Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2011 г. по делу N 22-2973

 

ф/с Васильев А.Г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего: Зубарева А.И.,

судей Медведева В.Н., Устиновой С.Ю.

при секретаре Д.А.

рассмотрела в судебном заседании от 14 марта 2011 года с участием переводчика Н.Н. уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Д.Д. и адвоката Кантаева М.Е. на приговор Чертановского районного суда г. Москвы от 23 декабря 2010 года, по которому

Д.Д.,

осужден по ст. ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. п. "а", "г" УК РФ к 8 годам 2 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Устиновой С.Ю., выступления осужденного Д.Д. и адвоката Кантаева М.Е. по доводам кассационных жалоб, мнение прокурора Богдашкиной А.А., полагавшей, что судебное решение следует оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Д.Д. признан виновным в том, что действуя в составе организованной группы совершил приготовление к незаконному сбыту наркотического средства в особо крупном размере.

В кассационных жалобах осужденный Д.Д. и адвокат Кантаев М.Е. ставят вопрос об отмене приговора в отношении Д.Д. и направлении его уголовного дела на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что вывод суда о виновности Д.Д. в приготовлении к сбыту наркотиков не соответствует фактическим обстоятельствам дела, т.к. бесспорных доказательств принадлежности осужденному изъятых из его комнаты наркотических средств следствием не добыто, суд оставил без внимания обстоятельства, имеющие существенное значение по делу, а именно то, что в комнате, где было обнаружено наркотическое средство, помимо Д.Д. проживали и другие лица, которые могли иметь отношение к изъятым наркотикам, в частности свидетель Е.Ф., который пытался скрыться от сотрудников УФСКН, спрыгнув с 4 этажа, что по мнению Д.Д. и его защитника косвенно свидетельствует о виновности Е.Ф. в совершении того преступления, за которое осужден Д.Д. Кроме того осужденный и адвокат указывают, что показания свидетелей и собранные по делу вещественные доказательства не подтверждают причастность Д.Д. к сбыту наркотиков, поскольку никто из допрошенных по делу лиц не заявил о принадлежности изъятых наркотиков осужденному, следов контакта Д.Д. с наркотическими средствами и другими вещественными доказательствами по делу не обнаружено, однако суд этому факту должной оценки не дал. Ссылку суда на приобщенные к делу записи телефонных переговоров и заключения фоноскопических экспертиз в качестве доказательств виновности Д.Д. осужденный и его защитник считают несостоятельной, утверждая, что голос на записи телефонных переговоров Д.Д. не принадлежит, выводы экспертов носят предположительный характер и не могут быть приняты во внимание, т.к. телефонный номер, по которому велось прослушивание переговоров, отношения к Д.Д. не имеет, изъятый у Д.Д. телефон был без СИМ-карты. Помимо этого адвокат указывает, что собранными по делу доказательствами не подтверждается наличие организованной группы, в состав которой входил Д.Д., при рассмотрении дела суд не дал оценки заявлению Д.Д. о применении к нему физического насилия сотрудниками УФСКН. Кроме того адвокат утверждает, что судом было нарушено право Д.Д. на квалифицированную юридическую помощь.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор в отношении Д.Д. законным и обоснованным.

Вина Д.Д. в совершении преступления установлена в ходе судебного разбирательства и подтверждается собранными по делу доказательствами, в том числе показаниями свидетелей П.П. Н., П.П. А., Г. - сотрудников УФСКН, из которых следует, что в ходе оперативно-розыскного мероприятия, проведенного 2 июля 2010 года на основании информации о причастности к незаконному обороту наркотиков лица по имени М., проживающего в квартире 333 дома 11-1 по <...> в г. Москве, под диваном в одной из комнат указанной квартиры было обнаружено множество свертков с веществом в виде комков и порошка, а также электронные весы и кофемолка; показаниями свидетелей П.Т., Д.Н., присутствовавших в качестве понятых при обследовании жилого помещения - квартиры дома по <...> в г. Москве, и подтвердивших факт изъятия из указанной квартиры свертков с веществом в виде порошка и комков, электронных весов и кофемолки, обнаруженных под диваном в одной из комнат; показаниями свидетелей Н.А., Е.Ф., А.З. о том, что наркотические средства был изъяты сотрудниками УФСКН из комнаты, к которой, помимо них приживает Д.Д., Д.Х., они никакого отношения к изъятым наркотикам не имеют; показаниями свидетелей А.Х., Н.Л., Ш., Т.М., Т.Т., Б. о том, что Д.Д. проживал в той комнате, где были обнаружены наркотики; постановлением о проведении ОРМ - обследование жилого помещения на основании оперативной информации о причастности к незаконному сбыту наркотических средств гражданина по имени М., который хранит наркотики по месту жительства - в квартире дома по <...> в г. Москве; актом обследования жилого помещения, в ходе которого в квартире дома по <...> в г. Москве были обнаружены и изъяты свертки с веществом в виде порошка и комков, электронные весы и кофемолка; заключениями химических экспертиз о том, что изъятое из квартиры дома по <...> в г. Москве вещество массой 1385,47 г. в виде порошка и комков бежевого цвета является наркотическим средством - героином, вещество из кофемолки массой 0,87 г. в виде порошка и комков светло-бежевого цвета является наркотическим средством - метадоном, на поверхности изъятых в ходе ОРМ весов обнаружены следы наркотического средства - героина; постановлением о прослушивании телефонных переговоров Д.Д., сводками прослушивания телефонных переговоров; записью телефонных переговоров абонента -----, из которых следует, что Д.Д. дает указания членам преступной группы, занимающейся незаконным сбытом наркотических средств; заключениями эксперта о том, что реплики лица, участвовавшего в зафиксированных разговорах вероятно принадлежат Д.Д., а также другими материалами дела, на которые суд сослался в приговоре.

Все собранные по делу доказательства суд проверил и оценил в соответствии с требованиями ст. ст. 87, 88 УПК РФ, проанализировал их в приговоре и указал основания, по которым он признал достоверными вышеперечисленные доказательства, полученные в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, и отверг показания Д.Д. о его непричастности к незаконному обороту наркотиков и о том, что изъятые их комнаты Д.Д. наркотические средства, весы и кофемолка ему не принадлежат.

Утверждение осужденного о том, что в ходе ОРМ осуществлялось прослушивание телефона, который никакого отношения к Д.Д. не имеет, было тщательно проверено судом и обоснованно признано несостоятельным, поскольку факт использования Д.Д. телефона с абонентским номером ----- подтверждается данными, полученными в ходе прослушивания телефонных переговоров Д.Д., показаниями свидетеля А.З., опознавшего голос Д.Д. на записи телефонных переговоров, а также заключениями фоноскопических экспертиз.

Доводы адвоката Кантаева М.Е. о том, что заключения экспертов о принадлежности записанного голоса Д.Д. содержат предположительные выводы и не могут быть признаны доказательством вины осужденного, не основаны на законе, поскольку в соответствии со ст. 74 УПК РФ доказательствами являются любые сведения, касающиеся обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. В данном случае выводы экспертов в совокупности с другими доказательствами по делу подтверждают обоснованность предъявленного Д.Д. обвинения.

Доказательства, уличающие Д.Д. в совершении преступления, предусмотренного ст. ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. "г" УК РФ, согласуются между собой и взаимодополняют друг друга, поэтому судебная коллегия соглашается с оценкой, данной им судом в приговоре, и в свою очередь находит несостоятельными изложенные в кассационных жалобах доводы осужденного и адвоката о невиновности Д.Д. в совершении инкриминированного ему деяния.

Квалификацию действий осужденного по признаку совершения преступления организованной группой судебная коллегия находит правильной, поскольку из материалов дела (показаний свидетелей П.П. Н., П.П. А., Г. и данных о содержании телефонных разговоров Д.Д.Х.) следует, что Д.Д., применяя меры конспирации, руководил действиями неустановленных лиц, получавших от Д.Д. наркотические средства, подыскивавших покупателей и осуществлявших сбыт наркотиков в соответствии с указаниями Д.Д.

Наказание Д.Д. назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности, установленных по делу смягчающих наказание обстоятельств и является справедливым.

Нарушений уголовно-процессуального закона, ограничивавших права участников судопроизводства и способных повлиять на правильность принятого в отношении Д.Д. судебного решения, в ходе расследования и судебного разбирательства по настоящему делу не допущено, т.к. Д.Д. в ходе следствия и в судебном заседании в установленном законом порядке был обеспечен квалифицированными переводчиками и защитниками.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не усматривает оснований для отмены либо изменения приговора в отношении Д.Д. по доводам кассационных жалоб.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Чертановского районного суда г. Москвы от 23 декабря 2010 года в отношении Д.Д. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь