Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2011 г. по делу N 1-02/10

 

Судья Богданова Н.Л.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Орловой Р.Е.

судей Дебатур Т.Е. и Проценко Г.Н.

при секретаре К.

рассмотрела в судебном заседании 14 марта 2011 г. кассационные жалобы адвоката Старостиной В.П., осужденного Е. и дополнения к ним на приговор Сестрорецкого районного суда Санкт-Петербурга от 18 октября 2010 г., которым -

Е. <...>, уроженец <...>, не судимый,

осужден:

по п. "д" ч. 2 ст. 112 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 3 года,

по ч. 2 ст. 167 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 2 года.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначить наказание в виде 4 лет лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание считать условным с испытательным сроком 3 года.

Обязать Е. не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, 1 раз в месяц являться на регистрацию в специализированный государственный орган.

Взыскать с Е. в пользу П.1 компенсацию морального вреда в сумме <...> рублей, в остальной части гражданский иск признать по праву, передав вопрос о размере его возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

В удовлетворении иска П.2 к Е. о компенсации морального вреда - отказать.

Заслушав доклад судьи Дебатур Т.Е., выступление осужденного Е., адвоката Старостиной В.П., поддержавших доводы жалоб и дополнений к ним, просивших об отмене приговора, прекращении уголовного дела, уголовного преследования ввиду непричастности Е. к преступлениям, мнение прокурора Сапруновой Ю.Ю., просившей отказать в удовлетворении кассационных жалоб, а приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационных жалобах и дополнениях к ним адвокат Старостина В.П. и осужденный Е. просят об отмене приговора, как незаконного, необоснованного, несправедливого, направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство, либо об отмене приговора и прекращении уголовного дела и уголовного преследования ввиду непричастности Е. к преступлениям.

В обоснование доводов жалоб указывается на несправедливость приговора, нарушение норм уголовно-процессуального закона, ст. ст. 45, 46 ч. 1, 49 ч. 2, ч. 3, 50 ч. 2 Конституции РФ, неправильное применение норм УК РФ, несоответствие выводов суда установленным фактическим обстоятельствам по делу, при этом, не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда.

По мнению защитника и осужденного стороной обвинения не представлено достаточных доказательств, подтверждающих событие преступления, тем более, причастность Е. к каким-либо действиям в отношении потерпевших и свидетелей П.1.

Судом дана неверная оценка показаниям потерпевших П.1, свидетелей С.10 С.10. Выводы суда о достоверности показаний названных лиц противоречат материалам уголовного дела. Необоснованным является вывод суда об отсутствии оснований для оговора с их стороны осужденного Е.

Суд, признавая недостоверными показания свидетеля защиты С.1, не приводит убедительных оснований, по которым отвергает эти показания.

Показания свидетеля С.2 в приговоре не соответствуют его же показаниям, изложенным в протоколе судебного заседания. Судом неверно указано в приговоре, что свидетель С.3 записал номер автомобиля, в то время, как им сказано, что записал лишь часть номера автомашины.

Ссылаясь на результаты следственного эксперимента, суд неверно изложил его, Е., показания при проведении данного эксперимента.

Выводы суда о непротиворечивости показаний вышеуказанных потерпевших и свидетелей, а также свидетелей С.4, С.5, С.3, С.6, С.7 не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Показания свидетеля С.3 приведены лишь в части, так же как и в части оценены. Данные им показания в ходе предварительного следствия оценки не получили, так же как и то, что его показания об участии в избиении по существу производны от показаний потерпевших и свидетелей П.1.

Показания свидетеля С.5 о совершенном нападении и избиении семьи П.1 судом приведены и оценены не в полном объеме, а лишь выборочно. Показания указанного свидетеля вызывают сомнение в их достоверности в связи с противоречивостью по поводу осмотра места происшествия.

Установлено из материалов дела, что такой осмотр вообще не проводился ни указанным свидетелем, как он первоначально заявлял, ни оперативной группой, как он указал впоследствии. Таким образом какие-либо следы преступления не были зафиксированы в установленном законом порядке.

Приводя в качестве доказательства вины показания свидетеля С.6, суд по существу не указывает, каким образом этими показаниями подтверждается вина Е.

Показания свидетеля С.4 об обстоятельствах определения стоимости восстановительного ремонта изложены неправильно, приведены неполно. Противоречия между показаниями на предварительном следствии и в судебном заседании судом не были устранены, при этом они существенны. Показания названного свидетеля подлежали оценке в совокупности с показаниями свидетеля С.2, которые также надлежащим образом не оценены.

Показания потерпевших и вышеназванных свидетелей судом приводятся лишь в части, выборочно, не в соответствии с протоколом их допроса в судебном заседании.

Судом не установлено достоверно причинение материального ущерба путем повреждения автомобиля, о котором говорят потерпевшие и свидетели, при этом, не установлено, о каком конкретно автомобиле идет речь, поскольку регистрационные номера указаны разные и не соответствуют указанным в доверенности на право управления транспортным средством, сведениям, содержащимся в страховом свидетельстве.

Представленные суду наряд-заказ ООО "ССС" N от 28.06.2008 г. (т. N) и заключение ООО "С." о стоимости ремонта транспортного средства автомобиля "ХХ" гос. номер N от 22.07.2008 г. (том N) получены в ходе предварительного следствия с нарушением требований ст. ст. 73, 74, 75, 84, 85, 86, 87, 88 УПК РФ. В материалах дела отсутствуют запросы дознания или следователя в соответствующие органы о предоставлении указанных документов. В материалах дела отсутствуют ходатайства потерпевшего о приобщении указанных документов к материалам дела, протоколы о приобщении их к материалам дела.

Выводы суда о виновности Е. основаны на догадках и предположениях.

Так суд в приговоре указал на принадлежность осужденному Е. автомобиля Б. г.н.з. N, на котором тот совершил ряд нарушений административного характера 08.01, 01.03, 25.05.2008 г., в то время, как указанный автомобиль был им приобретен 18.06.2008 г., а потому приведенные доказательства нельзя признать относимыми и допустимыми.

Далее, анализируя выводы суда о доказанности вины Е. в преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 112 УК РФ, защита ставит их под сомнение, не соглашаясь с утверждением об отсутствии противоречий между показаниями судебно-медицинских экспертов Э. и Э.1

Эксперт Э.1 настаивала на том, что голова потерпевшей П.1 была зажата между дверцей и стойкой автомобиля при проведении следственного эксперимента <...>, что противоречит выводам комиссионной экспертизы о том, что версия П.1 в этой части не подтверждается. Данный эксперимент был проведен в отсутствие обвиняемого и его защитника. В ходе проведенного следственного эксперимента потерпевшая не могла воспроизвести то положение, в котором она находилась, как утверждала в своих показаниях, на фототаблицах описанные в протоколе положения П.1 не зафиксированы, поскольку, голова потерпевшей меньше расстояния между дверцей и проемом, а потому не могла быть зажата, в связи с чем ее версия и не подтверждается.

Органами следствия Е. обвинялся в умышленном причинении П.1 средней тяжести вреда здоровью из хулиганских побуждений, совершенном с прямым умыслом. Судом же действия Е. признаны совершенными с косвенным умыслом. При этом суд исходил из того, что Е. видел, как потерпевшая выходила из автомашины, о чем свидетельствовал его окрик: "Сидеть!", а также это обстоятельство было установлено следственным путем, и Е. не мог этого не видеть. Указанные выводы суда не подтверждены материалами дела. Выводы суда в указанной части не могут быть подтверждены результатами следственного эксперимента, поскольку он не проводился на предмет определения обзорности, видимости. То, что следователем обращено внимание понятых на это обстоятельство, не может являться проверкой такового. Целью проведения указанного следственного эксперимента являлось воспроизведение взаиморасположения тела и головы потерпевшей в момент нанесения удара по дверце. При этом судом оставлен без внимания и оценки тот факт, что понятые находились со стороны потерпевшей, а не статиста, в связи с чем не могли делать выводы о видимости и обзорности. Видимость была ограничена и тем, что стекла тонированные, потерпевшая маленького роста, хрупкая женщина. Эти доводы защиты оценки в приговоре не получили.

При таких обстоятельствах, как установил суд, удар ногой по дверце автомобиля не свидетельствует о наличии причинно-следственной связи между действием и причинением средней тяжести вреда здоровью. В данном случае отсутствует как прямой, так и косвенный умысел на причинение вреда здоровью. В данной ситуации можно говорить лишь о неосторожной форме вины, если бы Е. действительно совершил указанные действия. Уголовная ответственность при такой ситуации не наступает, то есть за причинение вреда здоровью средней тяжести по неосторожности.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, оценив доводы кассационных жалоб и дополнений к ним, выслушав участников процесса, не усматривает оснований к отмене либо изменению обжалуемого приговора.

По существу доводы кассационных жалоб осужденного Е. и его защитника - адвоката Старостиной В.П. сводятся к просьбе о переоценке исследованных судом и приведенных в обоснование вины осужденного доказательств, что недопустимо для судебной коллегии в силу требований ст. 17 УПК РФ.

Как считает судебная коллегия, выводы суда о виновности осужденного Е. в совершении инкриминируемых ему деяний, при обстоятельствах, правильно установленных судом и приведенных в приговоре, основаны на совокупности доказательств, получивших надлежащую оценку в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Вина осужденного Е. установлена в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в ст. 111 УК РФ, но вызвавшего длительное расстройство здоровья потерпевшей П. 1, имевшем место <...> около <...> минут в районе <адрес> из хулиганских побуждений.

Кроме того его же вина установлена в умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества, повлекшем причинение значительного ущерба в размере 28.680 рублей потерпевшему П. 2 в указанное выше время и месте путем повреждения автомашины потерпевшего, из хулиганских побуждений.

Вопреки доводам жалоб судебная коллегия полагает наличие совокупности доказательств достаточной, на основании которой установлена вина осужденного.

Как справедливо установил суд, доказательствами, представленными и исследованными судом установлены события преступления, имевшие место во время и месте, указанным в описательно-мотивировочной части приговора, а именно: <...> около N минут в районе <адрес>

Суд обоснованно пришел к выводу о том, что именно от действий осужденного Е. наступили указанные выше последствия.

Такие выводы суда основаны на показаниях потерпевших П.1 и П.2, показаниях свидетелей С.10 и С.7, С.3, С.5, С.9, С.7, С.4, С.2, С.6, показаниях судебно-медицинских экспертов Э.1 и Э., совокупности иных доказательств, в том числе выводах СМЭ в отношении потерпевшей П.1, выводах, содержащихся в заключениях ККСМЭ и дополнительной ККСМЭ, результатах следственных экспериментов, других письменных доказательствах - наряде-заказе, заключении о стоимости восстановительного ремонта, иных доказательствах.

Потерпевшие П.1, П.2, свидетели С.10 и С.7 как в ходе предварительного расследования, так и в ходе судебного следствия давали последовательные и непротиворечивые показания об обстоятельствах совершенных в отношении них преступлений, в том числе действиях осужденного Е., при этом были категоричны при проведении опознания, указав на Е., как на лицо, совершившее против них указанные выше действия. Нарушений уголовно-процессуального закона при проведении опознания не допущено.

Суд с достаточной полнотой проверил и оценил версию о возможном оговоре ими осужденного Е., при этом обоснованно пришел к убеждению в отсутствии каких-либо оснований для этого, мотивировав свою позицию, указав на отсутствие предшествовавших взаимоотношений, знания друг друга до описываемых событий, отсутствие в связи с этим какой-либо неприязни. Эти обстоятельства не были опровергнуты. Показания потерпевших и названных свидетелей подтверждены объективно и не находятся в противоречии с показаниями других свидетелей, в том числе, С.5, С.4, С.3, С.2.

Доводы жалоб о неполноте оценки показаний свидетелей и наличии не устраненных противоречий в их показаниях, в частности, данных в ходе судебного разбирательства, отраженных в протоколе судебного заседания и приведенных в приговоре, судебная коллегия расценивает, как неубедительные. Возникшие сомнения и противоречия были устранены в ходе судебного следствия, при этом существенного значения для принятия окончательного решения по делу они не имели.

Из показаний свидетеля С.5 - старшего участкового уполномоченного следует лишь то, что <...> он находился на дежурстве, когда к нему обратился П.2 по факту причинения ему, его матери, отцу, жене телесных повреждений. В процессе избиения также были причинены повреждения автомашине. При визуальном осмотре он увидел, что боковое зеркало левой передней двери автомашины сломано, свисает на проводах, также имелись вмятины на левой передней (водительской) двери и левой задней (пассажирской) двери, имелся след от ботинка на передней дверце со стороны водителя. Им было принято решение о направлении всех для оказания медицинской помощи, после чего предложено вернуться для документального осмотра автомашины, но П.1 к нему не подъехали. Показания названного свидетеля судом тщательно исследовались и получили оценку в приговоре, возникшие некоторые противоречия по поводу действий, связанных с осмотром автомашины потерпевшего, были устранены в ходе судебного следствия.

Показания свидетеля С.3 судом проверены и оценены, при этом возникшие противоречия между данными на следствии и в суде показаниями были устранены, о чем суд указал в приговоре. Оснований не доверять показаниям названного свидетеля о номере автомашины под управлением Е., который свидетель смог запомнить и записать, не имеется. При этом свидетель подтвердил, что увидел повреждения на дверцах автомашины, вмятины, сломанное зеркало, осколки которого лежали на асфальте, о чем показал в судебном заседании - л.д. N том N. По указанному номеру был установлен владелец автомашины, опознанный потерпевшими и свидетелями.

Установлено из показаний свидетеля С.8 и показаний, данных Е. в качестве подозреваемого, исследованных судом в порядке ст. 276 УПК РФ, что <...> вечером последний проезжал в автомашине Б. со свидетельницей через <адрес>, при этом не оспаривали свое пребывание в отеле "Л" в поселке <адрес>.

Показания свидетеля С.8 судом проверены и оценены в совокупности с другими доказательствами, в части, касающейся показаний об отсутствии в указанный период времени конфликтов на дороге с кем-либо, обоснованно признаны несостоятельными, поскольку опровергаются совокупностью иных бесспорных доказательств.

Показания свидетелей С.9 и С.7 оценены в совокупности с приведенными выше доказательствами, а также совокупностью письменных доказательств, приведенных в приговоре, подтверждающих факт пребывания Е. в отеле "Л" в поселке <адрес> в период с <...> по <...>.

При таких обстоятельствах выводы суда о нахождении осужденного в указанное выше время и месте при установленных судом обстоятельствах основаны на приведенных выше доказательствах.

Доводы защиты и осужденного об отсутствии достаточных доказательств, подтверждающих причинение потерпевшей П. 1 средней тяжести вреда здоровью, как обоснованно указал суд в приговоре, опровергаются всей совокупностью доказательств, представленных и исследованных судом.

С приведенной оценкой судебная коллегия согласна и не находит достаточных оснований сомневаться в обоснованности выводов суда. Показания потерпевшей П. 1 о причинении ей вреда здоровью при обстоятельствах, установленных судом, были предметом всестороннего исследования как в ходе предварительного, так и судебного следствия.

По мнению защиты и осужденного, показания потерпевшей о причинении ей телесных повреждений осужденным Е. и выводы первоначальной СМЭ, проведенной экспертом Э.1 и последующих комплексной комиссионной СМЭ и дополнительной комплексной комиссионной СМЭ, противоречивы, так же как и показания экспертов Э.1 и Э. о возможном механизме образования выявленных у потерпевшей П.1 телесных повреждений.

Вопреки доводам жалоб судебная коллегия находит, что путем проведения дополнительной комиссионной комплексной судебно-медицинской экспертизы, судебно-следственного эксперимента от <...>, допросов экспертов Э.1 и Э. в судебном заседании, имевшиеся сомнения об обстоятельствах, при которых возникли телесные повреждения у потерпевшей и механизме их образования были устранены.

Суд обоснованно указал, что не усматривает противоречий в показаниях эксперта Э.1 и Э., при этом исходил из того, что <...> при проведении следственного эксперимента было зафиксировано положение руки потерпевшей до удара и после него, воспроизведение самого момента нанесения удара не осуществлялось и не могло быть осуществлено.

В соответствии с заключением дополнительной ККСМЭ N от <...> возможность образования вколоченного перелома дистального метаэпифиза левой лучевой кости при обстоятельствах, ставших предметом воспроизведения в ходе следственного эксперимента <...> не исключается. Кроме того, экспертным путем также установлено, что возможность одномоментного образования телесных повреждений, имевшихся у П.1 по механизму, указанному потерпевшей, в том числе, в ходе следственного эксперимента, нельзя исключить. Указанные выводы были подтверждены обоими экспертами в ходе судебного следствия. Экспертное заключение было подписано всеми членами экспертной комиссии. Данные выводы экспертного заключения не противоречат и показаниям допрошенных свидетелей С.3, С.5, видевших потерпевшую после случившегося, жаловавшуюся на боль в левой руке.

По ходатайству прокурора суд из объема предъявленного Е. обвинения исключил причинение потерпевшей легкого вреда здоровью по тем основаниям, что указанный диагноз не был подтвержден объективной симптоматикой.

Выводы экспертов о степени тяжести причиненного вреда здоровью потерпевшей П. 1 основаны на материалах дела, подтверждаются документально, непротиворечивы, а потому у суда обоснованно не возникло сомнений в правильности и обоснованности квалификации действий Е. по п. "д" ч. 2 ст. 112 УК РФ.

Вопреки доводам защиты и осужденного судебная коллегия согласна с выводами суда о доказанности наличия косвенного умысла в действиях осужденного Е. при совершении преступления, предусмотренного п. "д" ч. 2 ст. 112 УК РФ.

Выводы суда о том, что, нанося удар по двери автомашины, из которой выходила потерпевшая П. 1, Е. осознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность наступления общественно опасных последствий и безразлично относился к факту их наступления, мотивированы и оснований к иной их оценке у судебной коллегии не имеется.

Данные выводы согласуются с показаниями потерпевшей П.1 о том, что Е., прыгнув, ударил ногой по зеркалу, она же пыталась выйти, стала открывать дверь, поставила левую ногу на дорогу, высунула голову, стала выходить из машины, при этом, ее левая рука находилась между ручкой дверцы и кузовом машины, и в этот момент Е. подпрыгнул и ударил ногами по задней двери автомашины, из которой она выходила и крикнул: "Сидеть!".

Ее показания не находятся в противоречии с показаниями потерпевшего П.2, свидетелей С.10, С.7, оснований не доверять показаниям указанных лиц суд первой инстанции обоснованно не усмотрел. У судебной коллегии выводы суда первой инстанции сомнений также не вызвали. Доводы защитника и осужденного о проведении следственных экспериментов, в ходе которых не ставился вопрос об определении обзорности и возможности видеть действия потерпевшей осужденным Е., судебная коллегия находит неубедительными и оснований сомневаться в показаниях потерпевшей П.1 о том, что окрик "Сидеть!" относился к ней, не имеется, что свидетельствует о том, что для осужденного были очевидны и понятны действия потерпевшей, пытавшейся выйти из автомобиля.

Наличие хулиганского мотива установлено в ходе предварительного следствия и нашло подтверждение в судебном следствии. Указанная квалификация судом мотивирована и оснований для иной оценки не имеется.

Не соглашаясь с выводами суда о доказанности вины Е. в умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества, повлекшим причинение значительного ущерба, из хулиганских побуждений, защита ставит под сомнение не только само событие преступления, но при этом, полагает что доказательства, положенные судом в основу обвинения, противоречивы, недостоверны, не подтверждают факт причинения повреждений автомобилю под управлением потерпевшего П.2 и размер причиненного ущерба.

Однако, как считает судебная коллегия, указанные обстоятельства были предметом тщательной судебной проверки, нашли подтверждение в совокупности исследованных и приведенных в приговоре доказательств. Суд обоснованно согласился с выводами органов следствия о доказанности факта повреждения и уничтожения чужого имущества, повлекшего причинение значительного ущерба.

Суд первой инстанции, как указывалось выше, правильно установил фактические обстоятельства, привел их в описательно-мотивировочной части приговора, обоснованно сославшись как на показания потерпевших П. 2, П. 1, так и свидетелей С.10, С.7, из которых усматривается, что ногой Е. разбил зеркало заднего вида на водительской дверце, нанес удары ногами по обеим дверцам автомобиля со стороны водителя, при этом были повреждены плоскость двери и молдинг на дверце со стороны водителя, плоскость и молдинг на задней дверце со стороны водителя. Размер ущерба с учетом стоимости восстановительного ремонта составил 28.680 рублей.

Указанные обстоятельства установлены и подтверждены совокупностью иных доказательств, которым судом дана надлежащая оценка, в том числе:

показаниями свидетеля С.3, показаниями свидетеля С.5, являющегося старшим участковым уполномоченным ОУУМ УВД по <адрес>, лично видевших повреждения на автомашине и описавших их характер и место расположения в указанное выше время. Суд дал надлежащую оценку показаниям названных свидетелей, указав, что оснований им не доверять, не имеется. Данные показания о месте расположения и характере причиненных повреждений согласуются с показаниями потерпевших и свидетелей П.1.

Довод жалобы о том, что осмотр транспортного средства в установленном законом порядке с составлением протокола осмотра не проводился, а потому нет оснований доверять показаниям свидетелей, часть из которых производны от показаний потерпевших и свидетелей П.1, по мнению судебной коллегии, является несостоятельным. Стороной защиты и осужденным не приведены убедительные доводы, ставящие под сомнение выводы суда о достоверности и правдивости показаний названных свидетелей, при этом свидетель С.5, что следует из его показаний, лично убедился в том, что автомобиль имел вышеуказанные повреждения, однако, как он посчитал, потерпевшим была необходима срочная медицинская помощь, впоследствии П.2 и члены его семьи на автомашине не вернулись для составления протокола осмотра автомобиля, что не делает показания названного свидетеля недопустимым доказательством.

Показания названных свидетелей согласуются с иными доказательствами, в том показаниями свидетеля С.4, работающего в ООО "С.", осматривавшего представленный потерпевшим П.2 автомобиль "ХХ" <...> выпуска синего цвета г.н.з. N, подтвердившего наличие повреждений на автомашине, составлявшего по просьбе потерпевшего заключение о стоимости восстановительного ремонта, при этом показавшего, что работы были выполнены, стоимость составляла от 20.000 до 30.000 рублей, что подтверждается заключением, представленным потерпевшим, размер составил 28.680 рублей. Свидетель подтвердил, что на заключении его подпись. Указанный документ не является экспертным заключением, в связи с чем свидетель и не предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Эти показания не находятся в противоречии с показаниями свидетеля С.2, работающего менеджером в ООО "ССС", допрошенного в судебном заседании по ходатайству защиты, и подтвердившего факт обращения к нему С.4, по просьбе которого он произвел предварительную оценку ремонтных работ по восстановлению вышеуказанного автомобиля, им был составлен наряд-заказ, действительно оценку сделал со слов, сам лично автомашину не видел.

Впоследствии, как следует из материалов дела, вышеуказанный автомобиль был осмотрен <...>, о чем составлен протокол. Обстоятельства, изложенные в протоколе осмотра транспортного средства, не противоречат приведенным выше доказательствам.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не усматривает наличие существенных противоречий, которые бы не были устранены и препятствовали принятию правильного решения по существу.

Как считает судебная коллегия, суд обоснованно пришел к выводу, что совокупность представленных органами следствия доказательств в обоснование предъявленного обвинения по ч. 2 ст. 167 УК РФ достаточна, как каждое в отдельности, так совокупность доказательств в целом получили надлежащую оценку в приговоре.

Что же касается сомнений о принадлежности автомобиля потерпевшему П.2, государственных регистрационных знаках, высказанных защитой, то данные обстоятельства также судом тщательно проверены, в том числе были исследованы показания свидетеля С.6 об указанных обстоятельствах, приведены в описательно-мотивировочной части приговора, получили соответствующую оценку, а потому нет оснований сомневаться в выводах суда о том, что получил повреждения вышеуказанный автомобиль в указанное время и при установленных в ходе следствия обстоятельствах под управлением водителя П.2. Указанным автомобилем потерпевший на момент совершения в отношении него преступления управлял по доверенности, выданной Г. <...> с объемом прав, в том числе правом управлять, распоряжаться автомобилем, впоследствии управлял автомобилем по доверенности, выданной ему С.6 <...>. Каких-либо нарушений закона, влекущих признание доказательств недопустимыми в связи с этими обстоятельствами, не имеется.

Доводы защитника и осужденного о нарушениях уголовно-процессуального закона при приобщении документов, представленных потерпевшим П.2, к материалам дела, отсутствии запросов со стороны органов следствия, по мнению судебной коллегии, неубедительны. Из протоколов допросов потерпевшего П.2 усматривается, что указанные документы, в том числе заключение о стоимости восстановительного ремонта, наряд-заказ получены и представлены им самим в дополнение к показаниям, впоследствии приобщены следователем к материалам дела, что не делает указанные доказательства недопустимыми. Отсутствие документов, подтверждающих понесенные потерпевшим материальные затраты, не опровергает наличие иных бесспорных доказательств размера причиненного ущерба.

Признание судом причиненного материального ущерба в размере 28.680 рублей значительным основано на доказательствах, выводы суда мотивированы, с оценкой судебная коллегия согласна.

По мнению судебной коллегии ссылка суда как на доказательство вины осужденного, справку базы данных ГИБДД ГУВД СПб и ЛО об административных правонарушениях, зафиксированных как на автомобиле марки Б. ххх цвета г.н.з. N под управлением Е., ошибочна, однако, совокупность иных доказательств бесспорна и достаточна. Наличие указанного доказательства не ставит под сомнение доказанность вины осужденного Е. в целом в совершении вышеуказанных преступлений.

Квалификация действий, как совершенных из хулиганских побуждений, судом мотивирована, является обоснованной по п. "б" ч. 2 ст. 167 УК РФ.

Доводы о нарушениях уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом несостоятельны. В ходе судебного разбирательства требования ст. ст. 7, 9, 11, 14, 15, 17 УПК РФ были соблюдены, нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену обжалуемого приговора, не допущено. Заявления, ходатайства сторон были рассмотрены в соответствии с требованиями закона, приняты законные, обоснованные и мотивированные решения.

Наказание осужденному Е. назначено с учетом требований ст. ст. 6, 60, 61 УК РФ, чрезмерно суровым не является.

Гражданские иски потерпевших в уголовном деле рассмотрены в соответствии с требованиями закона, приняты обоснованные и мотивированные решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Сестрорецкого районного суда Санкт-Петербурга от 18 октября 2010 года в отношении Е. оставить без изменения.

Кассационные жалобы и дополнения к ним осужденного Е. и адвоката Старостиной В.П. оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь