маршрутного такси, так и на остановке было таково, что свидетели, которые были очевидцами этих событий опасались его, так как видели как подсудимый уже нанес ножевые ранения двоим потерпевшим в салоне автобуса, однако, находясь на остановке не прекратил своих действий, а продолжал, вооруженный ножом, преследовать потерпевших, и именно поэтому свидетели В.В. и А.Л., остановив попутную машину, преследовали машину, на которой уехали подсудимый и его девушка, сообщая по телефону сотрудникам милиции о месте их нахождения с целью их задержания.

Как усматривается из показаний подсудимого А.А. в салоне маршрутного такси находилось 15 пассажиров, однако, исходя из версии подсудимого, он не обратился за помощью к пассажирам, пояснив это тем, что свидетель Н., которая сидела рядом, улыбалась, видя, как он спокойно разговаривает. Данное объяснение подсудимого, суд расценивает как несостоятельное.

В ходе судебного заседания исследовался вопрос о том, что А.А. согласно автобиографии и анкете *** имеет второй взрослый разряд по боксу и 1 взрослый разряд по вольной борьбе. Однако, данное обстоятельство, подсудимый А.А. отрицал, поясняя, что при заполнении документов ему так посоветовали написать сотрудники вуза. Данное объяснение суд считает надуманным, поскольку из показаний самого подсудимого следует, что он иногда посещал занятия по боксу, о чем сообщил суду и брат подсудимого - А.Р., а также свидетели - друзья подсудимого, которым сам подсудимый рассказывал, что занимался боксом. При таких обстоятельствах, суд полагает, что подсудимый А.А., имея военную подготовку во время прохождения службы в армии и обладая приемами защиты, в случае возникновения конфликта, мог разрешить его без применения ножа.

Не свидетельствует об отсутствии умысла на убийство потерпевших и тот довод, что, выходя из маршрутного такси вслед за С., А.А. не нанес ему удар ножом в спину, поскольку данный довод является несостоятельным, о чем свидетельствуют последующие действия подсудимого на улице, который с ножом в руках преследовал потерпевшего Щ., а затем С., которому нанес 2 удара ножом в живот.

Учитывая вышеизложенное, подсудимый А.А. нанося множественные удары ножом в область расположения жизненно важных органов - грудную клетку и живот потерпевших С. и Щ. осознавал общественную опасность своих действий, предвидел неизбежность наступления общественно опасных последствий в виде смерти и желал ее наступления, что свидетельствует об умышленном характере его действий.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, отнесенного уголовным законом к особо тяжкому преступлению, личность подсудимого, характеризуемого по месту жительства *** положительно, по месту учебы характеризуемого отрицательно, ранее не судимого, а, учитывая обстоятельства совершенного преступления, суд приходит к выводу о том, что в целях исправления осужденного, предупреждения совершения новых преступлений, а также в целях восстановления социальной справедливости, наказание подсудимому А.А. может быть назначено только в виде лишения свободы.

Обстоятельств, смягчающих наказание, предусмотренных ст. 61 УК РФ, судом не установлено, поскольку как установлено в ходе судебного заседания подсудимый А.А. не оказывал медицинскую помощь потерпевшим, добровольно не явился в правоохранительные органы, не дал явку с повинной, активно не способствовал раскрытию и расследованию преступления. Обстоятельств, отягчающих наказание, предусмотренных ст. 63 УК РФ судом не установлено

С учетом обстоятельств совершенного преступления, его характера, оснований для назначения наказания подсудимому А.А. с применением ст. 73 УК РФ и ст. 64 УК РФ суд не находит, поскольку менее строгое наказание не сможет обеспечить достижения цели наказания.

Учитывая, что подсудимым А.А. преступление совершено 04 октября 2009 года, то суд не применяет к нему ограничение свободы, введенное в действие Федеральным законом от 27.12.2009 года (N 377-ФЗ).

В соответствии со ст. 58 ч. 1 п. "в" УК РФ суд определяет отбывание наказания А.А. в исправительной колонии строгого режима.

Согласно заключению амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы N *** от 07.12.2009 года подсудимый А.А. хроническим, временным психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики не страдает, может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В момент инкриминируемого А.А. деяния, последний также хроническим, временным психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики не страдал, мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В момент инкриминируемого ему деяния А.А. в состоянии аффекта (физиологического или ином эмоциональном состоянии, существенно ограничивающим способность к осознанию и регуляции своих действий) не находился. Выявленные у А.А. индивидуально-психологические особенности не оказали существенного влияния на поведение А.А. в момент инкриминируемого ему деяния. (том *** л.д. ***)

Не доверять заключению экспертов у суда нет оснований, сомнений в правильности и объективности выводов врачей у суда не имеется, а, учитывая, что в ходе судебного разбирательства подсудимый А.А. странностей в поведении не проявлял, то суд доверяет заключению экспертов и считает подсудимого А.А. вменяемым.

Потерпевшим Щ. заявлен гражданский иск о компенсации морального вреда в сумме 500 000 рублей. Подсудимый А.А. гражданский иск не признал.

Изучив исковые требования потерпевшего Щ. о компенсации морального вреда, в связи с причиненными А.А. потерпевшему ранениями, суд руководствуясь ст. ст. 151, 1099, 1100, 1101 ГК РФ, при определении размера его компенсации, учитывая характер причиненных потерпевшему Щ. страданий, степень вины подсудимого, его материальное положение, считает иск законным, обоснованным и подлежащим удовлетворению частично, а именно в размере 300 000 рублей, путем взыскания указанной суммы с А.А. в пользу Щ.

Представителем потерпевшего С. - С.В. заявлен гражданский иск о компенсации морального вреда в размере 1 500 000 рублей и возмещении материального ущерба в размере 694 250 рублей 32 копеек.

Подсудимый А.А. гражданские иски не признал.

Изучив исковые требования представителя потерпевшего С.В. о компенсации морального вреда, в связи с причиненными А.А. потерпевшему С. ранениями, суд руководствуясь ст. ст. 151, 1099, 1100, 1101 ГК РФ, при определении размера его компенсации, учитывая характер причиненных представителю потерпевшего С.В., нравственных страданий, связанных с причинением ранений ее сыну - С., который с 04 октября 2009 года по настоящее время находится в состоянии комы, не контактен, требует за собой постоянного ухода, степень вины подсудимого, его материальное положение, требования разумности и справедливости, считает иск законным, обоснованным и подлежащим удовлетворению частично, а именно в размере 1000 000 рублей, путем взыскания указанной суммы с А.А. в пользу С.В.

Представителем потерпевшей С.В. заявлен гражданский иск к подсудимому А.А. о возмещении материального ущерба в размере 694 250 рублей 32 копеек, связанного с уходом и оказанием С. медицинской помощи. В подтверждение понесенных материальных затрат представителем потерпевшей представлены договоры на оказание медицинских услуг, а также многочисленные чеки на приобретение лекарств, и различного рода товаров. Однако, с учетом, что часть чеков на приобретение товаров не содержат наименование товаров, а также отсутствуют достаточные рекомендации врачей по применению тех или иных препаратов, то произвести подробный расчет в настоящем заседании без отложения судебного разбирательства, не представляется возможным. Вместе с тем, представителю потерпевшего С.В. причинен материальный ущерб, который состоит в причинной связи с действиями подсудимого А.А., то суд полагает необходимым признать за представителем потерпевшей С.В. право на удовлетворение гражданского иска, передав вопрос о размере его возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 296, 297, 299, 302 - 304, 307 - 309 УПК РФ, суд

 

приговорил:

 

Признать А.А. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "а" УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 12 (двенадцать) лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения А.А. в виде заключения под стражу оставить без изменения.

Срок отбывания наказания исчислять с 14 марта 2011 года, в соответствии со ст. 72 ч. 3 УК РФ зачесть в срок отбытия наказания время содержания А.А. под стражей с 08 ноября 2009 года по 13 марта 2011 года включительно.

Взыскать с А.А. в пользу Щ. 300 000 (триста тысяч) рублей.

Взыскать с А.А. в пользу С.В. 1000 000 (один миллион) рублей.

Признать за С.В. право на удовлетворение гражданского иска о возмещении материального ущерба, передав вопрос о его размере для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Приговор может быть обжалован в Верховный суд Российской Федерации в течение 10 суток со дня его провозглашения, содержащимся под стражей осужденным А.А. в тот же срок со дня вручения копии приговора.

В течение 10 суток со дня вручения копии приговора, а также в течение 10 суток со дня вручения копии кассационного представления или кассационной жалобы, затрагивающей интересы осужденного, он имеет право ходатайствовать об участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции и предоставлении защитника, о чем должен указать в своей кассационной жалобе, либо в своих письменных возражениях.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь