Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2011 г. по делу N 22-2352/11

 

Судья Лобочкина В.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Усова В.Г.,

судей Арычкиной Е.А. и Давыдова В.И.

при секретаре З.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденного Л. и адвоката Гвагвалия Д.М. на приговор Головинского районного суда г. Москвы от 22 декабря 2010 года, которым

Л., осужден по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ (семь преступлений) за каждое преступление к трем годам шести месяцам лишения свободы, ст. 159 ч. 2 УК РФ к трем годам лишения свободы, ст. 162 ч. 1 УК РФ (два преступления) за каждое преступление к четырем годам лишения свободы, ст. 318 ч. 2 УК РФ к пяти годам лишения свободы. На основании ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено семь лет лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания осужденному исчислен с 26 марта 2010 года.

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Арычкиной Е.А., выслушав выступления осужденного Л. и адвоката Гвагвалия Д.М., поддержавших кассационные жалобы, мнение прокурора Бобек М.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Приговором суда Л. признан виновным в семи открытых хищениях чужого имущества (грабежах), с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, в хищении чужого имущества путем обмана (мошенничестве), с причинением значительного ущерба гражданину, в двух нападениях в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья (разбоях), в применении насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти, в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Преступления совершены в г. Москве в период с 1 января по 26 марта 2010 года при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании Л. виновным себя признал частично.

В кассационной жалобе адвокат Гвагвалия Д.М. и многочисленных кассационных жалобах осужденный Л. считают приговор незаконным и необъективным; полагают, что суд неправильно квалифицировал действия Л. по эпизоду хищения телефона у потерпевшего Л., поскольку никаких угроз осужденный в адрес Л. не высказывал; суд не учел, что показания потерпевшего Л. в этой части неопределенные и субъективные, Л. не смог в суде объяснить, каким образом Л. ему угрожал и почему это насилие он посчитал опасным для его жизни и здоровья; суд не привел в приговоре объективных доказательств причастности Л. к преступлению в отношении потерпевшего К., а обвинение по этому эпизоду обосновано только показаниями самого потерпевшего, нож, которым якобы Л. угрожал К. не изъят, другие очевидцы преступления не установлены, опознание К.Л. в ходе следствия не производилось, в связи с чем, полагают, что вина Л. по данному преступлению достоверно не установлена; указывают, что по преступлению в отношении сотрудника милиции В. действия Л. также квалифицированы не верно, поскольку умысел у осужденного на применение к В. насилия, опасного для жизни и здоровья, отсутствовал, он лишь пытался в процессе борьбы освободиться от сотрудника милиции, в этой связи считают, что действия Л. должны были квалифицироваться по ч. 1 ст. 318 УК РФ. Просят по эпизоду с потерпевшим Л. действия Л. квалифицировать по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ и снизить наказание, по эпизоду с потерпевшим В. действия Л. квалифицировать по ч. 1 ст. 318 УК РФ и снизить наказание, по ст. 162 ч. 1 УК РФ по эпизоду с потерпевшим К. приговор отменить, а дело в этой части производством прекратить.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного государственный обвинитель Алаева О.А. просит приговор суда оставить без изменений, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Выводы суда о виновности осужденного установлены совокупностью доказательств, тщательно исследованных в судебном заседании и подробно изложенных в приговоре.

Судом приняты во внимание исследованные и проверенные в судебном заседании как устные, так и письменные источники доказательств, которые обоснованно признаны объективными и согласующимися между собой.

Виновность осужденного в совершении преступлений в отношений потерпевших М., М., З., Л., В., У., Г., С., Э. и Ш. помимо показаний самого осужденного как на предварительном следствии, так и в судебном заседании по обстоятельствам совершения им преступлений установлена: показаниями перечисленных несовершеннолетних потерпевших, а также их законных представителей об обстоятельствах хищений у них мобильных телефонов; показаниями свидетеля сотрудника милиции В. о совершенных преступлениях, хищениях мобильных телефонов у несовершеннолетних, а также оперативной информацией и свидетельских показаниях, в том числе показаниях потерпевшего Л., который увидев Л., опознал его и сообщил об этом в милицию, после чего по подозрению в совершении преступлений 26 марта 2010 года задержан Л., который в ходе задержания активно сопротивлялся, в результате чего сломал В. палец; показаниями свидетеля Г. об обстоятельствах задержания Л., после того, как того опознал его сын, Л., и оказании Л. активного сопротивления действиям сотрудника милиции В., в ходе которых он сломал последнему палец; протоколами опознания потерпевшими М., З., В., У., Г., Э. и С.Л., как лица, похитившего у них мобильные телефоны; выводами судебно-медицинской экспертизы, согласно которым у В. диагностирован закрытый косой перелом основной фаланги 2 пальца левой кисти, причинивший вред здоровью средней тяжести по признаку длительного расстройства здоровья продолжительностью свыше трех недель; сведениями, содержащимися в иных письменных документах, подробно перечисленных в приговоре.

Доводы осужденного Л. о невиновности в совершении разбойного нападения на потерпевшего К. и хищения у него мобильного телефона, а также об отсутствии умысла на применение к сотруднику милиции В., производившему его задержание, насилия, опасного для его жизни и здоровья, тщательно проверялись судом и были обоснованно отвергнуты, выводы об этом подробно мотивированы в приговоре.

Так в обоснование вины Л. в совершении преступления в отношении К. суд обоснованно положил показания потерпевших несовершеннолетнего К. и его матери, К., о том, что в дневное время 8 марта 2010 года к К. на улице в районе метро "Полежаевская" подошел ранее неизвестный Л., и, угрожая ножом, потребовал отдать мобильный телефон, воспринимая угрозы Л. реально, испугавшись ножа, К. передал Л. мобильный телефон, о чем впоследствии рассказал родителям.

Суд обоснованно признал эти показания потерпевших объективными, поскольку они согласуются между собой и другими фактическими данными.

Показания потерпевших о причастности Л. к преступлению подтверждаются информацией о входящих и исходящих соединениях абонентского номера, используемого Л. мобильного телефона, из которой усматривается, что 8 марта в 16 часов 24 минуты Л. находился в районе метро "Полежаевская", то есть непосредственной близости от места совершения преступления.

Таким образом, доводы жалоб о том, что приведенные в приговоре показания потерпевшего К. не могут являться объективными доказательствами по делу высказаны вопреки материалам дела, поскольку существенных противоречий эти показания в себе не содержат, как на предварительном следствии, так и в судебном заседании потерпевший сообщал показания по обстоятельствам, подлежащим доказыванию, в том числе, о месте, времени совершения в отношении него преступления и характере действий Л., то есть уличал его в совершенном преступлении.

Все приведенные выше показания были получены в установленном законом порядке и согласуются между собой. Оснований полагать, что названные лица оговорили осужденного, не имеется, они были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, наличие личной неприязни между ними не установлено.

С учетом вышеизложенного, судебная коллегия соглашается с выводами суда о юридической оценке действий Л. в отношении потерпевшего К., как разбойного нападения в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, поскольку демонстрация потерпевшему ножа в целях хищения мобильного телефона охватывалась умыслом Л. и создавала угрозу для жизни и здоровья потерпевшего.

Доводы жалоб о том, что нож, которым якобы Л. угрожал К. не изъят, другие очевидцы преступления не установлены, никаким образом не влияют на выводы суда о виновности Л. в указанном преступлении.

Не признает судебная коллегия обоснованными доводы жалоб о неправильной квалификации действий Л. по ч. 2 ст. 318 УК РФ в отношении сотрудника милиции В., ввиду отсутствия умысла у осужденного на применение к В. насилия, опасного для жизни и здоровья.

Судом первой инстанции достоверно установлено, что перед задержанием Л., лица, подозреваемого в совершении многочисленных преступлений, В. представился ему и предъявил служебное удостоверение, на что тот при попытке задержать его оказал сотруднику милиции активное сопротивление, пытаясь освободиться от В., Л. сломал ему палец.

Об этом суду сообщили, как потерпевший, сотрудник милиции В., свидетель Г., который также оказывал В. помощь в задержании Л., а также потерпевший Л., который опознал Л., о чем сообщил В.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы здоровью В. причинен вред средней тяжести.

Таким образом, из указанных обстоятельств, бесспорно следует, что Л. применил к В. опасное для его жизни и здоровья насилие в связи с исполнением последним своих должностных обязанностей.

Следовательно, выводы суда в указанной части являются обоснованными, а юридическая квалификация действий Л. по ч. 2 ст. 318 УК РФ - правильной.

Соответственно доводы жалоб в указанной части, судебной коллегией находит не подлежащими удовлетворению.

Все доказательства, в том числе и перечисленные, рассмотрены в суде на основе состязательности сторон и оценены в приговоре с соблюдением правил ст. 88 УПК РФ.

К выводу о виновности осужденного, суд пришел на основании совокупности объективных доказательств, исследованных, проверенных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Суд принял все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений норм УПК РФ способных повлиять на вывод о виновности осужденного, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне и объективно.

Вместе с тем, судебная коллегия, полагает, что приговор суда подлежит изменению.

По смыслу закона ответственность за совершение разбойного нападения наступает в случае, если хищение чужого имущества сопряжено с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, или с угрозой применения такого насилия к потерпевшему.

Квалифицируя действия осужденного по данному преступлению, суд из обвинения, предъявленного Л., исключил квалифицирующий признак совершение преступления "с применением предмета, используемого в качестве оружия", и квалифицировал его действия по ч. 1 ст. 162 УК РФ, как разбой, нападение в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья.

Описывая преступные деяния осужденного Л., как направленные на хищение имущества потерпевшего Л., суд в приговоре указал, что Л. напал на того, приставив к его спине неустановленный следствием заостренный предмет, и угрожая применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, потребовал передачи мобильного телефона.

Вместе с тем из показаний потерпевшего Л., приведенных в приговоре, следует, что предмет, который Л. приставил ему к спине, потерпевший не видел, пояснить, что это был за предмет, он не может, не исключает, что возможно это был палец или любой другой твердый предмет.

Сам осужденный категорично настаивал на том, что никаких предметов к спине Л. не приставлял, угроз применения насилия, опасного для жизни и здоровья, не высказывал.

При таких обстоятельствах, характер действий Л., о которых сообщил потерпевший Л., носит неопределенный характер, и с учетом, принятого ранее судебного решения, не обнаруживает умысел Л. на совершение разбойного нападения, то есть хищения телефона сопряженного с угрозой применением насилия, опасного для жизни и здоровья.

В этой связи действия Л. по преступлению в отношении потерпевшего Л. подлежат квалификации по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ, то есть в совершении им открытого хищения чужого имущества (грабежа), с угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья.

При назначении наказания Л. по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ судебная коллегия, руководствуясь ст. 60 УК РФ, учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, обстоятельства дела, а также данные о личности осужденного.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Головинского районного суда г. Москвы от 22 декабря 2010 года в отношении Л. изменить: действия Л. по преступлению в отношении потерпевшего Л. переквалифицировать с ч. 1 ст. 162 УК РФ на п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ, по которой назначить три года шесть месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Л. наказание в виде шести лет шести месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, кассационные жалобы удовлетворить частично.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь