Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2011 г. по делу N 22-2856/2011

 

Судья Плеханов А.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе

председательствующего: Рыжовой А.В.

судей: Панариной Е.В., Алешиной И.Ф.

рассмотрела в судебном заседании 14 марта 2011 года кассационные жалобы осужденного И. и адвоката Трегуб О.А., кассационные представления государственного обвинителя Надысева Д.Н. на приговор Нагатинского районного суда г. Москвы от 30 ноября 2010 года, которым

И., судимый 13 октября 2006 года Заволжским районным судом Ивановской области по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 4 годам лишения свободы; освободился 6 августа 2010 года по отбытии срока наказания

осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 6 годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок отбытия наказания исчислен с 29 августа 2010 года.

Приговором решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Алешиной И.Ф., мнение прокурора Хохловой А.А., не поддержавшей доводы кассационного представления, и полагавшей приговор, как законный и обоснованный, оставить без изменения, объяснения осужденного И. и адвоката Трегуб О.А., поддержавших доводы кассационных жалоб, судебная коллегия

 

установила:

 

И. признан виновным в совершении разбоя, то есть нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору.

Преступление совершено 29 августа в г. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании И. свою вину признал частично.

В кассационных жалобах осужденный И. выражает свое несогласие с приговором, поскольку он постановлен с нарушением норм УПК РФ, судом неправильно применен уголовный закон и назначено чрезмерно суровое наказание. Осужденный указывает, что судом его действия квалифицированы неправильно, поскольку он совершил грабеж с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья. Автор кассационных жалоб полагает, что приговор постановлен на основании предположений. Осужденный обращает внимание судебной коллегии на то, что показания потерпевшего на предварительном следствии и в суде противоречивы. Осужденный И. считает, что его действия не носили оконченный характер, поскольку были пресечены сотрудниками милиции. Автор кассационных жалоб полагает, что судом не установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии с положениями ст. 73 УПК РФ. По мнению автора кассационных жалоб, его вина в совершении преступления группой лиц по предварительному сговору не нашла свое подтверждение. Осужденный считает, что судом, при назначении наказания в полной мере не учтены все смягчающие вину обстоятельства. Автор кассационных жалоб полагает, что суд должен был учесть в качестве смягчающих обстоятельств совершение преступления в молодом возрасте, частичное признание вины, отсутствие материального ущерба, мнение потерпевшего.

В кассационных жалобах содержится просьба приговор суда изменить, переквалифицировать действия на ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ, с учетом смягчающих обстоятельств снизить размер назначенного наказания.

В кассационной жалобе адвокат Трегуб О.А. выражает свое несогласие с приговором, поскольку он незаконный и необоснованный, судом неправильно применен уголовный закон. Защитник, ссылаясь на обстоятельства дела, в частности на показания потерпевшего в судебном заседании, указывает, что действия осужденного надлежит квалифицировать по пп. "а", "б" ч. 2 ст. 161 УК РФ (так указано в тексте жалобы).

В кассационной жалобе содержится просьба приговор суда изменить, переквалифицировать действия осужденного на п.п. "а", "б" ч. 2 ст. 161 УК РФ, назначить наказание в пределах санкции указанной статьи закона, с учетом мнения потерпевшего.

В кассационных представлениях государственный обвинитель Надысев Д.Н. выражает свое несогласие с приговором, поскольку выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, судом неправильно применен уголовный закон, назначено чрезмерно суровое наказание. Прокурор указывает, что вывод суда о применении осужденным насилия, опасного для жизни и здоровья, не нашел своего подтверждения, поскольку потерпевший Л не подтвердил в ходе судебного следствия свои показания, данные на следствии. По мнению автора кассационных представлений, потеря сознания потерпевшим не может свидетельствовать о применении к нему насилия, опасного для жизни и здоровья.

В кассационных представлениях содержится просьба приговор суда изменить, переквалифицировать действия осужденного на п.п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ, снизить наказание до 5 лет лишения свободы.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб осужденного И. и его защитника - адвоката Трегуб О.А., судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Вина И. в совершении преступления, за которое он осужден, материалами уголовного дела установлена и его действиям дана правильная правовая оценка.

Органами предварительного следствия при расследовании и судом при рассмотрении дела каких-либо нарушений закона, влекущих отмену приговора или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Совокупность приведенных в приговоре доказательств была проверена и исследована в ходе судебного следствия, суд дал им надлежащую оценку и привел мотивы, по которым признал их достоверными, соответствующими установленным фактическим обстоятельствам дела, а также указал мотивы, по которым он принимает одни доказательства и отвергает другие.

Доводы кассационных жалоб И. и его защитника - адвоката Трегуб О.А. о невиновности осужденного в совершении инкриминируемого деяния проверялись судом и были мотивированно отвергнуты, как противоречащие материалам уголовного дела. Так, вина осужденного И. подтверждается показаниями потерпевшего Л, из которых следует, что 29 августа 2010 года примерно в 21 час 22 минуты он со своей знакомой З находился на детской площадке неподалеку от магазина "С", где они распивали спиртные напитки; к нему (Л) подошел ранее неизвестный И. и предложил отойти в сторону под предлогом важного разговора; он (Л) согласился и вместе с И. отошел к магазину "Снежная королева"; в этот момент к ним подошел еще один ранее незнакомый молодой человек; как он (Л) понял, И. и подошедший парень знакомы, так как И. его подозвал; И. стал требовать у него (Л) деньги, на что он ответил отказом; в этот момент И. и второй молодой человек стали наносить ему удары руками и ногами по различным частям тела, при этом требовали деньги и мобильный телефон; вместе они нанесли ему (Л) не менее шести ударов, от которых он испытал физическую боль и упал на землю; после чего И. и второй молодой человек продолжили наносить ему (Л) удары по различным частям тела; он (Л), лежа на земле, стал кричать и звать на помощь, а И. стал ощупывать его (Л) карманы куртки; при этом второй молодой человек продолжил бить его (Л) ногами по голове и другим частям тела; И. достал из правого бокового кармана его (Л) куртки пачку из-под сигарет, в которой находились денежные средства в сумме 3000 рублей, а из левого внутреннего кармана куртки - сотовый телефон "Самсунг С 3200"; он (Л) просил нападавших перестать его избивать и вернуть ему вещи, но его продолжили избивать, а И. продолжал ощупывать его (Л) одежду; в какой-то момент И. нанес ему (Л) удар ногой в область головы, от которого он испытал сильную физическую боль и на короткое время потерял сознание; когда он (Л) пришел в себя, то увидел, что нападавшие убегают в сторону станции метро "Домодедовская", а за ними бежит сотрудник милиции; когда он (Л) очнулся, то его сотовый телефон лежал на земле, недалеко от него, по-видимому И. бросил телефон; показаниями свидетеля Б, из которых следует, что 29 августа 2010 года он находился на дежурстве; примерно в 23 часа он произвел личный досмотр задержанного И., в ходе которого у последнего были изъяты два телефона, пачка из-под сигарет, в которой лежали 3000 рублей; был составлен соответствующий протокол, в котором все присутствующие, в том числе понятые, расписались; показаниями свидетеля Ю, из которых следует, что он расследовал уголовное дело по факту разбойного нападения на Л; допрос потерпевшего он (Ю) печатал с его слов; давления на потерпевшего не оказывал; потерпевший Л сам пояснил, что от ударов он испытывал сильную физическую боль, а от одного удара в голову потерял сознание на короткий промежуток времени; потерпевший также пояснял, что И. обыскивал его карманы; протокол допроса потерпевший читал, подписал, каких-либо замечаний у последнего не было; в ходе очной ставки потерпевший Л подтвердил свои ранее данные показания; иными доказательствами, подробный анализ которых приведен в описательно-мотивировочной части приговора.

При изложенных доказательствах суд пришел к правильному выводу о виновности И. в совершении указанных действий, в связи с чем доводы кассационных жалоб осужденного, его защитника и кассационных представлений судебной коллегией отклоняются.

Доводы адвоката Трегуб О.А. и осужденного И. о неправильной квалификации действий последнего и о недоказанности совершения преступления по предварительному сговору группой лиц, судом первой инстанции надлежащим образом проверялись и были отклонены, как необоснованные и не соответствующие установленным фактическим обстоятельствам дела. Мотивы принятия судом такого решения подробно изложены в описательно-мотивировочной части приговора, и оснований сомневаться в их правильности судебная коллегия не усматривает.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационных представлений и жалоб об исключении из осуждения указание на применение насилия, опасного для жизни и здоровья, поскольку они противоречат установленным фактическим обстоятельствам дела. Из показаний потерпевшего Л, данных на предварительном следствии, усматривается, что в ходе разбойного нападения ему (Л) И. и вторым молодым человеком наносились удары руками и ногами по различным частям тела, в том числе И. нанес ему сильный удар ногой в жизненно-важный орган - в голову, отчего последний испытал сильную физическую боль и на короткое время потерял сознание. Из смысла уголовного закона следует, что под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать такое насилие, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевшего, но в момент применения создавало реальную опасность для его жизни и здоровья. Судебная коллегия, соглашаясь с выводами суда, находит, что нанесение потерпевшему сильного удара ногой в жизненно-важный орган - в голову, отчего последний потерял сознание, создавало реальную опасность для жизни и здоровья Л.

Из протокола судебного заседания усматривается, что потерпевший Л в ходе судебного следствия пояснил, что от ударов он сознания не терял. Однако, из оглашенных в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ, показаний Л. на предварительном следствии следует, что от удара, нанесенного И. ногой по голове, он испытал сильную физическую боль и на короткое время потерял сознание. Данные показания Л подтвердил в ходе очной ставки с И. Из протокола допроса Л и очной ставки усматривается, что правильность указанных в протоколах сведений удостоверена подписями всех участников данных следственных действий, в том числе потерпевшего Л. Причем у последнего каких-либо замечаний и дополнений к протоколам следственных действий не имелось. Из показаний свидетеля Ю следует, что в ходе допроса потерпевший Л добровольно сообщил о том, что от удара по голове он потерял сознание на короткое время; потерпевший прочитал протокол и подписал его, не имея при этом каких-либо замечаний; свои показания Л подтвердил в ходе очной ставки с обвиняемым И.. Суд обоснованно положил в основу приговора показания потерпевшего Л на предварительном следствии, поскольку они более достоверны, давались потерпевшим спустя непродолжительное время после случившегося, являются последовательными, непротиворечивыми, логичными, согласуются между собой и с иными доказательствами по делу. Суд отметил, что потерпевший не привел какой-либо убедительной причины изменения им показаний в судебном заседании. Поэтому доводы кассационных представлений и жалоб осужденного в этой части судебной коллегией отклоняются.

Вопреки доводам осужденного, судом установлены все фактические обстоятельства дела, подлежащие доказыванию в соответствии с требованиями ст. 73 УПК РФ.

Судебная коллегия не может согласиться с доводом осужденного И. о том, что его действия не носили оконченный характер, поскольку он не основан на законе. Из смысла ст. 162 УК РФ следует, что разбой признается оконченным с момента нападения и применения насилия.

Наказание осужденному И. обоснованно назначено в виде лишения свободы в соответствии с требованиями уголовного закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления и данных о личности виновного, в том числе и тех, на которые осужденный ссылается в жалобах. Вывод суда о возможности исправления осужденного только в условиях реального отбывания наказания и отсутствии оснований для применения ст. ст. 64, 73 УК РФ мотивирован судом совокупностью конкретных обстоятельств дела.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда

 

определила:

 

Приговор Нагатинского районного суда г. Москвы от 30 ноября 2010 года в отношении И. оставить без изменения, а кассационные жалобы и представления - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь