Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2011 г. по делу N 22-812/2011

 

Судья Старостина В.С.

Докладчик Овчинникова Л.М.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда в составе:

    председательствующего     Свинтицкой Г.Я.

    судей                     Овчинниковой Л.М., Бондаренко Е.В.

    при секретаре             А.

рассмотрела в судебном заседании 14 марта 2011 года кассационную жалобу потерпевшей К. на приговор Куйбышевского районного суда Новосибирской области от 06 декабря 2010 года, которым

П., осуждена по ч. 1 ст. 114 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Срок отбытия наказания исчислен со дня прибытия в колонию-поселение.

Взыскано с П. в пользу К. 14190 рублей в возмещение материального ущерба от преступления.

Решен вопрос по вещественным доказательствам.

Приговором суда П. признана виновной и осуждена за умышленное причинение Л. тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны.

Преступление совершено 7.03.2010 г. в г. Куйбышеве Новосибирской области при обстоятельствах указанных в приговоре.

Осужденная П. в судебном заседании вину не признала.

Заслушав доклад судьи областного суда Овчинниковой Л.М., мнение прокурора прокуратуры Новосибирской области Бабенко К.В., полагавшего приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия,

 

установила:

 

В кассационной жалобе потерпевшая К. просит отменить приговор суда, как незаконный и необоснованный, вынесенный с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение.

В обосновании доводов жалобы указывает, что судом не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы о виновности осужденной; выводы суда основаны только на показаниях осужденной П.; суд не принял во внимание, что П. ранее оставалась ночевать у Л.; судебно-медицинский эксперт указал, что телесные повреждения у Л. не могли образоваться при обстоятельствах, о которых поясняла П.; заключение судебной психолого-психиатрической экспертизы указывает на целенаправленность действий П., удары она наносила в тот момент, когда Л. уже не двигался; не учтена характеристика Л., который был спокойным человеком, его возраст и телосложение, а также тот факт, что П. является молодой физически здоровой женщиной; телесных повреждений, характерных при попытке изнасилования у П. обнаружено не было, а синяк под глазом был образован от действий ее сожителя.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Виновность П. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Л., совершенном при превышении пределов необходимой обороны подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Все обстоятельства, при которых П. совершила указанное преступление, и подлежащие доказыванию, по настоящему делу установлены.

Выводы суда о виновности П. основаны на всесторонне и полно исследованных в судебном заседании доказательствах, которым даны в приговоре необходимый анализ и надлежащая оценка.

Доводы кассационной жалобы потерпевшей о необоснованной переквалификации судом действий осужденной с ч. 4 ст. 111 на ст. 114 ч. 1 УК РФ, несостоятельны и опровергаются исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, из показаний осужденной П. в суде следует, что когда она пришла в дом Л., он был пьян, перепутал ее с И. (его сожительницей), стал приставать к ней. Она отпихивалась от него, они упали на табурет, сломав его, потом он завалил ее на шифоньер, а потом на диван, завалившись на нее сверху, дважды ударил ее по щеке и один раз в глаз, бил по телу, ударил в живот, требуя от нее полового акта. Она не хотела этого и лежа под ним, взяла с полу бутылку и 4 - 5 раз ударила его по голове. Он ослаб и она выползла из-под него, он пытался ее схватить, тогда она от страха, что он подскочит, взяла ножку от табурета и ударила ею Л., куда не помнит, но убивать не хотела.

Судом оглашались показания П., данные ею на предварительном следствии в качестве подозреваемой и в качестве обвиняемой, которые аналогичны тем, что были даны ею в судебном заседании, за исключением того, что на предварительном следствии она называла количество нанесенных ножкой табурета Л. ударов - 3. Кроме того, при допросе в качестве подозреваемой она поясняла, что эти удары наносила не со всей силы, хотела его отключить, чтобы он потерял сознание, что не противоречит ее утверждению в суде о том, что она наносила Л. удары со страха, боясь, что он подскочит.

Из протокола явки с повинной П. также следует, что удары она наносила Л., потому что испугалась, что он вступит с ней в половую связь против ее воли.

По мнению судебной коллегии, перечисленные показания П. не содержат каких-либо существенных противоречий, ставящих под сомнение их достоверность, оснований не доверять им у суда не было, согласуется они с другими приведенными в приговоре доказательствами.

Так, из показаний свидетеля Б., данных им на предварительном следствии, оглашенных в суде и признанных судом правдивыми следует, что П. рассказывала ему, что 7.03.10 г. заходила к Л., он стал к ней приставать, якобы перепутал с И., в ходе борьбы она нанесла ему телесные повреждения.

Из показаний свидетеля И. следует, что она ушла от своего сожителя Л. 28.02.2010 г. из-за того, что он злоупотреблял спиртным. Когда 7.03.2010 г. узнала от П., что Л. лежит дома в крови, вместе с сыном пришла туда и увидела, что Л. лежал на диване, шея и часть головы были у него в крови, у плеча и на полу у дивана было битое стекло, там же, на полу лежала сломанная табуретка, ножки от нее валялись рядом; дверка платяного шкафа была сломана.

При осмотре места происшествия были обнаружены осколки бутылочного стекла на полу у дивана со стороны изголовья, сломанная табуретка и ножки от нее, что подтверждается протоколом осмотра (л. д. 20 - 23).

Показаниями потерпевшей К. подтверждается, что в квартире Л. был сломан шифоньер.

Показания осужденной о нанесении ей Л. при попытке изнасилования ударов согласуются с заключением судебно-медицинской экспертизы, из содержания которой следует, что у нее имели место множественные кровоподтеки вокруг левого глаза с переходом на скуловую область, скуловой дуги, бедра справа, срок давности которых возможен 7.03.2010 г.

Вопреки доводам кассационной жалобы, представленные суду доказательства не содержат сведений о том, что обнаруженные у П. телесные повреждения были причинены ей ее сожителем. Отсутствие у П. повреждений, характерных для попытки изнасилования, о чем указывает в своей жалобе потерпевшая, объясняется показаниями П. о том, что в момент борьбы с Л. она находилась в верхней одежде. Кроме того, ее показания в той части согласуются с вышеизложенными показаниями Б., а также с показаниями свидетеля М., в присутствии которого она рассказывала о том, что Л. домогался ее, они боролись, в ходе борьбы сломали табурет, потом упали на диван и там боролись.

Показания П. о нанесении ударов Л. в область головы бутылкой и ножкой от табурета не противоречат и заключению судебно-медицинской экспертизы о наличии у Л. телесных повреждений составляющих открытую тупую травму головы, полученную от многократных травматических воздействий.

Вопреки доводам жалобы, показания судебно-медицинского эксперта П. о том, что телесные повреждения, от которой наступила смерть Л. не могли образоваться от ударов бутылкой по голову при обстоятельствах, описанных осужденной, не противоречат выводам суда о том, что П. нанесла Л. около 5 - 6 ударов бутылкой по голове, а когда вылезла из-под него, и превышая пределы необходимой обороны, нанесла около 3 - 4 ударов ножкой от табурета по голове Л., причинив своими действиями открытую тупую травму головы, расценивающуюся как тяжкий вред здоровью.

Довод жалобы о том, что судом не учитывалась характеристика ее отца и его телосложение (низкого роста, худощавый), необоснованны. Суд взял во внимание, что Л. находился в состоянии алкогольного опьянения, его возраст - 59 лет, ранее был судим за убийство своей жены, что было известно П., о чем свидетельствуют ее показания на л. д. 335. Данное обстоятельство подтверждается и показаниями свидетеля Г., из содержания которых следует, что Л. отсидел за убийство своей жены 9 лет. Из оглашенных судом показаний свидетеля И., которая сожительствовала с Л. следует, что Л. всегда ругался с С., были между ними и драки (л. д. 147), что не согласуется с доводами жалобы о характеристике ее отца как спокойного человека. Согласно протокола осмотра трупа Л., его рост составлял 167 см, что соответствует среднему, а не низкому росту.

То обстоятельство, что П. одно время ночевала в квартире Л., о чем указывает потерпевшая в своей жалобе, не может свидетельствует о неправдивости ее показаний о том, что Л. напал на нее. Как утверждала П. у нее сложилось впечатление, что Л. перепутал ее со своей сожительницей И. Из показаний свидетеля И. следует, что П. в конце января несколько дней действительно жила в квартире Л. вместе с ней (И.) и ее сыном, при этом отношения между Л. и П. дальше дружеских не заходили, между собой они не ругались. Показания свидетеля И. подтверждают, что причин для оговора Л. у П. не было.

Учитывая вышеизложенные, судебная коллегия находит несостоятельными доводы потерпевшей о том, что приговор основан полностью на показаниях осужденной.

Приводя в приговоре доказательства, суд указал основания, в силу которых он положил их в основу приговора, и мотивы, по которым отверг другие доказательства.

Суд исследовал все представленные доказательства и разрешил все заявленные ходатайства в установленном законом порядке, не ограничивая никого из участников процесса, после исследования всех доказательств суд принял решение, обоснованность и законность которого не вызывает у судебной коллегии сомнений.

Суд пришел к правильному выводу, что обвинение П. по ч. 4 ст. 111 УК РФ не нашло своего подтверждения в ходе судебного разбирательства дела. Совокупность исследованных судом доказательств свидетельствует о правильности вывода суда о том, что П. оборонялась от Л., расценив его действия как попытку изнасилования, однако, умышленно нанося удары ножкой от табурета по голове Л. она превысила пределы необходимой обороны, умышленно причинив ему тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности его смерть.

Тщательно исследовав обстоятельства дела, правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд верно квалифицировал действия осужденной по ч. 1 ст. 114 УК РФ.

Оснований для удовлетворения кассационной жалобы потерпевшей судебная коллегия не усматривает.

Наказание осужденной назначено с соблюдением требований ст. 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, конкретных обстоятельств дела и данных о личности осужденной и является справедливым.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену или изменение приговора суда, не усматривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Приговор Куйбышевского районного суда Новосибирской области от 06 декабря 2010 года в отношении П. оставить без изменения, кассационную жалобу потерпевшей К. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь