Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2011 г. N 22-505/11

 

Судья: Киваева И.В. Дело N 1-426/10

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего: Глущенко О.В.,

судей Азовцевой О.А. и Матвеевой Т.Ю.,

при секретаре К.М.

рассмотрела в судебном заседании 14 марта 2011 года кассационные жалобы осужденных К.А., О., адвокатов Кривцова А.Н., Родионова В.Н. на приговор Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 18 ноября 2010 года, которым:

К.А., <дата> года рождения, уроженец <адрес>, гражданин Российской Федерации, ранее не судимый

осужден: по ч. 2 ст. 35, ч. 1 ст. 286 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года,

по п. "а" ч. 2 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ N 162 от 08.12.2003 года) к лишению свободы сроком на 3 года без штрафа,

по ч. 2 ст. 35, ч. 1 ст. 228 УК РФ (в редакции ФЗ N 81 от 06.05.2010 года) к лишению свободы сроком на 6 месяцев

по части 1 статьи 222 УК РФ к лишению свободы сроком на 6 месяцев, без штрафа

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний, назначено наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима

О., <дата> года рождения, уроженец <адрес>, гражданин Российской Федерации, ранее не судимый

Осужден: по ч. 2 ст. 35, ч. 1 ст. 286 УПК РФ к лишению свободы сроком на 2 года,

по п. "а" ч. 2 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ N 162 от 08.12.2003 года) к лишению свободы сроком на 3 года, без штрафа

по ч. 2 ст. 35, ч. 1 ст. 228 УК РФ (в редакции ФЗ N 81 от 06.05.2010 года) к лишению свободы сроком на 1 год,

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком 3 года 2 месяца без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима

Заслушав доклад судьи Матвеевой Т.Ю., объяснения осужденного К.А. и в его защиту адвоката Кривцова А.Н., объяснения осужденного О. и в его защиту адвоката Родионова В.Н., поддержавших кассационные жалобы и просивших приговор отменить, уголовное дело прекратить, мнение прокурора Елкова Г.П., просившего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе адвокат Кривцов А.Н. в защиту осужденного К.А. просит приговор отменить, уголовное дело прекратить, указывая, что приговор постановлен с нарушением уголовно-процессуального закона, а выводы суда, изложенные в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. По мнению адвоката Кривцова А.Н. в ходе судебного разбирательства были установлены обстоятельства, свидетельствующие о непричастности К.А. к совершению преступлений

В обоснование кассационной жалобы указывается на неполноту и предвзятое ведение предварительного следствия, фальсификацию материалов уголовного дела.

Судом не истребован акт медицинского освидетельствования потерпевшего С. из Межрайонного наркологического диспансера N <...> от 13.12.2009 года и необоснованно не признан доказательством факт употребления С. наркотического средства амфетамина, представленная защитой справка из данного учреждения, о том, что согласно протоколу N <...>, по результатам освидетельствования потерпевшего С. был установлен факт употребления С. наркотического средства амфетамина. Указанное обстоятельство повлияло на постановление объективного и справедливого приговора.

Показания потерпевшего С. адвокат Кривцов А.Н. считает оговором осужденных с целью избежания негативных для него последствий, в том числе привлечения к уголовной ответственности за незаконное хранение наркотических средств. При этом указывает на отсутствие объективных доказательств, помимо показаний потерпевшего С., свидетельствующих о том, что К.А. и О. требовали у него деньги, и подтверждающих факт передачи С. мобильного телефона и денежных средств К.А. Далее адвокат Кривцов А.Н. указывает, что об отсутствии у К.А. намерений на совершение противоправных действий в отношении С., свидетельствует факт передачи К.А. по просьбе С. двух мобильных телефонов знакомым последнего. Адвокат полагает, что сами факты неоднократных звонков С. к его знакомым и настойчивые требования найти денежные средства для того, чтобы он мог "откупиться" от сотрудников милиции, не свидетельствуют о виновности К.А., а свидетельствуют об опасениях С. о том, что в случае доставления в отдел милиции, проведения досмотра и освидетельствования, будут установлены факты употребления им наркотических средств и незаконного хранения им таковых.

Показания свидетеля З. адвокат Кривцов А.Н. считает ложными. Так, адвокат указывает, что З. в начале допроса не мог вспомнить о том, что среди его знакомых имеется С., лично С. он телефон не передавал, не смог назвать марку и стоимость телефона, дальнейшей судьбой телефона не интересовался, в связи с чем, адвокат приходит к выводу о том, что З. давал показания об обстоятельствах, которые ему стали известны от третьих лиц, свидетелем которых он не был.

Приняв показания потерпевшего С. о том, что у здания N <...> отдела милиции К.А. были надеты на него наручники, а затем К.А. поместил в карман его куртки отобранный у потерпевшего сотовый телефон и в то же время - пакетик с наркотическим средством, суд не дал оценки доказательствам, опровергающим факт применения в отношении С. наручников, в частности показаниям понятых, участвующих при личном досмотре С. утверждавших, что во время досмотра С. был без наручников.

Далее адвокат Кривцов А.Н. указывает, что судом не учтено важное обстоятельство - отсутствие сведений о том, что при составлении документов о совершении административного правонарушения, в присутствии понятых С. заявлял бы о вымогательстве у него денежных средств К.А.

Перечисленное, по мнению адвоката Кривцова А.Н., свидетельствует о невиновности К.А. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 35 ч. 2, 286 ч. 1, 163 ч. 2 п. "а", 35 ч. 2, 228 ч. 1 УК РФ, в связи с чем уголовное дело подлежит прекращению.

Кроме того, адвокат Кривцов А.Н. указывает, что судом необоснованно отказано в ходатайстве о прекращении уголовного дела в отношении К.А. по ч. 1 ст. 222 УК РФ на основании ст. 28 УПК РФ, поскольку К.А. ранее не судим, положительно характеризуется по месту жительства и месту службы, вину по ч. 1 ст. 222 УК РФ признал полностью и раскаялся в содеянном, пояснил, что намеревался уничтожить изъятые у него боеприпасы на полигоне в ходе плановых стрельб из табельного оружия, фактически не причинил вреда общественным интересам.

В кассационной жалобе осужденный К.А. просит приговор отменить ввиду нарушения уголовно-процессуального закона и несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, уголовное дело прекратить и приводит доводы аналогичные, изложенным в кассационной жалобе адвоката Кривцова А.Н.

В кассационной жалобе адвокат Родионов В.Н. в защиту обвиняемого О. просит приговор отменить ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела установленным судом, уголовное дело в отношении О. прекратить.

В обоснование кассационной жалобы адвокат Родионов В.Н. указывает, что приговор основан на недопустимых доказательствах, на противоречивых показаниях потерпевшего С. и догадках стороны обвинения. Судом не учтено, что потерпевший С. неоднократно задерживался и привлекался к административной ответственности за употребление спиртных напитков в общественных местах, а в день задержания 12.12.2009 года в его анализах был обнаружен амфетамин - наркотик аналогичный обнаруженному и изъятому у него в N <...> отделе милиции. Приведенные обстоятельства опровергают версию С. о том, что наркотики ему подбросили сотрудники милиции. При таких обстоятельствах адвокат приходит к выводу об отсутствии события преступления, предусмотренного ст. 228 УК РФ инкриминируемого О.

Далее адвокат Родионов В.Н. указывает, что объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ предусматривает требование чужого имущества, однако с С. общался и вел все переговоры, обменивался телефонами, составлял протоколы К.А., тогда как О. занимался автомашиной и по просьбе К.А. общался по рации с дежурным и проверяющим. В соответствии со

ст. 36 УК РФ за эксцесс исполнителя О. уголовной ответственности не подлежит, поскольку какие-либо действия К.А. не охватывались умыслом О.

Кроме того адвокат Родионов В.Н. указывает на нарушение судом требований ст. 14 УПК РФ, согласно которой все сомнения в виновности подсудимого должны толковаться в его пользу.

В кассационной жалобе осужденный О. просит приговор отменить ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, нарушения уголовно-процессуального закона, неправильного применения уголовного закона, уголовное дело и уголовное преследование в отношении него по ст. ст. 163 ч. 2 п. "а", 35 ч. 2, 228 ч. 1 УК РФ прекратить на основании ст. ст. 24 ч. 1 п. 2, 27 ч. 1 п. 2 УПК РФ. Кроме того, О. указывает на суровость назначенного наказания по ч. 2 ст. 35, ч. 1 ст. 286 УК РФ.

В обоснование кассационной жалобы О. указывает, что С. был правомерно задержан им и К.А. за совершение административного правонарушения, поскольку при проверке документов выражался нецензурной бранью, во время следования в N <...> отдел милиции именно С. предложил решить вопрос на месте, не составляя протокол, однако несмотря на это, был ими доставлен в отдел милиции, где у него был изъят пакетик с наркотическим веществом, а при медицинском освидетельствовании был выявлен факт нахождения в анализах С. наркотика.

Показания потерпевшего С. и свидетелей обвинения считает оговором и указывает на противоречивость их показаний, односторонность восприятия и оценки их судом. Так О. полагает, что С. оговаривает его и К.А. с целью избежания возбуждения уголовного дела в отношении него по ст. 228 УК РФ, а свидетели обвинения заинтересованы в исходе дела, поскольку они являются знакомыми и близкими родственниками потерпевшего.

Суд встал на сторону обвинения, нарушен принцип состязательности сторон.

Далее О., отрицая свою причастность к совершению инкриминируемых преступлений, указывает, что диспозиция ст. 163 УК РФ определяет вымогательство, как требование передачи чужого имущества под угрозой распространения сведений позорящих потерпевшего, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего. Однако, угроза разглашения сведений о действительно совершенном преступлении, не может быть признана обстоятельством, существенно нарушающим права С., либо причиняющим вред его законным интересам, в связи с чем приходит к выводу об отсутствии в его и К.А. действиях состава преступления, предусмотренного ст. 163 ч. 2 п. "а" УК РФ.

Суд встал на сторону обвинения и необъективно оценил доказательства по ст. 228 УК РФ При этом, указывает на отсутствие доказательств, свидетельствующих о том, что наркотическое средство было подложено С. в карман, и подтверждающих его (О.) причастность к данным наркотикам, поскольку на пакетике с наркотиками, изъятыми у С. его отпечатки пальцев отсутствуют, принадлежность ему наркотических средств не установлена, сам С. момента подбрасывания ему наркотиков не видел. Суд, построив приговор на косвенных доказательствах, необоснованно исключил возможность совершения преступления иными лицами, оставил без внимания и оценки, что С. мог приобрести и хранить при себе наркотики самостоятельно, либо их ему мог подложить кто-либо другой, находясь с ним на улице или в N <...> отделе милиции. С учетом перечисленного, просит прекратить в отношении него уголовное дело по ст. 35 ч. 2, 228 ч. 1 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, выслушав мнения сторон, судебная коллегия находит, что приговор правильно постановлен как обвинительный.

Выводы суда о виновности К.А. и О. в совершении превышения должностных полномочий, то есть совершении должностными лицами действий, явно выходящих за пределы их полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, группой лиц по предварительному сговору; совершении вымогательства, то есть требования передачи чужого имущества под угрозой распространения иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам потерпевшего, группой лиц по предварительному сговору в отношении потерпевшего С.; совершении незаконного хранения без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору; а также в совершении К.А. незаконного хранения боеприпасов, при обстоятельствах, установленных приговором, судебная коллегия находит правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Судом достаточно полно, всесторонне и объективно исследованы представленные сторонами обвинения и защиты доказательства по делу; исследованным доказательствам дана надлежащая оценка; выводы суда, содержащиеся в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам; сделаны обоснованные выводы о виновности К.А. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 35 ч. 2, 286 ч. 1, 163 ч. 2 п. "а", 35 ч. 2, 228 ч. 1, 222 ч. 1 УК РФ и О. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 35 ч. 2, 286 ч. 1, 163 ч. 2 п. "а", 35 ч. 2, 228 ч. 1 УК РФ

Доводы кассационных жалоб по существу сводятся к переоценке собранных по уголовному делу доказательств, что не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

Все доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, о необоснованности осуждения К.А. и О. нельзя признать состоятельными.

Вина осужденных К.А. и О. в совершении инкриминируемых преступлений нашла подтверждение в частности в: показаниях потерпевшего С.; показаниях свидетелей Г.Д., П., Г.Д., С.В., С.М. об обстоятельствах задержания С. и последующих за этим событиях; показаниях свидетелей И., К., Р., Ф., Е. об обстоятельствах доставления С. в N <...> отдел милиции, производства его личного досмотра и составления документов; показаниях свидетелей З., С.И., а также письменных доказательствах: телефонограмме из травмпункта Приморского района Санкт-Петербурга, согласно которой С. поставлен диагноз: кровоизлияние обоих запястий; протоколе осмотра места происшествия - служебного автомобиля В; протоколах предъявления лиц для опознания; протоколах очных ставок между потерпевшим С. и К.А. и между С. и О.; протоколах очных ставок между свидетелем Г. и К.А., между Г. и О.; протоколах очных ставок между свидетелем П. и К.А., между П. и О.; протоколе обыска по месту жительства К.А., в ходе которого была изъята сумка и протоколе опознания С. сумки, изъятой у него сотрудниками милиции в день его задержания; протоколах обысков личного шкафчика К.А. в помещении ОВО при УВД по Приморскому району Санкт-Петербурга и по месту жительства К.А., в ходе которых были изъяты патроны; протоколах осмотра предметов; заключениях судебных баллистических, химической экспертиз, должностных инструкциях, приказах, и других доказательствах, которые исследованы судом и получили правильную оценку в их совокупности.

Исследовав в судебном заседании обстоятельства, подлежащие доказыванию, суд в соответствии с требованиями закона, указал мотивы, по которым в основу приговора положены одни доказательства, и отвергнуты другие, в частности: показания осужденных К.А. и О. об отсутствии умысла на совершение противоправных действий в отношении С. и сговора между ними на совершение инкриминируемых им преступлений. В приговоре подробно приведены доказательства, подтверждающие вину осужденных К.А., О. в совершении инкриминируемых им преступлений.

Так, потерпевший С. показал, что 12.12.2009 года около 22 часов он с друзьями вышел из кафе "В", и когда находился на улице с П., З., В. и Г., подъехала автомашина сотрудников милиции. На просьбу К.А. он достал из внутреннего кармана куртки паспорт и в это время услышал, как находящийся у него за спиной О. сказал: "Я нашел". Обернувшись, он увидел, как О. поднял с земли какой-то маленький пакетик и показал его всем, после этого его сразу посадили в милицейскую машину, остальных досматривали на улице. Затем его повезли на машине, К.А. и О. сказали, что в этом пакетике находится наркотическое средство и если его отвезут в отдел милиции, то у него будет статья УК РФ, будет возбуждено уголовное дело, заявили что им нужно 30000 рублей, чтобы они отпустили его (С.), при этом К.А. и О. действовали согласованно. Он позвонил В. и попросил найти деньги, сообщив, что сотрудники милиции якобы нашли наркотики и если он не даст 30000 рублей, у него будет статья УК РФ. В. пообещал найти деньги, после этого сотрудники милиции ездили по городу около 4 часов и ждали пока он (С.) и его друзья найдут для них требуемую сумму денег. Во время поездки сотрудники милиции сказали, чтобы он позвонил В. и спросил нашел ли тот деньги, В. сказал, что денег не нашел. Поскольку у него на мобильном телефоне закончились деньги, он в очередной раз позвонил В. с мобильного телефона К.А. Через 2 часа позвонил Г. и сказал, чтобы он с сотрудниками милиции подъехал к его дому <адрес>. После этого К.А., О. вместе с ним подъехали по данному адресу, сказали, чтобы он вышел из машины и забрал деньги. Он вышел из машины, однако Г. сказал, что денег нет, но дал ему 4 мобильных телефона и 500 рублей, а когда он (С.) вернулся к сотрудникам милиции с телефонами, они взяли только самый дорогой сотовый телефон "Самсунг", 500 рублей и сказали, что этого недостаточно и они отвезут его в отдел милиции, сказали вернуть остальные телефоны обратно, что он и сделал. Затем К.А. и О. доставили его к N <...> отделу милиции, ему позвонил В., однако К.А. взял у него (С.) телефон, отключил его и положил ему в карман куртки, затем К.А. своей рукой вытащил из другого кармана его куртки другой мобильный телефон, выключил его и тоже положил его ему (С.) в этот же правый карман курки и застегнул карман, полагает, что в этот момент К.А. подложил ему в правый карман куртки пакетик с наркотическим средством. После этого, К.А. заломил ему за спину руки, надел наручники и вместе с О. они завели его в отдел милиции, где он длительное время находился в наручниках, а затем в присутствии понятых у него из правого кармана куртки был изъят пакетик с наркотиками. На вопрос сотрудника милиции производившего личный досмотр его ли пакетик, он ответил отрицательно, тогда тот ему разъяснил, что будет хуже если он не признается. Поскольку он был напуган, то подписал все необходимые документы и был помещен в камеру. Когда он был отпущен, то сообщил сотрудникам милиции, что ему не вернули сумку, которая осталась в машине у К.А. и О.

Из показаний свидетеля П. установлено, что после 23 часов 12.12.2009 года он подошел на <адрес>, чтобы встретиться с друзьями, в том числе с С., они ждали Г., стояли на тротуаре полукругом,, подъехала милицейская машина из которой вышли сотрудники милиции К.А. и О., К.А. попросил предъявить документы, а О. подошел к забору, зашел за спину С., нагнулся и что-то сказал, они все находились в адекватном состоянии, вызывающе себя не вели, просто стояли на улице. Ничего не поясняя, сотрудники милиции потребовали всех выложить вещи на капот, а С. не досматривая за руку повели в машину и уехали вместе с ним. Затем ему позвонил В. и сказал, что надо передать С. 30000 рублей, которые просят сотрудники милиции, чтобы не возбуждать уголовное дело по поводу хранения наркотических средств в отношении С. Он сказал, что перезвонит В., потом они вчетвером с ребятами пытались найти деньги для С., но так как денег не было, перезвонили С. и предложили свои мобильные телефоны. После этого С. несколько раз звонил Г., а затем З. и Г. пошли на встречу с С., чтобы передать ему телефоны, при этом З. также отдал свой личный телефон. Около 8 часов утра ему позвонил С. и попросил приехать в N <...> отдел милиции написать объяснения о случившемся.

Свидетель Г. пояснил, что 12.12.2009 года вечером он вместе с С., З., В. вышли из бара "В", он отошел за сигаретами, позвонив В. выяснил где они находятся, и когда подошел к ребятам, то С. уже садился в милицейскую машину на заднее сиденье, его увезли, в машине находились двое сотрудников милиции. Через час - полтора С. позвонил В. и сообщил, что с него сотрудники милиции просят 30000 рублей, просил помочь достать деньги, чтобы его отпустили. Указанную сумму они не достали, через 30 минут - 1 час позвонил С., он понял, что сотрудники милиции просили С. передать своим друзьям, что у станции метро "П" есть скупка мобильных телефонов и чтобы они сами сдали туда свои мобильные телефоны. Потом С. еще звонил В., они назначили встречу с С. около его (Г.Д.) дома. Он взял дома два мобильных телефона "Сони Эриксон" и "Нэк", кто-то из ребят дал 500 рублей, З. отдал свой телефон. Когда они с З. стали подходить к милицейской машине, С. вышел из машины и он передал ему телефоны и 500 рублей, С. сел в машину и она начала двигаться в противоположную сторону от дома. Они с З. поднялись в квартиру, а когда вновь вышли на улицу, он позвонил В., сообщил, что все передал, затем увидел ту же милицейскую машину, которая подъехала к парадной, С. вышел из нее и отдал два телефона, сказал, что они сотрудникам милиции не нужны, им нужны только деньги. С. взял у него (Г.Д.) мобильный телефон, чтобы поговорить с В. самому, к ним подошел К.А. и спросил хороший ли С. ему (Г.Д.) друг, а когда он ответил положительно, К.А. сказал "Видимо плохой", взял С. и повел его в машину, в связи с чем получилось, что С. уехал с его телефоном. Затем В. позвонил маме С. и сообщил о происшедшем. Со слов ребят ему известно, что сотрудники милиции подсунули С. наркотики и увезли его на машине, а потом стали требовать 30000 рублей за то, что отпустят его.

Свидетель С.М. пояснил, что 12.12.2009 года после 22 часов ему позвонил С. и сказал, что его задержали сотрудники милиции и что ему нужны деньги 30000 рублей, он сидит в милиции, сам прийти не может, пошлет друга, обещал, что впоследствии его мама вернет деньги. Он сказал С., что у него есть только 500 или 1000 рублей. На следующий день он узнал подробности происшедшего, С. показывал следы от наручников на руках и рассказывал о том, что сотрудники милиции заломили ему руки за спину и подложили в карман куртки наркотики и его телефон, а потом при досмотре достали эти наркотики.

Согласно показаниям Г.Д., 12.12.2009 года около 23 часов 50 минут его брат Г.И. пришел домой и сообщил, что С. задержан сотрудниками милиции, взял мобильные телефоны, и вышел на улицу. Из окна он видел, как Г. и З. встретились с С. и о чем-то разговаривали, затем С. подошел к сотруднику милиции в форменной одежде, а через некоторое время увидел служебный автомобиль сотрудников милиции из которого вышел С. навстречу Г. и З., а затем из этого же автомобиля вышел сотрудник милиции и С. сел вместе с ним обратно в автомобиль. 13.12.2009 года от брата он узнал, что сотрудники милиции вымогали у С. 30000 рублей за непривлечение его к уголовной ответственности за якобы найденные у него наркотики.

Из показаний свидетеля С.В. установлено, что 12.12.2009 года в 2 часа ночи позвонил В. и сообщил, что ее сына отвезли в милицию и требуют с него деньги. Она пришла в отдел милиции, где ей сообщили, что сын находится в невменяемом состоянии, тогда она сообщила, что у сына больное сердце. Врачебная комиссия в военкомате обнаружила у С. порок сердца, в связи с чем он был комиссован, наркотики он никогда не употреблял. По требованию сотрудников милиции он принесла медицинскую справку и С. перевели из камеры, но она его так и не увидела. Около 10 часов позвонил В. и сказал, что ей с остальными ребятами нужно подойти в отдел милиции для дачи объяснений. После дачи объяснений сына отпустили и он рассказал об обстоятельствах происшедшего, пояснил, что сотрудники милиции требовали с него 30000 рублей, ребята отдали им свои сотовые телефоны, так как денег не было. В период предварительного следствия на нее и ее семью оказывалось психологическое давление со стороны сотрудников милиции, в связи с чем она обращалась в прокуратуру.

Согласно показаниям свидетеля К., получив сообщение о том, что К.А. и О. задержали предположительно наркомана и везут его в N <...> отдел милиции, он прибыл в отдел и в присутствии понятых произвел личный досмотр С., изъял из кармана куртки С. пакетик с наркотиком, составил протокол. По поводу изъятого пакетика С. ответил, что это не его, он настаивал, чтобы С. сказал правду, на что последний ответил, что не знает, что говорить. Тогда он предложил С. варианты ответа: для продажи или для собственного употребления, после чего записал в протокол, что С. хранил наркотики для собственного употребления.

Свидетели Ф. и Е. показали, что 13.12.2009 года после 01 часа ночи они совместно участвовали в качестве понятых в N <...> отделе милиции при личном досмотре С., у которого из верхнего кармана куртки был изъят желто-оранжевый пакетик с веществом. На вопрос сотрудника милиции о принадлежности данного пакетика, досматриваемый ответил, что это не его. После этого сотрудник милиции спросил: "Тогда находится это у тебя для продажи", на что С. ответил: "Нет", после чего сотрудник милиции произнес фразу: "Значит это твое", в ответ на это С. ничего не ответил.

Свидетель С.И. пояснила, что в конце декабря 2009 года в ходе обыска в <адрес>, где она проживала совместно с К.А., была изъята мужская сумка на ремне зеленого цвета, которая появилась в квартире незадолго до обыска.

Согласно протоколу опознания, исследованному судом, данная сумка была опознана потерпевшим С. (т. 1 л.д. 118 - 121)

Анализ показаний потерпевшего и свидетелей в совокупности с исследованными судом письменными доказательствами, позволил суду сделать обоснованный вывод о доказанности вины осужденных в совершении инкриминируемых им преступлений.

Оценка доказательств судом первой инстанции не вызывает сомнений, поскольку она дана в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 88 УПК РФ, то есть по внутреннему убеждению, каждое доказательство оценено с точки зрения допустимости и достоверности, а все имеющиеся доказательства в совокупности.

Судом тщательно проверены все доводы, приводимые осужденными в свою защиту и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся совокупностью доказательств.

Оценив показания потерпевшего С. и свидетелей С.В., С.М., П., К., С.И., Г.Д., Г., Ф., Е. в совокупности с другими исследованными доказательствами, поскольку они последовательны, согласуются между собой и с фактическими обстоятельствами уголовного дела, непротиворечивы по своей сути, получены с соблюдением норм УПК РФ, и правильно установив, что данных, свидетельствующих об оговоре указанными лицами К.А. и О. не имеется, суд обоснованно признал их достоверными и положил в основу приговора.

Оснований полагать, что уголовное дело было возбуждено и расследовалось в результате незаконных, с целью оговора действий со стороны потерпевшего С. и свидетелей, судом первой инстанции обоснованно не усмотрено, как объективно не подтвердившихся в ходе судебного разбирательства, и не имеющих подтверждения в материалах представленного суду уголовного дела.

Кроме того, в показаниях потерпевшего и свидетелей в том объеме, как они зафиксированы в протоколе судебного заседания, судебная коллегия не находит оснований полагать, что последние указали в ходе судебного следствия на какие-либо обстоятельства, которые могли быть признаны как основание к прекращению уголовного дела ввиду отсутствия состава или события преступления.

При таких обстоятельствах, утверждения в кассационных жалобах указывающие на неверный вывод суда о наличии в действиях осужденных доказанных составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 35 ч. 2, 286 ч. 1, 35 ч. 2, 228 ч. 1, 163 ч. 2 п. "а" УК РФ являются несостоятельными, как не соответствующие фактическим обстоятельствам уголовного дела, а также и в смысле требований ст. ст. 73, 74 УК РФ.

Версия осужденных К.А. и О. о том, что деньги и имущество они у потерпевшего С. не требовали, а инициатива разобраться без доставления его в отдел милиции исходила от самого потерпевшего, тщательно проверена судом и подтверждения не нашла.

Вопреки доводам кассационной жалобы адвоката Кривцова А.Н. то обстоятельство, что при составлении протокола об административном правонарушении потерпевший С. не заявлял о вымогательстве у него сотрудниками милиции денежных средств, не ставит под сомнение достоверность и достаточность доказательств, подтверждающих вину осужденных.

Несостоятельными являются ссылки в кассационных жалобах на односторонность восприятия и оценки судом показаний потерпевшего С. и свидетелей обвинения с точки зрения осужденных и защиты - неправдивых и противоречивых, поскольку как видно из протокола судебных заседаний и состоявшегося судебного решения, показания С. и свидетелей обвинения были исследованы непосредственно в судебном заседании с участием сторон, им были заданы необходимые вопросы; в то же время, в связи с полученными показаниями в их совокупности, судом первой инстанции этим показаниям в приговоре была дана оценка, которая у судебной коллегии сомнений не вызывает.

Надлежащим образом суд оценил показания свидетеля защиты З. и правильно пришел к выводу о том, что эти показания не опровергают показания потерпевшего С. и свидетелей об обстоятельствах совершения К.А. и О. инкриминируемых им преступлений, а полностью согласуются с ними. Судом не установлено оснований для оговора свидетелем З. осужденных, не усматривает таких оснований и судебная коллегия, а аргументы кассационной жалобы адвоката Кривцова А.Н. о том, что З. давал показания об обстоятельствах, которые ему стали известны от третьих лиц, свидетелем которых он не был, являются безосновательными, поскольку противоречат материалам судебного следствия, в частности, протоколу судебного заседания (т. 4 л.д. 51 - 53).

Факт применения наручников в отношении С. подтвержден как показаниями потерпевшего, так и телефонограммой травматологического пункта, согласно которой у С. установлено кровоизлияние обоих запястий (т. 1 л.д. 51). Данные обстоятельства тщательно проверены судом. Вопреки доводам кассационной жалобы адвоката Кривцова А.Н. то, обстоятельство, что согласно показаниям свидетелей Ф. и Е. при производстве личного досмотра С. находился без наручников, не ставит под сомнение факт применения наручников и показания потерпевшего.

Судом бесспорно установлен умысел осужденных К.А. и О. на совершение инкриминируемых им преступлений.

На основе анализа совокупности исследованных доказательств, в том числе показаний потерпевшего С., указавшего на согласованность действий К.А. и О., суд пришел к обоснованному выводу и правомерно указал в приговоре на то, что все три инкриминируемых осужденным К.А. и О. преступления, совершены ими по предварительному сговору группой лиц.

Суд правомерно счел доказанным факт хранения К.А. и О., согласно существующей между ними договоренности, наркотического средства амфетамина массой 0,284 гр. в период с 22 часов 55 минут 12.12.2009 года до 03 часов 55 минут 13.12.2009 года для использования его в определенных целях, намереваясь под угрозой возбуждения уголовного дела, получить от потерпевшего денежные средства. Все доводы кассационной жалобы О. о его непричастности к хранению наркотических средств, тщательно проверялись судом, являются неосновательными, поскольку опровергаются материалами уголовного дела.

Так, судом установлено, что подъехав к группе молодых людей, среди которых находился потерпевший, К.А. и О. вместе вышли из машины, при этом, в то время как К.А. попросил предъявить документы, О. продемонстрировал якобы найденный им сверток с наркотическим средством. После того как С. был посажен в служебную автомашину, он не был сразу доставлен К.А. и О. в отдел милиции. С. показал, что находясь в автомашине, осужденные К.А. и О. указав ему на то, что в пакетике продемонстрированном ранее О., находится наркотическое средство, угрожая доставлением в отдел милиции и возбуждением уголовного дела, требовали у С. 30000 рублей, получили от потерпевшего мобильный телефон и 500 рублей, поддерживая действия друг друга, на протяжении около 4 часов возили С. по городу, ожидая когда он или его друзья найдут требуемую сумму, а когда требуемая сумма в полном объеме не была найдена потерпевшим, доставили его в отдел милиции, где у потерпевшего был изъят тайно подложенный ему в карман пакетик с амфетамином. Таким образом, доводы кассационной жалобы адвоката Родионова В.Н. о том, что объективная сторона преступления, предусмотренного п. "а" ч. 2 ст. 163 УК РФ О. не выполнялась, поскольку с С. общался, вел переговоры, обменивался телефонами К.А., действия которого не охватывались умыслом О., являются неубедительными.

Не может согласиться судебная коллегия и с аргументами жалобы О. о том, что разглашение сведений о действительно совершенном преступлении не может признаваться обстоятельством, существенно нарушающим права потерпевшего С., либо причиняющим вред его законным интересам. Из материалов уголовного дела, как правильно установил суд, не следует, что С. было совершено какое-либо преступление. При этом, суд правомерно исходил из показаний потерпевшего о том, что наркотическое средство было ему подброшено сотрудниками милиции К.А. и О., а также из показаний свидетелей К., Ф., Е., согласно которым потерпевший С. с момента личного досмотра отрицал принадлежность ему изъятого в ходе личного досмотра наркотического средства.

Из содержания имеющейся в материалах уголовного дела справки экспертного отдела Межрайонного наркологического диспансера N <...> следует, что протокол медицинского освидетельствования С. N <...> от 13.12.2009 года в диспансере отсутствует (т. 2 л.д. 152), в связи с чем доводы кассационных жалоб о том, что данный протокол не был истребован судом из МНД N <...>, являются неосновательными.

Представленный адвокатом Кривцовым А.Н. ответ из Межрайонного наркологического диспансера N <...> о том, что при освидетельствовании С. был выявлен факт употребления последним амфетамина, приобщен к материалам дела, являлся предметом исследования суда, и получил надлежащую оценку в приговоре, которая у судебной коллегии сомнений не вызывает.

Вопреки доводам кассационных жалоб содержание данного ответа не позволяет усомниться в достоверности показаний потерпевшего С. о том, что К.А. и О. требовали у него денежные средства под угрозой возбуждения уголовного дела и впоследствии тайно подложили ему пакетик с наркотическим средством, и при наличии совокупности всех приведенных в приговоре доказательств, не ставит под сомнение выводы суда о виновности осужденных в инкриминируемых им преступлениях. При этом, суд правомерно исходил и из показаний свидетелей Г., В. П., З. об обстоятельствах задержания С. и последующих событиях после его задержания, подтвердивших что С. звонил и сообщил, что сотрудники милиции угрожая возбуждением уголовного дела требуют с него 30000 рублей, а также показаний Г. и З. о том, что они передали С. в условном месте, куда его привезли сотрудники милиции, мобильные телефоны и 500 рублей, а впоследствии С. возвратил два телефона, сообщив, что сотрудники милиции забрали только один телефон и что им нужны только деньги.

Доводы кассационных жалоб о нарушении уголовно-процессуального закона при производстве по уголовному делу - получении доказательств с нарушением закона - надлежащим образом проверены судом и мотивированно отвергнуты, как не нашедшие подтверждения. Как видно из материалов представленного суду уголовного дела, в отношении К.А. и О. уголовное дело возбуждено и расследовано в соответствии с требованиями УПК РФ.

Признаков, свидетельствующих о фальсификации органами предварительного расследования материалов уголовного дела после непосредственного их исследования в ходе судебного следствия, судом обоснованно не установлено.

Вопреки доводам кассационных жалоб, ни одно доказательство, юридическая сила которого вызывала бы сомнение, не было положено судом в обоснование тех или иных выводов.

Анализ материалов судебного следствия позволяет судебной коллегии сделать вывод о том, что принцип состязательности сторон судом не нарушен, каких-либо преимуществ стороне обвинения, по сравнению со стороной защиты, не предоставлялось.

Все ходатайства, заявленные сторонами, в ходе судебного разбирательства, в том числе осужденными и стороной защиты, были рассмотрены судом в полном соответствии с положениями ст. ст. 121, 122 УПК РФ, по каждому из них судом вынесены соответствующие постановления с соблюдением требований ст. 271, 256 УПК РФ, в которых приведены надлежащие мотивировки принятых решений с учетом представленных по делу доказательств, наличия либо отсутствия реальной необходимости в производстве заявленных процессуальных действий с целью правильного разрешения дела и с учетом положений ст. 252 УПК РФ, и не выходят за рамки судебного усмотрения, применительно к нормам ст. ст. 7, 17 УПК РФ.

Таким образом, решения вынесенные судом по ходатайствам участников процесса: сторон обвинения и защиты, являются мотивированными, основанными на материалах дела и представленных сторонами доказательствах, в связи с чем судебная коллегия не усматривает нарушения ст. 15 УПК РФ при рассмотрении дела.

Беспочвенными судебная коллегия находит доводы кассационной жалобы адвоката Родионова В.Н. о нарушении судом требований ст. 14 УПК РФ, поскольку они не основаны на материалах дела.

Судом обоснованно установлена вина осужденного К.А. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ, которая подтверждена как собственными показаниями К.А., полученными с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, признавшего факт хранения им патронов по месту жительства, так и совокупностью исследованных и приведенных в приговоре доказательств. Суд обоснованно не усмотрел оснований для прекращения уголовного дела в отношении К.А. по ст. 222 ч. 1 УК РФ по основанию, предусмотренному ст. 28 УПК РФ, не усматривает таких оснований и судебная коллегия.

Все иные доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, были исследованы судом и подтверждения не нашли.

Дав надлежащую оценку приведенных в приговоре доказательств в их совокупности, суд мотивированно пришел к выводу об их достоверности и допустимости и обоснованно признал их достаточными для подтверждения виновности осужденных К.А. и О. Каждое доказательство приведенное в приговоре в обоснование виновности осужденного в содеянном им, подтверждается другими фактическими данными по делу, все доказательства в совокупности согласуются между собой.

Фундаментальных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих безусловную отмену приговора в период предварительного следствия и в суде, не допущено.

Юридическая квалификация действий осужденных К.А. по ст. ст. 35 ч. 2, 286 ч. 1, 163 ч. 2 п. "а", 35 ч. 2, 228 ч. 1, 222 ч. 1 УК РФ и О. по ст. ст. 35 ч. 2, 286 ч. 1, 163 ч. 2 п. "а", 35 ч. 2, 228 ч. 1 УК РФ, является правильной. Оснований для изменения или отмены приговора по доводам кассационных жалоб, равно как и для прекращения уголовного дела, судебная коллегия не усматривает, поскольку К.А. и О. изобличены подробно изложенными в приговоре доказательствами, не вызывающими сомнений в их достоверности и объективности, а доводы кассационных жалоб направлены на переоценку исследованных судом доказательств.

При назначении осужденным К.А. и О. наказания судом в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ учтены характер и степень общественной опасности содеянного, роли каждого из них при совершении преступлений, данные о личности виновных, обстоятельства, влияющие на назначение наказания. Нарушения ст. 43 УК РФ не допущено.

Выводы суда о назначении К.А. и О. наказания в виде реального лишения свободы надлежащим образом мотивированы в приговоре и являются правильными.

Так, судом при назначении наказания К.А. надлежащим образом учтено, что ранее он не судим, частично признал вину и раскаялся в содеянном, по месту жительства и работы характеризуется положительно При назначении О. наказания судом учтено отсутствие судимости, положительные характеристики по месту жительства и работы.

Судом первой инстанции не установлено оснований для применения ст. ст. 64, 73 УК РФ при назначении наказания К.А. и О., не находит таких оснований и судебная коллегия исходя из общественной опасности совершенных преступлений, а также отсутствия исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступлений и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступлений.

Наказание К.А. и О. назначено соразмерно содеянному, с учетом данных о личности каждого из них, всех обстоятельств дела, влияющих на назначение наказания и является справедливым по своему виду и размеру.

Судом обоснованно назначено отбывание наказания К.А. и О. в исправительной колонии общего режима в соответствии с п. "б" ч. 1 ст. 58 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Приморского районного суда Санкт-Петербурга от

18 ноября 2010 года в отношении К.А. и О. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных К.А., О., адвокатов Родионова В.Н., Кривцова А.Н. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь