Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2011 г. N 3130

 

Судья Бочков В.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего судьи Корнильевой С.А.

судей Савельевой М.Г., Осининой Н.А.

при секретаре П.И.

рассмотрела в судебном заседании 14 марта 2011 года дело N 2-2859/10 по кассационной жалобе П.В. на решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 16 декабря 2010 года по иску Ш. к П.В., Г. о переводе прав и обязанностей покупателя по договору.

Заслушав доклад судьи Корнильевой С.А., объяснения представителя П.В. - Ф. (доверенность от 07.10.2010 года сроком на три года), представителя Ш. - адвоката Целовальникова Н.Ю. (ордер от 03.02.2011 года), судебная коллегия

 

установила:

 

Решением Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 16 декабря 2010 года требования истца удовлетворены частично, судом постановлено перевести права и обязанности покупателя по договору купли-продажи от 17 марта 2009 года 17/30 доли квартиры на Ш. с внесением соответствующих записей в ЕГРП.

В остальной части в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе ответчик просит решение суда отменить, считает его неправильным.

В заседание суда кассационной инстанции Г. не явилась, о явке извещалась по правилам ст. 113 ГПК РФ, о причинах своей неявки судебную коллегию не известила, в связи с чем судебная коллегия полагает возможным рассмотреть кассационную жалобу в порядке ч. 2 ст. 354 ГПК РФ в ее отсутствие.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, приходит к следующему.

Из материалов дела следует, что согласно договору передачи доли коммунальной квартиры в собственность граждан от 25 июня 2002 года истец является собственником 12/30 долей квартиры по адресу: <...>, состоящей из двух комнат, жилой площадью 29,50 кв. м, общей площадью 52,60 кв. м с правом пользования комнатой площадью 11,50 кв. м. Собственником второй комнаты (сособственником квартиры) являлась ответчица Г., имея на праве собственности 18/30 долей квартиры с правом пользования комнатой 18,00 кв. м.

18 февраля 2009 года между Г. и П.В. был заключен договор дарения, согласно которому Г. подарила П.В. 1/30 доли квартиры по адресу: <...>., стоимость 1/30 доли квартиры в договоре дарения сторонами не оговаривалась.

17 марта 2009 года между Г. и П.В. был заключен договор купли-продажи 17/30 долей указанной выше квартиры, стоимость 17/30 долей квартиры обозначена в договоре <...> рублей.

В обоснование заявленных требований истец ссылался на те обстоятельства, что ответчиками нарушено его преимущественное право покупки. Договор дарения, по мнению истца, прикрывал договор купли-продажи и является притворной сделкой.

Разрешая спор по существу, суд, руководствуясь ч. 2 ст. 170, ч. 1 ст. 250, 251, ч. 3 ст. 574 ГК РФ, установил, что истец является собственником доли в коммунальной квартире по указанному выше адресу, ответчица Г. распорядилась принадлежащей ей долей в праве собственности в данной коммунальной квартире, заключила указанные выше договоры дарения и купли-продажи; доказательства наличия обстоятельств, предусмотренных ст. 170 ГК РФ, в нарушение ст. 56 ГК РФ, истцом суду представлены не были, судом в ходе рассмотрения дела не добыты, в связи с чем требования в части признания договора дарения недействительным удовлетворению не подлежат.

Удовлетворяя требования о переводе прав и обязанностей покупателя по договору дарения, суд установил, что при заключении между ответчиками договора купли-продажи долей в праве общей долевой собственности на квартиру, было нарушено предусмотренное ст. 250 ГК РФ преимущественное право истца на покупку данных долей, продавец о намерении продать свои доли истца не извещал, установленный законом срок для обращения в суд с настоящими требованиями истцом не пропущен.

В соответствии с п. 1 ст. 347 ГПК РФ суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Доводы кассационной жалобы сводятся к несогласию ответчика П.В. с решением суда в части удовлетворения требований о переводе на истца прав покупателя в отношении спорных долей в квартире, П.В. полагал, что требования ст. 250 ГК РФ при заключении договора купли-продажи долей квартиры нарушены не были, поскольку он, как собственник 1/30 доли квартиры, обладал преимущественным правом покупки 17/30 долей квартиры наравне с истцом.

В соответствии с ч. 1 ст. 250 ГК РФ, при продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют преимущественное право покупки продаваемой доли по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях, кроме случая продажи с публичных торгов.

Таким образом, преимущественное право покупки доли в праве общей собственности распространяется на остальных участников долевой собственности, которые на момент заключения оспариваемого договора купли-продажи приобрели право собственности на долю в праве общей долевой собственности в установленным законом порядке.

Право собственности истца на долю в праве общей долевой собственности на квартиру по спорному адресу в ходе рассмотрения дела не оспаривалось.

Из материалов дела усматривается, что 18 февраля 2009 года между Г. и П.В. был заключен договор дарения, согласно условиям которого, Г. подарила П.В. 1/30 доли квартиры по адресу: <...>. Данный договор судом не был признан притворной сделкой, решение в этой части не обжалуется.

Как следует из ч. 2 ст. 223 ГК РФ, в случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом.

Статьей 574 ГК РФ предусмотрено, что договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации.

Установлено, что государственная регистрация договора дарения 1/30 доли квартиры в пользу П.В. осуществлена 01.04.2009 года (л.д. 153).

Таким образом, на момент заключения 17.03.2009 года договора купли-продажи 17/30 долей квартиры П.В. собственником в отношении 1/30 доли квартиры и соответственно участником долевой собственности не являлся, преимущественное право покупки 17/30 долей квартиры на него не распространялось.

При таком положении, можно сделать вывод о том, что на момент заключения оспариваемого договора купли-продажи 17/30 долей в квартире преимущественным правом их покупки, предусмотренным ст. 250 ГК РФ, обладал только истец.

В ходе рассмотрении дела сторонами не оспаривались те обстоятельства, что с предложением к истцу купить принадлежащие ей 17/30 долей квартиры Г. не обращалась.

В подтверждение намерения приобрести 17/30 долей квартиры Ш. в соответствии с определением суда от 24 ноября 2010 года на депозит <...> ФРС Управления Судебного департамента в Санкт-Петербурге внесены денежные средства в размере <...>, указанные в договоре от 17.03.2009 года в качестве стоимости долей квартиры.

Следовательно, подлежит признанию установленным нарушение предусмотренного законом преимущественного права истца на покупку 17/30 долей квартиры.

В соответствии с ч. 3 ст. 250 ГК РФ, при продаже доли с нарушением преимущественного права покупки любой другой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя.

Из разъяснений, содержащихся в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 22 от 29.04.2010 года "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", следует, что по смыслу пункта 3 статьи 250 ГК РФ при продаже доли в праве общей собственности с нарушением преимущественного права покупки других участников долевой собственности любой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно или должно было стать известно о совершении сделки, требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя.

Оспариваемый договор заключен между ответчиками 17.03.2009 года.

Как указывалось ранее, в ходе рассмотрения дела установлено, что с предложением купить принадлежащие ей 17/30 долей квартиры Г. к истцу не обращалась, о переходе права собственности к П.В. на основании оспариваемых договоров Ш. стало известно в ноябре 2009 года, что подтверждается характеристикой жилой площади формы 7 от 13.01.2010 года (л.д. 9), выпиской из ЕГРП от 19.01.2010 года (л.д. 10), показаниями свидетелей Ш.А., П.Н. (л.д. 183 - 185).

С настоящими требованиями истец обратился 09.02.2010 года, то есть, в пределах установленного ч. 3 ст. 250 ГК РФ срока для обращения за восстановлением нарушенного права.

При таком положении, вывод суда о наличии оснований для удовлетворения требований о переводе права и обязанности покупателя по договору купли-продажи от 17 марта 2009 года 17/30 долей квартиры на Ш. с внесением соответствующих записей в ЕГРП верен.

В остальной части решение суда не обжалуется, предметом исследования суда кассационной инстанции не является.

Исходя из изложенного, судебная коллегия полагает, что решение суда постановлено в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права, отмене не подлежит.

Доводы кассационной жалобы, в связи с вышеизложенным, принятию во внимание не подлежат.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 16 декабря 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь