Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2011 г. по делу N 22-2857/2011

 

Судья: Плеханов А.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Рыжовой А.В.

судей Хорлиной И.О., Иванова С.А.,

при секретаре Г.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя Филипповой Е.С., кассационным жалобам осужденного И., адвоката Баданина П.М. на приговор Нагатинского районного суда г. Москвы от 02 декабря 2010 года, которым

И., ранее не судимый,

осужден по ст. 162 ч. 2 УК РФ на 5 лет 3 месяца лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок наказания осужденному исчислен с 18 августа 2010 года.

Мера пресечения в отношении И. до вступления приговора в законную силу оставлена в виде заключения под стражу.

Приговором решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Хорлиной И.О., объяснение адвоката Баданина П.М., поддержавшего доводы кассационных жалоб, выступление прокурора Хохловой А.А., поддержавшей доводы кассационного представления частично и полагавшей приговор изменить: уточнив имя осужденного, судебная коллегия

 

установила:

 

И. признан виновным в совершении разбоя, то есть нападении в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Преступление совершено 18 августа 2010 года в г. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный И. виновным себя в совершении указанного преступления признал частично.

В кассационном представлении государственный обвинитель Филиппова Е.С., не оспаривая квалификацию действий И., доказанность его вины, считает приговор незаконным, т.к. он постановлен с нарушением требований ст. ст. 297, 307 ч. 2 уголовно-процессуального закона; ссылается на протокол судебного заседания и указывает, что в ходе судебного разбирательства были оглашены показания свидетеля З., которые суд не привел в приговоре и не дал им оценку; указывает, что во вводной части приговора неправильно указано имя Исмоилова вместо Эркинжона, написано Эркижон; просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе.

В кассационной жалобе (основной и дополнительной) осужденный И. не согласен с приговором суда; приводит анализ доказательств; указывает, что у него было затруднительное финансовое положение, а его знакомый предложил ему работу, которая была связана с совершением преступления; он согласился, не совсем поняв смысла этой работы; по обстоятельствам совершенного преступления указывает, что его знакомый подбежал к незнакомой ему девушке, схватил ее за сумку, девушка закричала и стала сопротивляться, испугавшись, что их увидят, он подбежал к потерпевшей и стал зажимать ей рот, в этот момент его знакомый вырвал сумку и стал убегать; не согласен с показаниями потерпевшей, что она могла видеть нож у его знакомого; просит провести повторные следственные действия, в частности дактилоскопическую экспертизу на наличие его отпечатков пальцев на сумочке потерпевшей и повторно опросить всех свидетелей и потерпевшую; считает, что умысла на совершение преступления у него не было, оружия у него не было; просит учесть, что он в содеянном раскаивается, преступление совершил впервые, имеет на иждивении мать-инвалида, ущерб потерпевшей возместил добровольно, имеет положительные характеристики; просит приговор отменить, а уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе адвокат Баданин П.М. не согласен с приговором суда; считает, что предварительный сговор его подзащитного с неустановленным лицом не доказан; применение оружия неустановленным лицом не охватывалось умыслом И.; приводит анализ доказательств; считает, что органами представительного следствия были нарушены требования ст. 14 УПК РФ, а именно: не было проведено опознание подозреваемого, в протоколе задержания отсутствует подпись адвоката, не были изъяты отпечатки пальцев с сумочки потерпевшей, не проведено медицинское освидетельствование потерпевшей; считает, что действия его подзащитного квалифицированы неправильно, учитывая, что И. применил в отношении потерпевшей насилие, не опасное для жизни, а имущество не перешло в руки нападавших, действия И. просит переквалифицировать на ст. 30 ч. 3, ст. 161 ч. 1 УК РФ и снизить наказание.

В возражениях на кассационное представление осужденный И. указывает, что не согласен с доводами, изложенными государственным обвинителем.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, и обсудив доводы, содержащиеся в кассационном представлении, кассационных жалобах, возражениях осужденного, находит, что вывод суда о виновности осужденного в совершении преступления основан на всесторонне проверенных в судебном заседании доказательствах, полно и правильно изложенных в приговоре.

Вина осужденного И. подтверждается показаниями потерпевшей, свидетелей, протоколами осмотра места происшествия, предъявления предмета для опознания, осмотра предмета и другими доказательствами, анализ которым дан в приговоре.

Так, из показаний потерпевшей Ф., следует, что 18 августа 2010 года в 00 часов 30 минут она возвращалась с работы от метро "Красногвардейская" по Кустанайской улице. На углу одного из домов стоял нерусский молодой человек, который пошел на нее со словами: "Стой, иди сюда". Она стала отступать назад и наткнулась на человека, которым был И. Впереди стоящий человек стал требовать у нее сумку, она попыталась закричать, и тогда И. зажал ей рот, а левой рукой закрутил ее руку за спину. Затем впереди стоящий молодой человек приставил нож к шее, и потребовал, что бы она замолчала. Затем нож он приставил к ее ребрам и стал дергать сумку, которая находилась у нее на согнутом локте руки. Она сумку не отдавала, тогда И. помог другому лицу сорвать с ее руки сумку, после чего они убежали. Она побежала за ними, звала на помощь, к ней подошел молодой человек, которому она сказала, что ее ограбили. Он побежал за лицами ее ограбившими. Поймали И. который спрятался под автомобилем.

Все доказательства, представленные сторонами, судом оценены с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Доводы изложенные в кассационном представлении, кассационных жалобах осужденного И. и его адвоката обоснованными не являются.

Материалы дела исследованы с достаточной полнотой, дана оценка всем доказательствам, имеющимся в деле, ходатайства разрешены в соответствии с законом, нарушений норм УПК РФ являющихся основанием к отмене или изменению приговора, по делу не имеется, оно расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Доводы жалобы осужденного об отмене приговора и направлении дела на дополнительное расследование нельзя признать состоятельными, так как это не предусмотрено действующими нормами УПК РФ.

Доводы кассационных жалоб осужденного и его защитника об отсутствии у И. с неустановленным лицом договоренности на совершение преступления по предварительному сговору судом проверялись и с приведением мотивов принятого решения признаны несостоятельными, данный квалифицирующий признак нашел свое подтверждение в судебном заседании, поскольку их умысел был направлен на завладение чужим имуществом, а их действия носили согласованный характер.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационной жалобы защитника, о том, что в действиях его подзащитного отсутствуют признаки разбоя, т.к. вещи у потерпевшей не были похищены.

Разбой считается оконченным с момента нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Вопреки доводам кассационного представления государственного обвинителя отсутствие в приговоре суда показаний свидетеля З., не является таким нарушением норм уголовно-процессуального закона, которое влечет безусловную отмену приговора.

Доводы кассационного представления государственного обвинителя, касающиеся допущенной ошибки в вводной части приговора в написании имени осужденного, так же не являются основанием для отмены или изменения приговора, поскольку относятся к таким неясностям, разъяснение которых судом, постановившим приговор после его вступления в законную силу, предусмотрено ст. ст. 397, 399 УПК РФ.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела, касающиеся совершенного преступления, и обоснованно квалифицировал действия осужденного И. по ст. 162 ч. 2 УК РФ, оснований для их переквалификации не имеется.

Наказание осужденному И. назначено в соответствии с законом, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о его личности и всех обстоятельств дела, в том числе, и смягчающих наказание, на которые осужденный и его защитник ссылаются в своих кассационных жалобах.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, из материалов дела не усматривается.

Так не имеется оснований для смягчения наказания в связи с изменениями внесенными в ст. 162 ч. 2 УК РФ ФЗ N 26 от 07 марта 2011 года.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Нагатинского районного суда г. Москвы от 02 декабря 2010 года, в отношении И. оставить без изменения, а кассационное представление и кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь